«СИ­СТЕМ­НОЕ МЫШЛЕНИЕ ПОЗ­ВО­ЛЯ­ЕТ ВЗГЛЯ­НУТЬ С НЕОЖИДАННОЙ СТО­РО­НЫ»

Terskie Vedomosti - - NEWS - На­та­лья КУЛИЧЕНКО

Бо­рис Раз­де­но­вич – кан­ди­дат фи­ло­ло­ги­че­ских на­ук, де­кан фа­куль­те­та осе­тин­ской фи­ло­ло­гии, за­слу­жен­ный де­я­тель куль­ту­ры РСОАла­ния, РЮО и Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. В СОГУ ра­бо­та­ет с 1988 го­да, пре­по­да­ёт на фа­куль­те­те жур­на­ли­сти­ки. На­уч­ные ин­те­ре­сы: журналистика, ли­те­ра­ту­ро­ве­де­ние, куль­ту­ро­ло­гия. Раз­ра­бо­тал и чи­та­ет лек­ци­он­ные кур­сы: «Тео­рия и прак­ти­ка СМИ (пе­чать)», «Си­сте­ма СМИ», «Тех­ни­ка и тех­но­ло­гия СМИ (пе­чать)», «Журналистика пе­чат­ных СМИ», «Со­вре­мен­ные ин­фор­ма­ци­он­ные тех­но­ло­гии». Член Учё­но­го со­ве­та СОГУ, пред­се­да­тель сек­ции кри­ти­ки Со­ю­за пи­са­те­лей Осе­тии. В 2016 го­ду Бо­рис Хо­зи­ев от­ме­тил своё 60-ле­тие. Мы раз­го­ва­ри­ва­ем с ним об эта­пах его жиз­нен­но­го пу­ти и твор­че­ских ин­те­ре­сах.

– Бо­рис Раз­де­но­вич, на мно­гих в дет­стве и юно­сти вли­ял ка­кой-ни­будь про­фес­си­о­нал, пе­да­гог, про­сто ин­те­рес­ный че­ло­век, ко­то­рый по­мо­гал вы­брать свой твор­че­ский путь. Был ли та­кой че­ло­век в Ва­шей жиз­ни?

– По­жа­луй, их бы­ло да­же несколь­ко. Всё на­ча­лось ещё с до­школь­ных вре­мён. В мо­ём дет­ском ми­ро­воз­зре­нии гос­под­ство­ва­ло уст­ное на­род­ное твор­че­ство в ис­пол­не­нии мо­ей ба­буш­ки по от­цу. Взрос­лые, в том чис­ле и ро­ди­те­ли, всё вре­мя бы­ли на ра­бо­те, по­это­му на на­чаль­ном эта­пе во­про­сы вос­пи­та­ния пол­но­стью бы­ли на ней. Де­душ­ка и ба­буш­ка с ма­те­рин­ской, де­душ­ка с от­цов­ской сто­ро­ны ра­но ушли из жиз­ни, по­это­му ба­буш­ка Уар­дис, к ко­то­рой мы лю­без­но об­ра­ща­лись по фа­миль­но­му име­ни (То­ти­он), од­на бы­ла за всех. Её имя на рус­ский язык пе­ре­во­дит­ся как Ро­за. Глу­бо­ко сим­во­лич­но то, что она бы­ла кра­си­вым че­ло­ве­ком, как цве­то­чек. Её об­раз я бу­ду пом­нить все­гда.

После на­чаль­ной шко­лы к мо­е­му вос­пи­та­нию ак­тив­но под­клю­чи­лись мои ро­ди­те­ли и тё­тя Са­ли­мат, ко­то­рые вслух мне пе­ре­чи­та­ли весь нарт­ский эпос и по­чти всю осе­тин­скую клас­си­че­скую ли­те­ра­ту­ру. Це­лая га­ле­рея эпи­че­ских и ли­те­ра­тур­ных ге­ро­ев оста­ви­ла в мо­ей ду­ше глу­бо­кий след. Это со сто­ро­ны се­мьи, а неза­у­ряд­ные учи­те­ля до­стро­и­ли то, что не уда­лось осу­ще­ствить в се­мье. Сю­да на­до до­ба­вить ещё со­се­дей и од­но­сель­чан.

Ещё од­но­му че­ло­ве­ку я бла­го­да­рен за те школь­ные по­учи­тель­ные го­ды. Это за­ве­ду­ю­щая Рас­свет­ской сель­ской биб­лио­те­кой Рая Чер­джи­е­ва, ко­то­рая до­би­лась то­го, что всё се­ло бы­ло чи­та­тель­ским со­об­ще­ством. Она не толь­ко вы­да­ва­ла и при­ни­ма­ла об­рат­но кни­ги, но ещё и спра­ши­ва­ла их со­дер­жа­ние. Ес­ли ты не про­чи­тал кни­гу и воз­вра­ща­ешь об­рат­но, де­лая хо­ло­стой ход, она свер­ли­ла нас взгля­дом и не про­чи­тав­шие быст­ро со­зна­ва­лись в сво­их «гре­хах».

– По­че­му из всех пред­ме­тов и дис­ци­плин Вы вы­бра­ли имен­но ли­те­ра­ту­ру и жур­на­ли­сти­ку?

– Де­ло в том, что ещё до шко­лы у ме­ня бы­ла хо­ро­шая гу­ма­ни­тар­ная ба­за. Увле­че­ние осе­тин­ским на­род­ным твор­че­ством, осо­бен­но Нарт­ским эпо­сом, не про­шли да­ром. Из­да­ние 1946 го­да с ил­лю­стра­ци­я­ми Ма­хар­бе­ка Ту­га­но­ва бы­ло в на­шем до­ме свое­об­раз­ной ре­лик­ви­ей. По­ми­мо ба­буш­ки, эпос пре­крас­но знал и мой отец. До Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны с его слов мно­го ска­за­ний за­пи­сал доцент СОГПИ А. Дзод­зи­ков, неко­то­рые из них опуб­ли­ко­ва­ны в се­ми­том­ном ака­де­ми­че­ском из­да­нии. Вот на эту бла­го­дат­ную поч­ву упа­ли зёр­на, ко­то­рые по­се­я­ли в на­ших ду­шах ру­со­вед Л.Б. Ко­ли­е­ва и осе­ти­но­вед М.П. Дза­па­ро­ва. Обе дру­жи­ли с мо­ей ма­мой, по­то­му с ме­ня был осо­бый спрос.

Так у ме­ня сло­жи­лись свои увле­че­ния: ли­те­ра­тур­но-ху­до­же­ствен­ная сфе­ра, со­сто­яв­шая из род­ной и рус­ской сло­вес­но­сти. Воз­мож­но, я бы и не стал жур­на­ли­стом, но у ме­ня хо­ро­шо по­лу­ча­лись тек­сты со­чи­не­ний и из­ло­же­ний, по­это­му Люд­ми­ла Бо­ри­сов­на убе­ди­ла ме­ня, что я смо­гу за­ни­мать­ся и жур­на­лист­ским твор­че­ством. Внес­ла в этот про­цесс свою леп­ту Ма­рия Пет­ров­на, ко­то­рая в очень до­ход­чи­вой фор­ме объ­яс­ни­ла, что мне на­до пи­сать на двух язы­ках (рус­ском и осе­тин­ском), и то­гда мне лег­че бу­дет рас­крыть свои твор­че­ские спо­соб­но­сти

– Слож­но ли бы­ло твор­че­ской на­ту­ре изу­чать об­ще­ствен­но-по­ли­ти­че­ские дис­ци­пли­ны на фил­фа­ке и жур­фа­ке? Ка­кой след они оста­ви­ли в Ва­шем ми­ро­воз­зре­нии?

– Се­го­дня, по про­ше­ствии мно­гих лет после раз­ва­ла Со­ю­за ССР, мно­гие ис­то­ри­ки, фи­ло­ло­ги, по­ли­то­ло­ги, пси­хо­ло­ги и пе­да­го­ги зад­ним чис­лом де­ла­ют се­бе био­гра­фии дис­си­ден­тов, хо­тя на са­мом де­ле яв­ля­ют­ся са­мы­ми на­сто­я­щи­ми пе­ре­вёр­ты­ша­ми, при­спо­соб­лен­ца­ми. Я ни­ко­гда не был чле­ном КПСС, но тем не ме­нее то­гдаш­няя власть да­ла мне воз­мож­ность бес­плат­но учить­ся в двух пре­крас­ных уни­вер­си­те­тах (СОГУ, ЛГУ), а так­же за­кон­чить ас­пи­ран­ту­ру в се­вер­ной сто­ли­це.

И во Вла­ди­кав­ка­зе, и в Пи­те­ре я все­гда был ак­тив­ным участ­ни­ком твор­че­ских ве­че­ров, пуб­ли­ко­вал о них ма­те­ри­а­лы во вла­ди­кав­каз­ских и пе­тер­бург­ских га­зе­тах. В те го­ды жур­на­ли­сты и фи­ло­ло­ги бы­ли ува­жа­е­мы­ми про­фес­си­я­ми. Жур­на­ли­стов готовили лишь в счи­тан­ных го­ро­дах: МГУ, ЛГУ, РГУ… Сре­ди этих фа­куль­те­тов я вы­брал Ле­нин­град­ский не слу­чай­но. В Пи­те­ре в те го­ды ра- бо­та­ли ко­ри­феи жур­на­лист­ско­го об­ра­зо­ва­ния: Бе­реж­ной, Бе­ре­зи­на, Бу­ла­цев, Еме­лья­нов и дру­гие. Они фак­ти­че­ски воз­глав­ля­ли це­лые на­уч­ные шко­лы по жур­на­ли­сти­ке. Под их на­дёж­ное «кры­ло» я и по­пал. Что ка­са­ет­ся мо­ей ди­плом­ной ра­бо­ты, то она бы­ла свя­за­на с жур­на­ли­сти­кой Осе­тии на­ча­ла ХХ ве­ка. ГЭК еди­но­душ­но по­ста­ви­ла от­лич­ную оцен­ку и ре­ко­мен­до­ва­ла в ас­пи­ран­ту­ру.

– Ка­ко­му на­уч­но­му ас­пек­ту фи­ло­ло­гии бы­ла по­свя­ще­на Ва­ша кан­ди­дат­ская

– Моя дис­сер­та­ция рас­смат­ри­ва­ла си­стем­но-струк­тур­ный ана­лиз жан­ро­вой спе­ци­фи­ки по­э­зии трёх на­род­ных по­этов Осе­тии – Му­за­фе­ра Дза­со­хо­ва, Ша­ми­ля Джи­ка­е­ва, Ка­ма­ла Хо­до­ва, исследование те­ма­ти­че­ско­го и лич­ност­но­го свое­об­ра­зия их твор­че­ства в кон­тек­сте раз­ви­тия со­вре­мен­ной осе­тин­ской по­э­зии. Мо­им на­уч­ным ру­ко­во­ди­те­лем бы­ла Л.Б. Ке­лех­са­е­ва, а пер­вым оп­по­нен­том, чем я очень гор­жусь, бле­стя­щий учё­ный с ми­ро­вым име­нем На­фи Джу­сой­ты.

– Вы яв­ля­е­тесь од­ним из ак­тив­ных со­труд­ни­ков уни­вер­си­те­та. На Ва­ших гла­зах сме­ни­лась со­вет­ская эпо­ха, при­хо­ди­ли и ухо­ди­ли ру­ко­во­ди­те­ли ву­за… По­де­ли­тесь, по­жа­луй­ста, сво­и­ми на­блю­де­ни­я­ми.

– Мне очень по­вез­ло с кол­ле­га­ми по ра­бо­те. Я ещё за­стал тех пред­ста­ви­те­лей про­фес­сор­ско-пре­по­да­ва­тель­ско­го со­ста­ва, ко­то­рые сде­ла­ли имя на­ше­му уни­вер­си­те­ту. Это бла­го­да­ря их ти­та­ни­че­ским уси­ли­ям пед­ин­сти­тут в 1967 го­ду был пре­об­ра­зо­ван в СОГУ им. К.Л. Хе­та­гу­ро­ва. Наш уни­вер­си­тет яв­ля­ет­ся пред­ме­том осо­бой гор­до­сти для ме­ня. В кон­це вось­ми­де­ся­тых го­дов ушед­ше­го сто­ле­тия, ко­гда ме­ня при­ня­ли на ра­бо­ту в про­слав­лен­ный вуз, я меч­тал, что­бы, как в боль­ших уни­вер­си­те­тах, у нас то­же ко­гда-ни­будь по­яви­лись фа­куль­те­ты ис­кусств, жур­на­ли­сти­ки и осе­тин­ской фи­ло­ло­гии. И на­до же, бук­валь­но че­рез счи­тан­ные го­ды, бла­го­да­ря по­движ­ни­че­ству то­гдаш­не­го рек­то­ра Ах­ур­бе­ка Ма­го­ме­то­ва, моя меч­та сбы­лась. А ещё че­рез несколь­ко лет ру­ко­во­ди­тель ву­за ока­зал мне до­ве­рие – ре­ко­мен­до­вал на долж­ность де­ка­на фа­куль­те­та ис­кусств. А го­во­рят, что сбы­ва­ют­ся толь­ко аме­ри­кан­ские меч­ты!

– Вы про­шли все сту­пе­ни ро­ста от про­сто­го пре­по­да­ва­те­ля до де­ка­на фа­куль­те­та пре­стиж­но­го ву­за.

– Мне очень по­вез­ло в жиз­ни. В мо­ей тру­до­вой книж­ке есть толь­ко од­на за­пись «СОГУ». По-сво­е­му бы­ло ин­те­рес­но ра­бо­тать на каж­дой долж­но­сти. Се­ве­ро-Осе­тин­ский го­су­ни­вер­си­тет и про­фес­сор­ско-пре­по­да­ва­тель­ский со­став ста­ли для ме­ня боль­ше чем ме­стом ра­бо­ты и про­сто кол­ле­га­ми. В та­кой уни­вер­си­тет я сам бы с удо­воль­стви­ем по­шёл учить­ся за­но­во.

– Я на­ве­ла справ­ки и убе­ди­лась в том, что сту­ден­ты Вас ува­жа­ют, пи­шут пись­ма, не за­бы­ва­ют по­здра­вить с днём рож­де­ния. Про­сят со­ве­та да­же че­рез мно­го лет. Как у Вас скла­ды­ва­ют­ся от­но­ше­ния с ни­ми, ка­ким об­ра­зом на­хо­ди­те с ни­ми об­щий язык?

– Ко­неч­но, сре­ди сту­ден­тов все­гда на­хо­дят­ся уди­ви­тель­ные лю­ди, вы­со­ко­раз­ви­тые, ду­хов­но бо­га­тые. Лег­ко быть ан­ге­лом в раю, но, ко­гда кру­гом ад, а ты – «ан­гел», это го­раз­до слож­нее. Есть опре­де­лён­ное чис­ло сту­ден­тов, ко­то­рые неза­ви­си­мо ни от че­го ори­ен­ти­ро­ва­ны на вы­со­кие иде­а­лы, на нрав­ствен­ность. Но их не так-то мно­го. К со­жа­ле­нию, не­ма­лое чис­ло сту­ден­тов учит­ся, что­бы по­лу­чить «ко­роч­ку», а не зна­ния. Неко­то­рые из них праг­ма­тич­ны, ци­нич­ны, не ви­дят ни­че­го пло­хо­го в том, что­бы не со­блю­дать за­ко­ны, а об­хо­дить их. Это ре­зуль­та­ты ель­цин­ско­го вре­ме­ни, ко­гда глав­ным бы­ло об­ма­нуть, на­дуть, лю­бой це­ной обой­ти кон­ку­рен­та. Сей­час, мо­жет быть, нра­вы по­сте­пен­но бу­дут ме­нять­ся…

В этой непро­стой си­ту­а­ции пе­да­го­гу, на мой взгляд, важ­но нена­вяз­чи­во по­мочь сту­ден­ту упо­ря­до­чить мир цен­но­стей и цен­ност­ных ори­ен­та­ций, углу­бить ми­ро­воз­зрен­че­ские уста­нов­ки, со­дей­ство­вать его по­ис­кам смыс­ла жиз­ни и бы­тия.

– Как Вам уда­ёт­ся при та­кой за­ня­то­сти успеш­но со­че­тать учеб­но-ме­то­ди­че­скую, на­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­скую и ли­те­ра­тур­но-пуб­ли­ци­сти­че­скую де­я­тель­ность. Од­но дру­го­му не ме­ша­ет?

– Я очень при­зна­те­лен сво­им пе­да­го­гам-на­став­ни­кам по жур­фа­ку ЛГУ, ко­то­рые на­учи­ли ме­ня си­стем­но­му мыш­ле­нию, что и яв­ля­ет­ся ос­но­вой всей мо­ей де­я­тель­но­сти. Один из них – Хаз­би Бу­ла­цев – неустан­но по­вто­рял: «За­пом­ни раз и на­все­гда, – уро­вень рож­да­ет уро­вень». В са­мом де­ле, ес­ли у че­ло­ве­ка, осо­бен­но твор­че­ско­го, есть уро­вень, то это есте­ствен­ным об­ра­зом по­рож­да­ет уро­вень мыш­ле­ния, по­ве­де­ния, твор­че­ства, по­ступ­ков, от­но­ше­ний и т.д. Весь этот ком­плекс поз­во­ля­ет учё­но­му за­гля­ды­вать в бу­ду­щее и уви­деть пер­спек­ти­ву, но­виз­ну и ак­ту­аль­ность сво­их изыс­ка­тель­ских дей­ствий. Этот про­цесс мож­но на­звать и на­уч­но-по­зна­ва­тель­ным го­ри­зон­том во внут­рен­нем ми­ре че­ло­ве­ка. Ведь на­у­ка, твор­че­ство, пуб­ли­ци­сти­ка – это то­же пу­ти-вы­хо­ды за го­ри­зонт обы­ден­но­сти, ко­то­рые поз­во­ля­ют ви­деть её не ху­же, а тонь­ше, глуб­же и ши­ре. Си­стем­ное мышление поз­во­ля­ет взгля­нуть с неожиданной сто­ро­ны. Уви­деть её за­но­во, слов­но впер­вые. Ко­гда од­но и то же со­бы­тие ты рас­смат­ри­ва­ешь на фоне че­го-то бо­лее ши­ро­ко­го, зна­чи­тель­но­го, это как раз и есть ре­зуль­та­ты си­стем­но­го мыш­ле­ния.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.