«Го­во­рил Тот­ти, что на­до бы­ло за­кан­чи­вать рань­ше»

Ка­пи­тан «Ро­мы» Да­ни­е­ле Де Рос­си в ин­тер­вью La Gazzetta dello Sport рас­ска­зал о се­бе, Фран­че­ско Тот­ти, сбор­ной Ита­лии и сво­их пла­нах на бу­ду­щее. «ССФ» при­во­дит наи­бо­лее ин­те­рес­ные фраг­мен­ты бе­се­ды.

Sovetskiy Sport – Football - - ЗВЕЗДА - ПЕ­РЕ­ВОД Ан­дрей Мур­ник

«НИ­КТО НЕ ХО­ЧЕТ ПРИЗНАВАТЬ ОШИБ­КИ»

– К мо­е­му вы­бо­ру стать фут­бо­ли­стом отец (Аль­бер­то Де Рос­си, быв­ший иг­рок ря­да клу­бов Се­рии С, ныне – тре­нер мо­ло­деж­но­го со­ста­ва «Ро­мы». – Прим. ред.) имел кос­вен­ное от­но­ше­ние. Он ни­ко­гда ни­че­го не на­вя­зы­вал мне. Но ко­гда ты в воз­расте двух-трех лет разъ­ез­жа­ешь по всем ста­ди­о­нам Се­рии С, фут­бол ста­но­вит­ся ча­стью жиз­ни се­мьи. На него смот­ришь не как на ра­бо­ту, а как на иг­ру.

Я урав­но­ве­шен­ный че­ло­век, и все­гда был та­ким. Вре­мя от вре­ме­ни на по­ле я опро­вер­гал это утвер­жде­ние вспыш­ка­ми гне­ва. Сей­час да­же на по­ле мне уда­ет­ся дер­жать се­бя в ру­ках, и бы­ло бы пло­хо, ес­ли бы у ме­ня это не по­лу­ча­лось, в 34-то го­да. По­хо­же, у лю­дей сло­жи­лось мне­ние, что я – умуд­рен­ный жиз­нью. Ве­ро­ят­но, по­то­му, что я ма­ло раз­го­ва­ри­ваю. Но ес­ли ты го­во­ришь немно­го, мень­ше ве­ро­ят­ность ска­зать ка­кую-ни­будь глу­пость.

С го­да­ми я убе­дил­ся, что внеш­ние фак­то­ры на ме­ня не вли­я­ют. Зна­е­те, «прес­са уни­что­жи­ла иг­ро­ка»… Вер­но, но по­том-то на по­ле вы­хо­дит не прес­са, а иг­рок. Ко­неч­но, ра­дио, га­зе­ты, безум­ная страсть – все это в Ри­ме ино­гда пе­ре­хле­сты­ва­ет че­рез край. И, по-мо­е­му, это на­но­сит вред, ис­ка­жа­ет то рим­ское, что су­ще­ство­ва­ло на про­тя­же­нии мно­гих лет. Рим­ля­нин рань­ше все­гда за­щи­щал рим­ля­ни­на, да­же ес­ли тот был на по­ле худ­шим. Это и вправ­ду бы­ла се­мья, что-то, объ­еди­ня­ю­щее всех, по­то­му что «мы все рим­ляне, по­том­ки древ­них, мы – нечто от­лич­ное от вас».

Сей­час раз­до­ры воз­ни­ка­ют по лю­бо­му по­во­ду. Это та­кая мо­дель по­ве­де­ния: со­здать немно­го сму­ты. Кто-то де­ла­ет так по­то­му, что это вы­год­но, дру­гие – по­то­му, что мы, как им ка­жет­ся, вот-вот са­ми по­ссо­рим­ся. И все упря­мо сто­ят на сво­ем. Ес­ли, на­при­мер, я ска­зал в 2006 го­ду, что Де Рос­си плох, то я дол­жен утвер­ждать это до кон­ца сво­их дней. Ни­кто не хо­чет признавать свои ошиб­ки. Ду­маю, так сей­час во всем, и соц­се­ти то­же при­нуж­да­ют лю­дей к по­доб­но­му по­ве­де­нию.

«СТАТЬ ТРЕ­НЕ­РОМ? ПРЕ­КРАС­НЫЙ СТРЕСС»

– За­кон­чу ли ка­рье­ру в Ри­ме? Не знаю. Я все­гда ду­мал, что это бы­ло бы здо­ро­во. При­ят­но пе­ре­жить та­кой же день (с по­прав­кой на уро­вень, ко­неч­но), ка­кой пе­ре­жил Тот­ти 28 мая, по­лу­чить столь же бур­ные ова­ции ти­фо­зи в свой ад­рес. 16 рим­ских лет – это как 32 го­да в дру­гом ме­сте. Они тру­до­ем­ки, это огром­ная тя­жесть, ко­то­рую чув­ству­ешь.

У ме­ня нет дру­го­го опы­та, но я ду­маю, что хо­тел бы его по­лу­чить. Чест­но го­во­ря, я ре­шил это в про­шлом го­ду, ко­гда бы­ла па­у­за в пе­ре­го­во­рах с «Ро­мой». Но на ме­ня это не по­вли­я­ло: я дер­жал в го­ло­ве, что это мой по­след­ний се­зон, что иг­раю на уровне и дол­жен оста­вить о се­бе хо­ро­шую па­мять. Один ита­льян­ский клуб де­лал вы­год­ное пред­ло­же­ние, но пре­дать го­род и бо­лель­щи­ков бы­ло бы боль­шим стрес­сом. Ес­ли бы пред­ло­же­ние по­сту­пи­ло от ев­ро­пей­ской или аме­ри­кан­ской ко­ман­ды, то­гда воз­мож­но. Не сек­рет, что од­но из мо­их дав­них же­ла­ний – по­ехать в США, по­лу­чить но­вый опыт в фут­бо­ле и в жиз­ни.

Что бу­дет даль­ше? Непро­стое вре­мя. Я дол­жен ду­мать о бу­ду­щем, по­сколь­ку ви­жу, как мно­гие мои кол­ле­ги за­вер­ша­ют ка­рье­ру и не зна­ют, что де­лать по­том. Я ви­дел, как Тот­ти не мог ре­шить­ся уй­ти, как он несча­стен. Я был ря­дом с ним и ду­мал о том, как ему труд­но иг­рать.

Од­на­ко за­да­юсь дву­мя во­про­са­ми: «Что я бу­ду де­лать?» Оста­вать­ся до­ма с утра до ве­че­ра, че­го ни­ко­гда не бы­ва­ло? Это мо­жет при­вне­сти в се­мью боль­шое на­пря­же­ние. Дру­гой во­прос: «Хо­тел бы я тре­ни­ро­вать?» Я ра­бо­тал с тре­не­ра­ми, ко­то­рые ме­ня очень впе­чат­ля­ли. Од­на­ко я дер­жу в уме и то, что это слож­ней­шая ра­бо­та, из­ну­ри­тель­ная. В це­лом рас­суж­даю так: «Здо­ро­во де­лать то, что де­ла­ют тре­не­ры?» И от­ве­чаю се­бе: «Это раз­ру­ши­тель­ный, огром­ный стресс, но это пре­крас­но».

«ВИ­ДЕЛ ГРУСТНОГО ТОТ­ТИ»

– Про­шлым ле­том Тот­ти не чув­ство­вал се­бя уве­рен­но. Все для него но­во, не нуж­но боль­ше на­де­вать бут­сы, по­это­му по­тря­се­ние его ос­нов бы­ло по­нят­ным. Но он спра­вил­ся. Ко­гда я ви­дел его, грустного, во вре­мя це­ре­мо­нии про­во­дов, не ду­мал, что он так быст­ро адап­ти­ру­ет­ся к но­вой ро­ли. Неваж­но, к ка­кой имен­но. Он – это он. Он боль­ше не ка­пи­тан ко­ман­ды, не тот иг­рок, ко­то­ро­го мы зна­ем, и это нелег­ко. Ду­маю, ему очень по­мо­жет тот факт, что каж­дый встреч­ный зо­вет его ка­пи­та­ном. Его все еще ви­дят в фут­бол­ке «Ро­мы». Его пи­джак и гал­стук – как одеж­да Су­пер­ме­на, ко­то­рую он ме­ня­ет в те­ле­фон­ной буд­ке и ко­то­рая пре­вра­ща­ет­ся в «де­сят­ку» на спине и ка­пи­тан­скую по­вяз­ку. Он как те бес­смерт­ные, что оста­ют­ся в ис­то­рии и фо­ли­ан­тах.

В лич­ных бе­се­дах я все­гда со­ве­то­вал ему за­кон­чить на год рань­ше. То был не очень при­ят­ный се­зон для него, для тре­не­ра, для парт­не­ров, по­то­му что мы жи­ли так, буд­то до­ма ссо­ри­лись па­па и ма­ма. Это до­ста­ви­ло непри­ят­но­сти и тем, кто дей­стви­тель­но бо­ле­ет за «Ро­му». Они жи­ли этим раз­во­дом, стра­да­ли от этой бит­вы, скры­той и в то же вре­мя оче­вид­ной. Мы мог­ли го­во­рить «да ну, у нас пол­ное со­гла­сие, нет про­блем». Но это бы­ло неправ­дой.

Мне ка­жет­ся, со вре­ме­нем он, как Су­пер­мен, смо­жет де­лать сверхъ­есте­ствен­ные ве­щи для «Ро­мы» да­же в пи­джа­ке и гал­сту­ке. Ви­жу его уча­стие в ра­бо­те клу­ба, вме­сте с тре­не­ром и спор­тив­ным ди­рек­то­ром Мон­чи. Мой отец рас­ска­зал, что ему пред­ла­га­ли ра­бо­ту в мо­ло­деж­ном сек­то­ре «Ро­мы». Он зна­ет все, это важ­ный ре­сурс для клу­ба. Та­ко­го опы­та, как у Тот­ти, нет ни у ко­го – мы го­во­рим об од­ном из сы­но­вей Ри­ма. Ему необ­хо­ди­мо вжить­ся в но­вую роль, и по­сле то­го, как он осво­ит­ся в ка­би­нет­ной ра­бо­те, «Ро­ма» ока­жет­ся пол­но­стью в его ру­ках. Дру­го­го фи­на­ла и быть не мо­жет.

«ЭЙФОРИЯ ОТ ПОБЕДЫ НА ЧМ-2006 ПРО­ШЛА БЫСТ­РО»

– Опа­се­ния, что мы не вый­дем на чем­пи­о­нат ми­ра-2018, долж­ны дать тол­чок к со­вер­ше­нию че­го-то ве­ли­ко­го в плей­офф. Эти мат­чи по­мо­гут сбор­ной вы­рас­ти. Ду­маю, мы оп­ти­маль­но про­ве­ли груп­по­вой этап. Дру­гое де­ло, что не ко всем при­шло по­ни­ма­ние – про­тив нас иг­ра­ла силь­ней­шая ко­ман­да. На пресс-кон­фе­рен­ции жур­на­ли­сты спра­ши­ва­ли ме­ня: «Это, на­вер­ное, худ­шая Ис­па­ния всех вре­мен?» А я про се­бя ду­мал: «Ну и чу­да­ки!» Это силь­ней­шая ко­ман­да, ко­то­рая омо­ло­ди­ла со­став без по­терь в ка­че­стве. Бы­ло очень труд­но иг­рать с ней на рав­ных, и у нас это не по­лу­чи­лось, но мы усту­пи­ли лишь в од­ном мат­че, а дру­гой све­ли к ни­чьей. И по­бе­ди­ли во всех осталь­ных. Это непло­хо.

Я немно­го со­жа­лею, что эйфория от победы в фи­на­ле ЧМ2006 про­шла так быст­ро. Вре­мя ее обес­цве­ти­ло. Мне бы­ло 22 го­да, и у ме­ня не бы­ло опы­та со­хра­не­ния та­ких ощу­ще­ние в се­бе: неваж­но, сколь­ко ми­нут ты сыг­рал, по­лу­чил ли ты крас­ную кар­точ­ку, вы­хо­дил ли во­об­ще на по­ле. Ты – чем­пи­он ми­ра. Это пре­крас­ней­ший от­ли­чи­тель­ный знак, ко­то­рый но­сят веч­но. Но жаль, что то­гда я не был стар­ше лет на шесть-семь.

28 мая. ФО­ТО GETTYIMAGES.RU

Де Рос­си и Тот­ти, ко­то­рый толь­ко что про­вел по­след­ний матч в ка­рье­ре.

2 сен­тяб­ря 2017 го­да. От­бо­роч­ный этап ЧМ2018. Ис­па­ния – Ита­лия. Де Рос­си (вто­рой спра­ва) и его парт­не­ры вчи­стую усту­пи­ли со­пер­ни­ку – 0:3. ФО­ТО GETTYIMAGES.RU

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.