«Она за­Хлё­бы­ва­ет­ся нер­ва­мИ…»

Из ин­тер­вью Ал­лы Пе­ре­ва­ло­вой с Ири­ной Мет­лиц­кой «Без ко­кет­ства»

Sovershenno Sekretno - - ПОЛОСА -

«Я не долж­на се­бя оце­ни­вать. Мож­но, ко­неч­но, упи­вать­ся соб­ствен­ной зна­чи­мо­стью. Это всё рав­но что го­во­рить: я очень хо­ро­ший че­ло­век. Я го­во­рю так о се­бе, но в шут­ку. Есть ведь лю­ди, ко­то­рые ме­ня не лю­бят, ко­то­рых раз­дра­жа­ет сам факт мо­е­го су­ще­ство­ва­ния. И раз есть хоть один та­кой че­ло­век, я не имею пра­ва ска­зать, что я хо­ро­шая… Я бо­юсь фа­на­тич­ных лю­дей. Фа­на­тизм – это зацикленность на опре­де­лён­ной мысли. А одер­жи­мость – немнож­ко дру­гое, мне ка­жет­ся. Жанна д’Арк бы­ла одер­жи­ма. Мо­жет, я непра­виль­но по­ни­маю наш ве­ли­кий и мо­гу­чий рус­ский язык, но для ме­ня фа­на­тик – это че­ло­век, ко­то­рый, кро­ме од­ной сво­ей идеи, не вос­при­ни­ма­ет ни­че­го. Одер­жи­мость же – это не идея, а дви­же­ние к ней. Дви­же­ние в про­стран­стве, где воз­мож­но су­ще­ство­ва­ние и дру­гих идей. То­гда как до­ро­га фа­на­ти­ка уз­ка… Мне все­гда хо­те­лось и хо­чет­ся в ра­бо­те тре­пет­ных, тон­ких, неж­ных чувств. Но так по­лу­ча­лось, что я со сво­им стрем­ле­ни­ем ввысь за­ча­стую опус­ка­ла зри­те­лей в ка­кую-то без­дну… Хо­чет­ся все­гда быть сдер­жан­ной, спо­кой­ной. Ду­ма­ешь: как так лю­ди уме­ют лег­ко че­рез всё про­хо­дить, как у них это по­лу­ча­ет­ся? Как до­бить­ся та­ко­го со­вер­шен­ства?»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.