«ПОД ОСО­БО ТЩА­ТЕЛЬ­НЫМ КОН­ТРО­ЛЕМ»

Как при Сталине рас­стре­ли­ва­ли несо­вер­шен­но­лет­них

Sovershenno Sekretno - - РАССЕКРЕЧЕНО - Вла­ди­мир ВО­РО­НОВ

Бы­ли ли в ста­лин­ском СССР рас­стре­лы несо­вер­шен­но­лет­них? Спор на эту те­му од­на­ж­ды да­же до­шел до су­да: Ев­ге­ний Джу­га­шви­ли, по­ла­га­ю­щий себя вну­ком Ио­си­фа Ста­ли­на, неко­гда по­дал иск в за­щи­ту че­сти и до­сто­ин­ства Ста­ли­на к из­вест­ной ра­дио­стан­ции, при­драв­шись к сло­вам ве­ду­ще­го о том, что вождь на­ро­дов раз­ре­шил рас­стре­ли­вать де­тей с 12-лет­не­го воз­рас­та. Суд пре­тен­зии гр. Джу­га­шви­ли удо­вле­тво­рить от­ка­зал­ся, за­то сам про­цесс ини­ци­и­ро­вал пуб­ли­ка­цию це­ло­го ря­да ар­хив­ных до­ку­мен­тов по этой те­ме.

Впро­чем, во­все не все они в свое вре­мя бы­ли осна­ще­ны гри­фа­ми сек­рет­но­сти. Так, по­ста­нов­ле­ние Цен­траль­но­го ис­пол­ни­тель­но­го ко­ми­те­та (ЦИК) и Со­ве­та на­род­ных ко­мис­са­ров (СНК) СССР от 7 ап­ре­ля 1935 го­да «О ме­рах борьбы с пре­ступ­но­стью сре­ди несо­вер­шен­но­лет­них» бы­ло опуб­ли­ко­ва­но в «Из­ве­сти­ях». Пер­вый же пункт по­ста­нов­ле­ния гла­сил: «Несо­вер­шен­но­лет­них на­чи­ная с 12-лет­не­го воз­рас­та, ули­чен­ных в со­вер­ше­нии краж, в при­чи­не­нии на­си­лий, те­лес­ных по­вре­жде­ний, уве­чий, в убий­стве или в по­пыт­ках к убий­ству, при­вле­кать к уго­лов­но­му су­ду с при­ме­не­ни­ем всех мер уго­лов­но­го на­ка­за­ния». Фор­му­ли­ров­ка «всех мер» дво­я­ко­му тол­ко­ва­нию не под­ле­жа­ла: всех – зна­чит всех, вклю­чая выс­шую ме­ру – рас­стрел. По­пут­но это же по­ста­нов­ле­ние ЦИК и СНК от­ме­ня­ло ста­тью 8 «Ос­нов­ных на­чал уго­лов­но­го за­ко­но­да­тель­ства Со­ю­за ССР и Со­юз­ных Рес­пуб­лик», про­воз­гла­шав­шую при­о­ри­тет ме­ди­ко-пси­хо­ло­ги­че­ских мер в от­но­ше­нии несо­вер­шен­но­лет­них, а дру­гим пунк­том ре­ко­мен­до­ва­ло при­ве­сти уго­лов­ное за­ко­но­да­тель­ство рес­пуб­лик «в со­от­вет­ствие с на­сто­я­щим по­ста­нов­ле­ни­ем»: то есть изъ­ять все по­ло­же­ния, пре­пят­ству­ю­щие при­ме­не­нию смерт­ной каз­ни к несо­вер­шен­но­лет­ним. Хо­тя фор­маль­но это по­ста­нов­ле­ние ЦИК и СНК, его под­лин­ным ав­то­ром на­до при­знать Ста­ли­на: в ар­хи­ве со­хра­нил­ся про­ект до­ку­мен­та, ис­пещ­рен­ный его ру­ко­пис­ны­ми по­мет­ка­ми, до­пол­не­ни­я­ми и ис­прав­ле­ни­я­ми. Со­вет­ское пра­во пред­став­ля­ло крайне слож­ную кон­струк­цию за­пу­тан­ных и за­ве­до­мо про­ти­во­ре­чи­вых, а то и пря­мо про­ти­во­ре­ча­щих друг дру­гу нор­ма­тив­ных ак­тов. По мет­ко­му за­ме­ча­нию ря­да юри­стов, это бы­ло очень удоб­ным на­гро­мож­де­ни­ем «дышл» (за­кон – что дышло: ку­да по­вер­нешь, ту­да и вы­шло), ко­то­рые по же­ла­нию во­ждя за­про­сто мож­но бы­ло раз­вер­нуть в лю­бую сто­ро­ну. И во­все не УК был един­ствен­ным или выс­шим до­ку­мен­том, ре­гла­мен­ти­ру­ю­щим ка­ры: пря­мое и без­услов­ное дей­ствие име­ло, пре­жде все­го, лю­бое по­ста­нов­ле­ние ЦИК и СНК. По­то­му, от­ме­ча­ют ис­сле­до­ва­те­ли со­вет­ской юрис­пру­ден­ции, ко­дек­сы во­об­ще мож­но бы­ло «не пор­тить» по­прав­ка­ми «нехо­ро­ше­го», ан­ти­гу­ман­но­го свой­ства: са­мое су­ще­ствен­ное ре­гу­ли­ро­ва­лось спе­ци­аль­ны­ми по­ста­нов­ле­ни­я­ми, ука­за­ми и т.п. Ска­жем, ес­ли за некое пре­ступ­ле­ние по УК по­ла­га­лось не бо­лее пя­ти, ну мак­си­мум де­ся­ти лет за­клю­че­ния, то по спе­ци­аль­но­му по­ста­нов­ле­нию – уже рас­стрел. Со­глас­но УК мак­си­маль­ный срок, на­при­мер за хи­ще­ния «со­ци­а­ли­сти­че­ской соб­ствен­но­сти», не мог то­гда пре­вы­шать 10 лет, за­то по «за­ко­ну семь-во­семь» (он же «за­кон о трех ко­лос­ках») – по­ста­нов­ле­нию ЦИК и СНК СССР от 7 ав­гу­ста 1932 го­да, ко­то­рое ни­кто не от­ме­нял вплоть до хру­щёв­ских вре­мен, за­про­сто мож­но бы­ло «при­сло­нить к стен­ке» лю­бо­го! Ка­ки­ми нор­ма­ми ру­ко­вод­ство­ва­лись ис­пол­ни­те­ли? Ри­то­ри­че­ский во­прос: ра­зу­ме­ет­ся, те­ми, ко­то­рые опре­де­ля­лись имен­но те­ку­щи­ми и сию­ми­нут­ны­ми по­ста­нов­ле­ни­я­ми. По­то­му, ес­ли УК как бы вос­пре­щал рас­стрел ма­ло­ле­ток, то по­ста­нов­ле­ние (поз­же роль та­ких по­ста­нов­ле­ний иг­ра­ли уже ука­зы Пре­зи­ди­у­ма Вер­хов­но­го Со­ве­та СССР) од­но­знач­но гла­си­ло: к стен­ке! Слож­но и за­пу­тан­но? За­то ком­форт­но и очень удоб­но для ре­а­ли­за­ции выс­шей по­ли­ти­че­ской во­ли. Но, посколь­ку та­ких по­ста­нов­ле­ний и ука­зов при­ни­ма­лось несмет­ное мно­же­ство, пер­ма­нент­но воз­ни­кал кон­фликт норм, а не шиб­ко пре­муд­рым то­ва­ри­щам ка­ра­те­лям на ме­стах по­рой тре­бо­ва­лось на паль­цах разъ­яс­нять: что де­лать-то, рас­стре­ли­вать или как? По­то­му уже 20 ап­ре­ля 1935 го­да Про­ку­рор СССР Ан­дрей Вы­шин­ский и пред­се­да­тель Вер­хов­но­го су­да СССР Александр Ви­но­ку­ров под­пи­са­ли спе­ци­аль­ное разъ­яс­не­ние к вы­ше­упо­мя­ну­то­му по­ста­нов­ле­нию за № 1/001537– 30/002517 под гри­фом «Со­вер­шен­но сек­рет­но. Хра­нить на­равне с шиф­ром», разо­слан­ное всем про­ку­ро­рам и пред­се­да­те­лям су­дов: «Вви­ду по­сту­па­ю­щих за­про­сов, в свя­зи с по­ста­нов­ле­ни­ем ЦИК и СНК СССР от 7 ап­ре­ля с.г. «О ме­рах борьбы с пре­ступ­но­стью сре­ди несо­вер­шен­но­лет­них», разъ­яс­ня­ем: 1. К чис­лу мер уго­лов­но­го на­ка­за­ния, преду­смот­рен­ных ст. 1 ука­зан­но­го по­ста­нов­ле­ния, от­но­сит­ся так­же и выс­шая ме­ра уго­лов­но­го на­ка­за­ния (рас­стрел). 2. В со­от­вет­ствии с этим над­ле­жит счи­тать от­пав­ши­ми ука­за­ние в при­ме­ча­нии к ст. 13 «Ос­нов­ных на­чал уго­лов­но­го за­ко­но­да­тель­ства СССР и со­юз­ных рес­пуб­лик и со­от­вет­ству­ю­щие ста­тьи уго­лов­ных ко­дек­сов со­юз­ных рес­пуб­лик (ст. 22 УК РСФСР и со­от­вет­ству­ю­щие ста­тьи УК дру­гих со­юз­ных рес­пуб­лик), по ко­то­рым рас­стрел к ли­цам, не до­стиг­шим 18-лет­не­го воз­рас­та, не при­ме­ня­ет­ся». Прав­да, при этом тут же бы­ло об­те­ка­е­мо сказано, что «при­ме­не­ние выс­шей ме­ры на­ка­за­ния (рас­стре­ла) мо­жет иметь ме­сто лишь в ис­клю­чи­тель­ных слу­ча­ях», по­то­му «при­ме­не­ние этой ме­ры в от­но­ше­нии несо­вер­шен­но­лет­них долж­но быть по­став­ле­но под осо­бо тща­тель­ный кон­троль», и всем про­ку­рор­ским и су­деб­ным ор­га­нам де­ли­кат­но пред­ла­га­лось (но не при­ка­зы­ва­лось!) «пред­ва­ри­тель­но со­об­щать Про­ку­ро­ру Со­ю­за и пред­се­да­те­лю Вер­хов­но­го су­да СССР о всех слу­ча­ях при­вле­че­ния к уго­лов­но­му су­ду несо­вер­шен­но­лет­них пра­во­на­ру­ши­те­лей, в от­но­ше­нии ко­то­рых воз­мож­но при­ме­не­ние выс­шей ме­ры на­ка­за­ния». При всем этом «при предании уго­лов­но­му су­ду несо­вер­шен­но­лет­них по ста­тьям за­ко­на, преду­смат­ри­ва­ю­щим при­ме­не­ние выс­шей ме­ры на­ка­за­ния (рас­стре­ла), де­ла о них рас­смат­ри­вать в кра­е­вых (об­ласт­ных) су­дах в об­щем по­ряд­ке». Про­ще го­во­ря, рас­стре­ли­вай­те хоть 12-лет­них, лишь не за­бы­вай­те об этом нас ин­фор­ми­ро­вать… Жи­во­тре­пе­щу­щий во­прос – стре­лять или не стре­лять ма­ло­ле­ток – еще раз об­су­ди­ли на за­се­да­нии По­лит­бю­ро ЦК ВКП (б) 26 ап­ре­ля 1935 го­да. Су­дя по под­пи­сан­но­му Ста­ли­ным про­то­ко­лу за­се­да­ния, сре­ди про­чих тем в по­вест­ке дня зна­чит­ся и та­кая: «О ме­рах борьбы с пре­ступ­но­стью сре­ди несо­вер­шен­но­лет­них». Там же и вполне недву­смыс­лен­ное по­яс­не­ние, что к чис­лу мер уго­лов­но­го на­ка­за­ния, при­ме­ня­е­мым в от­но­ше­нии ма­ло­лет­них пре­ступ­ни­ков, «от­но­сит­ся так­же и выс­шая ме­ра (рас­стрел)». В дру­гом пунк­те ре­ше­ния По­лит­бю­ро го­во­рит­ся об от­мене по­ло­же­ния УК, «по ко­то­рым рас­стрел к ли­цам, не до­стиг­шим 18-лет­не­го воз­рас­та, не при­ме­ня­ет­ся». Тов. Ста­лин все разъ­яс­нил чет­ко. Точ­ка. Что здесь неяс­но­го? Бы­ли ли рас­стре­лы несо­вер­шен­но­лет­них в ре­аль­но­сти? – А как же! Ина­че за­чем Сталину бы­ло весь этот ого­род го­ро­дить, он был то­ва­рищ прак­тич­ный, праг­ма­тич­ный и весь­ма преду­смот­ри­тель­ный. Ко­неч­но, каз­ни ма­ло­ле­ток не но­си­ли столь же мас­со­во­го ха­рак­те­ра, как рас­стре­лы «взрос­лых», но они бы­ли. За­до­ку­мен­ти­ро­ва­но, что на мос­ков­ском Бу­тов­ском рас­стрель­ном по­ли­гоне в 1937–1938 го­дах рас­стре­ли­ва­ли и 15–17-лет­них под­рост­ков. Под­счи­та­но, что сре­ди тех 20 761 рас­стре­лян­ных и за­ры­тых на Бу­тов­ском по­ли­гоне, чьи име­на уда­лось уста­но­вить, бы­ло и 196 несо­вер­шен­но­лет­них. Это лишь на од­ном из со­тен (ес­ли не ты­сяч) рас­стрель­ных по­ли­го­нов стра­ны и все­го лишь за год с неболь­шим – с ав­гу­ста 1937-го по ок­тябрь 1938 го­да. В свое вре­мя Го­су­дар­ствен­ный ар­хив Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции (ГАРФ) пред­ста­вил справ­ку на од­но­го из та­ких рас­стре­лян­ных: Ана­то­лий Дмит­ри­е­вич Пла­ку­щий, 16 лет от ро­ду (1921 го­да рож­де­ния), был осуж­ден и рас­стре­лян 16 де­каб­ря 1937 го­да по об­ви­не­нию в со­вер­ше­нии «контр­ре­во­лю­ци­он­но­го пре­ступ­ле­ния»: «Из озор­ных и ху­ли­ган­ских по­буж­де­ний, на­кол­кой та­ту­и­ров­ки на ле­вой но­ге вы­ше ко­ле­на на­ри­со­вал од­но­го из во­ждей Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии». Ста­ли­на на­ко­лол, не­год­ник, как та­ко­го не от­пра­вить в рас­стрель­ный ров?! Ко­неч­но, ка­кая-то часть тех несо­вер­шен­но­лет­них по­лу­чи­ла пу­лю в за­ты­лок за пре­ступ­ле­ния не ми­фи­че­ские – «контр­ре­во­лю­ци­он­ные», а за вполне кон­крет­ные, уго­лов­ные: по стране бро­ди­ли мил­ли­о­ны бес­при­зор­ни­ков, до­бы­вав­ших себе про­пи­та­ние един­ствен­но воз­мож­ным для них пу­тем – пре­ступ­ным. Но то­гда на­до за­дать­ся во­про­сом: от­ку­да в стране «по­бе­див­ше­го со­ци­а­лиз­ма» вдруг в од­но­ча­сье взя­лись мил­ли­о­ны ма­ло­лет­них пре­ступ­ни­ков? Ку­да де­лись их ро­ди­те­ли, счет ко­то­рых то­же то­гда дол­жен был ид­ти на мил­ли­о­ны? Кто, на­ко­нец, ли­шил эти мил­ли­о­ны де­тей все­го – ро­ди­те­лей, до­ма, кус­ка хле­ба, – раз­ве не тот же то­ва­рищ Ста­лин со сво­ей кол­лек­ти­ви­за­ци­ей, ис­тре­бив­шей кре­стьян­ство, ин­ду­стри­а­ли­за­ци­ей, го­ло­до­мо­ром и «за­ко­ном о трех ко­лос­ках»?

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.