Убить ан­тро­по­и­да

Sovershenno Sekretno - - РАССЛЕДОВАНИЯ - Вла­ди­мир ВО­РО­НОВ

27 мая 1942 го­да под­го­тов­лен­ные бри­тан­ца­ми чеш­ские ди­вер­сан­ты­па­ра­шю­ти­сты со­вер­ши­ли в Пра­ге по­ку­ше­ние на обер­груп­пен­фю­ре­ра СС Рей­н­хар­да Гей­дри­ха. Он был ру­ко­во­ди­те­лем РСХА (Глав­ное управ­ле­ние им­пер­ской без­опас­но­сти) и од­но­вре­мен­но ис­пол­нял обя­зан­но­сти рейхс­про­тек­то­ра Бо­ге­мии и Мо­ра­вии, ок­ку­пи­ро­ван­ной Че­хии. По­лу­чив­ший оско­лоч­ное ра­не­ние Гей­дрих скон­чал­ся 4 июня 1942 го­да. Труд­но счесть, сколь­ко ис­сле­до­ва­ний, ро­ма­нов и филь­мов по­свя­ще­но этой опе­ра­ции с ко­до­вым на­име­но­ва­ни­ем «Ан­тро­по­ид». Еще бы, это во­об­ще един­ствен­ный слу­чай за всю вой­ну, ко­гда столь вы­со­ко­по­став­лен­ный функ­ци­о­нер на­цист­ско­го ре­жи­ма по­ги­ба­ет, мож­но ска­зать, в серд­це Тре­тье­го рей­ха от ру­ки за­слан­ных ди­вер­сан­тов. Но на са­мом де­ле сен­са­ци­он­ное по­ку­ше­ние ни в ма­лей­шей сте­пе­ни не на­по­ми­на­ло ак­цию про­фес­си­о­на­лов, и ее успех – ско­рее ре­зуль­тат при­чуд­ли­во­го сте­че­ния об­сто­я­тельств. А са­ма опе­ра­ция во мно­гом на­по­ми­на­ла спла­ни­ро­ван­ную про­во­ка­цию.

В10.30 утра 27 мая 1942 го­да ма­ши­на Гей­дри­ха на вы­со­кой ско­ро­сти несет­ся из зам­ка в Па­нен­ских Бр­же­за­нах, где он жил с се­мьей, в Чер­нин­ский дво­рец, офи­ци­аль­ную ре­зи­ден­цию про­тек­то­ра. Ма­ши­на пе­ре­ме­ща­ет­ся без эс­кор­та охра­ны: ши­кар­ный от­кры­тый чер­ный ка­б­ри­о­лет «Мер­се­дес-Бенц» 320 С, сто­и­мость 9900 рейхс­ма­рок, из­го­тов­лен по спец­за­ка­зу в ок­тяб­ре 1941 го­да, 78-силь­ный дви­га­тель мо­жет вы­дать до 130 км/ч. На пу­ти к Трой­ско­му мо­сту до­ро­га де­ла­ет кру­той из­гиб, там обя­за­тель­но при­дет­ся сни­зить ско­рость и при­тор­ма­жи­вать – оп­ти­маль­ное ме­сто для за­са­ды. Па­ра­шю­тист Йо­зеф Вал­чик по­да­ет сво­им то­ва­ри­щам сиг­нал зер­каль­цем о при­бли­же­нии ма­ши­ны. Ко­гда «Мер­се­дес» про­тек­то­ра при­тор­ма­жи­ва­ет на кру­том по­во­ро­те, Йо­зеф Габ­чик вски­ды­ва­ет пи­сто­лет-пу­ле­мет Sten и на­жи­ма­ет спус­ко­вой крю­чок. Он це­лит­ся в ло­бо­вое стек­ло – Гей­дрих си­дит ря­дом с во­ди­те­лем, но оче­ре­ди нет – осеч­ка. Бро­сив от­ка­зав­шее ору­жие, ди­вер­сант на­чи­на­ет от­ход, ма­ши­на про­тек­то­ра, вме­сто то­го что­бы на ско­ро­сти по­ки­нуть ме­сто по­ку­ше­ния, оста­нав­ли­ва­ет­ся: Гей­дрих с во­ди­те­лем со­би­ра­ют­ся пре­сле­до­вать ди­вер­сан­та. Тут бро­са­ет бом­бу Ян Ку­биш, она рвет­ся за пра­вым зад­ним ко­ле­сом ма­ши­ны. Ра­не­ный оскол­ком в ли­цо Ку­биш от­хо­дит, Гей­дрих пы­та­ет­ся его до­гнать, но па­да­ет – он то­же ра­нен, чеш­ские по­ли­цей­ские до­став­ля­ют его в гос­пи­таль. Опе­ра­ция, уда­ле­ние по­вре­жден­ной се­ле­зен­ки, вре­мен­ное улуч­ше­ние и смерть от ин­фек­ции…

Ди­вер­сан­ты за­пла­ти­ли за ошиб­ки сво­и­ми жиз­ня­ми

По­ку­ше­ние вы­гля­де­ло не под­го­тов­лен­ной ак­ци­ей про­фес­си­о­на­лов, а ка­кой-то неуме­лой са­мо­де­я­тель­но­стью. По­на­ча­лу все шло без суч­ка и за­до­рин­ки: на­ла­ди­ли на­блю­де­ние на марш­ру­те пе­ре­ме­ще­ния Гей­дри­ха, вы­бра­ли удоб­ное ме­сто и мо­мент для за­са­ды, но в са­мый от­вет­ствен­ный мо­мент, ко­гда мож­но бы­ло стре­лять без по­мех и бук­валь­но в упор, от­ка­зал пи­сто­лет-пу­ле­мет. Ан­глий­ский Sten во­об­ще пе­чаль­но из­ве­стен сво­ей ка­приз­ной нена­деж­но­стью и неточ­ным бо­ем, спо­соб­но­стью са­мо­про­из­воль­но на­чать па­лить от встряс­ки или «за­же­вать» па­трон в са­мый от­вет­ствен­ный мо­мент. Но тут уж ни­че­го не по­де­ла­ешь: сол­дат не во­лен в сво­ем вы­бо­ре, ка­кое ору­жие вы­да­ли еще в Ан­глии, тем и при­шлось ра­бо­тать. У Габ­чи­ка был еще пи­сто­лет, но, не вос­поль­зо­вав­шись им для за­вер­ше­ния де­ла, ди­вер­сант, бро­сив Sten, убе­га­ет. Вме­сто то­го что­бы умчать­ся с ме­ста по­ку­ше­ния, Гей­дрих при­ка­зы­ва­ет сво­е­му во­ди­те­лю обер­шар­фю­ре­ру СС Йо­хан­не­су Кляй­ну оста­но­вить­ся, на­ме­ре­ва­ясь пу­стить­ся за ди­вер­сан­том в по­го­ню – лич­но, пеш­ком! В этот мо­мент Ку­биш ме­та­ет свою бом­бу (или гра­на­ту), но… про­ма­хи­ва­ет­ся: не по­пав в са­лон от­кры­той ма­ши­ны, она уда­ря­ет­ся о кры­ло (или ка­пот) и за­ка­ты­ва­ет­ся под зад­нее пра­вое ко­ле­со, где и взры­ва­ет­ся. Как поз­же уста­но­вят, лишь оди­не­дин­ствен­ный ма­лю­сень­кий оско­лок, на­сквозь про­бив бо­ко­вую стен­ку «Мер­се­де­са» и спин­ку си­де­нья, вме­сте с щеп­ка­ми и об­рыв­ка­ми мун­ди­ра по­пал в се­ле­зен­ку Гей­дри­ха. Рейхс­про­тек­тор, не осо­знав еще, что ра­нен, вы­ска­ки­ва­ет из ма­ши­ны и бро­са­ет­ся в по­го­ню за тер­ро­ри­стом, пы­та­ет­ся стре­лять в него из сво­е­го 7,65-мм валь­те­ра ППК, но без­успеш­но. Хо­тя стре­лок Гей­дрих от­мен­ный, но во­я­ка он ка­би­нет­ный: ни од­но­го вы­стре­ла ему сде­лать не уда­лось, посколь­ку пи­сто­лет про­тек­то­ра не был за­ря­жен – в обой­ме ни од­но­го па­тро­на. За Габ­чи­ком бро­сил­ся уже во­ди­тель Кляйн, хо­тя он то­же ра­нен и кон­ту­жен. Кляйн пы­та­ет­ся стре­лять из сво­е­го та­бель­но­го пи­сто­ле­та, но то­же без­успеш­но: то ли осеч­ка, то ли обой­ма пу­ста, то ли он во­об­ще за­был снять ору­жие с предо­хра­ни­те­ля! Убе­га­ю­щий Габ­чик за­ска­ки­ва­ет в мяс­ную лав­ку, но его кри­ка­ми вы­да­ет хо­зя­ин лав­ки. Шо­фер Гей­дри­ха ло­мит­ся ту­да, и тут Габ­чик на­ко­нец вспо­ми­на­ет, что у него то­же есть пи­сто­лет: вы­хва­ты­ва­ет, от­кры­ва­ет огонь и ра­нит во­ди­те­ля-эсэсов­ца в но­гу. По­том скры­ва­ет­ся. Ни­ка­ко­го от­хо­да по пла­ну: пар­ни про­сто бе­жа­ли сло­мя го­ло­ву, ку­да гла­за гля­дят, оста­вив на ме­сте за­са­ды ав­то­мат с пол­ным ма­га­зи­ном, дам­ский ве­ло­си­пед, два ко­жа­ных порт­фе­ля, в од­ном из ко­то­рых оста­лась вто­рая бом­ба, плащ и при­мет­ную кеп­ку из вер­блю­жьей шер­сти с фир­мен­ным зна­ком тор­го­во­го до­ма Bila labut. О ка­кой про­фес­си­о­наль­ной со­сто­я­тель­но­сти по­доб­ных ди­вер­сан­тов мож­но го­во­рить? Впро­чем, не бу­дем стро­ги к тем пар­ням, да и во­об­ще не нам их су­дить: за свои (и чу­жие) про­сче­ты они за­пла­ти­ли са­мой до­ро­гой це­ной – сво­и­ми жиз­ня­ми. Ко­неч­но, они про­шли под­го­тов­ку на бри­тан­ских ба­зах, в их ак­ти­ве бы­ли де­сят­ки па­ра­шют­ных прыж­ков и сот­ни ча­сов на стрель­би­щах, но хлад­но­кров­ны­ми убий­ца­ми они так и не успе­ли стать. Да и во­об­ще они еще ни­ко­го не уби­ва­ли в упор – сво­и­ми ру­ка­ми, гля­дя в гла­за жерт­ве. Ре­бя­там эле­мен­тар­но бы­ло страш­но: все, что за­пла­ни­ро­ва­ли и об­го­во­ри­ли за­ра­нее, бы­ло в мо­мент по­за­бы­то… Впро­чем, за­бе­гая впе­ред, за­ме­чу, что их ру­ко­во­ди­те­ли и ин­струк­то­ры, умуд­рен­ные, ка­за­лось бы, мно­го­лет­ним опы­том тай­ной вой­ны и сек­рет­ных опе­ра­ций, по ча­сти про­фес­си­о­на­лиз­ма ока­за­лись не луч­ше: и эки­пи­ров­ка с во­ору­же­ни­ем ока­за­лись так себе, и вы­бро­си­ли ди­вер­сан­тов со­вер­шен­но не в тот рай­он, где пла­ни­ро­ва­лось (впро­чем, во вре­мя той вой­ны этим гре­ши­ли все), да еще снаб­ди­ли одеж­дой, неко­то­рые пред­ме­ты ко­то­рой бы­ли ан­глий­ско­го про­из­вод­ства – с эти­кет­ка­ми лон­дон­ских ма­га­зи­нов и да­же мет­ка­ми ан­глий­ских пра­чеч­ных и хим­чи­сток, в том чис­ле… ар­мей­ских! Да­же нос­ки – и те ан­глий­ские. Тот еще «про­фес­си­о­на­лизм», так ведь уда­лось же!

в от­вет нем­цы раз­гро­ми­ли все мест­ное под­по­лье

В ис­то­рии чеш­ско­го Со­про­тив­ле­ния по­ку­ше­ние на Гей­дри­ха, без­услов­но, са­мое эпи­че­ское со­бы­тие. Но оцен­ка его по­след­ствий неод­но­знач­на. В тот же день по все­му про­тек­то­ра­ту бы­ло вве­де­но чрез­вы­чай­ное положение, ко­мен­дант­ский час, в Пра­ге на­ча­лись мас­со­вые обыс­ки и аре­сты. Как по­ла­га­ют, за вре­мя той «боль­шой об­ла­вы» бы­ло про­ве­ре­но аж 4 млн 750 тыс. че­ло­век, при этом в опе­ра­ции за­дей­ство­ва­ли чуть не 450 тыс. по­ли­цей­ских, жан­дар­мов, сол­дат вер­мах­та и ча­стей СС, со­труд­ни­ков раз­лич­ных струк­тур и под­раз­де­ле­ний СД. Да­же ес­ли циф­ры и за­вы­ше­ны, все рав­но бо­лее гран­ди­оз­ной по­ли­цей­ской об­ла­вы ми­ро­вая ис­то­рия по­ка не зна­ет. Бы­ло за­дер­жа­но 13 119 че­ло­век, а в пер­вые же дни за «одоб­ре­ние по­ку­ше­ния» нем­цы расстреляли 231 че­ло­ве­ка, еще 42 – «за со­кры­тие ору­жия», 343 – за свя­зи с за­гра­ни­цей и «укры­ва­тель­ство вра­гов рей­ха», 77 – за несо­об­ще­ние ме­ста жи­тель­ства. Все­го то­гда каз­ни­ли 1331 че­ло­ве­ка. То­гда же близ Пра­ги ка­ра­те­ли со­жгли по­се­лок Ли­ди­це, рас­стре­ляв всех муж­чин стар­ше 15 лет, от­пра­вив всех жен­щин на уни­что­же­ние в концлагерь Ра­вен­сбрюк, а де­тей – ча­стью вы­вез­ли для «оне­ме­чи­ва­ния», ча­стью – от­пра­ви­ли в га­зо­вые ка­ме­ры конц­ла­ге­ря в Хелм­но. Той же уча­сти под­верг­лось се­ло Ле­жа­ки – от­ту­да и ве­ла пе­ре­да­чи ра­ция па­ра­шю­ти­стов. Соб­ствен­но на ди­вер­сан­тов, со­вер­шив­ших по­ку­ше­ние (Габ­чи­ка, Ку­би­ша и Вал­чи­ка), и че­ты­рех их то­ва­ри­щей-па­ра­шю­ти­стов – все они укры­ва­лись в праж­ском пра­во­слав­ном со­бо­ре свя­тых Ки­рил­ла и Ме­фо­дия – нем­цы с тру­дом вы­шли лишь к 18 июня 1942 го­да. Как все­гда, по­мог пре­да­тель – Ка­рел Чур­да, то­же па­ра­шю­тист-ди­вер­сант. Его де­сан­ти­ро­ва­ли

Парашютисты-ди­вер­сан­ты Ян Ку­биш и Йо­зеф Габ­чиК, осу­ще­ствив­шие По­Ку­ше­ние на ГеЙ­дри­ха

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.