АСЛАНБЕК ПАГИЕВ: «ЖИВИ ДОСТОЙНО, УМРИ НИ­КО­ГДА!»

По­эт! Смот­рю в твои гла­за И ви­жу непо­кор­ный стих, Что бу­дет мстить вра­гов ра­зя, На­век за пав­ших и живых! По­эт и врач. Не­ча­стое яв­ле­ние, тем не ме­нее зем­ля Осе­тии рож­да­ет и та­ких лю­дей. Один из них, Асланбек Пагиев, дал ин­тер­вью га­зе­те «Тер­ские ве­до­мо­сти»

Terskie Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Сер­гей Цх­ур­ба­ев Фо­то Зла­ты Те­би­е­вой

– Аслан, мы очень ра­ды на­шей с Ва­ми встре­че, и на­де­ем­ся, что те, кто нас смот­рит, слу­ша­ет и чи­та­ет, раз­де­ля­ют с на­ми ра­дость об­ще­ния. Они зна­ют Вас как по­эта, и мы по­ла­га­ем, что се­год­ня ещё раз луч­ше Вас узна­ют. По­это­му, рас­ска­жи­те немно­го о се­бе, не ка­са­ясь по­ка твор­че­ской сто­ро­ны.

– Ро­дил­ся я в Со­вет­ском Со­ю­зе, в Северной Осе­тии, в го­ро­де Ала­ги­ре во вре­ме­на, ко­гда лю­ди бы­ли доб­рее, улы­ба­лись друг дру­гу и жи­ли, как род­ные бра­тья и сёст­ры. В это труд­но по­ве­рить, но то­гда мо­ло­дёжь не хо­ди­ла с си­га­ре­той в ру­ках, это бы­ло очень стыд­но. Жен­щи­ны поль­зо­ва­лись ува­же­ни­ем, про­хо­дя воз­ле нас.

Я учил­ся в шко­ле №2 го­ро­да Ала­ги­ра, и как губ­ка впи­ты­вал рас­ска­зы ста­ри­ков о войне. Я слы­шал прон­зи­тель­ные ис­то­рии о тех, кто вер­нул­ся без ру­ки или но­ги, от ко­го от­ка­за­лись род­ные, и всё это, несо­мнен­но, до­ка­зы­ва­ло мне, ка­кое же это страш­ное сло­во – вой­на…

У ме­ня бы­ло очень мощ­ное вос­при­я­тие че­ло­ве­ка как в по­ло­жи­тель­ном, так и в от­ри­ца­тель­ном смыс­ле. Я, на­при­мер, знал че­ло­ве­ка, слу­жив­ше­го по­ли­ца­ем, то есть вой­на рас­став­ля­ет всё по ме­стам, и уже точ­но зна­ешь, кто че­го сто­ит. Кста­ти, тот по­ли­цай был по­став­лен спе­ци­аль­но, что­бы по­мо­гал мест­но­му на­се­ле­нию, но не бы­ло ин­фор­ма­ции и на­род об этом не знал.

Жиз­нен­ные уро­ки я по­лу­чил от сво­их ро­ди­те­лей. Отец ра­бо­тал в тор­го­вой ор­га­ни­за­ции, ди­рек­то­ром До­ма куль­ту­ры, за­тем ки­но­те­ат­ра «Ком­со­мо­лец». То­гда ещё бы­ли очень по­пу­ляр­ны пат­ри­о­ти­че­ские филь­мы, и я не про­пус­кал ни од­но­го. Ма­ма про­ра­бо­та­ла в шко­ле­ин­тер­на­те 40 лет, бы­ла ещё кра­е­ве­дом.

Я по­сте­пен­но узна­вал мно­го ин­те­рес­но­го о на­шей Осе­тии, где Алан­ские во­ро­та, где дру­гие па­мят­ни­ки ста­ри­ны и т.д. Слу­жил в ар­мии в Мон­го­лии, встре­чал­ся с раз­ны­ми людь­ми, и это обо­га­ти­ло мой внут­рен­ний мир. Вер­нул­ся уже дру­гим че­ло­ве­ком, и мы стро­и­ли с от­цом до­ма на­шим со­се­дям и род­ствен­ни­кам. Так на­чи­на­лись мои уни­вер­си­те­ты.

– Вы по­эт и од­но­вре­мен­но спе­ци­а­лист ти­бет­ской ме­ди­ци­ны. По­доб­ный сим­би­оз до­ста­точ­но ре­док. Ска­жи­те, как по­мо­га­ет в жиз­нен­ных си­ту­а­ци­ях врач по­эту, и по­эт вра­чу?

– Я со школь­ной ска­мьи, а точ­нее с 6-го клас­са по кру­пи­цам со­би­рал ме­ди­цин­скую ин­фор­ма­цию. Сей­час-то всё мож­но най­ти в Ин­тер­не­те. По­эт то­же врач, он ле­чит ду­шу и мыс­ли, а врач ле­чит те­ло. В этом плане весь­ма гар­мо­нич­ный со­юз.

– Вла­ди­мир Вы­соц­кий пи­сал о войне так, как мо­жет на­пи­сать о ней толь­ко че­ло­век, сам на ней по­бы­вав­ший. Ва­ши сти­хи настоль­ко же прав­ди­вы. От­ку­да у Вас та­кая бли­зость к те­ме?

– Мой дед со сво­им от­цом бы­ли на фрон­те. Пра­дед про­пал без ве­сти, а дед вер­нул­ся. Он был весь из­ра­нен­ный, у него бы­ло 7 ра­не­ний и 3 кон­ту­зии, гор­ло бы­ло пе­ре­би­то немец­ким шты­ком. Он не рас­ска­зы­вал о же­сто­кой про­зе вой­ны, го­во­ри­ли в ос­нов­ном его дру­зья. О войне рас­ска­зы­ва­ли очень мно­го мои ста­рые учи­те­ля, они то­гда бы­ли ма­лень­ки­ми.

Я ста­ра­юсь при­хо­дить к на­шим ве­те­ра­нам, к тем, ко­то­рые ещё жи­вы. Я же­лаю им мно­гих лет жиз­ни. У ме­ня к ним тре­пет­ное от­но­ше­ние, я вос­при­ни­маю

серд­цем их боль. И ко­гда я пи­шу о войне, то ка­жет­ся, что вез­де раз­да­ют­ся взры­вы, сви­стят пу­ли, то есть, я как буд­то сам на пе­ре­до­вой.

– Ва­ша по­зи­ция все­объ­ем­лю­ща. И всё-та­ки, что Вам бли­же все­го в твор­че­стве?

– Сра­зу и не ска­жешь. Для ме­ня глав­ное – вза­и­мо­связь по­ко­ле­ний, са­ма то­наль­ность во­ен­ных сти­хов дик­ту­ет мо­раль­ные цен­но­сти по­ко­ле­ни­ям.

– У Вы­соц­ко­го есть та­кие сло­ва: «По­эты хо­дят пят­ка­ми по лез­вию но­жа, и ре­жут в кровь свои боль­ные ду­ши». Вы при­ни­ма­е­те та­кой на­строй?

– Точ­нее уже не ска­зать. Вы­соц­кий имен­но го­во­рил о по­этах, а не риф­мо­плё­тах, ко­то­рые говорят: как я кра­си­во пи­шу. Но Вы­соц­кий го­во­рил о тех, кто на кон­чи­ке но­жа…

– Асланбек, Ваш роман в сти­хах «Фран­цуз», шаг­нув­ший за пре­де­лы Осе­тии, сде­лал Вас из­вест­ным в Ев­ро­пе. Как к Вам при­шла идея со­зда­ния та­ко­го, без пре­уве­ли­че­ния, эпи­че­ско­го в сво­ём жан­ре про­из­ве­де­ния?

– Мой отец очень силь­но за­бо­лел, он ле­жал без ног, и вот я ре­шил как-то от­влечь его немно­го от пло­хих дум, от мыс­ли о при­бли­жа­ю­щей­ся смер­ти, и на­чал пи­сать по­э­му. При­хо­дил к нему, чи­тал ему своё тво­ре­ние, об­ра­ба­ты­вал его ра­ны, де­лал пе­ре­вяз­ку. Су­дя по его сло­вам, он чем-то в мо­ём про­из­ве­де­нии был до­во­лен, чем-то нет.

Он всё вре­мя го­во­рил: по­че­му ты не ста­вишь па­ра­гра­фы, как Пуш­кин, на­до сде­лать так, по­том вот так, что­бы ты знал, что на­пи­сать. Но я не умел так де­лать, у ме­ня всё в го­ло­ве бы­ло. Это да­же не по­э­ма, это роман в сти­хах. Ко­гда я за­кон­чил и про­чи­тал ему, он до­воль­ный го­во­рит: «Роман этот хо­рош, а как ты ту­да во­ткнёшь осе­тин­ско­го кня­зя?» Я го­во­рю: «Па­па, ка­кой осе­тин­ский князь? Ведь здесь со­вер­шен­но дру­гая те­ма­ти­ка». Но по­том, ко­гда я уви­дел, что ему ста­ло чуть­чуть ин­те­рес­но, я сам уже за­жёг­ся, он же хо­тел жить, и пол­но­стью пе­ре­де­лал весь роман. Так по­явил­ся осе­тин­ский князь Сар­мат. Я не успел про­чи­тать ему кон­цов­ку ро­ма­на, его не ста­ло. Но к го­дов­щине я по­ста­рал­ся вы­пу­стить кни­гу, мне по­мог Сер­гей Та­ко­ев, дай Бог ему здо­ро­вья!

– Аслан, есть по­эты, на сти­хи ко­то­рых пи­шут пес­ни. Как у Вас с этим?

– Очень ин­те­рес­ный во­прос. Я бы ска­зал, что пес­ни есть на са­мом де­ле, их по­ют под ги­та­ру в цен­тре Ала­ги­ра мои дру­зья. Во­об­ще сти­хо­тво­ре­ние и пес­ня раз­ные ве­щи. Там, где в песне поз­во­ли­тель­но на­ру­шать риф­му за счёт сло­га, в сти­хо­тво­ре­нии это де­лать нель­зя.

– Что силь­нее все­го Вас бес­по­ко­ит в судьбе Осе­тии и че­му Вы ра­ды?

– Ме­ня бес­по­ко­ит от­сут­ствие вза­и­мо­по­ни­ма­ния меж­ду мо­ло­ды­ми, неза­ви­си­мо от их со­ци­аль­но­го по­ло­же­ния. Ра­ду­ет же то, что в Осе­тии мно­го­на­ци­о­наль­ный на­род, это лю­ди та­кие мяг­кие, та­лант­ли­вые, это лю­ди-та­нец. Ма­ло у ко­го та­кое бо­гат­ство!

– Ка­ко­во Ва­ше жиз­нен­ное кре­до?

– Кре­до – это де­виз, да? Живи достойно, умри ни­ко­гда! Есть очень до­стой­ные лю­ди, ко­то­рые бы­ли ува­жа­е­мы на Кав­ка­зе, но их ни­кто не зна­ет. На­до не изо­ли­ро­вать се­бя от лю­дей, а встать ря­дом с те­ми, ко­го вы­брал на­род, по­то­му что имен­но на­род дол­жен опре­де­лить при­зва­ние той или иной вла­сти для ре­ше­ния его про­блем.

– В про­из­ве­де­нии «Моя Осе­тия» Вы на­зы­ва­е­те Осе­тию из­бран­ни­цей неве­до­мо­го Бо­га. Что Вы хо­те­ли по­про­сить у него?

– Я бы по­про­сил си­не­го неба над на­ши­ми го­ло­ва­ми, вза­и­мо­по­ни­ма­ния, про­ще­ния.

– Мы счи­та­ем, что долж­на быть нераз­рыв­ная связь по­ко­ле­ний. Как Вы ду­ма­е­те, для че­го нам нуж­но огля­ды­вать­ся на вче­раш­ний день?

– Не огля­ды­вать­ся нам на­до, а вгля­ды­вать­ся во вче­раш­ний день и взять от­ту­да всё са­мое луч­шее, что бы­ло у на­ших пред­ков. Это по­ря­доч­ность, чест­ность, ува­же­ние к жен­щине и т.д. Не зря говорят, что за каж­дым ве­ли­ким муж­чи­ной сто­ит ве­ли­кая жен­щи­на.

– Счи­та­е­те ли Вы се­бя аль­тру­и­стом?

– Че­ло­век ми­ра, да? Де­ло в том, что внут­рен­ний эго­изм че­ло­ве­ка не поз­во­ля­ет ему при­над­ле­жать все­му ми­ру. Чест­но го­во­ря, я, кро­ме Ии­су­са, в этом от­но­ше­нии ни­ко­го не знаю. Мно­го лю­дей пы­та­ют­ся сде­лать что-то хо­ро­шее для дру­гих, но при этом не за­бы­ва­ют жить для се­бя. Для всех нель­зя быть хо­ро­шим.

– Что Вам им­по­ни­ру­ет в че­ло­ве­ке, а что от­тал­ки­ва­ет?

– Я люб­лю лю­дей с доб­рой ду­шой. Я сна­ча­ла смот­рю в гла­за и ви­жу, что че­ло­век при лю­бых об­сто­я­тель­ствах не пре­даст, не об­ма­нет. От­тал­ки­ва­ет же ме­ня нена­дёж­ность, мне непри­ят­ны лю­ди, ко­то­рые ищут лю­бой по­вод, что­бы ни­че­го хо­ро­ше­го не сде­лать.

– Ко­го Вы мо­же­те на­звать из близ­ких Вам по­этов?

– Кро­ме тех, ко­то­рые не мо­гут не быть близ­ки­ми, то есть Пуш­кин, Лер­мон­тов и ряд дру­гих, у ме­ня на пер­вом ме­сте Ко­ста.

– Чем от­ли­ча­ет­ся необы­чай­ная мно­го­гран­ность Ва­шей жиз­ни? От­ку­да воз­ник та­кой неве­ро­ят­ный по­лёт мыс­лей?

– Ин­те­рес­ный во­прос. Я на­блю­да­тель­ный че­ло­век и очень люб­лю чи­тать фан­та­сти­ку, ко­то­рая со вре­ме­нем ста­но­ви­лась и ста­нет ре­аль­но­стью. Алек­сандр Бе­ля­ев, Алек­сандр Ка­зан­цев! Вы по­смот­ри­те, ка­кие глу­би­ны Кос­мо­са! Ка­кие пла­не­ты, неви­ди­мые оке­а­ны!

Чи­тая их про­из­ве­де­ния, че­ло­век раз­ви­ва­ет свой ум, и по­лёт мыс­ли. Это, ска­жем, пси­хо­ло­ги­че­ское свой­ство, жиз­нен­ная шко­ла, за­гад­ка че­ло­ве­че­ско­го со­зна­ния. При­ме­ром мо­жет слу­жить «Пре­ступ­ле­ние и на­ка­за­ние» До­сто­ев­ско­го. Про­из­ве­де­ния Бе­ля­е­ва, Ка­зан­це­ва, Еф­ре­мо­ва на мно­го-мно­го лет опе­ре­ди­ли своё вре­мя и в опре­де­лён­ной ме­ре ста­ли ре­аль­но­стью. Вот, на­при­мер, про­из­ве­де­ние вне вре­ме­ни, как бы в вир­ту­аль­но­сти, это «Мастер и Мар­га­ри­та» Бул­га­ко­ва. По­тря­са­ю­щее, су­ма­сшед­шее про­из­ве­де­ние, и в то же вре­мя его «Мор­фий» – страш­ная глу­пость.

– Ва­ша за­вет­ная меч­та. В чём она вы­ра­жа­ет­ся?

– Меч­та… Я бы хо­тел иметь до­мик воз­ле реч­ки, не очень да­ле­ко от лю­дей, но и не очень близ­ко, что­бы из печ­ной тру­бы шёл ды­мок, а мои де­ти иг­ра­ли бы под ок­на­ми.

– Ка­ко­вы Ва­ши даль­ней­шие пла­ны?

– В пла­нах у ме­ня вы­пу­стить семь мо­их сбор­ни­ков, вклю­чая «Фран­цу­за».

– Ка­ко­вы бу­дут Ва­ши по­же­ла­ния, так как бе­се­да на­ша по­чти за­вер­ши­лась?

– Я хо­чу вы­ра­зить бла­го­дар­ность ре­дак­ции га­зе­ты «Тер­ские ве­до­мо­сти», всем ре­бя­там, ко­то­рые здесь ра­бо­та­ют. Хо­чу по­бла­го­да­рить так­же тех ве­те­ра­нов, ко­то­рые да­ли нам воз­мож­ность жить и тру­дить­ся.

– Спа­си­бо и уда­чи Вам!

От ре­дак­ции: ви­део­за­пись ин­тер­вью с Аслан­бе­ком Па­ги­е­вым вы мо­же­те по­смот­реть в Ин­тер­не­те, на сай­те YouTube, ка­нал «Тер­ские ве­до­мо­сти». При­гла­ша­ем!

В кад­ре с Аслан­бе­ком Па­ги­е­вым – Заслу­жен­ная ар­тист­ка РСО-Ала­ния За­ли­на Дза­хо­е­ва

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.