ЗВАЛ СЫГ­РАТЬ С НЕЙ­МА­РОМ

Sovetskiy Sport - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

– Слож­но ска­зать. Чест­но го­во­ря, я ду­ма­ла, что ей бу­дет го­раз­до лег­че, чем сей­час. Ко­гда в та­ком воз­расте вы­па­да­ешь из обой­мы, вер­нуть­ся очень нелег­ко. Ты мо­жешь очень мно­го тре­ни­ро­вать­ся, но ко­гда иг­ра­ешь мат­чи, при­кла­ды­ва­ешь со­вер­шен­но дру­гие уси­лия. Из-за это­го на­чи­на­ют­ся трав­мы, ко­то­рые на­стиг­ли Ма­шу в по­след­нее вре­мя. Это все очень слож­но, и гра­фик про­сто неве­ро­ят­но тя­же­лый. Ду­маю, что Ша­ра­по­ва все-та­ки вер­нет­ся на свой уро­вень, но для это­го по­тре­бу­ет­ся вре­мя.

– В Нью-Йор­ке я ви­де­ла ее матч с Ха­леп и смот­ре­ла немно­го, как она иг­ра­ла в Штут­гар­те. Бы­ло вид­но, сколь­ко эмо­ций она в се­бе на­ко­пи­ла. Ее же про­сто за­кле­ва­ли. Ма­ша хо­те­ла всем все до­ка­зать, и это бы­ло очень за­трат­но с эмо­ци­о­наль­ной точ­ки зре­ния.

– Точ­но не знаю, но ино­гда при­хо­дит­ся слы­шать ка­кие-то ком­мен­та­рии. Ко­гда у те­бя так мно­го за­вист­ни­ков, да­же осту­пив­шись в ме­ло­чах, ты сра­зу по­па­дешь под огонь кри­ти­ки, и ни­кто ни в чем не бу­дет раз­би­рать­ся. – У Доль­че нет по­друж­ки, по­то­му что он ка­стри­ро­ван­ный. Я не хо­те­ла его ка­стри­ро­вать, но при­шлось это сде­лать, по­то­му что у него был про­ста­тит, ста­ли бо­леть но­ги. Мы сде­ла­ли биоп­сию, и Аня Кур­ни­ко­ва мне по­со­ве­то­ва­ла очень хо­ро­ше­го вра­ча в Май­а­ми. В об­щем, сде­ла­ли опе­ра­цию – и ре­ши­ли все про­бле­мы. Вто­рую со­ба­ку я очень хо­чу за­ве­сти, но по­ни­маю, что мой гра­фик не поз­во­ля­ет это сде­лать. Ко­гда за­ве­ла Доль­че, у ме­ня бы­ла трав­ма, из-за ко­то­рой я про­пу­сти­ла шесть ме­ся­цев, по­это­му мог­ла его дрес­си­ро­вать – и сей­час он по­ни­ма­ет, кто его хо­зя­ин. А ес­ли сей­час за­ве­ду вто­рую со­ба­ку и уле­чу на пол­то­ра ме­ся­ца в Ав­стра­лию, за это вре­мя она вы­рас­тет и по­том бу­дет за­да­вать­ся во­про­сом: кто эта те­тя, ко­то­рая ме­ня вы­гу­ли­ва­ет?

Ко­гда уез­жаю на тур­ни­ры, Доль­че оста­ет­ся у мо­их дру­зей, у ко­то­рых есть дру­гая со­ба­ка, дети. Ему там хо­ро­шо. Он все­гда жил на два до­ма.

– Нет, бы­ваю там до­воль­но ред­ко. А вот на фут­бол хо­ди­ла недав­но. Ме­ня при­гла­сил пре­зи­дент «Бар­се­ло­ны», по­да­рил фут­бол­ку. Я ему ска­за­ла, что обо­жаю Ней­ма­ра, и он от­ве­тил: «Так при­хо­ди, по­иг­ра­ешь вме­сте с ним в фут­бол». С удо­воль­стви­ем бы по­шла, но не успе­ла, по­то­му что это бы­ло пе­ред «Ро­лан Гар­ро­сом», у ме­ня был аб­со­лют­но ди­кий гра­фик, я да­же май­ку еще не за­бра­ла, ко­то­рую мне долж­на бы­ла под­пи­сать вся ко­ман­да. – Свя­зи. Мы очень ча­сто с дру­зья­ми сме­ем­ся, что в этой жиз­ни мно­гое ре­ша­ют свя­зи. Про­сто у ме­ня бы­ли зна­ко­мые, ко­то­рые дру­жат с пре­зи­ден­том, а он очень лю­бит теннис… Все это на поч­ве спор­та. Мы хо­ди­ли на матч «Бар­се­ло­ны» в Ли­ге чем­пи­о­нов в пре­зи­дент­скую ло­жу. Это бы­ла иг­ра про­тив «Ювен­ту­са», ко­то­рую «Бар­са» про­иг­ра­ла. Но там нере­аль­ная ат­мо­сфе­ра на фут­бо­ле, ко­неч­но. – Для это­го нуж­но бу­дет на­ла­жи­вать но­вые свя­зи, – улы­ба­ет­ся Свет­ла­на.

– Да, бы­ла на мно­гих мат­чах. Ощу­ще­ния, ко­неч­но, срав­ни­вать нель­зя. На «Зе­нит Аре­ну» я еще не хо­ди­ла, хоть она и сто­ит неда­ле­ко от ве­ло­тре­ка мо­е­го от­ца, но на мат­чах «Зе­ни­та» на «Пет­ров­ском» бы­ла мно­го раз. Ка­жет­ся, еще ви­де­ла иг­ру «Ло­ко­мо­ти­ва» про­тив «Спар­та­ка». Про­сто при­шла по­смот­реть фут­бол. Что тут та­ко­го? Ко­неч­но, в Ев­ро­пе все это смот­рит­ся ин­те­рес­нее, но и сво­их ре­бят то­же хо­чет­ся под­дер­жать. не до­пу­сти­ли до со­рев­но­ва­ний. Я ви­де­лась с ним в Олим­пий­ской де­ревне, мы жи­ли на раз­ных эта­жах, но мне бы­ло при­ят­но осо­зна­вать, что мой отец где-то ря­дом.

Ко­гда ста­ло из­вест­но о том, что их не до­пус­ка­ют, в шта­бе ска­за­ли, что­бы они вы­еха­ли из де­рев­ни. Па­па то­гда спро­сил: «По­че­му мы долж­ны уез­жать, ес­ли мы в спис­ках офи­ци­аль­ной де­ле­га­ции?». Очень некра­си­вая ис­то­рия. Знаю, что сей­час неко­то­рые ре­бя­та уже по­да­ли в суд на Ма­кла­ре­на.

– Счи­таю, что это чи­стой во­ды по­ли­ти­ка. Что ка­са­ет­ся ве­ло­си­пе­ди­стов, то уве­ре­на, что все ре­бя­та у мо­е­го от­ца чи­стые. Рань­ше он во­об­ще был про­тив да­же про­стых ви­та­ми­нов и не раз­ре­шал их при­ни­мать сво­им спортс­ме­нам. Счи­тал, что луч­ше есть су­хо­фрук­ты. Не сто­ит за­бы­вать, что мой па­па из Со­вет­ско­го Со­ю­за.

Ду­маю, что та­кие рез­кие ре­ше­ния об от­стра­не­нии неспра­вед­ли­вы по от­но­ше­нию ко мно­гим ре­бя­там. Нель­зя всех че­сать под од­ну гре­бен­ку.

– Не от­ри­цаю, что про­бле­мы есть. Но очень со­мне­ва­юсь, что вся Рос­сия на до­пин­ге, а все осталь­ные – чи­стые и за­ме­ча­тель­ные.

– У нас в Москве по­ме­ня­лись до­пинг-офи­це­ры. К нам те­перь при­хо­дят дру­гие лю­ди, в ос­нов­ном ино­стран­цы. У нас бы­ла очень при­вет­ли­вая рус­ская жен­щи­на, ко­то­рая при­хо­ди­ла, бра­ла про­бы – и все бы­ло нор­маль­но. А сей­час при­хо­дят трое ино­стран­цев.

Недав­но бы­ла смеш­ная ис­то­рия. До­пинг-кон­троль у ме­ня сто­ял на ран­нее утро – то ли в шесть, то ли в семь ча­сов. Зво­нок в дверь, я не успе­ла проснуть­ся, смот­рю в ви­деодо­мо­фон, а там сто­ит та­кой лы­сень­кий, пух­лень­кий дя­день­ка в си­ней ру­баш­ке. Спра­ши­ваю спро­со­нья: «Чем мо­гу по­мочь?». Он мне от­ве­ча­ет: «Свет­ла­на, к вам до­пинг-кон­троль». А их ведь обыч­но мно­го при­хо­дит, по­это­му го­во­рю: «Ну ка­кой вы до­пинг-офи­цер! Где ва­ши до­ку­мен­ты?». А он сме­ет­ся: «Свет­ла­на, я охран­ник». Про­сто охра­на до­ма не име­ет пра­ва впус­кать по­се­ти­те­лей, ес­ли я за­ра­нее не го­во­ри­ла о том, что ко мне кто-то при­дет. опрят­ные. До­пинг-офи­це­ров все­гда долж­но бы­ло быть ми­ни­мум двое, од­на из них, как пра­ви­ло, мед­сест­ра. Так вот она са­ди­лась на ди­ван, при­сталь­но все рас­смат­ри­ва­ла: фо­то­гра­фии, кар­ти­ны, ко­то­рые ви­сят на сте­нах. Бы­ло не очень при­ят­но.

– Не счи­таю нуж­ным афи­ши­ро­вать бо­гат­ство. У нас мно­гие лю­бят сфо­то­гра­фи­ро­вать­ся для ин­с­та­гра­ма, по­ка­зать, ка­кая у них ма­ши­на. Есть лю­ди, ко­то­рые очень мно­го ра­бо­та­ют, но не мо­гут поз­во­лить се­бе рос­кошь, из-за это­го по­яв­ля­ет­ся мно­го за­ви­сти, зло­сти. За­чем лиш­ний раз за­во­дить лю­дей?

Да, я люб­лю хо­ро­шие ма­ши­ны, но ме­няю их не ча­сто. У всех мо­их ав­то­мо­би­лей есть име­на. Есть «Сне­жин­ка» – бе­лая, «Сло­ник» и «Мыш­ка» – они обе се­рые. Мне как де­вуш­ке не важ­ны ха­рак­те­ри­сти­ки, глав­ное – что­бы ма­ши­на нра­ви­лась. Я нор­маль­но во­жу ав­то.

– По на­стро­е­нию. Ко­гда я спо­кой­на, то еду с му­зы­кой – и все от­лич­но. Но ма­ши­на долж­на быть очень кра­си­вая и внут­ри, и сна­ру­жи. Дол­жен быть стиль­ный об­вес, ка­че­ствен­ный са­лон. Од­ной мо­ей ма­шине уже боль­ше пя­ти лет, она вы­гля­дит как но­вая, у нее мень­ше 30 ты­сяч ки­ло­мет­ров про­бе­га, но я ре­ши­ла пе­ре­шить са­лон, по­то­му что ме­ня ди­ко бе­сил крас­ный цвет. Сей­час он стал си­ним.

– Да, «Лам­бор­ги­ни Авен­та­дор». Но не счи­таю нуж­ным по­ку­пать ее, по­то­му что это про­сто вы­брос де­нег, ко­то­рые до­ста­ют­ся очень тя­же­ло. Про­сто где-ни­будь возь­му ее в арен­ду дня на три – и мне хва­тит. С эс­те­ти­че­ской точ­ки зре­ния она очень кра­си­вая. У ме­ня, кста­ти, есть дру­зья, ко­то­рые го­во­рят: «Мы те­бе по­да­рим ее, ес­ли ты вы­иг­ра­ешь «Боль­шой шлем».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.