То­мас Торкве­ма­да: МО­ЛОТ ЕРЕ­ТИ­КОВ

Sovershenno Sekretno - - РАССЛЕДОВАНИЯ -

сен­тяб­ря 1498 го­да скон­чал­ся То­мас Торкве­ма­да, пер­вый Ве­ли­кий ин­кви­зи­тор Ис­па­нии. Боль­шую роль в его жиз­ни сыг­ра­ло зна­ком­ство с прин­цес­сой Иза­бел­лой Ка­стиль­ской в на­ча­ле 1460-х го­дов. Меж­ду ни­ми быст­ро уста­но­ви­лись близ­кие от­но­ше­ния. Торкве­ма­да мно­го лет был на­став­ни­ком и ду­хов­ни­ком ко­ро­ле­вы. Он при­сут­ство­вал на ее ко­ро­на­ции в 1474 го­ду, а пя­тью го­да­ми ра­нее по­со­ве­то­вал вый­ти за­муж за Фер­ди­нан­да, ко­ро­ля Ара­го­на, на ко­то­ро­го то­же имел очень боль­шое вли­я­ние. Фер­ди­нанд и ко­ро­ле­ва Иза­бел­ла об­ра­ти­лись к па­пе Сикс­ту IV с прось­бой раз­ре­шить ин­кви­зи­цию в Ис­па­нии. В кон­це 1478 го­да был соз­дан Три­бу­нал свя­щен­ной кан­це­ля­рии ин­кви­зи­ции. Со­глас­но пап­ской бул­ле пра­во на­зна­че­ния ин­кви­зи­то­ров да­ро­ва­лось мо­нар­хам. За со­бой Рим остав­лял пра­во фор­маль­но­го утвер­жде­ния ко­ро­лев­ских на­зна­чен­цев. В на­ча­ле 1482 го­да Рим утвер­дил се­ме­рых вы­бран­ных Фер­ди­нан­дом и Иза­бел­лой ин­кви­зи­то­ров. Сре­ди них был и То­мас Торкве­ма­да. Еще че­рез год он стал пер­вым Ве­ли­ким ин­кви­зи­то­ром Ис­па­нии. Этот пост Торкве­ма­да за­ни­мал до са­мой сво­ей смер­ти. На по­сту Ве­ли­ко­го ин­кви­зи­то­ра То­мас Торкве­ма­да ре­ор­га­ни­зо­вал Ис­пан­скую ин­кви­зи­цию, ко­то­рая в 1478 го­ду ба­зи­ро­ва­лась в Ка­сти­лии. С од­но­го три­бу­на­ла в Се­ви­лье она раз­рос­лась до об­шир­ной се­ти из двух с лиш­ним де­сят­ков су­дов. За свои рве­ние и фа­на­тизм по ис­ко­ре­не­нию ере­си на Пи­ре­ней­ском по­лу­ост­ро­ве Торкве­ма­да удо­сто­ил­ся несколь­ких звуч­ных про­звищ. Ис­пан­ский исто­рик Се­бастьян де Оль­ме­до, на­при­мер, на­зы­вал Торкве­ма­ду «мо­ло­том для ере­ти­ков, све­том Ис­па­нии, спа­си­те­лем стра­ны и че­стью ор­де­на». Пер­вое ауто­да­фе (акт ве­ры) со­сто­я­лось 6 фев­ра­ля 1481 го­да в Се­ви­лье. На ко­ст­ре бы­ли со­жже­ны шесть кре­ще­ных ев­ре­ев, ко­то­рые от­рек­лись от иуда­из­ма лишь на бу­ма­ге и втайне про­дол­жа­ли вы­пол­нять иудей­ские об­ря­ды. Жерт­ва­ми ин­кви­зи­то­ров ча­сто ста­но­ви­лись бо­га­тые евреи и мав­ры, иму­ще­ство ко­то­рых кон­фис­ко­вы­ва­лось и шло в ко­ро­лев­скую каз­ну. Фер­ди­нан­ду и Иза­бел­ле по­сто­ян­но не хва­та­ло де­нег. Ин­кви­зи­то­ры са­ми со­би­ра­ли до­ка­за­тель­ства вины и са­ми же об­ви­ня­ли ере­ти­ков. Име­на об­ви­ни­те­лей дер­жа­лись в тайне. Лю­дей хва­та­ли по ма­лей­шим пу­стя­кам, не­ред­ко за од­но-един­ствен­ное неосто­рож­но ска­зан­ное про­тив ин­кви­зи­ции сло­во. Аре­сто­ван­ных об­ви­ня­ли в ере­си, за­тем на­чи­нал­ся тай­ный про­цесс. Ад­во­ка­тов и за­щит­ни­ков у об­ви­ня­е­мых не бы­ло. Ес­ли у ин­кви­зи­ции не бы­ло по­ка­за­ний двух об­ви­ни­те­лей, ес­ли об­ви­ня­е­мо­го не пой­ма­ли на ме­сте пре­ступ­ле­ния или ес­ли он не со­знал­ся, то ин­кви­зи­то­ры име­ли пра­во при­бег­нуть к пыт­кам. При этом при­зна­ние, по­лу­чен­ное при по­мо­щи пы­ток, счи­та­лось… доб­ро­воль­ным. Са­мым мяг­ким на­ка­за­ни­ем для кре­ще­ных ев­ре­ев, за­по­до­зрен­ных в фик­тив­ном об­ра­ще­нии в хри­сти­ан­ство или иных, ча­ще все­го то­же вы­мыш­лен­ных пре­ступ­ле­ни­ях, счи­та­лась кон­фис­ка­ция иму­ще­ства. Эта ме­ра при­ме­ня­лась ши­ро­ко, по­то­му что да­ва­ла день­ги на фи­нан­си­ро­ва­ние 12-лет­ней вой­ны с мав­ра­ми. Наи­бо­лее ча­сто ин­кви­зи­то­ры при­бе­га­ли к пуб­лич­но­му уни­же­нию ере­ти­ков. Их про­во­ди­ли по за­пол­нен­ным людь­ми ули­цам в сан­бе­ни­то, спе­ци­аль­ных жел­тых ру­баш­ках до по­я­са, и всю до­ро­гу до церк­ви нещад­но би­ли кну­та­ми. На сан­бе­ни­то или, как их еще на­зы­ва­ли, ру­ба­хах для по­ка­я­ния, вы­ши­ва­ли сим­во­лы в за­ви­си­мо­сти от сте­пе­ни вины осуж­ден­но­го. На сан­бе­ни­то при­го­во­рен­ных к смер­ти мож­но бы­ло уви­деть язы­ки пла­ме­ни ко­ст­ров в аду. На ру­ба­хах вы­ши­ва­ли де­мо­нов, дра­ко­нов и змей. Те, ко­му со­хра­ня­ли жизнь, но­си­ли на ру­ба­хах кре­сты. Выс­шей сте­пе­нью на­ка­за­ния счи­та­лось сожжение на ко­ст­ре. Здесь то­же су­ще­ство­ва­ла гра­да­ция. Тех ере­ти­ков, кто успе­вал перед каз­нью по­ка­ять­ся и по­це­ло­вать крест, перед тем как раз­жечь ко­стер, уду­ша­ли. Это счи­та­лось боль­шой ми­ло­стью. Ес­ли осуж­ден­ные толь­ко рас­ка­и­ва­лись, то их сжи­га­ли на су­хих дро­вах, го­рев­ших быст­ро. Тех же, кто и не ка­ял­ся, сжи­га­ли на влаж­ных дро­вах, ко­то­рые го­ре­ли осо­бен­но мед­лен­но и до­став­ля­ли наи­боль­шие му­ки и стра­да­ния. В 1490 го­ду То­мас Торкве­ма­да ор­га­ни­зо­вал «по­ка­за­тель­ный» суд над ев­ре­я­ми из Ла Гар­дия. Несмот­ря на то что ни­ка­ких до­ка­за­тельств вины вось­ми кре­ще­ных ев­ре­ев не бы­ло, их при­зна­ли ви­нов­ны­ми в рас­пя­тии хри­сти­ан­ско­го мла­ден­ца и со­жгли. Для осуж­де­ния Торкве­ма­да вос­поль­зо­вал­ся при­зна­тель­ны­ми по­ка­за­ни­я­ми, по­лу­чен­ны­ми при по­мо­щи пы­ток. С Гра­над­ским эдик­том свя­за­на, ско­рее все­го, апо­кри­фич­ная ис­то­рия, на­гляд­но по­ка­зы­ва­ю­щая, ка­ким вли­я­ни­ем поль­зо­вал­ся Торкве­ма­да при дво­ре. Двое бо­га­тых ев­ре­ев – Се­не­ор и Абра­ва­нал – со­бра­ли 30 тыс. ду­ка­тов и пред­ло­жи­ли их Фер­ди­нан­ду с Иза­бел­лой за от­ме­ну из­гна­ния. Узнав, что ко­роль с ко­ро­ле­вой, ко­то­рым, как все­гда, не хва­та­ло де­нег, ко­леб­лют­ся, То­мас Торкве­ма­да во­рвал­ся в их ком­на­ту, бро­сил на стол рас­пя­тие и гнев­но за­явил: «Иу­да про­дал Хри­ста за трид­цать се­реб­ря­ни­ков, а вы хо­ти­те про­дать его за трид­цать ты­сяч… По­сту­пай­те как хо­ти­те. Толь­ко не го­во­ри­те по­том, что я при­ни­мал в этом уча­стие…» Спек­такль Ве­ли­ко­го ин­кви­зи­то­ра при­нес же­ла­е­мый ре­зуль­тат. Че­рез несколь­ко дней был об­на­ро­до­ван Эдикт об из­гна­нии ев­ре­ев из Ис­па­нии. Зло­упо­треб­ле­ний в Ис­пан­ской ин­кви­зи­ции бы­ло очень мно­го на всех эта­пах. То­мас Торкве­ма­да утвер­ждал, что су­ды про­хо­дят спра­вед­ли­во и бес­при­страст­но, но это бы­ло, ко­неч­но, да­ле­ко не так. Шан­сы уце­леть у по­пав­ших в за­стен­ки ин­кви­зи­ции бы­ли неве­ли­ки. Тео­ре­ти­че­ски об­ви­ня­е­мо­го, по­ка­яв­ше­го­ся в ере­си, по­це­ло­вав­ше­го крест и при­сяг­нув­ше­го в вер­но­сти Хри­сту, сле­до­ва­ло оправ­дать и от­пу­стить. Од­на­ко на прак­ти­ке об­ви­ня­е­мым не­ред­ко да­же за­ты­ка­ли рты кля­па­ми, что­бы по­ме­шать им по­ка­ять­ся. Спо­ры от­но­си­тель­но ко­ли­че­ства жертв ин­кви­зи­ции в Ис­па­нии под ру­ко­вод­ством Торкве­ма­ды не ути­ха­ют до сих пор. Ча­ще все­го фи­гу­ри­ру­ет циф­ра 2000 че­ло­век. Эр­нан­до дель Пуль­гар, лич­ный сек­ре­тарь ко­ро­ле­вы Иза­бел­лы, кста­ти, то­же кре­ще­ный ев­рей, счи­тал, что за все вре­мя ее прав­ле­ния, а пра­ви­ла она еще дол­го и по­сле смер­ти То­ма­са Торкве­ма­ды, бы­ли каз­не­ны на ко­страх око­ло 2 тыс. че­ло­век. Од­на­ко наи­бо­лее рас­про­стра­не­ны сле­ду­ю­щие циф­ры: со­жже­ны не ме­нее 2 тыс. ере­ти­ков, 17 тыс. бы­ли за­му­че­ны до смер­ти еще до каз­ни. Неуди­ви­тель­но, что сло­во «торкве­ма­да» ста­ло ас­со­ци­и­ро­вать­ся с без­жа­лост­ной же­сто­ко­стью. Же­сто­ко­сти ин­кви­зи­ции бы­ли так ве­ли­ки, что у То­ма­са Торкве­ма­ды бы­ло мно­го вра­гов. Он все­рьез опа­сал­ся за свою жизнь и от­прав­лял­ся в до­ро­гу лишь в со­про­вож­де­нии мно­го­чис­лен­ной охра­ны: 250 пе­ших и 50 кон­ных сол­дат. Под­го­то­вил Сер­гей МАНуКов

ТО­МАС ТОРКВЕ­МА­ДА

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.