СКАЗ О ЧЕ­ЛО­ВЕ­КЕ ИС­КУС­СТВА

Та­мер­лан Те­хов, ве­ду­щий руб­ри­ки

Terskie Vedomosti - - NEWS -

О кни­ге Кан­та Ибра­ги­мо­ва «Пётр За­ха­ров-Че­че­нец» и аль­бо­ме-ка­та­ло­ге «Ху­дож­ник Пётр За­ха­ров» Книг, вы­хо­дя­щих из-под пе­ра со­вре­мен­ни­ков и пред­став­ля­ю­щих ин­те­рес для куль­тур­но­го со­об­ще­ства все­го Кав­ка­за, в на­ши дни вы­хо­дит до­ста­точ­но мно­го. Но до­ку­мен­таль­но-ро­ма­ни­зи­ро­ван­ная био­гра­фия «Пётр За­ха­ров-Че­че­нец» и аль­бом-ка­та­лог «Ху­дож­ник Пётр За­ха­ров» за­ни­ма­ют в ря­ду по­доб­ных, зна­ко­вых и зна­чи­мых из­да­ний, осо­бое ме­сто. Два со­лид­ных то­ма, уви­дев­ших свет в из­да­тель­ско-по­ли­гра­фи­че­ском ком­плек­се «Гроз­нен­ский ра­бо­чий», ста­ли яв­ле­ни­ем в мире ис­кус­ства да­ле­ко не толь­ко в обо­зна­чен­ном мно­го­на­ци­о­наль­ном ре­ги­оне.

био­гра­фии и со­ста­ви­те­лем аль­бо­ма-ка­та­ло­га вы­сту­па­ет пред­се­да­тель Со­ю­за пи­са­те­лей Че­чен­ской рес­пуб­ли­ки, док­тор эко­но­ми­че­ских на­ук Кан­та Ибра­ги­мов. Из­вест­ный пи­са­тель и не ме­нее из­вест­ный учё­ный за­яв­ля­ет о се­бе ещё и как ис­кус­ство­вед. Имен­но так – со­лид­ный, с боль­шой на­уч­ной ба­зой и на­би­ра­ю­щий­ся опы­та ана­ли­за ра­бот ма­сте­ров ки­сти спе­ци­а­лист в ис­кус­ство­ве­де­нии.

«Боль­шой, доб­рот­ный и внут­ренне пе­ре­жи­тый пи­са­те­лем труд», – та­кую ха­рак­те­ри­сти­ку до­ку­мен­таль­но-ро­ма­ни­зи­ро­ван­ной био­гра­фии (ред­кий ныне, на­до ска­зать, жанр) да­ёт док­тор ис­то­ри­че­ских на­ук, кан­ди­дат ис­кус­ство­ве­де­ния Ни­на Мо­ле­ва. Труд, дей­стви­тель­но, про­де­лан неве­ро­ят­ный. До­ста­точ­но да­же за­ме­тить, что для наи­бо­лее до­сто­вер­но­го ска­за о че­ло­ве­ке ис­кус­ства, ака­де­ми­ке Пет­ре За­ха­ро­ве, 200-ле­тие со дня рож­де­ния ко­то­ро­го от­ме­ча­лось в про­шлом го­ду, ав­тор ра­бо­тал в 34 му­зе­ях и ар­хи­вах Моск­вы, Санкт-Пе­тер­бур­га, Лат­вии, Лит­вы, Бе­ла­ру­си, Укра­и­ны, Грузии… Ра­бо­тал кро­пот­ли­во, упор­но, со­би­рая и си­сте­ма­ти­зи­руя все со­хра­нив­ши­е­ся о ве­ли­ком ху­дож­ни­ке све­де­ния и сви­де­тель­ства. В ито­ге по­яви­лось ис­сле­до­ва­ние, из­дан­ное под гри­фа­ми сра­зу че­ты­рёх ав­то­ри­тет­ных ор­га­ни­за­ций: Со­ю­за пи­са­те­лей Че­чен­ской рес­пуб­ли­ки, Ака­де­мии на­ук Че­чен­ской рес­пуб­ли­ки, Ком­плекс­но­го на­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­ско­го ин­сти­ту­та име­ни Х.И. Ибра­ги­мо­ва Рос­сий­ской ака­де­мии на­ук и Че­чен­ско­го го­су­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та.

Все­го лишь 30 лет жизни на зем­ле бы­ло от­ве­де­но Пет­ру За­ха­ро­ву, и шесть по­след­них лет он тя­же­ло бо­лел. Тем не ме­нее, стал ака­де­ми­ком жи­во­пи­си и оста­вил по­сле се­бя уни­каль­ней­шее на­сле­дие. Ве­ли­кое рус­ское ис­кус­ство и культура в ней пе­ре­пле­лись с кав­каз­ской и че­чен­ской куль­ту­ра­ми. Луч­шим по­сле се­бя порт­ре­ти­стом при­зна­вал его Карл Брюл­лов, а на зна­ме­ни­том мас­штаб­ном по­лотне «Па­рад на Ца­ри­цы­ном лу­гу в Пе­тер­бур­ге», на­пи­сан­ном Г. Чер­не­цо­вым по за­ка­зу им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая I, сре­ди 250 вы­да­ю­щих­ся лю­дей то­го вре­ме­ни, на­ря­ду с Пуш­ки­ным, Кры­ло­вым, Брюл­ло­вым, Ве­не­ци­а­но­вым, изоб­ра­жён со­всем мо­ло­дой ху­дож­ник Пётр За­ха­ров, во­шед­ший в ис­то­рию ещё и как Че­че­нец или Че­че­нец из Да­да-Юр­та.

Судь­ба его со­вер­шен­но необыч­на, и от­то­го при­вле­ка­ет к се­бе ещё большее вни­ма­ние. Во вре­ме­на Кав­каз­ской вой­ны в че­чен­ском Да­да-Юр­те рус­ские сол­да­ты спас­ли из­ра­нен­но­го груд­но­го ре­бён­ка воз­ле умер­шей ма­те­ри. Кре­стил его сол­дат За­хар, на вос­пи­та­ние он по­пал к ге­не­рал-май­о­ру Пет­ру Ер­мо­ло­ву, близ­ко­му род­ствен­ни­ку по­ко­ри­те­ля Кав­ка­за, ге­не­ра­ла от ар­тил­ле­рии Алек­сея Ер­мо­ло­ва. Вот так и ро­дил­ся для ис­то­рии Пётр За­ха­ров.

По­лу­чив бле­стя­щее об­ра­зо­ва­ние, он со­сто­ял­ся как порт­ре­тист, за­пе­чат­лев­ший мно­гих вы­да­ю­щих­ся лич­но­стей сво­е­го вре­ме­ни, в том чис­ле – уже упо­мя­ну­то­го во­е­на­чаль­ни­ка Алек­сея Ер­мо­ло­ва, по­эта Ми­ха­и­ла Лер­мон­то­ва, ду­хов­но­го пи­са­те­ля Ан­дрея Му­ра­вьё­ва, ге­не­рал-май­о­ра Ни­ко­лая Ис­лен­тье­ва, де­тей сво­е­го при­ём­но­го ро­ди­те­ля, став­ших за­тем из­вест­ны­ми де­я­те­ля­ми… Ху­дож­ник ни­ко­гда не за­бы­вал столь мно­го сде­лав­ших для него род­ных и дру­зей, но бес­пре­стан­но воз­вра­щал­ся к ис­то­кам, стре­мясь остать­ся ещё и сы­ном на­ро­да, от ко­то­ро­го был на­все­гда ото­рван груд­ным ре­бён­ком. Есте­ствен­но, из сво­е­го ро­да ни­ко­го не пом­нил и не знал, но мно­гие свои кар­ти­ны под­пи­сы­вал как «Пётр За­ха­ров – Че­че­нец из Да­да-Юр­та».

По­чи­та­те­лей та­лан­та Пет­ра За­ха­ро­ва во все вре­ме­на бы­ло до­ста­точ­но, хо­тя за два про­шед­ших сто­ле­тия про­ис­хо­ди­ло вся­кое. Увы, да­же в кон­це ХХ ве­ка, во вре­мя тра­ги­че­ских че­чен­ских кам­па­ний, из Че­чен­ско­го рес­пуб­ли­кан­ско­го музея изоб­ра­зи­тель­ных ис­кусств им. П. За­ха­ро­ва в г. Гроз­ном про­па­ло несколь­ко хра­нив­ших­ся там ра­бот ма­сте­ра. Но ис­кус­ство все­гда вос­кре­са­ет, воз­рож­да­ет­ся, по­движ­ни­ки, про­па­ган­ди­ру­ю­щие его, так­же име­ют­ся.

Од­ним из них яв­ля­ет­ся Кан­та Ибра­ги­мов, по­лю­бив­ший сво­е­го ге­роя и со­здав­ший о нём фун­да­мен­таль­ный труд. Не су­гу­бо на­уч­ное и ис­кус­ство­вед­че­ское, а до­ступ­ное ши­ро­ко­му кру­гу чи­та­те­лей, по­дви­га­ю­щее к изу­че­нию твор­че­ства ху­дож­ни­ка ис­сле­до­ва­ние. А ещё в био­гра­фи­че­ском по­вест­во­ва­нии с этим са­мым ши­ро­ким кру­гом чи­та­те­лей ве­дёт­ся за­ду­шев­ный раз­го­вор. Так­же К. Ибра­ги­мов по­ле­ми­зи­ру­ет с ре­цен­зен­та­ми пер­во­го из­да­ния кни­ги, уко­ря­ю­щи­ми ав­то­ра в из­лиш­ней вос­тор­жен­но­сти по от­но­ше­нию к сво­е­му ге­рою. Но ведь мастер пе­ра вос­хи­ща­ет­ся ма­сте­ром ки­сти по пра­ву! Бла­го­го­ве­ние по­дви­га­ет на­ше­го со­вре­мен­ни­ка к ини­ци­а­ти­вам по уве­ко­ве­чи­ва­нию па­мя­ти ху­дож­ни­ка в род­ной рес­пуб­ли­ке. В этом плане бу­дет сде­ла­но ещё очень мно­го, по­явит­ся, сле­ду­ет пред­по­ла­гать, и тре­тье, до­пол­нен­ное и пе­ре­ра­бо­тан­ное из­да­ние кни­ги, ибо по­иск про­дол­жа­ет­ся. И здесь вполне умест­но по­же­ла­ние ав­то­ру, как ма­сти­то­му про­за­и­ку: «Непре­мен­но про­ду­мать план ра­бо­ты над ху­до­же­ствен­ным по­вест­во­ва­ни­ем о Пет­ре За­ха­ро­ве!». Осмыс­ле­ние жизни и твор­че­ства ху­дож­ни­ка в по­доб­ном ра­кур­се по­ка не сло­жи­лось, хо­тя, по при­зна­нию са­мо­го К. Ибра­ги­мо­ва, из­на­чаль­но он пы­тал­ся на­щу­пать имен­но этот путь.

Од­на­ко сей­час ба­гаж зна­ний о че­ло­ве­ке ис­кус­ства, как пи­са­тель его на­зы­ва­ет, дол­жен подвигнуть к на­пи­са­нию ро­ма­на в чи­стом ви­де. Это про­сто необ­хо­ди­мо для по­ка­за непо­вто­ри­мой ат­мо­сфе­ры вре­ме­ни, в ко­то­рую оку­нул- ся яр­кий слу­жи­тель ху­до­же­ствен­но­му сло­ву Кан­та Ибра­ги­мов! Кро­ме то­го, по­явит­ся воз­мож­ность для раз­вёр­ты­ва­ния бо­лее ши­ро­ко­го по­лот­на ли­те­ра­тур­но­го кон­тек­ста. Со­всем недав­но в Гроз­ном впер­вые по­став­лен спек­такль о ху­дож­ни­ке, как раз по мо­ти­вам кни­ги «Пётр За­ха­ров-Че­че­нец», из­дан труд Ала­уди Му­са­е­ва «Пётр За­ха­ров из Че­чен­цев» в зна­ме­ни­той се­рии «ЖЗЛ».

Но, нето­роп­ли­во ли­стая кни­гу К. Ибра­ги­мо­ва, да и со­став­лен­ный им уни­каль­ный, наи­бо­лее пол­ный на дан­ный мо­мент аль­бом-ка­та­лог П. За­ха­ро­ва, мы надолго оста­нав­ли­ва­ем взгляд на ав­то­порт­ре­те ху­дож­ни­ка и об­ра­зе М. Лер­мон­то­ва, со­здан­но­го им же. Вот что пи­шет ав­тор об от­но­ше­ни­ях двух мощ­ней­ших та­лан­тов: «Не­ко­то­рые ис­сле­до­ва­те­ли гре­шат в сво­их тру­дах, утвер­ждая, что нет пря­мых до­ка­за­тельств ни бли­зо­сти, ни зна­ком­ства Лер­мон­то­ва и За­ха­ро­ва. Про­сто та­кой це­ли и за­да­чи – доказать об­рат­ное – они пе­ред со­бой не ста­ви­ли. А на­до про­сто озна­ко­мить­ся с судь­бой Пет­ра За­ха­ро­ва и пе­ре­чи­тать ве­ли­кое про­из­ве­де­ние «Мцы­ри». И то­гда, твор­че­ски мыс­ля­ще­му че­ло­ве­ку, ста­нет аб­со­лют­но по­нят­ным, что имен­но П. За­ха­ров на­пи­сал порт­рет Лер­мон­то­ва, а во вре­мя это­го про­цес­са и да­же за­дол­го до это­го, как мы до­ка­жем, он (Лер­мон­тов – авт.) по­ве­дал ему свою судь­бу».

«Твор­че­ски мыс­ля­щий че­ло­век», мо­гу­щий про­дол­жить дан­ную сю­жет­ную ли­нию с эле­мен­та­ми ху­до­же­ствен­но­го вы­мыс­ла, и есть Кан­та Ибра­ги­мов. Тем бо­лее, что да­лее в сво­ём ис­сле­до­ва­нии он убе­ди­тель­но за­яв­ля­ет: «Как дра­го­цен­ную жем­чу­жи­ну вы­на­ши­вал ге­ний Лер­мон­то­ва эту за­во­ра­жи­ва­ю­щую ис­то­рию в сво­ей ду­ше (рас­сказ о жизни П. За­ха­ро­ва – авт.), из­ло­жить всё это сра­зу он ещё не мог, сам был юн – и по жизни, и в твор­че­стве. Лишь, ко­гда судь­ба вновь при­ве­ла его на Кавказ, те­перь уже ссыль­ным, и он не­воль­но очу­тил­ся в Мц­хе­те – древ­ней сто­ли­це Грузии, и там, где сли­ва­ют­ся Араг­ва и Ку­ра, уви­дел и узнал мо­на­стырь, в ко­то­ром жил и вы­жи­вал ма­лень­кий За­ха­ров, ко­гда про­ехал по Во­ен­но-Гру­зин­ской до­ро­ге, по­зна­ко­мил­ся и по­об­щал­ся с мест­ным кав­каз­ским на­се­ле­ни­ем, с его бы­том, тра­ди­ци­я­ми, нра­ва­ми и при­род­ны­ми усло­ви­я­ми, толь­ко то­гда его за­мы­сел во­пло­тил­ся в по­э­му «Мцы­ри».

Или же – ещё один мо­мент, до­стой­ный во­пло­ще­ния имен­но в круп­ном про­за­и­че­ском жан­ре. К. Ибра­ги­мов при­во­дит ар­гу­мен­ти­ро­ван­ные до­во­ды в поль­зу ав­тор­ства П. За­ха­ро­ва ка­са­е­мо тех или иных кар­тин. По­черк, дей­стви­тель­но, схож, но, мо­жет быть, су­ще­ство­ва­ли ещё та­кие же та­лан­ты-плен­ни­ки?! Ес­ли нет, мож­но бы­ло бы по­рас­суж­дать о том, по­че­му П. За­ха­ров не ста­вил свою под­пись под кар­ти­на­ми, и за­дал тем са­мым за­гад­ки по­том­кам. «Код За­ха­ро­ва» в бел­ле­три­сти­ке за­во­ра­жи­вал бы ещё боль­ше, а чи­та­те­лей, пе­ред гла­за­ми ко­то­рых встал об­раз не­ве­ро­ят­но мо­гу­че­го та­лан­та, бы­ло бы ещё боль­ше. Во имя то­го, что­бы Кавказ знал и чтил имя сво­е­го До­стой­но­го Сы­на…

«В оди­ноч­ку и в оди­но­че­стве он вы­сто­ял, во весь рост встал, по­бе­дил, и по­бе­дил не про­сто так, не гру­бой си­лой, на­ва­лом, не с пуш­ка­ми и шты­ка­ми, а зна­ни­я­ми, ин­тел­лек­том, врож­дён­ной вос­пи­тан­но­стью и тру­дом. И он, не зная сво­е­го на­сто­я­ще­го име­ни, но зная, чей он ро­дом и из ка­ко­го се­ла, со­хра­нил эти истин­ные на­зва­ния – Да­да-Юрт и Че­че­нец, впи­сал их боль­ши­ми бук­ва­ми в своё имя и за­ста­вил мно­гих че­рез приз­му это­го име­ни ис­то­рию Да­да-Юр­та и все­го кав­каз­ско­го края изу­чать, знать, лю­бить, ува­жать и по­э­мы об этом крае сла­гать» , – пи­шет в за­клю­че­ние сво­е­го тру­да К. Ибра­ги­мов.

Тон­кая, муд­рая, объ­ем­лю­щая ха­рак­те­ри­сти­ка ещё раз убеж­да­ет в том, что исто­рия хо­чет и мо­жет го­во­рить с на­ми, на­до толь­ко уметь слы­шать и слу­шать. И то­гда бу­ду­щее мож­но бу­дет стро­ить, не по­вто­ряя ошиб­ки про­шло­го, це­ня ти­хий по­двиг ис­тин­ных та­лан­тов, остав­ля­ю­щих в дар на­ро­ду Твор­че­ство.

Пётр За­ха­ров. «Ав­то­порт­рет»

Кан­та Ибра­ги­мов

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.