Но па­сда­раН!

По­че­му стра­жи Ис­лам­ской ре­во­лю­ции с тре­во­гой ждут сня­тия санк­ций с иран­ских ком­па­ний

Sovershenno Sekretno - - ПОЛИТИКА [ - Сер­гей МАНУКОВ

В мае 2015 го­да в Те­ге­ране и Ис­фахане долж­на бы­ла прой­ти меж­ду­на­род­ная кон­фе­рен­ция, ор­га­ни­зо­ван­ная Фо­ру­мом мо­ло­дых ми­ро­вых ли­де­ров. Од­на­ко в по­след­ний мо­мент ме­ро­при­я­тие от­ме­ни­ли. В прес­су про­со­чи­лась ин­фор­ма­ция, что кон­фе­рен­цию со­рва­ли стра­жи Ис­лам­ской ре­во­лю­ции. Ко­ман­до­ва­ние это­го элит­но­го под­раз­де­ле­ния, ин­те­ре­сы ко­то­ро­го уже дав­но пре­взо­шли пер­во­на­чаль­ные во­ен­ные це­ли, по­пы­та­лось уго­во­рить ор­га­ни­за­то­ров кон­фе­рен­ции не пре­да­вать оглас­ке тот факт, что имен­но оно сто­ит за ее от­ме­ной. Стра­жи не хо­те­ли пор­тить имидж ре­жи­му, ко­то­рый неза­дол­го до это­го под­пи­сал ра­моч­ное со­гла­ше­ние по ядер­ной про­грам­ме. От­ме­на боль­шой кон­фе­рен­ции по­ка­за­ла де­ло­во­му со­об­ще­ству, что Кор­пус стра­жей Ис­лам­ской ре­во­лю­ции (КСИР), из­вест­ный сво­ей пре­дан­но­стью ая­тол­ле Али Ха­ме­неи, с тре­во­гой ждет под­пи­са­ния со­гла­ше­ния по ядер­ной про­грам­ме Ира­на. К че­му мо­жет в ито­ге при­ве­сти этот «кон­фликт ин­те­ре­сов», раз­би­рал­ся кор­ре­спон­дент «Со­вер­шен­но сек­рет­но».

тра­жи не зна­ют, как ре­а­ги­ро­вать на но­вый фор­мат бо­лее близ­ких от­но­ше­ний с За­па­дом и осо­бен­но с США, – за­явил Financial Times ( FT) один из иран­ских биз­не­сме­нов, участ­во­вав­ших в ор­га­ни­за­ции фо­ру­ма. – Они бо­ят­ся все­го, что не могут кон­тро­ли­ро­вать». Стра­жи Ис­лам­ской ре­во­лю­ции с тре­во­гой смот­рят в бу­ду­щее, по­то­му что не зна­ют, ка­ким ста­нет Иран по­сле за­клю­че­ния со­гла­ше­ния. Они опа­са­ют­ся нега­тив­но­го, по их мне­нию, ко­неч­но, воз­дей­ствия пе­ре­мен на по­ли­ти­че­скую, эко­но­ми­че­скую и во­ен­ную жизнь стра­ны, ко­то­рая бо­лее трех де­ся­ти­ле­тий про­ве­ла в меж­ду­на­род­ной изо­ля­ции. Спе­ци­а­ли­сты по Ира­ну схо­дят­ся во мне­нии, что боль­ше все­го стра­жи бо­ят­ся да­же не за стра­ну и ре­во­лю­цию, а за свои де­ло­вые ин­те­ре­сы и огром­ную ком­мер­че­скую им­пе­рию. Ни­кто не зна­ет, что с ни­ми про­изой­дет по­сле то­го, как стра­на от­кро­ет две­ри перед ми­ром и ино­стран­ны­ми ин­ве­сти­ци­я­ми. Ин­фор­ма­ции об ис­тин­ном раз­ме­ре бо­гатств и ак­ти­вов стра­жей Ис­лам­ской ре­во­лю­ции нет. Точ­ные циф­ры из­вест­ны лишь счи­та­ным еди­ни­цам в са­мых выс­ших эше­ло­нах вла­сти и в вер­хуш­ке ко­ман­до­ва­ния Кор­пу­сом, но неза­ви­си­мые ана­ли­ти­ки и эко­но­ми­сты пред­по­ла­га­ют, что речь идет о мно­гих де­сят­ках, ес­ли не сот­нях мил­ли­ар­дов дол­ла­ров. Зо­ло­той пе­ри­од в недол­гой ис­то­рии КСИР при­шел­ся на во­семь лет пре­зи­дент­ства Ма­хму­да Ах­ма­ди­не­жа­да, ко­то­рый, кста­ти, по ин­фор­ма­ции из Ира­на, го­то­вит­ся к воз­вра­ще­нию на по­ли­ти­че­скую аре­ну и на­ме­рен участ­во­вать в пар­ла­мент­ских вы­бо­рах 2016 го­да. В эти во­семь лет (2005–2013) стра­жи Ис­лам­ской ре­во­лю­ции непло­хо за­ра­бо­та­ли на при­ва­ти­за­ции гос­соб­ствен­но­сти. Кор­пус по­лу­чил де­сят­ки круп­ных энер­ге­ти­че­ских и стро­и­тель­ных про­ек­тов. Стра­жи ста­ли глав­ны­ми им­пор­те­ра­ми в стра­ну мно­же­ства то­ва­ров ши­ро­ко­го по­треб­ле­ния, на­чи­ная от про­дук­тов и за­кан­чи­вая спор­тив­ны­ми ав­то­мо­би­ля­ми. Эко­но­ми­сты и ана­ли­ти­ки про­гно­зи­ру­ют, что стра­жи Ис­лам­ской ре­во­лю­ции, по край­ней ме­ре в крат­ко­сроч­ной пер­спек­ти­ве, ско­рее все­го, вос­при­мут за­пад­ных ин­ве­сто­ров в шты­ки. Од­на­ко экс­пер­ты рас­хо­дят­ся во мне­нии, как да­ле­ко они го­то­вы зай­ти в сво­их намерениях про­дол­жать бо­роть­ся с За­па­дом. «Это по­ко­ле­ние стра­жей, с од­ной сто­ро­ны, энер­гич­но за­ни­ма­ет­ся эко­но­ми­че­ской и ком­мер­че­ской де­я­тель­но­стью, – пи­шет FT, ссы­ла­ясь на од­но­го из иран­ских по­ли­то­ло­гов, ко­то­рый жи­вет в ИРИ и по по­нят­ным при­чи­нам хо­чет со­хра­нить свое имя в тайне, – но с дру­гой – оста­ет­ся по­ко­ле­ни­ем вой­ны и жест­кой идео­ло­гии. Оста­ет­ся толь­ко ждать и на­де­ять­ся, что со вре­ме­нем они пе­ре­да­дут де­ла сле­ду­ю­ще­му по­ко­ле­нию, ко­то­ро­му при­дет­ся кон­ку­ри­ро­вать с част­ным сек­то­ром и ино­стран­ны­ми ин­ве­сто­ра­ми».

Ги­гант­ский осьминог

Кор­пус стра­жей Ис­лам­ской ре­во­лю­ции – мощ­ная во­е­ни­зи­ро­ван­ная ор­га­ни­за­ция, ко­то­рую мно­гие не без ос­но­ва­ний на­зы­ва­ют го­су­дар­ством в го­су­дар­стве и ко­то­рая по си­ле вли­я­ния на по­ли­ти­ку и эко­но­ми­ку Ис­лам­ской рес­пуб­ли­ки Иран зна­чи­тель­но пре­вос­хо­дит не толь­ко ар­мию с по­ли­ци­ей, но и пра­ви­тель­ство. Осо­бен­но это бы­ло за­мет­но еще па­ру лет на­зад, в го­ды прав­ле­ния Ма­хму­да Ах­ма­ди­не­жа­да. Про­тив­ни­ки срав­ни­ва­ют КСИР с ось­ми­но­гом, про­тя­нув­шим свои щу­паль­ца ко всем клю­че­вым цен­трам вла­сти и жиз­ни в Иране. По мне­нию сто­рон­ни­ков, КСИР – глав- ный за­щит­ник за­во­е­ва­ний Ис­лам­ской ре­во­лю­ции. Имен­но так – «стра­жем ре­во­лю­ции и ее за­во­евa­ний» на­зы­ва­ет па­сда­ран (од­но из рас­про­стра­нен­ных на­име­но­ва­ний КСИР) 150-я ста­тья Кон­сти­ту­ции Ира­на. Ко­гда де­ло до­хо­дит до за­щи­ты на­сле­дия ая­тол­лы Хо­мей­ни, стра­жи не зна­ют по­ща­ды. В фев­ра­ле 2010 го­да, на­при­мер, ко­гда от­ме­ча­лась 31-я го­дов­щи­на ре­во­лю­ции, па­сда­ра­ны вме­сте со сво­им «ми­ли­цей­ским» кры­лом – ба­си­джа­ми – вновь вы­шли на ули­цы, что­бы по­да­вить вы­ступ­ле­ния оп­по­зи­ции. Иран был за­лит кро­вью. «КСИР счи­та­ет себя от­вет­ствен­ным за охра­ну Ис­лам­ской ре­во­лю­ции, – на­пи­сал в пись­ме пар­ла­мен­ту в 2003 го­ду ко­ман­ду­ю­щий па­сда­ра­ном Яхья Ра­хим Са­фа­ви. – На­ша глав­ная за­да­ча – оста­но­вить тех, кто хо­чет уни­что­жить ее за­во­е­ва­ния». Имен­но ая­тол­ла Ру­хол­ла Му­са­ви Хо­мей­ни ос­но­вал 5 мая 1979 го­да Кор­пус стра­жей Ис­лам­ской ре­во­лю­ции. При по­мо­щи этой «на­род­ной ар­мии» он хо­тел со­здать про­ти­во­вес ар­мии ре­гу­ляр­ной, ор­га­ни­зо­ван­ной ша­хом Мо­хам­ме­дом Ре­зой. В от­ли­чие от сол­дат и офи­це­ров ре­гу­ляр­ных ча­стей, стра­жи бы­ли ре­ли­ги­оз­ны­ми фа­на­ти­ка­ми и кля­лись в без­ого­во­роч­ной пре­дан­но­сти Хо­мей­ни. По сло­вам Мох­се­на Са­зе­га­ры, сто­яв­ше­го у ис­то­ков со­зда­ния па­сда­ра­на, три де­ся­ти­ле­тия на­зад пла­ни­ро­ва­лось со­здать яд­ро из 500 офи­це­ров, ко­то­рые долж­ны бы­ли воз­гла­вить око­ло по­лу­мил­ли­о­на доб­ро­воль­цев. Ая­тол­ла Хо­мей­ни хо­тел со­здать нечто вро­де на­род­ной ми­ли­ции. Но се­го­дня, по сло­вам Са­зе­га­ры, ко­то­рый сей­час жи­вет в США, пре­по­да­ет в Гар­вар­де и яв­ля­ет­ся од­ним из са­мых энер­гич­ных кри­ти­ков этой ор­га­ни­за­ции, стра­жи уже дав­но пе­ре­ста­ли быть про­стой ми­ли­ци­ей. «Па­сда­ран яв­ля­ет­ся уни­каль­ным со­еди­не­ни­ем ар­мии и ми­ли­ции, – за­явил он в ин­тер­вью жур­на­лу Spiegel, – тер­ро­ри- сти­че­ской ор­га­ни­за­ции и ма­фии, го­су­дар­ством внут­ри го­су­дар­ства». Рост вли­я­ния па­сда­ра­на, «од­но­го из са­мых силь­ных кар­те­лей на пла­не­те», по сло­вам Мох­се­на Са­зе­га­ры, на­чал­ся в 1981 го­ду при Мох­сене Ре­зайи, воз­глав­ляв­шем КСИР 16 лет (1981–1997). Кста­ти, Ре­зайи был од­ним из кан­ди­да­тов на пре­зи­дент­ских вы­бо­рах 2009 го­да, на ко­то­рых он про­иг­рал сво­е­му быв­ше­му под­чи­нен­но­му Ма­хму­ду Ах­ма­ди­не­жа­ду. Ге­не­рал Ре­зайи лов­ко вос­поль­зо­вал­ся вой­ной с Ира­ком и пре­вра­тил па­сда­ран в па­рал­лель­ную ар­мию, луч­ше во­ору­жен­ную и бо­лее бое­спо­соб­ную, чем ре­гу­ляр­ные вой­ска. Че­рез ка­кое-то вре­мя Кор­пус об­за­вел­ся сво­ей раз­вед­кой, ко­то­рая не толь­ко со­би­ра­ла ин­фор­ма­цию на кри­ти­ков ре­жи­ма, но и бо­ро­лась с ни­ми. Элит­ное под­раз­де­ле­ние спец­на­за «Кудс» (по араб­ско­му на­зва­нию Ие­ру­са­ли­ма) ста­ло ле­ген­дар­ным и до сих пор про­во­дит опе­ра­ции за пре­де­ла­ми Ира­на по устра­не­нию про­тив­ни­ков ре­жи­ма. Кста­ти, во вре­мя Ира­но-ирак­ской вой­ны (1980–1988) пре­зи­дент Ах­ма­ди­не­жад слу­жил в «Куд­се» и ор­га­ни­зо­вы­вал ди­вер­сии в рай­о­нах, на­се­лен­ных кур­да­ми. По­чти с мо­мен­та сво­е­го рож­де­ния КСИР на­хо­дил­ся под кон­тро­лем Ве­ли­ко­го ая­тол­лы Сей­е­да Али Хо­сей­ни Ха­ме­неи, од­но­го из бли­жай­ших со­рат­ни­ков Хо­мей­ни. По­след­ние чет­верть ве­ка (с 1989 го­да) Ха­ме­неи яв­ля­ет­ся Выс­шим ру­ко­во­ди­те­лем Ира­на (Рах­ба­ром). Уже в кон­це 1980-х Ха­ме­неи пред­ви­дел, что па­сда­ра­ны могут стать глав­ной опо­рой ре­жи­ма, и с пер­вых же дней сво­е­го ру­ко­вод­ства стра­ной вся­че­ски их под­дер­жи­вал. Па­сда­ран усту­па­ет по чис­лен­но­сти ре­гу­ляр­ной ар­мии Ира­на в 3 ра­за, но, несмот­ря на это, гла­ва стра­жей Мо­хам­мад-Али Джаафари яв­ля­ет­ся наи­бо­лее вли­я­тель­ным ге­не­ра­лом в Ис­лам­ской рес­пуб­ли­ке Иран. Кро­ме 125 тыс. чле­нов па­сда­ра­на, ему под­чи­ня­ют­ся так­же 300 тыс. ре­зер­ви­стов, а с 29 ок­тяб­ря 2008 го­да по ука­зу ая­тол­лы Ха­ме­неи – еще и 100 тыс. фа­на­ти­ков доб­ро­воль­ной ми­ли­ции ба­сидж («мо­би­ли­за­ция» в пе­ре­во­де с фар­си), ко­то­рая при необ­хо­ди­мо­сти мо­жет со­брать под свои зна­ме­на до 1 млн че­ло­век. Имен­но ба­си­джи при­ни­ма­ют наи­бо­лее ак­тив­ное уча­стие в борь­бе с оп­по­зи­ци­ей. В Иране хо­дят слу­хи, что ру­ко­вод­ство КСИР на­ме­ре­ва­ет­ся пре­вра­тить ба­сидж из мо­би­ли­за­ци­он­ной ор­га­ни­за­ции в ор­га­ни­за­цию ре­гу­ляр­ную. Как нетруд­но до­га­дать­ся, это еще боль­ше уси­лит па­сда­ран.

Эко­но­ми­че­ская им­пе­рия па­сда­ран

«КСИР очень глу­бо­ко внед­рил­ся в иран­скую эко­но­ми­ку, – ска­зал в 2008 го­ду быв­ший ми­нистр фи­нан­сов США Ген­ри Пол­сон. – С каж­дым днем все боль­ше ве­ро­ят­ность то­го, что, ве­дя де­ла с Ира­ном, так или ина­че име­ешь де­ло со стра­жа­ми Ис­лам­ской ре­во­лю­ции». Си­ла ге­не­ра­ла Джаафари еще и в том, что, в от­ли­чие от ар­мей­ских кол­лег, он кон­тро­ли­ру­ет огром­ную эко­но­ми­че­скую им­пе­рию. Па­сда­ран без­жа­лост­но

гра­бит эко­но­ми­ку соб­ствен­ной стра­ны, и в этом ему по­мо­га­ет глав­ный сто­рон­ник, ая­тол­ла Ха­ме­неи. Ни­кто точ­но не зна­ет, сколь­ко ком­па­ний при­над­ле­жит ре­во­лю­ци­он­ным стра­жам или кон­тро­ли­ру­ет­ся ими. По оцен­кам Мох­се­на Са­зе­га­ры, КСИР так или ина­че дер­жит под сво­им кон­тро­лем не мень­ше 100 фирм, ра­бо­та­ю­щих в са­мых раз­ных сек­то­рах эко­но­ми­ки Ира­на. Чем толь­ко не за­ни­ма­ет­ся па­сда­ран! Стра­жи, на­при­мер, вла­де­ют 45 % ак­ций ком­па­нии Bahman Group, со­би­ра­ю­щей 50 тыс. «мазд» в год; кон­тро­ли­ру­ют глав­ную боль­ни­цу в Те­ге­ране, несколь­ко сто­ма­то­ло­ги­че­ских и глаз­ных кли­ник и мно­гое дру­гое. КСИР охра­ня­ет гра­ни­цы Ира­на, что да­ет ос­но­ва­ния про­тив­ни­кам ре­жи­ма об­ви­нять стра­жей и в кон­тра­бан­де. «Речь уже идет не о до­ми­ни­ро­ва­нии стра­жей в эко­но­ми­ке, а о кон­тро­ле над го­су­дар­ством», – уве­рен Али­ре­за На­дер, спе­ци­а­лист по Ира­ну и один из ав­то­ров ис­сле­до­ва­ния RAND Corporation. Да­же в тех ком­па­ни­ях, где па­сда­ра­ны не осу­ществ­ля­ют пря­мое ру­ко­вод­ство, они не­ред­ко за­ни­ма­ют вы­со­кие по­сты. Неко­то­ры­ми ком­па­ни­я­ми КСИР ру­ко­во­дят по­лу­чив­шие об­ра­зо­ва­ние на За­па­де ме­не­дже­ры, ко­то­рые ще­го­ля­ют в сши­тых у до­ро­гих порт­ных ко­стю­мах, од­на­ко в боль­шин­стве ца­рит во­ен­ная дис­ци­пли­на, и воз­глав­ля­ют их офи­це­ры стра­жей. В На­род­ной пар­тии мод­жа­хе­дов Ира­на (PMOI), бо­рю­щей­ся с ре­жи­мом из-за гра­ни­цы, по­ла­га­ют, что стра­жи кон­тро­ли­ру­ют бо­лее по­ло­ви­ны иран­ско­го им­пор­та и по­чти треть экс­пор­та. И это, ого­ва­ри­ва­ют­ся в PMOI, без уче­та тор­гов­ли нефтью, ко­то­рая да­ет им по­ряд­ка 7 млрд дол­ла­ров в год. Эко­но­ми­кой в КСИР «увлек­лись» вско­ре по­сле окон­ча­ния вой­ны с Ира­ком, ко­гда пра­ви­тель­ство Али Ак­ба­ра Ха­ше­ми Раф­сан­джа­ни (1989–1997) по­со­ве­то­ва­ло стра­жам за­нять­ся этой сфе­рой, что­бы по­пол­нить свой бюд­жет. По­лу­чив несколь­ко кон­фис­ко­ван­ных фаб­рик и за­во­дов, они ор­га­ни­зо­ва­ли так на­зы­ва­е­мые шта­бы са­мо­обес­пе­че­ния и шта­бы ре­кон­струк­ции. В 1990 го­ду они объ­еди­ни­лись в круп­ный хол­динг Khatam al-Anbia, ко­то­рый быст­ро стал од­ним из са­мых круп­ных в стране под­ряд­чи­ков и ак­тив­но вклю­чил­ся в осу­ществ­ле­ние важ­ных и до­ро­го­сто­я­щих про­ек­тов.

Лю­бим­чи­ки вла­стей

Се­го­дня Khatam al-Anbia – кра­е­уголь­ный ка­мень эко­но­ми­че­ской им­пе­рии КСИР. Каж­дый де­ся­тый из 25 тыс. ин­же­не­ров и ра­бо­чих яв­ля­ет­ся чле­ном па­сда­ран, осталь­ные ра­бо­та­ют по кон­трак­ту. Хол­динг име­ет свой сайт и из­да­ет жур­нал «До­ро­ги и тон­не­ли». Из ин­фор­ма­ции, раз­ме­щен­ной на сай­те, сле­ду­ет, что за два де­ся­ти­ле­тия сво­е­го су­ще­ство­ва­ния ком­па­ния по­лу­чи­ла бо­лее 750 стро­и­тель­ных кон­трак­тов на стро­и­тель­ство дамб, пло­тин и ка­на­лов, до­рог и тон­не­лей, зда­ний и со­ору­же­ний, са­мых раз­ных тру­бо­про­во­дов и мно­го­го дру­го­го. Сре­ди наи­бо­лее круп­ных про­ек­тов Khatam – стро­и­тель­ство Седь­мой ли­нии Те­ге­ран­ско­го мет­ро (1,2 млрд дол­ла­ров), ча­сти же­лез­ной до­ро­ги меж­ду сто­ли­цей и Теб­ри­зом, пло­ти­ны в Кар­ке­хе, осво­е­ние неф­тя­но­го ме­сто­рож­де­ния Юж­ный Парс, со­ору­же­ние га­зо­про­во­да меж­ду Аса­луйе и Иран­ша­хром. Khatam за­ни­ма­ет­ся не толь­ко стро­и­тель­ством, но и про­яв­ля­ет боль­шую ак­тив­ность в неф­те­га­зо­вой про­мыш­лен­но­сти. К нему яв­но бла­го­во­лит Ми­ни­стер­ство неф­тя­ной про­мыш­лен­но­сти Ира­на. На­чи­ная с 1990 го­да Khatam al-Anbia по­лу­чил 1220 кон­трак­тов в неф­тя­ном и га­зо­вом сек­то­рах. Чи­нов­ни­ки объ­яс­ня­ют со­труд­ни­че­ство с флаг­ма­ном КСИР тем, что стра­жи за­пра­ши­ва­ют мень­ше де­нег и об­ла­да­ют вы­со­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ной ра­бо­чей си­лой и боль­шим опы­том осу­ществ­ле­ния круп­ных про­ек­тов. Па­сда­ра­ны не­ред­ко по­лу­ча­ют кон­трак­ты в на­ру­ше­ние при­ня­тых в Иране пра­вил. На­при­мер, стро­и­тель­ство 900-ки­ло­мет­ро­во­го га­зо­про­во­да для транс­пор­ти­ров­ки 5 млн ку­бо­мет­ров при­род­но­го га­за из Аса­луйе в про­вин­ции (остане) Бу­шер в Иран­шахр (про­вин­ция Си­стан и Бе­луд­жи­стан), сто­и­мость ко­то­ро­го оце­ни­ва­ет­ся в со­лид­ные для Ира­на 1,3 млрд дол­ла­ров. На во­прос, чем объ­яс­ня­ет­ся че­рес­чур быст­рый вы­бор Khatam al-Anbia в ка­че­стве под­ряд­чи­ка, пред­ста­ви­тель ми­ни­стер­ства от­ве­тил, что по­став­ка га­за в Си­стан и Бе­луд­жи­стан, од­ну из наи­ме­нее раз­ви­тых иран­ских про­вин­ций, яв­ля­ет­ся де­лом го­су­дар­ствен­ной важ­но­сти и что про­ве­де­ние тен­де­ра по всем пра­ви­лам за­ня­ло бы боль­ше го­да. Еще один круп­ный кон­тракт сто­и­мо­стью 2,5 млрд дол­ла­ров на осво­е­ние 15-й и 16-й фаз неф­тя­но­го ме­сто­рож­де­ния Юж­ный Парс Khatam то­же по­лу­чил прак­ти­че­ски без борьбы. Прав­да, для это­го ему при­шлось сна­ча­ла вы­тес­нить нор­веж­скую ком­па­нию Kvaerner. Аб­дулре­за Абед­за­дех, за­ме­сти­тель ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра Khatam al-Anbia, несколь­ко лет на­зад со­об­щил те­ге­ран­ской га­зе­те Sharq, что 70 % де­я­тель­но­сти ком­па­нии свя­за­но с ар­ми­ей и во­ен­ной ин­фра­струк­ту­рой. По­лу­че­ние кон­трак­та на раз­ви­тие Юж­но­го Пар­са он объ­яс­нил тем, что Khatam вме­сте с за­ру­беж­ным парт­не­ром уже вы­иг­рал тен­дер, но по­сле от­ка­за ино­стран­цев. Pars Oil and Gas Company (POGC), ком­па­ния, ве­ду­щая раз­ра­бот­ку ме­сто­рож­де­ния, ре­ши­ла не про­во­дить но­вый кон­курс, по­то­му что с до­ку­мен­та­ми у Khatam все бы­ло в по­ряд­ке.

Не­рав­ная кон­ку­рен­ция

Мно­гие иран­ские биз­не­сме­ны ано­ним­но, ко­неч­но, жа­лу­ют­ся на то, что невоз­мож­но кон­ку­ри­ро­вать с па­сда­ра­нов­ски­ми ком­па­ни­я­ми, ко­то­рые не толь­ко име­ют пря­мой вы­ход на пра­ви­тель­ство, но и опи­ра­ют­ся на во­е­ни­зи­ро­ван­ные фор­ми­ро­ва­ния. На­при­мер, ком­па­ния биз­не­сме­на по име­ни Али без борьбы про­иг­ра­ла тен­дер на стро­и­тель­ство неф­тя­но­го тер­ми­на­ла в пор­ту Мех­шехр и рас­ши­ре­ние пор­та Ча­ба­хар фир­ме, свя­зан­ной со стра­жа­ми, несмот­ря на то, что пред­ло­жи­ла зна­чи­тель­но бо­лее вы­год­ные фи­нан­со­вые усло­вия. В иран­ском де­ло­вом со­об­ще­стве еще не за­бы­ли, как в ав­гу­сте 2006 го­да во­ору­жен­ные па­сда­ра­ны на во­ен­ных ка­те­рах за­хва­ти­ли неф­тя­ную плат­фор­му Orizont. Вско­ре по­сле то­го рей­да вла­дель­цы бла­го­ра­зум­но от­ка­за­лись от сква­жи­ны, и вся при­быль по­тек­ла на сче­та КСИР. Осе­нью 2009 го­да па­сда­ран от­крыл для себя еще один ис­точ­ник вы­со­ких до­хо­дов – те­ле­ком­му­ни­ка­ци­он­ный биз­нес. Mobin Trust Consortium, ком­па­ния, свя­зан­ная со стра­жа­ми, ку­пи­ла у пра­ви­тель­ства за 7,8 млрд дол­ла­ров 51 % ак­ций Telecommunication Company of Iran. В ре­зуль­та­те КСИР сей­час кон­тро­ли­ру­ет фик­си­ро­ван­ную сеть, две мо­биль­ные те­ле­фон­ные ком­па­нии и ин­тер­нет-про­вай­де­ров. Ком­па­ния энер­гич­но рас­ши­ря­ет свое при­сут­ствие на этом быст­ро рас­ту­щем рын­ке и за­ра­ба­ты­ва­ет еже­год­но де­сят­ки мил­ли­ар­дов дол­ла­ров. Сдел­ка про­шла по хо­ро­шо зна­ко­мо­му сце­на­рию. Част­ная ком­па­ния, кон­ку­рент Mobin, сна­ча­ла по­лу­чи­ла от Ко­ми­те­та по при­ва­ти­за­ции раз­ре­ше­ние на уча­стие в тен­де­ре, но за день до его про­ве­де­ния бы­ла ис­клю­че­на из спис­ка участ­ни­ков по «со­об­ра­же­ни­ям без­опас­но­сти». Этот тен­дер по сво­ей скан­даль­но­сти за­тмил дру­гой скан­дал, очень по­ка­за­тель­ный с точ­ки зре­ния то­го, как в Иране де­ла­ют­ся де­ла,– «за­хват» сто­лич­но­го аэро­пор­та име­ни има­ма Хо­мей­ни. В мае 2004 го­да па­сда­ра­ны из ВВС КСИР за­кры­ли аэро­порт в пер­вый же день его ра­бо­ты по все тем же пре­сло­ву­тым со­об­ра­же­ни­ям без­опас­но­сти. Ту­рец­кая ком­па­ния Tepe Akfen Vie (TAV), имев­шая кон­тракт на управ­ле­ние воз­душ­ны­ми во­ро­та­ми в Те­ге­ран, ока­за­лась не у дел. Управ­ля­ю­щей компанией ста­ла фир­ма, кон­тро­ли­ру­е­мая КСИР. Та, кста­ти, са­мая, ко­то­рую по­бе­дил на кон­кур­се TAV. Про­да­жа Telecom ока­за­лась че­рес­чур скан­даль­ной да­же для Ира­на, и медж­лис ре­шил разо­брать­ся в пра­во­моч­но­сти ис­клю­че­ния из тен­де­ра кон­ку­рен­та Mobin. К сло­ву, неза­дол­го до это­го иран­ско­му пар­ла­мен­ту уже при­шлось раз­би­рать­ся еще с од­ной при­ва­ти­за­ци­он­ной сдел­кой, то­же свя­зан­ной с КСИР. В ав­гу­сте 2009 го­да три ком­па­нии, кон­тро­ли­ру­е­мые ба­си­джем, при­ня­ли уча­стие в тен­де­ре на по­куп­ку са­мо­го круп­но­го на Ближ­нем и Сред­нем Во­сто­ке свин­цо­во­цин­ко­во­го руд­ни­ка Ан­гу­ран в се­ве­ро-за­пад­ной про­вин­ции Зен­джан. Окон­ча­тель­ная сто­и­мость сдел­ки не до­тя­ну­ла да­же до 2 млрд дол­ла­ров и ока­за­лась втрое мень­ше 6 млрд дол­ла­ров, в ко­то­рые все­го за два го­да до это­го оце­ни­ло руд­ник пра­ви­тель­ство. Во вре­мя рас­сле­до­ва­ния, пи­са­ли иран­ские га­зе­ты, про­ве­ря­ю­щие на­шли до­ка­за­тель­ства сго­во­ра меж­ду тре­мя ком­па­ни­я­ми-сест­ра­ми с це­лью сни­же­ния це­ны до ми­ни­му­ма. Ни­ка­ких ре­ше­ний при­ня­то не бы­ло, де­ло спу­сти­ли на тор­мо­зах. Еще од­на сфе­ра вли­я­ния КСИР в эко­но­ми­ке – круп­ные бла­го­тво­ри­тель­ные ор­га­ни­за­ции, на­зы­ва­е­мые в Иране бо­нья­да­ми. Под кон­тро­лем стра­жей на­хо­дят­ся, к при­ме­ру, два наи­бо­лее круп­ных бо­нья­да: Mostazafan va Janbazan (Фонд при­тес­нен­ных и ин­ва­ли­дов) и Shahid va Omur-e Janbazan (Фонд му­че­ни­ков и ин­ва­ли­дов). Яв­ля­ясь круп­ней­шей в Иране бла­го­тво­ри­тель­ной ор­га­ни­за­ци­ей, вто­рым ком­мер­че­ским пред­при­я­ти­ем по­сле National Iranian Oil Company и круп­ней­шей на Сред­нем Во­сто­ке хол­дин­го­вой компанией, Mostazafan, есте­ствен­но, глу­бо­ко ин­те­гри­ро­ван в иран­скую эко­но­ми­ку. Фор­маль­но этот бо­ньяд, так же как и все осталь­ные, счи­та­ет­ся непра­ви­тель­ствен­ной ор­га­ни­за­ци­ей, но это не ме­ша­ет Выс­ше­му ру­ко­во­ди­те­лю Ха­ме­неи на­зна­чать пя­те­рых ди­рек­то­ров фон­да. Ны­неш­ним ген­ди­рек­то­ром Mostazafan яв­ля­ет­ся Мо­хам­мед Фору­зан­де, быв­ший ми­нистр обо­ро­ны, а в кон­це 80-х го­дов про­шло­го сто­ле­тия на­чаль­ник шта­ба КСИР. С 1989 по 1999 год бо­ньяд воз­глав­лял Мохсен Ра­фих­дуст, то­же вы­со­ко­по­став­лен­ный офи­цер КСИР. Shahid так­же тес­но свя­зан с па­сда­ра­ном. Его пре­зи­ден­том яв­ля­ет­ся Хос­сейн Дех­ган, быв­ший ко­ман­ду­ю­щий ВВС КСИР. Shahid вы­да­ет ты­ся­чам ба­си­джей и се­мьям му­че­ни­ков кре­ди­ты на при­об­ре­те­ние жи­лья и за­ни­ма­ет­ся мно­же­ством сов­мест­ных про­ек­тов с Industrial Development and Renovation Organization и Iran Electronic Development Company, компанией Ми­ни­стер­ства обо­ро­ны Ира­на. На кри­ти­ку про­тив­ни­ков в ру­ко­вод­стве КСИР от­ве­ча­ют, что они ис­поль­зу­ют опыт чле­нов Кор­пу­са и ре­сур­сы на бла­го все­го иран­ско­го на­ро­да и обес­пе­чи­ва­ют ра­бо­той не толь­ко про­стых иран­цев, но и ор­га­ни­за­ции, вы­сту­па­ю­щие у них суб­под­ряд­чи­ка­ми. Нема­лое чис­ло иран­цев та­кое положение устра­и­ва­ет. Они счи­та­ют, что пусть луч­ше стра­те­ги­че­ские сек­то­ры эко­но­ми­ки кон­тро­ли­ру­ют ком­па­нии, под­чи­нен­ные па­сда­ра­ну, чем ве­ро­лом­ные ино­стран­цы.

Па­сда­ра­ны в Пра­ви­тель­стве и медж­ли­се

Эко­но­ми­ке в па­сда­ране уде­ля­ют боль­шое вни­ма­ние, но глав­ное по­ле де­я­тель­но­сти стра­жей, ко­неч­но, по­ли­ти­ка. На За­па­де мно­гие счи­та­ют, что ре­во­лю­ци­он­ные стра­жи про­во­дят «пол­зу­чий» во­ен­ный пе­ре­во­рот. В то вре­мя как мил­ли­о­ны иран­цев воз­ла­га­ли на­деж­ды на ли­бе­раль­но­го ре­фор­ма­то­ра Мо­хам­ме­да Ха­та­ми, ко­то­рый был Пре­зи­ден­том Ира­на с 1997 по 2005 год, стра­жи с бла­го­сло­ве­ния ая­тол­лы Ха­ме­неи го­то­ви­ли от­вет­ный удар. В 2005 го­ду с их по­мо­щью Пре­зи­ден­том Ира­на стал Ма­хмуд Ах­ма­ди- нежад. В пер­вом ка­би­не­те у па­сда­ра­нов был каж­дый чет­вер­тый порт­фель (5 из 21). Во вто­ром пра­ви­тель­стве член­ство стра­жей еще боль­ше вы­рос­ло. Ах­ма­ди­не­жад на­зна­чил на министерские по­сты 14 быв­ших со­рат­ни­ков. Па­сда­ра­ны за­ни­ма­ли в ка­би­не­те клю­че­вые по­сты. На­при­мер, ми­ни­стром неф­тя­ной про­мыш­лен­но­сти Ира­на был Ма­суд Мир-Ка­зе­ми. В КСИР он то­же за­ни­мал вы­со­кий пост – от­ве­чал за ло­ги­сти­ку, а до на­зна­че­ния глав­ным за иран­скую нефть че­ты­ре го­да воз­глав­лял в пер­вом пра­ви­тель­стве Ма­хму­да Ах­ма­ди­не­жа­да Ми­ни­стер­ство тор­гов­ли. Мно­гие стра­жи, как быв­шие, так и дей­ству­ю­щие, бы­ли назна­че­ны при Ах­ма­ди­не­жа­де по­сла­ми, мэ­ра­ми, гу­бер­на­то­ра­ми про­вин­ций и стар­ши­ми чи­нов­ни­ка­ми. Ко­неч­но, не пра­ви­тель­ством еди­ным жив па­сда­ран. Стра­жи кон­тро­ли­ро­ва­ли, по дан­ным сай­та rense.com, и бо­лее чет­вер­ти медж­ли­са (80 из 290 мест). До­ста­точ­но ска­зать, что Али Лари­джа­ни, спи­кер Ис­лам­ско­го кон­суль­та­тив­но­го со­ве­та (так в Иране офи­ци­аль­но на­зы­ва­ет­ся пар­ла­мент) и сек­ре­тарь Выс­ше­го со­ве­та на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти (ВСНБ), рань­ше за­ни­мал вы­со­кий пост в КСИР. Сме­нив­ший его на по­сту гла­вы ВСНБ Са­ид Джа­ли­ли то­же из па­сда­ра­на. Ра­бо­тая в ВСНБ, Али Лари­джа­ни воз­глав­лял и де­ле­га­цию Ира­на на пе­ре­го­во­рах с За­па­дом по ядер­ной про­грам­ме. В этом нет ни­че­го уди­ви­тель­но­го, по­то­му что па­сда­ран, про­ник­нув во все сфе­ры жиз­ни в Иране, не мог оста­вить без вни­ма­ния и ядерные про­ек­ты. Ком­па­нии, кон­тро­ли­ру­е­мые КСИР, ро­ют тай­ные тон­не­ли ти­па пла­ни­ру­е­мой фаб­ри­ки по обо­га­ще­нию ура­на в окрест­но­стях Ку­ма. Ядерные фи­зи­ки из па­сда­ра­на обо­га­ща­ют уран, а элит­ные под­раз­де­ле­ния стра­жей охра­ня­ют ядерные объ­ек­ты. По ин­фор­ма­ции за­пад­ных спец­служб, од­на из но­вых фаб­рик по обо­га­ще­нию ура­на око­ло Ку­ма на­хо­дит­ся на гор­ной ба­зе стра­жей. От­ве­ча­ет за ядер­ную про­грам­му Ира­на, по ин­фор­ма­ции немец­ко­го жур­на­ла Spiegel, Мохсен Фахри­за­де-Ма­ха­ба­ди, про­фес­сор фи­зи­ки и вы­со­ко­по­став­лен­ный офи­цер па­сда­ра­на. Он, меж­ду про­чим, вклю­чен Сов­без­ом ООН в чер­ный спи­сок свя­зан­ных с ядер­ной про­грам­мой Ира­на граж­дан этой стра­ны, чьи сче­та в за­ру­беж­ных бан­ках за­мо­ро­же­ны и ко­му до­ро­га на За­пад за­ка­за­на.

со­хра­нить ста­тус-кво

Ко­неч­но, стра­жам Ис­лам­ской ре­во­лю­ции есть что те­рять. К это­му сле­ду­ет при­ба­вить и то нема­ло­важ­ное об­сто­я­тель­ство, что им еще не при­хо­ди­лось жить не в усло­ви­ях кон­фрон­та­ции. Хо­тя, ко­неч­но, го­во­рить о ре­аль­ном по­теп­ле­нии и нор­ма­ли­за­ции от­но­ше­ний меж­ду За­па­дом и Ира­ном еще по­ка ра­но. Про­тив­ни­ков у это­го про­цес­са хва­та­ет с обе­их сто­рон. Очень мно­го бу­дет за­ви­сеть от по­зи­ции ая­тол­лы Ха­ме­неи, сло­во ко­то­ро­го в Иране яв­ля­ет­ся за­ко­ном. За­ста­вит ли он стра­жей Ис­лам­ской ре­во­лю­ции пе­ре­дать свои де­ло­вые ин­те­ре­сы дру­гим и вер­нуть­ся в ка­зар­мы или оста­вит все как есть? Во­прос очень слож­ный. Ая­то­ла Ха­ме­неи ока­зал­ся перед нелег­ким вы­бо­ром. Ему, ко­неч­но, не хо­чет­ся ссо­рить­ся с са­мы­ми силь­ны­ми и пре­дан­ны­ми сто­рон­ни­ка­ми. Но, с дру­гой сто­ро­ны, труд­но пред­ста­вить, по край­ней ме­ре сей­час, как бу­дут ужи­вать­ся па­сда­ра­ны с нена­вист­ны­ми за­пад­ны­ми биз­не­сме­на­ми. Ско­рее все­го, КСИР по­сле сня­тия санк­ций с иран­ских ком­па­ний, сре­ди ко­то­рых нема­ло на­пря­мую или кос­вен­но свя­зан­ных со стра­жа­ми, про­дол­жит за­щи­щать иран­цев от «тле­твор­но­го вли­я­ния За­па­да». Толь­ко те­перь это бу­дет иран­ская эко­но­ми­ка и осо­бен­но ее наи­бо­лее при­вле­ка­тель­ные сек­то­ра, ку­да в первую оче­редь устремятся за­пад­ные ком­па­нии и ин­ве­сто­ры.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.