C де­душ­кой на­ру­ша­ли ре­жим.

Юлия МАСЛА­ЧЕН­КО

Sovetskiy Sport - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ар­тем ЛОКАЛОВ @lokalov

«И ТЕН­НИС, И ЛЫЖИ...»

Ольга Лео­ни­дов­на и Юля при­гла­ша­ют в ком­на­ту. Тут рань­ше был ком­пью­тер, за ко­то­рым си­дел Вла­ди­мир Ни­ки­тич. Сей­час он улы­ба­ет­ся, гля­дя на нас с фо­то­гра­фий. Вот он на фут­боль­ном по­ле. Вот с ком­мен­та­тор­ской гар­ни­ту­рой. Ма­лень­кая Ма­ру­ся что-то со­об­ща­ет нам на сво­ем язы­ке, рас­ска­зы­ва­ет и ком­мен­ти­ру­ет. И то­же за­став­ля­ет улы­бать­ся.

– О де­душ­ке вс­по­ми­наю ча­сто, – го­во­рит Юля, ко­то­рая не­дав­но на­ча­ла ра­бо­тать дик­то­ром на «Матч ТВ». – При­хо­жу в «Остан­ки­но», а там мно­гое с ним свя­за­но. И еще жаль, что пра­внуч­ку свою он не уви­дел...

Ма­ру­ся тем вре­ме­нем рас­смат­ри­ва­ет пра­де­душ­ки­ны на­гра­ды – ста­ту­эт­ку «ТЭФИ», ку­бок в ви­де бут­сы… Об этих на­гра­дах рас­ска­зы­ва­ет­ся в кни­ге, ко­то­рую Юля на­пи­са­ла о де­душ­ке.

– Со­бра­ла вос­по­ми­на­ния кол­лег, близ­ких дру­зей, род­ствен­ни­ков о нем. Там есть

вос­по­ми­на­ния Ва­ле­рия Рейн­голь­да, Ни­ны

Ере­ми­ной, Ан­ны Дмит­ри­е­вой... До Но­во­го го­да кни­га вый­дет, – рас­ска­зы­ва­ет Юля. Она не­дав­но про­шла ка­стинг на «Матч ТВ», как и все дру­гие спор­тив­ные обо­зре­ва­те­ли, ком­мен­та­то­ры, ве­ду­щие но­во­стей, ра­бо­тав­шие на «НТВ–Плюс».

Вла­ди­мир Ни­ки­тич уже не за­стал мо­мент, ко­гда внуч­ка на­ча­ла ве­сти новости на «Плю­се».

– Хо­тя в мою ра­бо­ту как ре­дак­то­ра или кор­ре­спон­ден­та он не очень вме­ши­вал­ся, – за­ме­ча­ет она. – Мы не хо­те­ли, что­бы я бы­ла де­душ­ки­ной внуч­кой. Он ра­бо­тал в фут­боль­ной ком­на­те, я–в но­вост­ной. Ста­ра­лись не встре­чать­ся на ра­бо­те. Но это толь­ко на ра­бо­те. А вне ее... – Ко­гда Юля бы­ла ма­лень­кой, и в на­столь­ный тен­нис они иг­ра­ли, и на лы­жах ка­та­лись, – го­во­рит Ольга Лео­ни­дов­на. Вот в фут­бол дед с внуч­кой не иг­ра­ли. – Во­об­ще-то де­душ­ка хо­тел на­учить. Но ба­буш­ка ска­за­ла: «Выбирайте: ли­бо я, ли­бо фут­бол», – сме­ет­ся Юля.

Вы­бра­ли лыжи. Ка­та­лись и на гор­ных, и на вод­ных, для че­го вы­ез­жа­ли на во­до­хра­ни­ли­ще. Вла­ди­мир Ни­ки­тич да­же ку­пил до­мик в Твер­ской об­ла­сти, что­бы там мог­ло раз­ме­стить­ся все се­мей­ство.

«ДОБРЫЙ ПО­ЛИ­ЦЕЙ­СКИЙ»

– Ему ка­за­лось, что все сра­зу и все­му долж­ны бы­ли на­учить­ся, – го­во­рит про му­жа Ольга Лео­ни­дов­на. – Вс­по­ми­наю, как Юля пер­вый раз гор­ные лыжи на­де­ла. Так па­па с де­душ­кой, как два кор­шу­на над ней: «Ку­да ты едешь? По­во­ра­чи­вай!». Я – им: «Ну что вы хо­ти­те от ре­бен­ка?».

– Да, де­душ­ка не был сто­рон­ни­ком дол­го­го обу­че­ния, – го­во­рит Юля. – Тео­рия 10 ми­нут – и впе­ред!.. У ме­ня был пе­ри­од под­рост­ко­вый, ко­гда хо­те­ла ка­тать­ся на сно­убор­де. Но сей­час все из мо­е­го по­ко­ле­ния уме­ют ка­тать­ся на доске, а на гор­ных лы­жах – не мно­гие. Осо­бен­но де­воч­ки. Так что гор­жусь, что не бро­си­ла лыжи.

В жиз­ни, не свя­зан­ной со спор­том, де­душ­ка Юлю не ру­гал. Ру­га­ла, ес­ли что не так, Ольга Лео­ни­дов­на.

– Та­ким и дол­жен быть на­сто­я­щий де­душ­ка, – го­во­рит Юля. – Добрый, ми­лый, се­дой. Так что ба­буш­ка бы­ла пло­хим по­ли­цей­ским, де­душ­ка – доб­рым. Он ме­ня все­гда за­щи­щал. Мы мог­ли с ним на­ру­шить ре­жим. Мне же в де­сять ве­че­ра нуж­но бы­ло за­сы­пать, по­то­му что на­ут­ро в шко­лу. Ба­буш­ка то­же мог­ла лечь спать ра­но. Но де­душ­ка по-ти­хо­му ко мне под­хо­дил – и мы шли смот­реть, на­при­мер, тен­нис по те­ле­ви­зо­ру. Но по­том в ком­на­ту вхо­ди­ла ба­буш­ка и устра­и­ва­ла скан­дал.

– По­то­му что утром невоз­мож­но бы­ло под­нять Юлю в шко­лу! – стро­го, как, на­вер­ное, и то­гда, объ­яс­ня­ет Ольга Лео­ни­дов­на. – Или, на­при­мер, уро­ки она еще не сде­ла­ла, а Во­ло­дя уже зо­вет ее из ком­на­ты: «Юля, иди по­смот­ри, ка­кой тен­нис!».

«УПЕР­ТЫЕ ОБА»

Од­но из ярких впе­чат­ле­ний от Вла­ди­ми­ра Ни­ки­ти­ча – вы­би­тые мя­чом паль­цы, смот­ря­щие в раз­ные сто­ро­ны.

– И хо­дил он так, – смеш­но и лю­бя па­ро­ди­ру­ет чуть ссу­ту­лен­ную по­ход­ку Вла­ди­ми­ра Ни­ки­ти­ча Ольга Лео­ни­дов­на. – Ру­ки длин­ные. Здо­ро­вые та­кие...

Или вы­ра­же­ния его. Масла­чен­ко ведь при­ду­мал изу­ми­тель­ные ру­га­тель­ства, от­лич­но за­ме­ня­ю­щие матерные. На­при­мер, ерш твою медь.

– Да, де­душ­ка учил ме­ня бо­сяц­ким выражениям, – улы­ба­ет­ся внуч­ка. – И «ерш твою медь», и «не учи уче­но­го, а то съешь пе­че­но­го». Ба­буш­ка ему: «Че­му ты учишь!». Но де­душ­ка у нас был ху­ли­га­ни­стый.

И му­зы­каль­ный. Ко­гда се­мей­ство Масла­чен­ко еха­ло с ним на да­чу, все пе­ли пес­ни.

– «Ка­тю­ша», «Мы дру­зья – пе­ре­лет­ные пти­цы…», – вс­по­ми­на­ет Юля. – Но в му­зы­каль­ную шко­лу ме­ня не от­да­ва­ли. Ба­буш­ка ска­за­ла, что бес­по­лез­но, что медведь мне на ухо на­сту­пил. Так что за­ни­ма­лась спор­том!

Есть ка­кие-то схо­жие чер­ты у внуч­ки и де­да. Ка­кие? Юля пред­ла­га­ет ба­буш­ке вы­ска­зать­ся.

– Есть. Упер­тые оба, – го­во­рит Ольга Лео­ни­дов­на.

Так бла­го­да­ря в том чис­ле и этой упер­то­сти Вла­ди­мир Ни­ки­тич до­бил­ся Оль­ги Лео­ни­дов­ны.

– Он во всем та­кой был, – вс­по­ми­на­ет она. – Че­ло­век це­ли. Че­го-то хо­тел – и обя­за­тель­но до­би­вал­ся. Юля то­же ста­вит пе­ред со­бой це­ли. – Хо­чу боль­шую се­мью. Хо­чу ра­бо­тать. Но не став­лю пе­ред со­бой це­ли на 10 лет впе­ред. Ко все­му на­до ид­ти по­сте­пен­но, – го­во­рит она.

И по­че­му-то ка­жет­ся – при­дет.

Жаль, что де­душ­ка пра­внуч­ку свою не уви­дел...

ФОТО ВЛА­ДИ­МИ­РА ВЕЛЕНГУРИНА

ОЛЬГА ЛЕО­НИ­ДОВ­НА, ЮЛИЯ И ДА­ЖЕ МА­ЛЕНЬ­КАЯ МА­РУ­СЯ (СЛЕ­ВА НА­ПРА­ВО) РАС­СКА­ЗА­ЛИ О ВЛА­ДИ­МИ­РЕ МАСЛА­ЧЕН­КО СА­МОЕ СО­КРО­ВЕН­НОЕ.

ФОТО ИЗ АР­ХИ­ВА ЕВ­ГЕ­НИЯ ВОЛ­КО­ВА

ВЛА­ДИ­МИР МАСЛА­ЧЕН­КО (В ЦЕН­ТРЕ) ВСЕ­ГДА СТРЕ­МИЛ­СЯ К ЦЕ­ЛИ И ДО­СТИ­ГАЛ ЕЕ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.