«Я ЗНАЮ СТРАХИ ИГ­РО­КОВ» СТИЛЬНЫЙ МАС­СИ­МО КАР­РЕ­РА

От­кро­ве­ния Унаи Эме­ри, чей «ПСЖ» раз­гро­мил в ЛЧ «Бар­се­ло­ну»

Sovetskiy Sport – Football - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Пе­ре­вел Дмит­рий Ту­ма­нов

«ЗНАЮ СТРАХИ ИГ­РО­КОВ»

– Вы всю ка­рье­ру про­ве­ли в низ­ших ди­ви­зи­о­нах и все­го несколь­ко мат­чей сыг­ра­ли в При­ме­ре за «Ре­ал Со­сье­дад». Ка­ким фут­бо­ли­стом вы бы­ли?

– Мо­им ку­ми­ром яв­лял­ся Ло­пес Уфар­те по про­зви­щу Ма­лень­кий Дья­вол (иг­рок «Ре­ал Со­сье­да­да» в 1975 – 1987 го­дах. – Прим. ред.). Я, как и он, был ле­вым на­па­да­ю­щим, под­ра­жал ему во всем. Но та­ко­го та­лан­та, как у Ло­пе­са, не имел.

Од­на­ко карьера фут­бо­ли­ста по­мог­ла мне в тре­нер­ском де­ле. Ес­ли ты ко­гда-то иг­рал, пусть да­же на сред­нем уровне, лучше по­ни­ма­ешь под­опеч­ных. Я знаю, что та­кое стресс, ка­кие у пар­ня могут быть страхи. Тре­нер дол­жен быть сво­е­го ро­да те­ра­пев­том – ле­чить бо­лез­ни, неви­ди­мые дру­гим. Для дан­ной про­фес­сии нуж­ны страсть, ве­ра и мно­го-мно­го энер­гии. Все это у ме­ня бы­ло, но не по­мог­ло стать известным фут­бо­ли­стом. За­то при­го­ди­лось по­том.

– Сна­ча­ла вы бы­ли иг­ра­ю­щим тре­не­ром в «Лор­ке».

Тре­не­ра толь­ко что уво­ли­ли, и мне пред­ло­жи­ли этот пост. Ко­гда за­шел в раз­де­вал­ку, ре­бя­та сна­ча­ла не по­ня­ли: «А тре­нер-то где? За­бо­лел?» – «Да вот я и есть тре­нер!» Не­про­стая си­ту­а­ция – вче­ра бы­ли на рав­ных, а те­перь на­чаль­ник. У ме­ня по­лу­чил­ся стре­ми­тель­ный взлет, но в один пре­крас­ный мо­мент все мо­жет из­ме­нить­ся. Тре­нер все­гда бу­дет край­ним. – Вы го­то­вы к та­ко­му по­во­ро­ту?

– Мой прин­цип: ни­ко­гда не стро­ить да­ле­ко иду­щих пла­нов! Са­мое да­ле­кое бу­ду­щее –зав­траш­ний день. Се­го­дня ду­маю о зав­траш­нем мат­че, по­сле него нач­ну ду­мать о тре­ни­ров­ке. Толь­ко так, ина­че кры­ша съе­дет. Ты мо­жешь быть ге­ро­ем, одер­жав три по­бе­ды под­ряд, по­том про­иг­рать столь­ко же и стать ни­чем. Так за­чем за­би­вать се­бе го­ло­ву ка­ки­ми-то пла­на­ми на бу­ду­щее?

– Од­на­ко сей­час вы один из немно­гих ис­пан­ских спе­ци­а­ли­стов, кто мо­жет не бес­по­ко­ить­ся о бу­ду­щем! – Да, но каж­дое утро, про­сы­па­ясь, го­во­рю се­бе: «Я про­сто ве­зун­чик!» – Ва­ша «Аль­ме­рия», пе­рей­дя из вто­ро­го ди­ви­зи­о­на в пер­вый, на удив­ле­ние лег­ко там про­пи­са­лась. – Я брал мно­гое от тех ко­манд, с ко­то­ры­ми мы встре­ча­лись. Смот­рел сот­ни мат­чей по те­ле­ви­зо­ру: «Так, эта ко­ман­да по­бе­ди­ла. Кто тре­нер? Как он тре­ни­ру­ет? Эта про­иг­ра­ла. По­че­му?» В фут­бо­ле учишь­ся гла­за­ми. Обо­жаю по­се­щать по­един­ки дру­гих клу­бов. Се­го­дня, увы, тре­не­ры хо­дят на ста­ди­о­ны, что­бы про­смот­реть ко­го-то из иг­ро­ков.

Мы бы­ли еди­ны и по­ка­за­ли свой луч­ший футбол про­тив ве­ли­кой ко­ман­ды. Но не ду­маю, что со­пер­ник сми­рил­ся с вы­ле­том. Не сто­ит рас­слаб­лять­ся.

Унаи ЭМЕ­РИ, глав­ный тре­нер «ПСЖ» по­сле по­бе­ды над «Бар­се­ло­ной»

Мне же ин­те­рес­ны со­че­та­ния фут­бо­ли­стов, вся ко­ман­да. Пле­вать, что ка­кой-то там по­лу­за­щит­ник вы­тво­ря­ет но­га­ми! Я смот­рю на ком­би­на­ции, как лю­ди ата­ку­ют и за­щи­ща­ют­ся, ста­ра­юсь по­нять, как один иг­рок до­пол­ня­ет дру­го­го. У ме­ня есть за­мет­ки на сот­ню ко­манд! Я – как губ­ка, ко­то­рая все впи­ты­ва­ет. И те­перь мо­гу ве­сти се­бя, как в су­пер­мар­ке­те: «Куп­лю-ка эту ве­щи­цу, она вро­де ни­че­го. И вот эта то­же мо­жет при­го­дить­ся».

– Вы все­гда бы­ли та­кой «жив­чик», как сей­час?

Все­гда. Ес­ли есть вре­мя, иду на ста­ди­он. Или смот­рю те­ле­транс­ля­ции. Ес­ли есть вы­бор из че­ты­рех мат­чей, вы­би­раю клуб, ко­то­рый ра­нее по­ка­зал­ся ин­те­рес­ным. Вы­ра­бо­тал для се­бя пра­ви­ло: ес­ли не по­нра­ви­лась ка­кая-то ко­ман­да, зна­чит, не сто­ит ее смот­реть во вто­рой раз, а лучше во­об­ще сте­реть из па­мя­ти.

«ФУТБОЛ  ПОСТОЯННЫЙ ЕСТЕ­СТВЕН­НЫЙ ОТБОР»

– Силь­но из­ме­ни­лась про­фес­сия тре­не­ра за по­след­ние годы?

– Не­имо­вер­но! Это уже не толь­ко футбол, все го­раз­до слож­нее. Се­го­дня тре­не­ры долж­ны быть спе­ци­а­ли­ста­ми по пси­хо­ло­гии, раз­би­рать­ся в фи­нан­сах, а также в во­про­сах пи­та­ния, ком­му­ни­ка­ции и соб­ствен­но­го ими­джа. Ме­ня очень ин­те­ре­су­ет пси­хо­ло­гия, это глав­ный фак­тор в со­вре­мен­ном фут­бо­ле. – По­яс­ни­те. –

Я в этой об­ла­сти са­мо­уч­ка, в мо­их ко­ман­дах ни­ко­гда не бы­ло пси­хо­ло­га, их не очень жа­лу­ют фут­бо­ли­сты. Чи­таю мно­го спе­ци­аль­ной ли­те­ра­ту­ры. На­при­мер, сей­час ме­ня очень за­ни­ма­ет так на­зы­ва­е­мый эмоциональный ин­тел­лект. – И все же не очень по­нят­но, по­че­му пси­хо­ло­гия – глав­ный фак­тор.

– Не хо­чу, что­бы у мо­их иг­ро­ков бы­ли та­кие же про­бле­мы, как у ме­ня в свое вре­мя. По­гру­жать­ся в пси­хо­ло­гию – это как пи­сать сце­на­рий: на­до при­ду­мать си­ту­а­ции для фут­бо­ли­стов, что­бы они по­ня­ли, как ве­сти се­бя в тот или иной мо­мент. То­гда ни­что на по­ле не за­ста­нет их врас­плох. Мож­но про­иг­рать матч из-за че­го угод­но, но толь­ко не из-за про­сче­тов в пси­хо­ло­гии. – Как все это вы­гля­дит на де­ле?

– Есть пси­хо­ло­гия иг­ро­ка и кол­лек­ти­ва. Для ме­ня важ­но и то и дру­гое. Моя за­да­ча – за­ка­лить команду, уси­лить же­ла­ние по­бе­ды, под­нять дух со­пер­ни­че­ства. Ес­ли есть два иг­ро­ка на од­ну по­зи­цию, я вся­че­ски за­во­жу то­го, кто си­дит на ска­мей­ке. Вы­бор де­лаю, ис­хо­дя из то­го, мо­жет ли фут­бо­лист сыг­рать «че­рез не мо­гу». Что­бы попасть в со­став, па­рень дол­жен всю неде­лю доказывать: он лучше не толь­ко функ­ци­о­наль­но, но и в во­ле­вом плане.

– Неко­то­рые на­став­ни­ки счи­та­ют ни­же сво­е­го до­сто­ин­ства об­щать­ся с иг­ро­ка­ми.

– Та­кое уму непо­сти­жи­мо! Ка­кой смысл в по­доб­ной по­зи­ции? Ни­ка­ко­го! Я в работе очень эмо­ци­о­на­лен. Ко­ман­да – се­мья, и диа­лог внут­ри ее – са­мое глав­ное. В раз­де­вал­ке я пред­ла­гаю, я ре­шаю, но ну­жен кон­сен­сус. Не хо­чу быть дик­та­то­ром. Важ­но объ­еди­нить 22 человека од­ной иде­ей.

Вот си­дят иг­ро­ки, слу­ша­ют тре­не­ра. У ко­го-то манд­раж – все­гда са­дят­ся по­даль­ше, пря­чут­ся за спи­ны. Ко­гда я это ви­жу, го­во­рю, что­бы они пе­ре­шли на пер­вый ряд. Фут­бо­ли­сты долж­ны участ­во­вать в раз­го­во­ре, вы­ска­зы­вать соб­ствен­ное мне­ние. Вот в клас­се школь­ни­ки на зад­них пар­тах – они же ва­ля­ют ду­ра­ка! Я знаю, сам си­дел все вре­мя там, что­бы под­гля­ды­вать за дев­чон­ка­ми. Но здесь же нет де­виц – так за­чем пря­тать­ся? Футбол – это веч­ный есте­ствен­ный отбор. Же­сто­кий.

«ПОМНИТЕСАНЧОПАНСУ,ТОЛСТЯКАНАОСЛЕ?»

– По-на­сто­я­ще­му из­вест­ны вы ста­ли в «Ва­лен­сии», при­чем при­шли в клуб, ко­гда он на­хо­дил­ся в фи­нан­со­вом и управ­лен­че­ском кри­зи­се.

– Я знал, что при­дет­ся труд­но, но не ду­мал, что на­столь­ко! Вы­нуж­де­ны бы­ли по­ку­пать мо­ло­дых иг­ро­ков и про­да­вать звезд – Да­ви­да Ви­лью, Да­ви­да Си­л­ву… Но это бы­ло за­хва­ты­ва­ю­щее ис­пы­та­ние для ме­ня. Пом­ню, как раз в те дни, ко­гда при­шел в команду, га­зе­ты пи­са­ли, что «Ва­лен­сию» воз­гла­вит Лу­ис Ара­го­нес. Я еще не провел ни еди­ной тре­ни­ров­ки, а на мне уже ста­ви­ли крест! Пред­став­ля­е­те! – И ка­ко­ва бы­ла ва­ша ре­ак­ция?

– Я по­зво­нил пре­зи­ден­ту клу­ба Ху­а­ну Ви­лья­лон­ге и по­про­сил о встре­че. При­шлось шесть ча­сов си­деть в ожи­да­нии, ко­гда он ме­ня при­мет. Ко­гда, на­ко­нец, за­шел в ка­би­нет, ска­зал пря­мо: «Я – тре­нер «Ва­лен­сии»? Да или нет?» Я-то знал, что имя Ара­го­не­са в прес­се по­яви­лось не про­сто так, нет ды­ма без ог­ня. С дру­гой сто­ро­ны, я толь­ко что под­пи­сал с клу­бом двух­лет­ний кон­тракт. Ми­нут че­рез пят­на­дцать Ви­лья­лон­га ска­зал: «Да, имен­но ты – тре­нер. В до­ка­за­тель­ство да­вай об­ни­мем­ся!» Мы так и сде­ла­ли. Этот его шаг сто­ил до­ро­же всех кон­трак­тов в ми­ре. – Тот эпи­зод укре­пил ва­шу ве­ру в се­бя?

– Да. В «Ва­лен­сии» при мне сме­ни­лось три пре­зи­ден­та и че­ты­ре спор­тив­ных ди­рек­то­ра, но я все­гда ра­бо­тал так, как счи­тал нуж­ным. Для ме­ня раз­де­вал­ка – как убе­жи­ще. «Унаи, та­кой-то го­во­рит, что те­бя уво­лят!» Да пле­вать, со­ба­ка ла­ет – ка­ра­ван идет. «Унаи, та­кие про­бле­мы, кри­зис!» Да пле­вать, ра­бо­та­ем! Пом­ни­те Сан­чо Пан­су, тол­стя­ка на осле, ору­же­нос­ца Дон Ки­хо­та? – Пом­ню. – «Дон Ки­хот, со­ба­ки на­сти­га­ют, слы­шишь лай?» – «Не об­ра­щай вни­ма­ния, Сан­чо! Не огля­ды­вай­ся, смот­ри толь­ко впе­ред, за го­ри­зонт!» Вот ия в «Ва­лен­сии» по­сту­пал так, как Дон Ки­хот: толь­ко впе­ред, не огля­ды­ва­ясь!

«ОБОРОНЯЮСЬ, ЧТО­БЫ ЗАБИТЬ»

– Что та­кое в ва­шем по­ни­ма­нии хо­ро­ший тре­нер?

Тот, кто до­би­ва­ет­ся от иг­ро­ков боль­шей от­да­чи. Хо­ро­ший тре­нер – это до­ве­ри­тель­ные, близ­кие от­но­ше­ния в кол­лек­ти­ве. Ко­гда кто-то из фут­бо­ли­стов идет по­ну­рый, я ска­жу ему: «При­я­тель, что это с то­бой?» Я взъеро­шу его во­ло­сы: «Вы­ше нос!» Я оп­ти­мист по на­ту­ре, в мо­ей ко­ман­де иг­ро­ки долж­ны быть по­бе­ди­те­ля­ми, а не жерт­ва­ми. – Кто для вас при­мер хо­ро­ше­го тре­не­ра?

– Хо­сеп Гвар­дио­ла. Есть еще Мо­ури­ньо, но в по­след­нее вре­мя я в нем немно­го разо­ча­ро­вал­ся. Ка­жет­ся, он про­по­ве­ду­ет не со­всем фут­боль­ные ве­щи. Но вот в «Пор­ту» Жо­зе про­де­лал ве­ли­ко­леп­ную ра­бо­ту: ко­ман­да де­мон­стри­ро­ва­ла по­тря­са­ю­щий прес­синг, дей­ство­ва­ла по прин­ци­пу «луч­шая за­щи­та – на­па­де­ние». А вот «Ин­тер» при нем иг­рал дей­стви­тель­но от обо­ро­ны. Но са­мое ин­те­рес­ное в работе Мо­ури­ньо – то, что остается за кад­ром, под­вод­ная часть айс­бер­га. – А чем вас по­ко­рил Гвар­дио­ла?

– Да всем! Ко­гда я тре­ни­ро­вал «Аль­ме­рию», мы иг­ра­ли про­тив «Бар­се­ло­ны» Фран­ка Рай­кар­да. Она бы­ла очень хо­ро­ша, но «Бар­са» Гвар­дио­лы – нечто осо­бен­ное. Да, у него име­лись звез­ды, но ес­ли ны­неш­няя ко­ман­да до сих пор свер­ка­ет, это все бла­го­да­ря Гвар­ди­о­ле. Есть два спо­со­ба обо­ро­ны. Пер­вый: за­щи­ща­е­тесь, что­бы не про­пу­стить. Вто­рой: за­щи­ща­е­тесь, что­бы забить. Вто­рое – как раз мое. Для ата­ки иг­ро­ки долж­ны как мож­но быст­рее вер­нуть мяч. На ме­ня очень по­вли­ял Мар­се­ло Бьель­са (экс-на­став­ник сбор­ных Ар­ген­ти­ны, Чи­ли, ря­да ев­ро­пей­ских клу­бов. – Прим. ред.).

Пил с ним как-то ко­фе. По­сто­ян­но о чем-то ду­ма­ет. Эда­кий фи­ло­соф. – Но ведь и вы та­кой же! – – Что важ­нее? –

Да нет, не пре­тен­дую! Хо­тя ес­ли лю­ди при­кле­ят та­кой яр­лык – им вид­нее (сме­ет­ся). О фут­бо­ле го­во­рят все, но боль­шин­ство в нем ни­че­го не смыс­лит. А те, кто пи­шет о фут­бо­ле… Ну что о них ска­зать… Глуп­цы. Пи­шут о так­ти­ках, стра­те­гии, но что они в этом по­ни­ма­ют? Ни­че­го! Не ви­дят раз­ни­цу меж­ду фи­ло­со­фи­ей иг­ры и так­ти­че­ской схе­мой.

Фи­ло­со­фия иг­ры, ко­неч­но же! Ме­ня кри­ти­ку­ют за то, что я ча­сто ме­няю так­ти­че­ские схе­мы: «У Унаи про­сто нет чет­ко­го пред­став­ле­ния…» Бал­бе­сы! У ме­ня как раз все очень чет­ко в го­ло­ве! Моя фи­ло­со­фия про­ста: за­щи­та нуж­на для ата­ки. А так­ти­че­ские схе­мы могут быть раз­ные. У ме­ня боль­ше два­дца­ти иг­ро­ков, впо­ру де­лать сот­ни со­че­та­ний.

Фо­то Gettyimages.ru

Унаи Эме­ри страст­но влюб­лен в футбол и не скры­ва­ет го­ря­чий тем­пе­ра­мент.

Фо­то AP

18 мая 2016 го­да. Ба­зель. Фи­нал Ли­ги Европы. «Ли­вер­пуль» – «Се­ви­лья» – 1:3. Унаи Эме­ри три­ум­фаль­но за­вер­шил ра­бо­ту у ру­ля ис­пан­ско­го клу­ба.

Фо­то Reuters

Хавбек «ПСЖ» Ан­хель Ди Ма­рия на 29-ле­тие по­да­рил се­бе дубль в во­ро­та «Бар­сы».

Экс-форвард «Спар­та­ка» Ар­тем Дзю­ба (сле­ва) ко­гда-то на­звал Эме­ри тре­не­риш­кой… Фо­то Ан­то­на Сер­ги­ен­ко/ТАСС

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.