Как Хру­щёв на­гра­дил еги­пет­ско­го пре­зи­ден­та На­се­ра Звез­дой Ге­роя Со­вет­ско­го Со­ю­за

Êàê Õðóù¸â íàãðàäèë åãèïåòñêîãî ïðåçèäåíòà Íàñåðà Çâåçäîé Ãåðîÿ Ñîâåòñêîãî Ñîþçà. Èç âîñïîìèíàíèé ×ðåçâû÷àéíîãî è Ïîëíîìî÷íîãî Ïîñëà Ðîññèéñêîé Ôåäåðàöèè â îòñòàâêå Âàñèëèÿ Êîëîòóøè

Sovershenno Sekretno - - Первая Страница - Василий КОЛОТУША Спе­ци­аль­но «Со­вер­шен­но сек­рет­но»

Не знаю, как сей­час, но в дни мо­ей мо­ло­до­сти во мно­гих ра­бо­чих ка­би­не­тах со­юз­но­го МИДа на Смо­лен­ке ви­се­ли боль­шие са­мо­дель­ные пла­ка­ты, при­зван­ные «на­це­лить, взбод­рить и вдох­но­вить…» Ино­гда раз­ме­ща­лось на­став­ле­ние Пет­ра I о том, ка­ким по­ход­ным ор­де­ром рос­сий­ско­му вой­ску долж­но ид­ти на ту­рок для взя­тия кре­по­сти Азов: «…а ле­ка­рям, ку­ха­рям, тол­ма­чам и прот­чей обоз­ной сво­ло­чи за по­след­ним ко­ле­сом по­след­ней ко­лес­ни­цы ит­ти, дабы ви­дом сво­им уны­лым грусть на вой­ска не на­во­дить». Пла­ка­тик сей был по­пу­ля­рен в на­ро­де, по­сколь­ку мно­гие из оби­та­те­лей то­гдаш­них ми­дов­ских ка­би­не­тов бы­ли в той или иной сте­пе­ни за­дей­ство­ва­ны на пе­ре­во­дах. То есть, вы­ра­жа­ясь язы­ком пет­ров­ско­го вре­ме­ни, бы­ли тол­ма­ча­ми. А дру­ги­ми сло­ва­ми Пет­ра Пер­во­го – вхо­ди­ли в ка­те­го­рию лю­дей, име­ну­е­мых «прот­чей обоз­ной сво­ло­чью»… Ра­бо­тая в си­сте­ме МИДа, дол­гое вре­мя тол­ма­чил и я. Всту­пил на эту непро­стую и в выс­шей сте­пе­ни из­ну­ри­тель­ную сте­зю по­сле окон­ча­ния МГИМО и на­прав­ле­ния на ра­бо­ту в Еги­пет в 1965 го­ду, а в по­след­ний раз тол­ма­чил в 1995 го­ду, уже бу­дучи послом Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции в Ма­рок­ко. Прав­да, в тот, по­след­ний раз, я взял­ся пе­ре­во­дить со­всем уж кон­фи­ден­ци­аль­ную бе­се­ду меж­ду Ев­ге­ни­ем При­ма­ко­вым, в те го­ды – на­чаль­ни­ком Служ­бы внеш­ней раз­вед­ки РФ, и то­гдаш­ним ко­ро­лём Ма­рок­ко Ха­са­ном II по по­во­ду вой­ны в Чечне. Бы­ло ого­во­ре­но, что бе­се­да, в си­лу её до­ве­ри­тель­но­сти, долж­на про­хо­дить с ми­ни­маль­ным чис­лом участ­ни­ков, так что при­шлось «трях­нуть ста­ри­ной». Слу­чай из мо­ей слу­жеб­ной ка­рье­ры до­ста­точ­но важ­ный и ин­те­рес­ный, но, ес­ли го­во­рить чест­но, «не са­мый-са­мый». В мо­ей ра­бо­те бы­ва­ли эпи­зо­ды бо­лее ост­рые и эмо­ци­о­наль­но го­раз­до бо­лее на­сы­щен­ные. Ино­гда в про­цес­се при­ве­де­ния в по­ря­док лич­ных ар­хи­вов на гла­за по­па­да­ют­ся не­ко­то­рые па­мят­ные фо­то­гра­фии ли­бо вы­рез­ки из га­зет, и то­гда неволь­но го­во­ришь сам се­бе: «Да… как же, пом­ню, пом­ню… бы­ло де­ло под Пол­та­вой!» Прав­да, на гео­гра­фи­че­ской кар­те ме­ста тех «дел», в ко­то­рых мне до­ве­лось участ­во­вать в ро­ли тол­ма­ча, на­зы­ва­лись по-дру­го­му: Алек­сан­дрия, Ка­ир, Да­маск, Хар­тум, Баг­дад, Бей­рут, Ам­ман, Са­на, Аден, Ра­бат. Ну и, есте­ствен­но, Москва. Из пе­ре­чис­ле­ния этих го­ро­дов яс­но, что моё пе­ре­вод­че­ское про­шлое бы­ло свя­за­но с Ближ­ним Во­сто­ком и ара­ба­ми, а в язы­ко­вом плане – с араб­ским язы­ком, к ко­то­ро­му я на­чал при­об­щать­ся с 1959 го­да по­сле по­ступ­ле­ния в МГИМО.

КОВАРНОЕ «ОЖЕРЕЛЬЕ НИЛА»

Звёзд­ным ча­сом для то­го по­ко­ле­ния на­ших «тол­ма­чей» стал офи­ци­аль­ный ви­зит на­ше­го то­гдаш­не­го ли­де­ра Ни­ки­ты Хрущёва в Еги­пет 9–25 мая 1964 го­да. В плане сбли­же­ния меж­ду СССР и на­се­ров­ским Егип­том ви­зит был «ру­беж­ным», опре­де­лив­шим век­тор раз­ви­тия со­вет­ско-еги­пет­ских свя­зей на мно­гие го­ды впе­рёд. Ду­ма­ет­ся, что взлёт На­се­ра как по­ли­ти­ка ми­ро­во­го масштаба стал воз­мож­ным бла­го­да­ря под­держ­ке, ока­зан­ной ему со сто­ро­ны со­вет­ских ру­ко­во­ди­те­лей. Но, в свою оче­редь, имен­но бла­го­да­ря На­се­ру по­лу­чи­ли раз­ви­тие сна­ча­ла со­вет­ско-еги­пет­ские по­ли­ти­че­ские, эко­но­ми­че­ские и военные свя­зи, а по­том ана­ло­гич­ные свя­зи СССР со всем араб­ским ми­ром. В во­сто­ко­вед­че­ской ли­те­ра­ту­ре ис­то­рия фор­ми­ро­ва­ния аль­ян­са меж­ду Моск­вой и Ка­и­ром осве­ще­на до­ста­точ­но по­дроб­но, по­это­му в рам­ках на­ших «Ба­ек ста­ро­го тол­ма­ча» важ­но про­сто за­фик­си­ро­вать в па­мя­ти, что всё на­чи­на­лось с по­езд­ки Н. С. Хрущёва в Еги­пет в мае 1964 г. По­про­бую рас­ска­зать об этом небы­ва­лом по про­дол­жи­тель­но­сти ви­зи­те (бо­лее двух недель!), в хо­де ко­то­ро­го име­ли ме­сто офи­ци­аль­ные пе­ре­го­во­ры, ми­тин­ги, тор­же­ствен­ная це­ре­мо­ния пе­ре­кры­тия рус­ла Нила. Бы­ли так­же и по­се­ще­ния зна­ме­ни­тых пи­ра­мид и ка­ир­ских му­зеев. А бы­ли ещё и ост­рые спо­ры, лич­ност­ные кон­флик­ты, ди­пло­ма­ти­че­ские «кон­фу­зы». Не уве­рен в том, на­шли ли за­ку­лис- ные де­та­ли ви­зи­та своё от­ра­же­ние в ар­хи­вах на­ше­го МИДа. Ско­рее все­го, нет. Но участ­ни­ки тех со­бы­тий де­ли­лись сво­и­ми вос­по­ми­на­ни­я­ми со сво­и­ми дру­зья­ми и кол­ле­га­ми, в том чис­ле со мной. Их рас­ска­зы бы­ли неве­ро­ят­но ин­те­рес­ны и по­учи­тель­ны в плане по­ни­ма­ния то­го, на­сколь­ко слож­ной, нерв­ной и небла­го­дар­ной мо­жет ока­зать­ся ра­бо­та «тол­ма­ча». По­ис­ти­не бес­цен­ным стал рас­сказ мо­е­го боль­шо­го дру­га и кол­ле­ги «по це­ху» Павла Се­мё­но­ви­ча Ако­по­ва, ко­то­рый, в те дни ещё мо­ло­дой ра­бот­ник со­вет­ско­го по­соль­ства в Ка­и­ре, был при­креп­лён к Хру­щё­ву и все две неде­ли ви­зи­та неот­луч­но на­хо­дил­ся ря­дом с ним. Итак, Ни­ки­та Сер­ге­е­вич вме­сте с мно­го­чис­лен­ной со­вет­ской де­ле­га­ци­ей от­был из Ял­ты в Алек­сан­дрию на бор­ту теп­ло­хо­да «Ар­ме­ния» 6 мая 1964 го­да. В чис­ле со­про­вож­да­ю­щих бы­ли зять на­ше­го во­ждя – глав­ный ре­дак­тор га­зе­ты «Из­ве­стия» А. И. Ад­жу­бей, ми­нистр ино­стран­ных дел А. А. Гро­мы­ко, А. А. Греч­ко – на тот мо­мент пер­вый за­ме­сти­тель ми­ни­стра обо­ро­ны СССР, ми­нистр энер­ге­ти­ки СССР П. С. Не­по­рож­ний, пред­се­да­тель ГКЭС (Гос­ко­ми­те­та СССР по внеш­ним эко­но­ми­че­ским свя­зям) С. А. Скач­ков, глав­ный ре­дак­тор га­зе­ты «Прав­да» П. А. Са­тю­ков. Вви­ду оче­вид­ной зна­чи­мо­сти для со­вет­ско-араб­ских от­но­ше­ний дан­но­го ви­зи­та Хрущёва в Ка­ир бы­ли вы­зва­ны луч­шие на тот мо­мент на­ши пе­ре­вод­чи­ки-ара­би­сты – Юлий Сул­та­нов (из Бей- ру­та), Ана­то­лий Чер­ны­шов (из Да­мас­ка), Олег Ко­вту­но­вич (ка­жет­ся, из Моск­вы). Вме­сте с де­ле­га­ци­ей на бор­ту «Ар­ме­нии» при­был Вла­ди­мир Крас­нов­ский (для обес­пе­че­ния пись­мен­ных пе­ре­во­дов). На ме­сте в бри­га­ду пе­ре­вод­чи­ков был вклю­чён Сер­гей Ара­ке­лян, ко­то­рый, пом­нит­ся, ра­бо­тал то­гда в долж­но­сти ви­це-кон­су­ла в Асу­ане и вла­дел тех­ни­че­ской тер­ми­но­ло­ги­ей по ча­сти пло­ти­ны. 9 мая по­сле тор­же­ствен­ной встре­чи в мор­ском пор­ту го­сти и чле­ны еги­пет­ско­го ру­ко­вод­ства на по­ез­де вы­еха­ли в Ка­ир. На сле­ду­ю­щий день со­сто­я­лись офи­ци­аль­ные пе­ре­го­во­ры, по за­вер­ше­нии ко­то­рых Га­маль Аб­дель На­сер устро­ил тор­же­ствен­ный обед в зда­нии клу­ба офи­це­ров в За­ма­ле­ке. На обе­де На­сер про­из­нёс при­вет­ствен­ную речь в честь го­стя и объ­явил о на­граж­де­нии Хрущёва выс­шим еги­пет­ским ор­де­ном – «Ожерелье Нила», ко­то­ро­го удо­ста­и­ва­ют­ся гла­вы го­су­дарств (хо­тя Хру­щёв на тот мо­мент фор­маль­но гла­вой го­су­дар­ства не был). Вру­че­ние ор­де­на бы­ло им­про­ви­за­ци­ей На­се­ра и про­грам­мой ви­зи­та это не преду­смат­ри­ва­лось. По воз­вра­ще­нии в от­ве­дён­ную ему ре­зи­ден­цию – дво­рец Аль-Куб­ба, Хру­щёв со­брал у се­бя «про­филь­ных» чле­нов де­ле­га­ции, и, вы­ска­зав своё недо­воль­ство по­ли­ти­ко-ди­пло­ма­ти­че­ским сюр­при­зом, спро­сил: «И что те­перь бу­дем де­лать? На­до же как-то от­ве­тить! Но чем?» Пер­вым вы­ска­зал­ся Алек­сей Ад­жу­бей, ко­то­рый ска­зал, что мы, мол, в про­шлом

Ни­ки­та Хру­щёв при­креп­ля­ет к гру­ди Га­ма­ля Аб­де­ля На­се­ра ор­ден Ле­ни­на и Зо­ло­тую звез­ду Ге­роя Со­вет­ско­го Со­ю­за. Пе­ре­вод­чик – Юлий Сул­та­нов (на­по­ло­ви­ну за­крыт фи­гу­рой Хрущёва). 12 мая 1964

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.