«Мяч за­та­ил­ся в стри­же­ной тра­ве…»

80 лет на­зад родился Вла­ди­мир Высоцкий. У него око­ло трид­ца­ти пе­сен о спор­те, и сре­ди них пять о фут­бо­ле. К нему по­эта влек ин­те­рес – не празд­ный, а вдум­чи­вый и зор­кий. Вла­ди­ми­ра Се­ме­но­ви­ча ин­те­ре­со­вал не ре­зуль­тат, а дра­ма­тур­гия по­един­ка, столк­но­ве­ние ха

Sovetskiy Sport – Football - - ДАТА - ТЕКСТ Ва­ле­рий Бурт ФО­ТО предо­став­ле­но му­зе­ем В. Вы­соц­ко­го

«МИЛЬОН ЗА БЫШОВЦА»

Луч­шая, по­жа­луй, пес­ня Вы­соц­ко­го о фут­бо­ле – «Вра­тарь», по­свя­щен­ная Ль­ву Яши­ну. По­эт за­ме­ча­тель­но пе­ре­да­ет ди­на­ми­ку иг­ры, дей­ствия гол­ки­пе­ра. Ка­жет­ся, слыш­но, как ки­пит в ча­ше ста­ди­о­на воз­буж­ден­ное мно­го­го­ло­сье пуб­ли­ки: Да, се­го­дня я в уда­ре, не ина­че – Над­ры­ва­ют­ся в вос­тор­ге моск­ви­чи, Я спо­кой­но пре­ры­ваю пе­ре­да­чи И вы­тас­ки­ваю мерт­вые мя­чи.

На­блю­де­ния Вы­соц­ко­го – тон­кие и точ­ные. И – кра­соч­ные, за­пы­лен­ные вре­ме­нем. Ге­рои его пе­сен – ку­ми­ры тех лет: бра­зиль­цы То­стао, Жа­ир­зи­ньо, Пе­ле, у ко­то­ро­го «шев­ро­ле» в Рио-де-Жа­ней­ро», ан­гли­ча­нин Мур. Не обо­шел вни­ма­ни­ем Высоцкий и оте­че­ствен­но­го фут­бо­ли­ста, чье имя бы­ло на слу­ху: Ком­мен­та­тор из сво­ей ка­би­ны Кро­ет нас для крас­но­го слов­ца, И не­да­ром клуб «Фи­о­рен­ти­на» пред­ла­гал мильон за Бышовца.

Меж­ду про­чим, ру­ко­вод­ство ита­льян­ской ко­ман­ды и впрямь хо­те­ло ви­деть тех­нич­но­го и быст­ро­го ки­ев­ля­ни­на в сво­их ря­дах. Но уехать на За­пад со­вет­ский фут­бо­лист мог раз­ве что в меч­тах.

Высоцкий был в кур­се фут­боль­ной так­ти­ки и стра­те­гии то­го вре­ме­ни: Мяч за­та­ил­ся в стри­же­ной тра­ве. Се­кун­да па­у­зы на по­ле и в эфи­ре. Они иг­ра­ют по си­сте­ме дубль-ве, А нам пле­вать – у нас 4–2–4.

ПО­ЭТ И «КРОКОДИЛ»

Высоцкий не толь­ко пи­сал о спор­те, он и сам тре­ни­ро­вал те­ло. «Сколь­ко раз я ви­де­ла, как в дра­ке ты укла­ды­ва­ешь людей в два ра­за силь­нее те­бя! – вспо­ми­на­ла Ма­ри­на Вла­ди в сво­ей кни­ге «Вла­ди­мир, или Пре­рван­ный по­лет». – Са­мый кра­си­вый из этих уда­ров ты на­нес од­но­му очень круп­но­му муж­чине немно­го «под ша­фе», как го­во­рят рус­ские, ко-

то­рый в тот мо­мент, ко­гда я на­де­ва­ла паль­то, что­бы вый­ти из гру­зин­ско­го ре­сто­ра­на «Араг­ви», взял ме­ня за пле­чо и раз­вер­нул к се­бе со сло­ва­ми: «Ну-ка, по­ка­жись, Ма­ри­на!..» Он не успел за­кон­чить фра­зу, как длин­ным свин­гом сле­ва ты за­ста­вил его про­ле­теть в го­ри­зон­таль­ном по­ло­же­нии че­рез вход из бе­ло­го мра­мо­ра и при­зем­лить­ся в ку­стах».

Высоцкий был лад­ным, креп­ким, по сви­де­тель­ству той же Вла­ди, он де­лал «кро­ко­ди­ла на од­ной ла­пе» – слож­ней­шую фи­гу­ру, при ко­то­рой на­до удер­жи­вать­ся па­рал­лель­но зем­ле, опи­ра­ясь толь­ко на со­гну­тую в лок­те ру­ку. Дру­гая жен­щи­на вспо­ми­на­ла, как Высоцкий спо­кой­но вверх по лест­ни­це шел на… ру­ках.

На ви­део­за­пи­си, сде­лан­ной в Бол­га­рии, Высоцкий ис­пол­ня­ет пес­ню «Утрен­няя гим­на­сти­ка»: Вдох глу­бо­кий, ру­ки ши­ре, Не спе­ши­те – три, че­ты­ре! Бод­рость ду­ха, гра­ция и пла­сти­ка!..

И не толь­ко по­ет, но и про­де­лы­ва­ет слож­ные ак­ро­ба­ти­че­ские но­ме­ра. При­чем де­ла­ет это лег­ко, слов­но иг­ра­ю­чи.

Лю­бил Вла­ди­мир Се­ме­но­вич по­го­нять мяч. «Иг­ра­ли мы в фут­бол – ко­ман­да МХАТа про­тив ки­нош­ни­ков, – вспо­ми­нал из­вест­ный ак­тер Са­ве­лий Кра­ма­ров. – Во­ло­дя иг­рал, есте­ствен­но, за МХАТ – он же их учи­ли­ще за­кан­чи­вал. Мха­тов­цы то­гда и по­бе­ди­ли. Во­ло­дя, на­до ска­зать, при­лич­но иг­рал в фут­бол. Он во­об­ще был очень спор­тив­ный па­рень и очень азарт­ный». ПЕРЕЖИВАЛ ЗА «ХО­РО­ШУЮ» КО­МАН­ДУ На од­ной из твор­че­ских встреч Вы­соц­ко­го спро­си­ли: «За ка­кую фут­боль­ную или хок­кей­ную ко­ман­ду бо­ле­е­те?» Он от­ве­тил иро­нич­но: «За хо­ро­шую – за ту, ко­то­рая лучше». И до­ба­вил: «Так как я все де­лаю до кон­ца, то ду­маю, что ес­ли бы бо­лел по-на­сто­я­ще­му, то по­мер бы на ка­ком-ни­будь мат­че». От­ра­же­ние этих слов – в од­ной из пе­сен: Так про­шу: не бу­ди­те ме­ня по­ут­ру – Не проснусь по гуд­ку и си­рене, Я бо­лею дав­но, а се­го­дня – по­мру На Цен­траль­ной спор­тив­ной арене.

Там бы­ли и та­кие сло­ва: «Матч фи­наль­ный на пер­вен­ство СССР – нам се­го­дня бо­леть за обо­их!» Это – еще од­но под­твер­жде­ние «ней­тра­ли­те­та» Вы­соц­ко­го.

Как из­вест­но, фи­на­лы бы­ва­ют лишь в куб­ко­вых мат­чах, в про­чих тур­ни­рах они – ре­ша­ю­щие. Впро­чем, в 1970 го­ду в пер­вен­стве Со­ю­за бы­ли сыг­ра­ны два до­пол­ни­тель­ных по­един­ка за зо­ло­тые ме­да­ли меж­ду сто­лич­ны­ми «Ди­на­мо» и ЦСКА. Не о них ли речь? Од­на­ко те встре­чи про­хо­ди­ли в Таш­кен­те, а Высоцкий упо­ми­на­ет Луж­ни­ки. ИГ­РА В БЕШЕНОМ РИТ­МЕ Кол­ле­га Вы­соц­ко­го Бо­рис Хмель­ниц­кий рас­ска­зы­вал, что ле­том 1970 го­да «Те­атр на Та­ган­ке» на га­стро­лях в Суху­ми да­вал «Доброго че­ло­ве­ка из Се­зу­а­на». В тот ве­чер ак­те­ры осо­бен­но вол­но­ва­лись, и при­чи­ной то­му бы­ли во­все не твор­че­ские про­бле­мы. Де­ло в том, что че­рез па­ру ча­сов по­сле на­ча­ла спек­так­ля сбор­ная СССР вы­хо­ди­ла на по­ле ста­ди­о­на «Ац­те­ка» в Ме­хи­ко на чет­верть­фи­наль­ный матч чем­пи­о­на­та ми­ра с Уруг­ва­ем. Что­бы успеть к те­ле­ви­зо­ру, ак­те­рам на­до бы­ло сыг­рать спек­такль в бешеном рит­ме, без па­уз и ан­трак­тов. Это пред­ло­жил Высоцкий.

Ак­те­ры так и по­сту­пи­ли. Лю­бо­пыт­но, что главреж те­ат­ра Юрий Лю­би­мов, ко­то­рый был не в кур­се за­теи ис­пол­ни­те­лей, их ра­бо­ту по­хва­лил: «Вот так и нуж­но иг­рать Брех­та – ди­на­мич­но, как класс­ный фут­боль­ный матч!»

На транс­ля­цию по­един­ка из Мек­си­ки ли­це­деи с Та­ган­ки успе­ли. «Но глав­ное – зря мы, черт возь­ми, то­ро­пи­лись! – се­то­вал Хмель­ниц­кий. – Та­кой глу­пый гол в кон­це иг­ры про­пу­сти­ли!» Ак­тер да­же фа­ми­лию «па­ла­ча» сбор­ной СССР за­пом­нил: Эс­пар­ра­го, будь он нела­ден…

Сре­ди зна­ко­мых по­эта бы­ли из­вест­ные фут­бо­ли­сты: ди­на­мов­цы Ки­е­ва Ва­дим Сос­ни­хин, Олег Ба­зи­ле­вич, Вик­тор Ка­нев­ский, их сто­лич­ные од­но­клуб­ни­ки Ва­ле­рий Мас­лов, Игорь Чис­лен­ко, тор­пе­до­вец Ва­ле­рий Во­ро­нин. Высоцкий да­вал кон­цер­ты на ба­зе ЦСКА, до­нец­ко­го «Шах­те­ра».

«Мы по­зна­ко­ми­лись с ним в 1975 го­ду, ко­гда под фла­гом сбор­ной СССР вы­сту­па­ло все ки­ев­ское «Ди­на­мо», – вспо­ми­нал Олег Бло­хин. – Го­то­ви­лись в под­мос­ков­ном Но­во­гор­ске к то­ва­ри­ще­ской встре­че с ита­льян­ца­ми, он при­е­хал вы­сту­пать и, как сам го­во­рил, «по­зна­ко­мить­ся с те­ми, кто на­вел шо­ро­ху в Ев­ро­пе»: мы вес­ной 75-го вы­иг­ра­ли Ку­бок куб­ков. Ча­са на че­ты­ре он за­ста­вил нас за­быть обо всем на све­те, пол­но­стью вла­дел на­ми, пел, лишь из­ред­ка бе­ря па­у­зу, что­бы от­ды­шать­ся. Мы жи­ли каж­дым его сло­вом, пе­ре­жи­ва­ли вме­сте с ним, него­до­ва­ли, сме­я­лись и гру­сти­ли».

Смысл спор­тив­ной, да и жиз­нен­ной фи­ло­со­фии Вы­соц­ко­го прост и немно­го гру­стен: «Лишь мгно­ве­ние ты – на­вер­ху, и стре­ми­тель­но па­да­ешь вниз». Впро­чем, сам по­эт счаст­ли­во из­бе­жал по­доб­но­го сры­ва. И при жиз­ни, и по­сле ухо­да он остал­ся на пье­де­ста­ле за­слу­жен­ной сла­вы.

30 ЯН­ВА­РЯ  5 ФЕВ­РА­ЛЯ 2018 ГО­ДА

ФУТ­БОЛ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.