В те­ни маг­но­лий

Как со­вет­ская власть без­успеш­но бо­ро­лась с под­поль­ным пред­при­ни­ма­тель­ством на чер­но­мор­ских ку­рор­тах

Sovershenno Sekretno - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Алексей ПО­ПОВ

Под­поль­ное пред­при­ни­ма­тель­ство на юж­ных ку­рор­тах стра­ны рас­цве­ло пыш­ным цве­том во вре­ме­на СССР. Од­на­ко да­же то­гда все по­пыт­ки борьбы с «ха­пу­га­ми» и «лю­би­те­ля­ми лег­кой на­жи­вы» так и не при­ве­ли к ожи­да­е­мым ре­зуль­та­там. Рас­сле­до­ва­ние «Со­вер­шен­но сек­рет­но».

В се­ре­дине ав­гу­ста на со­ве­ща­нии пра­ви­тель­ства по про­бле­мам раз­ви­тия внут­рен­не­го ту­риз­ма гла­ва Кры­ма Пётр Ак­сё­нов пред­ло­жил сде­лать обя­за­тель­ным оформ­ле­ние па­тен­та для част­ни­ков, сда­ю­щих жи­лье от­ды­ха­ю­щим. С под­держ­кой этой ини­ци­а­ти­вы поз­же вы­сту­пил ру­ко­во­ди­тель Ро­сту­риз­ма Олег Сафонов. Ло­ги­ка вла­стей по­нят­на: толь­ко в Кры­му на те­не­вом рын­ке арен­ды жи­лья на­счи­ты­ва­ет­ся свы­ше 14 тыс. до­мо­вла­де­ний, хо­зя­е­ва ко­то­рых не пла­тят на­ло­ги в каз­ну и не несут ни­ка­кой от­вет­ствен­но­сти за качество предо­став­ля­е­мых услуг. Од­на­ко мно­гие экс­пер­ты от­нес­лись к этой ини­ци­а­ти­ве с опре­де­лен­ной до­лей скеп­си­са. Под­поль­ное пред­при­ни­ма­тель­ство на юж­ных ку­рор­тах стра­ны рас­цве­ло пыш­ным цве­том еще во вре­ме­на СССР. Од­на­ко да­же то­гда все по­пыт­ки борьбы с «ха­пу­га­ми» и «лю­би­те­ля­ми лег­кой на­жи­вы» так и не при­ве­ли к ожи­да­е­мым ре­зуль­та­там. По­дроб­но­сти в рас­сле­до­ва­нии «Со­вер­шен­но сек­рет­но».

В1960–1980-е го­ды Со­вет­ский Со­юз пе­ре­жи­вал на­сто­я­щий «ту­рист­ский бум». Еже­год­но де­сят­ки мил­ли­о­нов граж­дан СССР устрем­ля­лись на юж­ные ку­рор­ты. По ре­зуль­та­там про­ве­ден­но­го в 1975 го­ду со­цио­ло­ги­че­ско­го опро­са, са­мым же­ла­е­мым ме­стом про­ве­де­ния лет­не­го от­пус­ка ре­спон­ден­ты на­зва­ли Крым (21 %) и Чер­но­мор­ское по­бе­ре­жье Кав­ка­за (16 % опро­шен­ных). Рас­хо­жие фра­зы «Знал бы при­куп – жил бы в Со­чи!» и «Ав­то­ма­ши­ну куплю с маг­ни­то­фо­ном, по­шью ко­стюм с от­ли­вом – и в Ял­ту!» весь­ма кон­крет­но ука­зы­ва­ют на го­ро­да, поль­зо­вав­ши­е­ся наи­боль­шей по­пу­ляр­но­стью у от­пуск­ни­ков и пре­тен­до­вав­шие на ста­тус лет­них «ку­рорт­ных сто­лиц» стра­ны. За пе­ри­од с 1958 по 1988 го­ды чис­ло по­се­тив­ших Крым от­ды­ха­ю­щих воз­рос­ло по­чти в 12 раз – с 700 тыс. до 8,3 млн че­ло­век в год. Та­кой ди­на­мич­ный рост ре­кре­а­ци­он­но­го по­то­ка пре­под­но­сил­ся офи­ци­аль­ны­ми сред­ства­ми мас­со­вой ин­фор­ма­ции как сви­де­тель­ство неустан­ной за­бо­ты со­вет­ской пар­тии и пра­ви­тель­ства о ре­а­ли­за­ции кон­сти­ту­ци­он­но­го пра­ва граж­дан СССР на от­дых. Од­на­ко го­раз­до мень­ше го­во­ри­лось о том, что лишь око­ло 25 % из них при­ез­жа­ли с пу­тев­ка­ми в са­на­то­рии, пан­си­о­на­ты, до­ма от­ды­ха и пионерские ла­ге­ря. Осталь­ные 75 % со­став­ля­ли так на­зы­ва­е­мые неор­га­ни­зо­ван­ные от­ды­ха­ю­щие, они же «ди­ка­ри», «са­мо­тек», «ин­ду­сы» (со­кра­ще­ние от «ин­ди­ви­ду­аль­но устра­и­ва­ю­щий­ся»). Огром­ный на­плыв курортной пуб­ли­ки, ос­нов­ная мас­са ко­то­рой бы­ла вы­нуж­де­на са­мо­сто­я­тель­но за­бо­тить­ся о сво­ем раз­ме­ще­нии, пи­та­нии, раз­вле­че­ни­ях, со­здал усло­вия для очень зна­чи­тель­ной по сво­им мас­шта­бам неле­галь­ной или по­лу­ле­галь­ной де­я­тель­но­сти, став­шей пер­вой шко­лой пред­при­ни­ма­тель­ства для мно­гих мест­ных жи­те­лей.

«ДЕР­ЖАТЬ ОТ­ДЫ­ХА­Ю­ЩИХ»

Со­вет­ская эко­но­ми­ка бы­ла пол­на па­ра­док­сов. Неко­то­рые из них бы­ли свя­за­ны с чрез­вы­чай­но мед­лен­ным, негиб­ким раз­ви­ти­ем сфе­ры об­слу­жи­ва­ния (то, что на За­па­де при­ня­то на­зы­вать «ин­ду­стри­ей го­сте­при­им­ства»). На­при­мер, в 1985 го­ду ко­ли­че­ство го­стей од­ной лишь Ял­ты со­ста­ви­ло око­ло 1,4 млн со­вет­ских граж­дан и 123 тыс. ино­стран­ных ту­ри­стов, в то вре­мя как все ком­му­наль­ные го­сти­ни­цы го­ро­да име­ли ем­кость все­го 1,1 тыс. мест. Еще 40 тыс. мест на­счи­ты­ва­лось в рас­по­ло­жен­ных в го­ро­де и его окрест­но­стях здрав­ни­цах, но зна­чи­тель­ная их часть функ­ци­о­ни­ро­ва­ла се­зон­но, а не круг­ло­го­дич­но. При­мер­но та же си­ту­а­ция остро­го де­фи­ци­та средств раз­ме­ще­ния, до­сти­гав­шая мак­си­му­ма в пик ку­паль­но­го се­зо­на (июль-ав­густ), бы­ла ха­рак­тер­на и для всех осталь­ных при­мор­ских ку­рор­тов Чер­но­мор­ско­го по­бе­ре­жья Кав­ка­за, Кры­ма, юга Укра­и­ны. В ито­ге фор­ми­ро­вал­ся огром­ный спрос на крат­ко­сроч­ную арен­ду жи­лья, чем не мог­ли не вос­поль­зо­вать­ся мест­ные жи­те­ли. С на­ча­ла 1960-х го­дов, ко­гда впер­вые чет­ко обо­зна­чи­лась тенденция к по­сто­ян­но­му уве­ли­че­нию ко­ли­че­ства неор­га­ни­зо­ван­ных от­ды­ха­ю­щих, на стра­ни­цах прес­сы ста­ли по­яв­лять­ся кри­ти­че­ские ма­те­ри­а­лы о «спе­ку­лян­тах жи­лой пло­ща­дью», «ту­не­яд­цах и ха­пу­гах, жи­ву­щих за счет ку­рорт­ни­ков». В лек­си­кон на­се­ле­ния ку­рорт­ных го­ро­дов и по­сел­ков проч­но во­шло вы­ра­же­ние «дер­жать от­ды­ха­ю­щих» (по ана­ло­гии с кре­стьян­ским «дер­жать кур», «дер­жать по­ро­сят»). В усло­ви­ях со­вет­ско­го об­ще­ства жи­те­ли курортной мест­но­сти, как пра­ви­ло, мог­ли вла­деть лишь од­ним при­год­ным для про­жи­ва­ния объ­ек­том недви­жи­мо­сти (квар- ти­рой или част­ным до­мом). Это об­сто­я­тель­ство, с од­ной сто­ро­ны, за­став­ля­ло их мак­си­маль­но ин­тен­сив­но ис­поль­зо­вать име­ю­щий­ся в их рас­по­ря­же­нии ограниченный «ко­еч­ный ре­сурс», а с дру­гой – де­ла­ло неиз­беж­ным вре­мен­ное со­су­ще­ство­ва­ние арен­до­да­те­лей и арен­да­то­ров под од­ной кры­шей. Хо­ро­шо зна­ко­мые мно­гим кад­ры из ки­но­филь­мов «Спорт­ло­то 82» или «Будь­те мо­им му­жем», где неко­то­рые неор­га­ни­зо­ван­ные от­ды­ха­ю­щие вы­нуж­де­ны бы­ли ютить­ся в ку­рят­ни­ках и лет­них бе­сед­ках, по всей ви­ди­мо­сти, яв­ля­ют­ся ис­то­ри­че­ски до­сто­вер­ны­ми. Вот что вспо­ми­на­ют об этом оче­вид­цы: «Част­ни­ки про­си­ли за кой­ку в фа­нер­ном са­рай­чи­ке рубль-пол­то­ра в сут­ки. Лет­няя кух­ня, ве­ран­да или ком­на­та в жи­лом до­ме об­хо­ди­лась в два-три руб­ля. Неко­то­рым хо­зяй­кам да­же уда­ва­лось сда­вать ду­ше­вые на ночь или двор под па­лат­ки». «В 1970-е на юге в се­зон сда­ва­лись не квар­ти­ры, а кой­ки. Сто­и­мость кой­ки – рубль в сут­ки. Це­на бы­ла твер­дой на про­тя­же­нии несколь­ких де­ся­ти­ле­тий. <…> Хо­зя­е­ва пе­ре­де­лы­ва­ли са­раи и лет­ние вре­мян­ки для ку­рорт­ни­ков, «уплот­ня­ли» кур, обо­ру­дуя часть курятника под жи­лье, ста­ви­ли кро­ва­ти на чер­да­ках, в ко­ри­до­рах. Сда­ва­ли ме­ста под фрук­то­вы­ми де­ре­вья­ми. И да­же сто­яв­шую по­сре­ди дво­ра бе­сед­ку, уви­тую плю­щом,– «про­жи­ва­ние» в ней сто­и­ло 50 ко­пе­ек с че­ло­ве­ка». Но, да­же несмот­ря на та­кую го­тов­ность к спар­тан­ским усло­ви­ям, неко­то­рые при­ез­жие в пик се­зо­на по несколь­ко дней не мог­ли най­ти сво­бод­но­го жи­лья, но­чуя на ав­то­стан­ции или на ска­мей­ках в пар­ке. Сни­ма­ю­щий жи­лье ку­рорт­ник за­ча­стую был огра­ни­чен не толь­ко раз­ме­ра­ми и удоб­ства­ми предо­став­лен­ных ему «апар­та­мен­тов», но и до­пол­ни­тель­ны­ми усло­ви­я­ми, уста­нав­ли­ва­е­мы­ми хо­зя­е­ва­ми жи­лья. Сре­ди наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ных за­пре­тов бы­ло поль­зо­ва­ние кух­ней (есть на­до в сто­ло­вой), позд­нее воз­вра­ще­ние (ме­ша­ют спать хо­зя­е­вам и дру­гим по­сто­яль­цам), шум и гром­кая му­зы­ка. Поль­зо­ва­ние хо­зяй­ским те­ле­ви­зо­ром, хо­ло­диль­ни­ком, утю­гом, сти­раль­ной ма­ши­ной ча­сто ста­но­ви­лось пред­ме­том от­дель­ных до­го­во­рен­но­стей. Как от­ме­чал один из со­вет­ских ав­то­ров: «Труд­но себе пред­ста­вить су­ще­ство бо­лее бес­прав­ное, чем «ди­карь», он, по су­ще­ству, пол­но­стью за­ви­сит от про­из­во­ла хо­зяй­ки». Пер­вая вол­на ак­тив­но­сти сдат­чи­ков жи­лья на­блю­да­лась в на­ча­ле 60-х го­дов про­шло­го ве­ка и сов­па­ла с про­во­ди­мой в стране кам­па­ни­ей по борь­бе с «нетру­до­вы­ми до­хо­да­ми». В 1963 го­ду Со­вет ми­ни­стров СССР при­нял по­ста­нов­ле­ние «О неудо­вле­тво­ри­тель­ном вы­пол­не­нии в ку­рорт­ных го­ро­дах Кры­ма и Кав­ка­за ука­за­ний пар­тии и пра­ви­тель­ства по уси­ле­нию борьбы с ан­ти­об­ще­ствен­ны­ми па­ра­зи­ти­че­ски­ми эле­мен­та­ми». Этот до­ку­мент в первую оче­редь был на­прав­лен имен­но на борь­бу с неле­галь­ным рас­се­ле­ни­ем. Не оста­лась в сто­роне и цен­траль­ная прес­са. 3 ав­гу­ста 1963 го­да га­зе­та «Прав­да» опуб­ли­ко­ва­ла боль­шую ста­тью «Дель­цы и ту­не­яд­цы в ку­рорт­ных го­ро­дах». В ней с воз­му­ще­ни­ем кон­ста­ти­ро­ва­лось, что на ку­рор­тах Кав­ка­за и Кры­ма «нечест­ные лю­ди, лю­би­те­ли лег­кой на­жи­вы, дель­цы и стя­жа­те­ли оби­ра­ют от­ды­ха­ю­щих, спе­ку­ли­руя жи­лой пло­ща­дью, фрук­та­ми, цве­та­ми, ку­рорт­ны­ми су­ве­ни­ра­ми». И на пер­вое ме­сто по раз­ме­рам «нетру­до­вых до­хо­дов» ста­ви­лись сдат­чи­ки жи­лья на чер­но­мор­ском по­бе­ре­жье и Кав­каз­ских Ми­не­раль­ных Во­дах, со­во­куп­ные до­хо­ды ко­то­рых, по утвер­жде­нию ав­то­ров, со­став­ля­ли де­сят­ки мил­ли­о­нов руб­лей. Здесь же раз­ме­ща­лись фо­то­гра­фии несколь­ких до­мо­вла­де­ний-но­востро­ев, имев­ших аж по 150–200 мет­ров жи­лой пло­ща­ди (этот факт осо­бо под­чер­ки­вал­ся ав­то­ром) и рас­по­ло­жен­ных в Аб­ха­зии и на Юж­ном бе­ре­гу Кры­ма. Су­дя по под­пи­сям, они при­над­ле­жа­ли лю­дям с бо­лее чем скромными офи­ци­аль­ны­ми до­хо­да­ми – шо­фе­ру, лес­ни­че­му, про­дав­цу. Как из­вест­но, зна­ме­ни­тый по­ка­за­тель­ный про­цесс 1961 го­да про­тив груп­пы ва­лют­чи­ков, из­вест­ный как «де­ло Ро­ко­то­ва–Фай­би­шен­ко», за­кон­чил­ся вы­не­се­ни­ем смерт­но­го при­го­во­ра об­ви­ня­е­мым. В срав­не­нии с ни­ми «лю­би­те­ли нетру­до­вых до­хо­дов» с юга от­де­ла­лись очень мяг­ким на­ка­за­ни­ем. Са­мое страш­ное, что их мог­ло ждать, – это кон­фис­ка­ция жи­лья, став­ше­го ис­точ­ни­ком «неза­кон­но по­лу­чен­ной на­жи­вы». В Пя­ти­гор­ске че­рез суд бы­ло оформ­ле­но изъ­я­тие в соб­ствен­ность го­су­дар­ства се­ми до­мо­вла­де­ний, в Кис­ло­вод­ске – трех, в Ял­те – все­го од­но­го. Од­на­ко в даль­ней­шем борь­ба с неле­галь­ным рас­се­ле­ни­ем от­ды­ха­ю­щих, учи­ты­вая мас­со­вость это­го яв­ле­ния, при­об­ре­ла от­кро­вен­но фор­маль­ный ха­рак­тер. При вы­яв­ле­нии та­ких фак­тов в слу­чае пе­ри­о­ди­че­ски про­во­ди­мых рей­дов на ви­нов­ных на­ла­гал­ся штраф в раз­ме­ре 10 руб., ко­то­рый лег­ко ком­пен­си­ро­вал­ся двух-трех­днев­ной вы­руч­кой от сда­чи все­го лишь од­ной ком­на­ты.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.