БОМ­БА ДЛЯ МАО

Ки­тай по­лу­чил со­вет­ские ядерные тех­но­ло­гии пу­тем без­за­стен­чи­во­го шан­та­жа СССР

Sovershenno Sekretno - - РАССЛЕДОВАНИЯ - Мак­сим АР­те­МьеВ

3 сен­тяб­ря 2015 го­да в Пе­кине со­сто­ял­ся гран­ди­оз­ный во­ен­ный па­рад. Офи­ци­аль­ный по­вод – 70-ле­тие окон­ча­ния Вто­рой ми­ро­вой вой­ны. Од­на­ко под­лин­ной це­лью устро­и­те­лей дей­ства бы­ло же­ла­ние про­де­мон­стри­ро­вать ми­ру воз­рос­шую мощь Ки­тая. Осо­бый фу­рор про­из­ве­ла меж­кон­ти­нен­таль­ная бал­ли­сти­че­ская ра­ке­та 21D «Во­сточ­ный ве­тер», о су­ще­ство­ва­нии ко­то­рой до это­го дня име­лись толь­ко пред­по­ло­же­ния. Ни для ко­го не сек­рет, что сво­ей ядер­ной мо­щью Ки­тай во мно­гом обя­зан Со­вет­ско­му Со­ю­зу, од­на­ко се­го­дня ма­ло кто вспо­ми­на­ет о том, что ядерные тех­но­ло­гии от СССР вла­стям Ки­тая уда­лось по­лу­чить в первую оче­редь пу­тем шан­та­жа. Об этом – в рас­сле­до­ва­нии «Со­вер­шен­но сек­рет­но».

По­бе­да ки­тай­ских ком­му­ни­стов в 1949-м в граж­дан­ской войне и при­ход Мао Цз­э­ду­на к вла­сти в са­мой на­се­лен­ной стране ми­ра не об­ра­до­ва­ли Ста­ли­на. Слиш­ком уж све­жи бы­ли вос­по­ми­на­ния о пре­да­тель­стве Ио­си­па Броз Ти­то и по­те­ре Юго­сла­вии. Мао же из­на­чаль­но ка­зал­ся по­до­зри­тель­нее Ти­то – он ни­ко­гда не бы­вал в Москве, не от­но­сил­ся к про­ве­рен­ным ко­мин­тер­нов­цам, как Бе­рут или Гот­вальд, и сво­им по­ли­ти­че­ским вос­хож­де­ни­ем Сталину обя­зан не был. Со­пер­ни­че­ство меж­ду дву­мя цен­тра­ми ми­ро­во­го ком­му­низ­ма ста­ло неиз­беж­ным. Ко­гда ки­тай­ский вождь при­был в де­каб­ре 1949 го­да в Моск­ву на празд­но­ва­ние 70-ле­тия Ста­ли­на, то по­след­ний дол­го с ним не встре­чал­ся, под­сы­лал к нему то Мо­ло­то­ва, то ру­ко­во­ди­те­лей по­ни­же ран­гом, что­бы те про­щу­па­ли на­стро­е­ния Мао Цз­э­ду­на. Ста­лин дол­го не мог под­го­то­вить­ся к раз­го­во­ру с че­ло­ве­ком, ко­то­рый во­лей-нево­лей пре­тен­до­вал на рав­ный с ним ста­тус. В ок­тяб­ре 1950 го­да Ки­тай всту­пил в вой­ну в Ко­рее – это бы­ло ре­ше­ние Мао, сам Ста­лин ушел от от­вет­ствен­но­сти за его при­ня­тие. Имен­но то­гда бу­ду­щий Ве­ли­кий корм­чий по­чув­ство­вал свою неза­ме­ни­мость и си­лу. Ки­тай­цы, несмот­ря на огром­ные по­те­ри, на рав­ных про­ти­во­сто­я­ли ядер­ной сверх­дер­жа­ве – США, и кон­фликт за­кон­чил­ся вни­чью. Москва да­же по­ру­чи­ла Пе­ки­ну ру­ко­вод­ство ази­ат­ски­ми ком­пар­ти­я­ми, но Мао по­ни­мал, что его стра­на мо­жет счи­тать­ся ве­ли­кой, а он сам – быть пол­но­стью неза­ви­си­мым от Крем­ля толь­ко в слу­чае об­ла­да­ния атом­ной бом­бой, при­ме­нить ко­то­рую аме­ри­кан­цы не раз угро­жа­ли во вре­мя Ко­рей­ской вой­ны. В эти мо­мен­ты он ост­ро ощу­щал соб­ствен­ную за­ви­си­мость от СССР. Од­на­ко Под­не­бес­ная к 1950 го­ду бы­ла крайне от­ста­лым го­су­дар­ством, к то­му же, слу­жив­шим аре­ной для нескон­ча­е­мых войн на про­тя­же­нии со­ро­ка лет. В тех усло­ви­ях со­здать Ки­таю атом­ную бом­бу бы­ло ку­да тя­же­лее, чем Со­вет­ско­му Со­ю­зу в 1945-м, ко­гда по­сле Хи­ро­си­мы Ста­лин дал ука­за­ние ко­ман­де Кур­ча­то­ва все­мер­но уско­рить ра­бо­ту.

Пер­вое со­гла­ше­ние

По­это­му Мао по­ни­мал, что по­лу­чить свер­хо­ру­жие он мо­жет толь­ко от Моск­вы. Кремль же во­все не го­рел же­ла­ни­ем де­лить­ся сво­и­ми се­кре­та­ми с ки­тай­ским бра­том. При жиз­ни Ста­ли­на Мао, к то­му же втя­ну­тый в Ко­рей­скую вой­ну, не осме­ли­вал­ся по­про­сить о со­дей­ствии, ибо Ио­сиф Вис­са­ри­о­но­вич ни­ко­гда бы на это не со­гла­сил­ся, но по­сле его смер­ти ки­тай­ский ли­дер пе­ре­шел в ак­тив­ное на­ступ­ле­ние. Во вре­мя пер­во­го ви­зи­та Хру­щё­ва в Ки­тай в 1954-м он пря­мо ска­зал, что хо­тел бы по­лу­чить атом­ную бом­бу. Ни­ки­та Сер­ге­е­вич от­ве­тил, что Со­вет­ский Со­юз га­ран­ти­ру­ет всем стра­нам соц­ла­ге­ря за­щи­ту от ядер­но­го на­па­де­ния, так что ки­тай­ские то­ва­ри­щи могут не вол­но­вать­ся. Кро­ме то­го он под­черк­нул, что её про­из­вод­ство – крайне до­ро­го­сто­я­щий про­цесс, непосильный для сла­бо­раз­ви­той стра­ны. Но Мао не от­сту­пал, и на­чал тон­ко шан­та­жи­ро­вать СССР. С этой це­лью он раз­вя­зал зи­мой 1954–1955 го­дов кри­зис в Тай­вань­ском проливе, об­стре­ляв ост­ро­ва, на­хо­див­ши­е­ся под кон­тро­лем го­минь­да­нов­цев, за ко­то­рых бы­ли вы­нуж­де­ны за­сту­пать­ся аме­ри­кан­цы. Мир ока­зал­ся перед угро­зой ядер­ной вой­ны, ибо СССР не мог оста­вить сво­е­го со­юз­ни­ка од­но­го. Мао же по­лу­чил по­вод до­пе­кать Моск­ву прось­ба­ми о до­пол­ни­тель­ной по­мо­щи, в том чис­ле сно­ва на­пом­нив о со­дей­ствии в по­лу­че­нии атом­ных тех­но­ло­гий и ра­кет, мол, в та­ком слу­чае Пе­кин, не при­вле­кая стар­ше­го бра­та, смо­жет себя за­щи­тить. И в ап­ре­ле 1956-го бы­ло под­пи­са­но пер­вое со­гла­ше­ние, преду­смат­ри­вав­шее по­мощь со сто­ро­ны Со­вет­ско­го Со­ю­за в этой сек­рет­ной сфе­ре. В том же 1956 го­ду ослож­ни­лось внеш­не­по­ли­ти­че­ское положение СССР – по­сле хру­щев­ских раз­об­ла­че­ний «куль­та лич­но­сти», в Вен­грии и в Поль­ше вспых­ну­ли вол­не­ния, и Крем­лю при­хо­ди­лось опи­рать­ся на под­держ­ку Пе­ки­на, что­бы удер­жать в сво­ей ор­би­те недо­воль­ных. Мао пуб­лич­но одоб­рил дей­ствия Моск­вы, но ку­лу­ар­но на­мек­нул на то, что за та­кое на­до рас­счи­тать­ся. В 1957 го­ду при­езд Мао на празд­но­ва­ние со­ро­ка­ле­тия Ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции так­же был об­став­лен тре­бо­ва­ни­я­ми уско­рить тем­пы и уве­ли­чить мас­шта­бы пе­ре­да­чи ра­кет­но-ядер­ных тех­но­ло­гий. Хру­щё­ву де­вать­ся бы­ло не­ку­да, до­пу­стить по­те­рю стра­ны с 600 мил­ли­о­на­ми на­се­ле­ния он не мог, и 15 ок­тяб­ря 1957 го­да бы­ло под­пи­са­но со­гла­ше­ние о пе­ре­да­че КНР со­от­вет­ству­ю­щих тех­но­ло­гий. По­след­ним круп­ным шан­та­жом Ве­ли­ко­го корм­че­го стал вто­рой Тай­вань­ский кри­зис 1958 го­да, ко­гда ки­тай­цы вновь неожи­дан­но об­стре­ля­ли ост­ро­ва в проливе и ба­лан­си­ро­ва­ли на гра­ни вой­ны с США, но в этом слу­чае Со­вет­ский Со­юз, пуб­лич­но за­яв­ляя о сво­ей под­держ­ке, тем не ме­нее, разъ­ярен­ный тем, что Ки­тай не пре­ду­пре­дил его о на­ча­ле ак­тив­ных дей­ствий, дал по­нять Пе­ки­ну, что ссо­рить­ся с Ва­шинг­то­ном, а тем бо­лее во­е­вать из­за него, не на­ме­рен.

12 ты­сяч со­вет­ских спе­ци­а­ли­стов

Впро­чем, к то­му вре­ме­ни ядер­ная про­грам­ма Пе­ки­на про­дви­га­лась на всех па­рах. В 1955 го­ду бы­ла сфор­ми­ро­ва­на «Трой­ка», от­ве­ча­ю­щая за со­зда­ние сверх­бом­бы. В нее во­шли Бо Ибо – луч­ший управ­ле­нец КНР, Чэ­нь Юнь – фи­нан­со­вый ге­ний ком­пар­тии, и мар­шал Не Жун­чж­э­нь, ко­то­рый и воз­гла­вил атомный про­ект Ки­тая. Для вы­пол­не­ния ее ре­ше­ний бы­ли со­зда­ны Вто­рое ми­ни­стер­ство ма­ши­но­стро­е­ния (ана­лог со­вет­ско­го Мин­сред­ма­ша) и Пя­тая ака­де­мия, где раз­ра­ба­ты­ва­лась ра­кет­ная те­ма­ти­ка, сво­е­го ро­да эк­ви­ва­лент НАСА. Бюд­жет для со­зда­ния свер­хо­ру­жия стре­ми­тель­но рос – с 15 млн дол­ла- ров в 1955 го­ду до 100 млн в сле­ду­ю­щем. Од­но­вре­мен­но, по неко­то­рым под­сче­там, в Ки­тай при­бы­ло до де­ся­ти ты­сяч со­вет­ских спе­ци­а­ли­стов-оборонщиков, и око­ло один­на­дца­ти ты­сяч ин­же­не­ров и уче­ных из Под­не­бес­ной бы­ло под­го­тов­ле­но в СССР. Та­кой при­ток на­уч­ных кад­ров сде­лал воз­мож­ным ор­га­ни­за­цию ядер­ных ка­федр в Пе­кине, ра­нее от­сут­ство­вав­ших. Со­вет­скую по­мощь в атом­ных во­про­сах ку­ри­ро­вал один из ру­ко­во­ди­те­лей Мин­сред­ма­ша Ар­шак За­ди­кян, на­хо­див­ший­ся в Ки­тае в 1956–1960 го­дах. Имея по­ру­че­ние Хру­щё­ва по­мо­гать ки­тай­цам не за страх, а за со­весть, он пре­се­кал все по­пыт­ки что-то ута­и­вать от «ки­тай­ских то­ва­ри­щей». Так, сек­ре­ты, до­бы­тые со­вет­ской раз­вед­кой в США, Ве­ли­ко­бри­та­нии, Ка­на­де, а так­же по­лу­чен­ные как тро­феи в Гер­ма­нии, пе­ре­те­ка­ли в Ки­тай. В из­вест­ном смыс­ле мож­но ска­зать, что до­сти­же­ния Ман­х­эт­тен­ско­го про­ек­та 1942– 1945 го­дов бы­ли ис­поль­зо­ва­ны ми­ни­мум два­жды: пер­вый раз – в СССР, ку­да их до­ста­ви­ла раз­вед­ка, по­лу­чав­шая све­де­ния сра­зу от несколь­ких аген­тов в про­ек­те, глав­ным из ко­то­рых был Клаус Фукс, а за­тем – в Ки­тае, ку­да они по­па­ли в ре­зуль­та­те по­ли­ти­че­ско­го шан­та­жа. От­крыв­ше­е­ся ок­но воз­мож­но­стей в 1956– 1957 го­дах ки­тай­цы ис­поль­зо­ва­ли по пол­ной про­грам­ме – толь­ко ядер­ной фи­зи­ке и смеж­ным на­у­кам учить­ся в СССР и стра­ны Во­сточ­ной Ев­ро­пы от­пра­ви­лось бо­лее се­ми с по­ло­ви­ной ты­сяч сту­ден­тов. Вви­ду низ­кой гра­мот­но­сти в Ки­тае на уче­бу пер­во­на­чаль­но от­прав­ля­лись чуть ли не все же­ла­ю­щие, но все рав­но лю­дей не хва­та­ло. По­это­му по рас­по­ря­же­нию мар­ша­ла те сту­ден­ты, ко­то­рые уеха­ли в Со­вет­ский Со­юз и стра­ны соц­ла­ге­ря изу­чать гу­ма­ни­тар­ные на­у­ки, в при­ну­ди­тель­ном по­ряд­ке пе­ре­во­ди­лись на тех­ни­че­ские от­де­ле­ния ин­сти­ту­тов. Так­же уче­ных и ин­же­не­ров с «граж­дан­ки» от­ко­ман­ди­ро­ва­ли в ар­мей­ские ин­сти­ту­ты.

Под­Пи­са­ние до­го­во­ра о друж­бе, со­ю­зе и вза­и­мо­По­ни­ма­нии меж­ду ссср и Кнр. Под­Пи­сы­ва­ет ми­нистр ино­стран­ных дел ссср ан­дрей вы­шин­сКий. При­сут­ству­ют: Чжоу Энь­лай, вя­Че­слав мо­ло­тов, ио­сиф ста­лин, мао Цз­Э­дун, бо­рис Под­Це­роб, н.т. фё­до­ров, По­сол Кнр в ссср ван Цзя­сян

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.