«И мяч мельк­нул свин­цо­вым ко­лоб­ком…»

Sovetskiy Sport – Football - - ДАТА - ТЕКСТ Ва­ле­рий Бурт

Про­мчал­ся, про­ше­ле­стел стра­ни­ца­ми Все­мир­ный день по­э­зии (21 мар­та). А по­э­зия – это вес­на, ощу­ще­ния, чув­ства. И, ко­неч­но же, фут­бол. Вс­пом­ним хо­тя бы ма­лость из то­го, что на­пи­са­ли из­вест­ные сти­хо­твор­цы об уди­ви­тель­ной иг­ре. «ВСКИНУВШИ КОГТИ, ЛУПЯТ КОПЫТОМ»

Фут­бол в на­ча­ле ХХ ве­ка был еще но­вой, но уже мод­ной иг­рой. Она при­вле­ка­ла жур­на­ли­стов, да и по­эты ста­ли за­ха­жи­вать на по­ля­ны, где ки­пе­ли сра­же­ния. Улы­ба­лись, удив­ля­лись, гля­дя на ди­ко­ви­ну и на иг­ро­ков в пест­рых ру­баш­ках и бри­джах: «Чуть-чуть нелов­ки, меш­ко­ва­ты – / Как по­до­ба­ет в их ле­та, – / Кто мяч тол­ка­ет уг­ло­ва­тый, / Кто охра­ня­ет во­ро­та...»

Ав­тор этих строк Осип Ман­дель­штам в фут­бол не иг­рал. А вот Вла­ди­мир На­бо­ков в сто­роне от него не остал­ся. Увлек­ся «аглиц­кой за­ба­вой», ко­гда учил­ся в Те­ни­шев­ском учи­ли­ще. Пред­по­чел су­ет­ли­вой бе­готне по по­лю ме­сто в во­ро­тах.

И за гра­ни­цей бу­ду­щий пи­са­тель сво­е­му увле­че­нию не из­ме­нил, на­пи­сал сти­хо­тво­ре­ние Football, хо­тя оно не со­всем фут­боль­ное. На­бо­ков рас­ска­зы­ва­ет про свои вра­тар­ские по­дви­ги: «…мяч жи­вой / то ме­чет­ся в но­гах, как мол­ния кри­вая, / то – вы­стре­ла звуч­ней – взви­ва­ет­ся, и вот / под­пры­ги­ваю я, с раз­ма­ху пре­ры­вая / его стре­ми­тель­ный по­лет». А за схват­кой на­блю­да­ет мо­ло­дая да­ма. Рядом с ней – ка­кой-то франт с ды­мя­щей­ся труб­кой. Это – со­пер­ник На­бо­ко­ва…

Ост­ро­умец Са­ша Чер­ный на­блю­дал за иг­рой, при­выч­но усме­ха­ясь: «Три под­ма­сте­рья, – / Во­ло­сы, как пе­рья, / Ру­ки гли­ста­ми, / Но­ги хлы­ста­ми / То в гли­ну, то в ствол, – / Иг­ра­ют в фут­бол. / Вме­сто мя­ча / Бак из-под дег­тя… / Ска­чут, ры­ча, / Вскинувши когти, / Лупят копытом, – / Виз­гом сер­ди­тым / Тяв­ка­ет жесть: / Есть!!!»

«ТАМ ЮНОША НЕСЕТСЯ ВСКАЧЬ»

Фут­бол в Рос­сии быст­ро на­би­рал по­пу­ляр­ность. Про­хо­ди­ли мат­чи меж­ду го­ро­да­ми – непри­ми­ри­мы­ми со­пер­ни­ка­ми бы­ли моск­ви­чи и пе­тер­бурж­цы. Рос­сий­ские фут­бо­ли­сты би­лись, прав­да, без осо­бо­го успе­ха, с за­ез­жи­ми га­стро­ле­ра­ми – ан­гли­ча­на­ми, мадь­я­ра­ми, гер­ман­ца­ми, шве­да­ми, нор­веж­ца­ми. По­том слу­чи­лись две ре­во­лю­ции, раз­ра­зи­лась Гражданская вой­на, и фут­бол на­дол­го ушел в тень.

Но в 20-годах он стал ожи­вать, на­би­рать си­лу. Сно­ва стал мас­со­вым увле­че­ни­ем и даже пре­вра­тил­ся в… недуг. В 1924 го­ду в «Крас­ном спор­те» был опуб­ли­ко­ван са­ти­ри­че­ский ма­те­ри­ал под на­зва­ни­ем «Но­вая бо­лезнь»: «…За­бо­ле­ва­ют глав­ным об­ра­зом маль­чи­ки и юно-

ши. За­бо­лев­ший не мо­жет спо­кой­но ви­деть ле­жа­щий на зем­ле круг­лый пред­мет или ко­роб­ку из-под па­пи­рос, спи­чек и т.п., сейчас же на­чи­на­ет уда­ра­ми но­ги «ве­сти» ее пе­ред со­бой на про­тя­же­нии мно­гих квар­та­лов, ни­че­го не ви­дя и не слы­ша кру­гом. Бы­ли уже слу­чаи по­па­да­ния под ав­то­мо­биль, трам­вай и т.п. Вра­чи очень обес­по­ко­е­ны, так как бо­лезнь, по-ви­ди­мо­му, за­раз­ная и раз­ви­ва­ет­ся с по­ра­жа­ю­щей быст­ро­той».

Сно­ва гля­дя на фут­бол, ста­ли ис­кать риф­му по­эты. За­мель­ка­ли в сти­хах ли­хие фут­боль­ные сло­веч­ки: «об­ман­чи­вая тя­жесть бэка» (за­щит­ни­ка), «смер­тель­ный шют (удар), «хав­тайм (тайм), «фо­р­вар­ды сле­та­ют­ся к мя­чу». Пре­крас­на ме­та­фо­ра: «И рух­нет гол в по­ник­шие во­ро­та!» От фут­бо­ла ве­ет по­ро­хо­вым ды­мом, жа­ром еще не остыв­ших уг­лей ре­во­лю­ции.

Прой­дет вре­мя, стра­сти уля­гут­ся, и зор­кий по­э­ти­че­ский глаз бу­дет ис­кать в фут­бо­ле иные чер­ты: ро­ман­ти­че­ские, по­ры­ви­стые. Это не иг­ра, а срез жиз­ни – ярост­ной, бу­до­ра­жа­щей: Осен­ний ве­тер несется в ли­ца, Шу­мят ку­сты, гу­дит ко­выль, И взбу­до­ра­жен­ная пыль Под бе­гом лег­ких ног клу­бит­ся. Там юноша несется вскачь, И ве­тер куд­ри раз­ве­ва­ет,Он воз­ду­хом на­бух­ший мяч Но­гой уве­рен­ной тол­ка­ет…

Впро­чем, по­сте­пен­но ли­ри­че­ский на­строй гас­нет. Сно­ва вспы­хи­ва­ет пла­мя по­ли­ти­че­ской борь­бы: «Вра­ги несут­ся в по­ле ди­ком, / И шум­ный яро­стен раз­гон, – / Уда­ром, то­по­том и ги­ком / Осен­ний воз­дух огла­шен». Но из­вест­но, что кто к нам с мя­чом и ме­чом при­дет, от них и по­гиб­нет. И вот уже «неко­ле­би­мой и огром­ной / Рос­сия вста­ла у ворот».

Фи­наль­ные стро­ки, хо­тя и на­пи­са­ны без ма­ло­го сто лет на­зад, рож­да­ют об­ра­зы от­важ­ных Ак­ин­фе­е­ва, Иг­на­ше­ви­ча, бра­тьев Бе­ре­зуц­ких: «Пусть мы из­не­мог­ли в ра­бо­те, / Пусть ночь гля­дит из-за уг­ла, – / Вы ни­ко­гда нам не во­бье­те, / Вра­ги, ни од­но­го го­ла».

Ав­тор сти­хо­тво­ре­ния – Эду­ард Ба­г­риц­кий. Родился в Одес­се, го­нял мяч с при­я­те­ля­ми-гим­на­зи­ста­ми, бу­ду­щи­ми пи­са­те­ля­ми Ва­лен­ти­ном Ка­та­е­вым и Юри­ем Оле­шей. И фут­бол на­все­гда остал­ся в их серд­цах.

«И ЗАХЛЕБНУЛСЯ ЧЕЙ-ТО БАРИТОН!»

В по­ве­сти Ль­ва Кас­си­ля «Вра­тарь рес­пуб­ли­ки» не зву­чат сти­хи, но там по­яв­ля­ет­ся по­эт. Герой кни­ги Ан­тон Кан­ди­дов слу­шал вы­ступ­ле­ние Вла­ди­ми­ра Ма­я­ков­ско­го, ко­то­рый гро­мил, от­шу­чи­вал­ся, него­до­вал. Во­круг – вос­торг, гром ова­ций. «Вот так на­до сто­ять в во­ро­тах», – ду­мал Ан­тон, не сво­дя уже влюб­лен­ных глаз с Ма­я­ков­ско­го. И по­эт по­ка­зал­ся Ан­то­ну непре­взой­ден­ным гол­ки­пе­ром, уве­рен­но сто­я­щим в во­ро­тах, непро­би­ва­е­мым, го­то­вым с блес­ком и си­лой от­бить лю­бой удар».

Спу­стя мно­го лет бес­край­нюю фут­боль­ную ни­ву на­ча­ло осва­и­вать бле­стя­щее по­э­ти­че­ское трио: Ро­берт Рож­де­ствен­ский, Ев­ге­ний Ев­ту­шен­ко, Ан­дрей Воз­не­сен­ский. Бег их строк был стре­ми­тель­ный, от них ве­я­ло азар­том и экс­прес­си­ей. Ге­ро­я­ми со­чи­не­ний ста­но­ви­лись ге­рои арен. У Рож­де­ствен­ско­го это – Яшин: «Был миг, / как по­тре­во­жен­ная ми­на. / И захлебнулся / чей­то баритон! / И был раз­бег! / И по­ло­ви­на ми­ра / в бес­па­мят­стве / ис­ка­ла ва­ли­дол! / И... / зна­ме­ни­тей­ший удар / с на­жи­мом! / И мяч мельк­нул / свин­цо­вым ко­лоб­ком… / А ты / до­стал его / В непо­сти­жи­мом! / В неве­ро­ят­ном! / В черт возь­ми / ка­ком!!!»

Ев­ту­шен­ко, ко­то­рый, кста­ти, опуб­ли­ко­вал свои пер­вые сти­хи в «Со­вет­ском спор­те», вос­пе­вал мно­гих фут­бо­ли­стов: Боб­ро­ва (его по­эт на­зы­вал Мо­цар­том), Хо­ми­ча, Си­мо­ня­на, Бес­ко­ва, Дже­дже­ла­ву (был та­кой гру­зин – ку­дес­ник мя­ча), Стрель­цо­ва. И даже Ар­ша­ви­на не за­был: «Иг­рай, ро­ди­мый, зем­но­ша­рен­но, / но не за­будь стра­ну свою».

«ЛЕ­ВЫЙ ШПАРИТ, ЛЕ­ВЫЙ ЛУПИТ»

На­пи­сал Ев­ту­шен­ко и боль­шое сти­хо­тво­ре­ние «СССР – ФРГ. 1955 год. Репортаж из про­шло­го ве­ка». В нем – о пер­вой иг­ре меж­ду эти­ми сбор­ны­ми. Еще све­жи бы­ли вос­по­ми­на­ния о войне, не улег­лась нена­висть к нем­цам. Ко­гда на­ши за­би­ли по­бед­ный, тре­тий гол, три­бу­ны бук­валь­но со­шли с ума от вос­тор­га. На ста­ди­оне «Ди­на­мо» бы­ло пол­но фрон­то­ви­ков, мно­гие кри­ча­ли: «Ста­лин­град!» Но в це­лом матч про­шел в доб­ро­же­ла­тель­ной об­ста­нов­ке. Толь­ко на той иг­ре, по су­ти, за­вер­ши­лась Вто­рая ми­ро­вая, ибо «кон­ча­ют­ся вой­ны не же­стом Фе­ми­ды, / а толь­ко, ко­гда, за­бы­вая оби­ды, / вой­ну уби­ва­ют в се­бе ин­ва­ли­ды, / вой­ною раз­ре­зан­ные по­по­лам».

Пе­ру Воз­не­сен­ско­го при­над­ле­жит сти­хо­тво­ре­ние «Ле­вый край­ний!» Оно по­хо­же на репортаж. По­эт гор­стя­ми раз­бра­сы­вал сло­ва, пы­та­ясь до­гнать бур­ное те­че­ние иг­ры: «Ле­вый шпарит, / ле­вый лупит… О, ата­ка до уга­ра! / Оду­ре­ние уда­ра. / Толь­ко мяч, / мяч, / мяч… Не сбы­ва­ют­ся меч­ты, / С ног сре­за­ют­ся мячи…» К то­му же же­сто­ко несчаст­ный фор­вард же­сто­ко ошиб­ся: «Мяч ле­жит в сво­их во­ро­тах. / Солн­це чер­ной ско­во­род­кой. / Ты ухо­дишь, как гор­бун, / под мол­ча­ние три­бун…»

Ин­те­рес­но, с ко­го пи­сал порт­рет сти­хо­тво­рец? Или это был со­би­ра­тель­ный об­раз?

ФО­ТО ИВАНА ВИСЛОВА

Ев­ге­ний Ев­ту­шен­ко мно­го пи­сал о фут­бо­ле, пуб­ли­ко­вал­ся в «Со­вет­ском спор­те».

ФО­ТО ИЗ АР­ХИ­ВА «ССФ»

«А ты до­стал его в непо­сти­жи­мом! В неве­ро­ят­ном! В черт возь­ми ка­ком!» – опи­сы­вал Ро­берт Рож­де­ствен­ский сей­вы Ль­ва Яши­на.

ФО­ТО АЛЕК­СЕЯ АНТОНОВА/ТАСС

Зна­ме­ни­тый по­эт-ше­сти­де­сят­ник Ан­дрей Воз­не­сен­ский не мог обой­ти сто­ро­ной фут­боль­ную те­му.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.