«Ни­чья с Рос­си­ей на «Эн­фил­де» – знак судь­бы»

Это­го по­лу­за­щит­ни­ка прес­са про­зва­ла Счаст­лив­чи­ком. Имен­но его гол на 89-й ми­ну­те в во­ро­та сбор­ной Рос­сии вы­вел Че­хию в чет­верть­фи­нал Ев­ро-96. Де­вять лет спу­стя иг­рок за­бил «Ми­ла­ну» в по­бед­ном для «Ли­вер­пу­ля» фи­на­ле Ли­ги чем­пи­о­нов. Хо­тя, как при­знал­ся

Sovetskiy Sport – Football - - СУДЬБА ФУТБОЛИСТА - ПЕРЕВОД Дмит­рий Ту­ма­нов

«КО­НЕЧ­НО, ТАЙКОМ КУРИЛИ»

– По­че­му вас на­зы­ва­ют фар­то­вым?

– Про­сто в ка­ких бы клу­бах ни вы­сту­пал, мы обя­за­тель­но вы­иг­ры­ва­ли что-то важ­ное. «Сла­вия» 49 лет не мог­ла по­бе­дить в чем­пи­о­на­те, а со мной по­лу­чи­лось. За­тем «Ланс» со мной вы­иг­рал чем­пи­о­нат Фран­ции и Ку­бок ли­ги. С «Ли­вер­пу­лем» бы­ло мно­го по­бед. К то­му же я за­бил несколь­ко важ­ных го­лов за сбор­ную. По­то­му жур­на­ли­сты и про­зва­ли ме­ня Счаст­лив­чи­ком. Мне нра­вит­ся это про­зви­ще. Уж точ­но луч­ше, чем Не­удач­ник (сме­ет­ся). – Ко­гда в по­след­ний раз вам по­вез­ло?

– На про­шлой неде­ле хо­ди­ли с при­я­те­ля­ми на кон­церт Depeche Mode. По­том пи­ли пи­во. Нас бы­ло чет­ве­ро. Пе­ред тем, как за­ка­зать, бро­са­ли на паль­цах, кто пла­тит. Вы­па­да­ло

дру­гие, но на чет­вер­той круж­ке мне не по­вез­ло. По­шел за пи­вом, но тут ока­за­лось, что каж­дая чет­вер­тая круж­ка – бес­плат­ная! – Вы ро­ди­лись в Вер­не­ржи­це. Что это за го­ро­док?

– Де­ре­вуш­ка! 80 ки­ло­мет­ров от Пра­ги, 800 жи­те­лей, шко­ла, фут­боль­ное по­ле, ко­роб­ка… Я на­чал за­ни­мать­ся фут­бо­лом в пять лет, ведь мой дед ра­бо­тал фут­боль­ным тре­не­ром. Дет­ские ко­ман­ды бы­ли сме­шан­ные, по­это­му в пять или шесть лет я иг­рал с де­ся­ти­лет­ни­ми. Дед мне дал вось­мой но­мер. Но я был та­ким ма­лень­ким, а май­ка та­кой огром­ной, что, рас­тя­нув­шись, вось­мер­ка ка­за­лась ну­лем. Мя­ча ка­сал­ся неча­сто, ме­ня обыч­но ис­поль­зо­ва­ли для об­ра­зо­ва­ния рав­ных со­ста­вов. – Как из­вест­но, вы бы­ли при­мер­ным уче­ни­ком. Не­уже­ли та­ким уж па­инь­кой?

– Да нет. Тайком курили, ко­неч­но. У всех бы­ли ве­ло­си­пе­ды, од­на­ж­ды ре­ши­ли съез­дить в рай­он­ный центр, он на­хо­дил­ся в 24-х ки­ло­мет­рах от нас. Мо­биль­ни­ков то­гда не бы­ло. Ро­ди­те­ли не зна­ли, где мы, ис­пу­га­лись. Ко­гда вер­нул­ся в 11 ве­че­ра, от­ня­ли ве­ло­си­пед, да­ли па­ру за­тре­щин! (Сме­ет­ся.) – Ва­ши тре­ни­ров­ки в те вре­ме­на и ва­ше­го сы­на сей­час очень от­ли­ча­ют­ся?

– Я ез­дил на тре­ни­ров­ку в го­род раз в неде­лю, плюс матч. В осталь­ное вре­мя бе­гал с де­ре­вен­ски­ми. Мой сын тре­ни­ру­ет­ся в «Сла­вии» пять раз в неде­лю, но по­ня­тия не име­ет, что та­кое дво­ро­вый фут­бол. Шко­ла, тре­ни­ров­ка, и по­том тор­чит в сво­ем ком­пью­те­ре. «ПЕ­РЕД ФИНАЛОМ – ГОЛЬФ, ПИВКО»

– Вы в дет­стве бо­ле­ли за «Ли­вер­пуль». И вот в 1999-м под­пи­сы­ва­е­те с ним кон­тракт…

– Я был про­сто на седь­мом небе! Од­на­ж­ды на Рож­де­ство сест­ра по­про­си­ла джин­сы, и ро­ди­те­ли от­пра­ви­лись за ни­ми в Гер­ма­нию. При­вез­ли, но джин­сы ока­за­лись ма­лы. Сест­ра рас­пла­ка­лась, и я ей ска­зал: «Ко­гда ста­ну иг­ро­ком «Ли­вер­пу­ля», куп­лю те­бе джин­сы!» И вот она при­ез­жа­ет ко мне в Ли­вер­пуль, пер­вым де­лом мы по­шли в ма­га­зин за джин­са­ми. Че­рез два­дцать лет вы­пол­нил обе­ща­ние!

– В 2005 го­ду пе­ред финалом Ли­ги чем­пи­о­нов вас не вы­пу­сти­ли в до­маш­нем по­един­ке с «Астон Вил­лой». А ведь это мог быть ваш про­щаль­ный матч за «Ли­вер­пуль».

– Ко­гда я на­чал тре­ни­ро­вать­ся по­сле трав­мы ко­ле­на, тре­нер Бе­ни­тес ска­зал: «Вла­ди, мы не бу­дем про­дле­вать с то­бой кон­тракт. Луч­ше ку­пим мо­ло­до­го на пер­спек­ти­ву». Шесть лет я иг­рал за «Ли­вер­пуль», и встре­ча с «Астон Вил­лой» дол­жен бы­ла стать по­след­ней. Она уже ни­че­го не ре­ша­ла. Бе­ни­тес дал от­дох­нуть Джер­рар­ду и Лу­и­су Гар­сии, и я ду­мал, что вы­пу­стят ме­ня. Но нет. Я так разо­злил­ся! Впер­вые в ка­рье­ре по­шел объ­яс­нить­ся с тре­не­ром. Он от­ве­тил: «Я все де­лаю в ин­те­ре­сах ко­ман­ды. Ско­ро фи­нал, там вый­дут луч­шие». – Зна­чит, пе­ред мат­чем с «Ми­ла­ном» вы бы­ли уве­ре­ны, что не сыг­ра­е­те.

– Да, всю неде­лю уже ни о чем не бес­по­ко­ил­ся. Утром тре­ни­ро­вал­ся, по­сле обе­да – гольф с при­я­те­ля­ми, кру­жеч­ка пи­ва… А в пят­ни­цу вдруг уви­дел се­бя в за­яв­ке: «Черт! Чем я за­ни­мал­ся!» – Ко­гда на 19-й ми­ну­те Гар­ри Кью­элл по­лу­чил по­вре­жде­ние, что по­ду­ма­ли?

– На­стро­е­ние бы­ло пре­крас­ное, на­ка­нуне я от­празд­но­вал день рож­де­ния – 32 го­да. Ко­гда Кью­элл трав­ми­ро­вал­ся, я раз­ми­нал­ся вме­сте с Ди­ди Ха­ман­ном и Джиб­ри­лем Сис­се. И по­ду­мал: «Чем черт не шу­тит…» Вы­пус­кать Ди­ди он не бу­дет, ведь мы усту­па­ем 0:1, Джиб­ри­ля – слиш­ком ра­но. Ко­гда Бе­ни­тес по­до­звал ме­ня, по­ду­мал: «Неде­лю на­зад

ты не дал сыг­рать в та­ком важ­ном для ме­ня мат­че, а те­перь по­на­до­бил­ся! В фи­на­ле Ли­ги чем­пи­о­нов! Хо­ро­шо, по­за­бу­дем все – и впе­ред!» (Сме­ет­ся.) – Что про­ис­хо­ди­ло в раз­де­вал­ке во вре­мя пе­ре­ры­ва, ко­гда «Ми­лан» вел 3:0?

– Пер­вые пять ми­нут все мол­ча­ли. За­тем при­шел Бе­ни­тес, он был спо­ко­ен. Ска­зал, что, мо­жет, про­иг­ра­ем, но на­до спа­сать свое имя: «Здесь за вас бо­ле­ют 40 ты­сяч че­ло­век, за­бей­те хо­тя бы один гол. А там вид­но бу­дет». Так и по­лу­чи­лось. Мы быст­ро за­би­ва­ем этот пер­вый гол, я за­би­ваю вто­рой. Со­пер­ник за­нерв­ни­чал. У ме­ня в го­ло­ве мельк­ну­ло: «Все, они го­то­вы!» Во­об­ще я не так ча­сто за­би­вал из-за штраф­ной. Но то­гда по­ду­мал, что на­до при­ло­жить­ся изо всех сил. По­вез­ло – Ди­да сре­а­ги­ро­вал с опоз­да­ни­ем, ведь не ви­дел мо­мент уда­ра – Ми­лан Ба­рош за­сло­нял об­зор. Он мне да­же ска­зал по­том, что чуть-чуть под­пра­вил по­лет мя­ча. Ерун­да! (Сме­ет­ся.)

Я по­ду­мал: «Мне 32 го­да, 80 мат­чей за сбор­ную. Да­вай, не дрейфь! До­ка­жи, что ты не маль­чик!»

«НЕ ВЕ­РЮ В БОГА, ВЕ­РЮ В СВОЮ ЗВЕЗ­ДУ»

– В се­рии пе­наль­ти вы у «Ли­вер­пу­ля» би­ли по­след­ним. Кста­ти, при вас сбор­ная Че­хии в ре­ша­ю­щих мат­чах вы­иг­ра­ла все се­рии 11-мет­ро­вых, ни ра­зу не про­мах­нув­шись. По­де­ли­тесь сек­ре­том та­кой удач­ли­во­сти.

– Воз­мож­но, все де­ло в стра­хе про­ма­зать. По­ни­ма­ешь: то­гда луч­ше в Че­хию не воз­вра­щать­ся! (Сме­ет­ся.) За­бить в се­рии – в по­ряд­ке ве­щей, име­на этих иг­ро­ков ни­кто и не вспом­нит. За­то все пом­нят тех, кто про­мах­нул­ся. Я по­ду­мал: «Мне 32 го­да, 80 мат­чей за сбор­ную. Да­вай, не дрейфь! До­ка­жи, что ты не маль­чик. Этот удар бу­дет по­след­ним ка­са­ни­ем мя­ча в май­ке «Ли­вер­пу­ля», на­до ис­поль­зо­вать шанс». Бе­ни­тес спро­сил, бу­ду ли бить, я от­ве­чаю: «Да». «О’кей! Пой­дешь чет­вер­тым!» Ко­гда к мя­чу по­шел Ри­и­се, по­ду­мал: «Сей­час он за­бьет, и мой пе­наль­ти мо­жет стать по­бед­ным. Ес­ли за­бью, по­бе­гу ту­да. Нет, луч­ше к три­буне бо­лель­щи­ков «Ли­вер­пу­ля». То есть я уже ду­мал, как бу­ду празд­но­вать по­бе­ду. Ри­и­се не за­бил, но по­сле мо­е­го го­ла Шев­чен­ко то­же про­мах­нул­ся. Эта по­бе­да бы­ла по­дар­ком судь­бы. – В ва­шей ка­рье­ре мно­го та­ких по­дар­ков. Ве­ри­те в судь­бу?

– Был еще матч про­тив Рос­сии на Ев­ро-1996. Ме­ня вы­пу­сти­ли на за­ме­ну, и я за­бил на по­след­них ми­ну­тах, сде­лав счет 3:3. Эта ни­чья вы­ве­ла нас в чет­верть­фи­нал. Тот матч про­хо­дил в Ли­вер­пу­ле, на «Эн­фил­де». Я вос­при­нял это как знак судь­бы. При ком­му­ни­стах мы бы­ли все неве­ру­ю­щие, я не ве­рю в Бога. Но, ду­маю, есть что-то по­ту­сто­рон­нее. Я ве­рю в свою звез­ду.

ФО­ТО GETTYIMAGES.RU

Вла­ди­мир Шми­цер – один из наи­бо­лее успеш­ных фут­бо­ли­стов Че­хии в но­вей­шей ис­то­рии стра­ны.

ФО­ТО GETTYIMAGES.RU

25 мая 2005 го­да. Стам­бул. Шми­цер (с куб­ком) и его «Ли­вер­пуль» – по­бе­ди­те­ли Ли­ги чем­пи­о­нов!

ФО­ТО GETTYIMAGES.RU

Ев­ро-1996. Груп­по­вой этап. Че­хия – Рос­сия – 3:3. Шми­цер (сле­ва) про­тив за­щит­ни­ка Юрия Ни­ки­фо­ро­ва.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.