«ВСЕЙ ДУ­ШОЙ ПОЭЗИЮ ЛЮБ­ЛЮ»

Terskie Vedomosti - - NEWS - Та­ма­ра БУНТУРИ

К со­жа­ле­нию, в рам­ках од­ной га­зет­ной пуб­ли­ка­ции до­воль­но про­бле­ма­тич­но пы­тать­ся рас­крыть всю глу­би­ну по­э­ти­че­ско­го сбор­ни­ка за­слу­жен­но­го учи­те­ля РФ «И до сих пор в доб­ро мне ве­рит­ся». Учи­те­ля, имя ко­то­ро­го все­гда вы­зы­ва­ло в мо­ей ду­ше бла­го­го­вей­ный тре­пет. Учи­те­ля, бес­цен­но бо­га­то­го сво­и­ми мно­го­чис­лен­ны­ми уче­ни­ка­ми. Про­за­и­ка и по­эта, пуб­ли­ци­ста и про­све­ти­те­ля.

У

Ва­лен­ти­ны Ти­мо­фе­ев­ны – пре­крас­ная про­за: не толь­ко ду­шев­ная, до­маш­няя, без­услов­но, ис­крен­няя, но и очень ин­фор­ма­тив­ная. Чи­тая, узна­ёшь что-то но­вое, по­пол­ня­ешь свой ин­тел­лек­ту­аль­ный ба­гаж, за­по­ми­на­ешь от­дель­ные эпи­зо­ды, фра­зы. Неко­то­рые кни­ги есть в мо­ей лич­ной биб­лио­те­ке, и я ра­да, что это так.

В по­э­зии, при­зна­юсь, не силь­на. Всё-та­ки про­за мне бли­же и по­нят­нее. Сти­хи – это на­стро­е­ние, по­рыв, при­чём очень лич­ный. По­это­му про­сто по­ли­стаю сбор­ник и по­чи­таю то, что «вы­хва­тит» мой взгляд.

В пер­вом раз­де­ле «Ка­кие раз­ные они – люд­ские судь­бы…» обой­ду стро­ки, по­свя­щён­ные из­вест­ным лю­дям. Не бу­ду де­кла­ми­ро­вать вре­зав­ше­е­ся в па­мять со­кро­вен­ное сти­хо­тво­ре­ние «Тай­на» – оно «зву­чит» толь­ко «один на один». А вот то, что ис­ка­ла:

Как мне мно­го нуж­но, что­бы сча­стье По­се­ли­лось в серд­це и ду­ше…

Что­бы обо­шли мой дом нена­стья, Чтоб род­ным не ухо­дить уже…

И ещё:

Че­ло­век… Не уста­ёт он ждать: Мо­жет, жизнь и предо­ста­вит кво­ты. В об­щем, луч­ше не осо­зна­вать,

Как бе­гут без­жа­лост­ные го­ды…

Ав­тор – без­услов­ный оп­ти­мист. И хо­тя «бе­гут без­жа­лост­ные го­ды», но жизнь про­дол­жа­ет­ся и да­рит нам ра­дость. При­чём ра­дость за­ча­стую в ме­ло­чах, на­до толь­ко уметь их уви­деть.

В кни­ге есть стро­ки, по­свя­щён­ные го­су­дар­ству, в ко­то­ром мы все не так дав­но жи­ли, и ко­то­рое ушло в ис­то­рию. Мож­но мно­го го­во­рить о его недо­стат­ках, ошиб­ках, про­ма­хах, но ни­кто не бу­дет от­ри­цать, что не мог­ла не вер­нуть­ся к тем веч­ным име­нам, с ко­то­ры­ми дав­но по­род­ни­лась и о ко­то­рых мно­го-мно­го лет, мно­го-мно­го уро­ков рас­ска­зы­ва­ла сво­им уче­ни­кам. Од­но из них – Ма­ри­на Цве­та­е­ва.

Ах, Ма­ри­на, сколь­ко в те­бе сме­ло­сти… Клад­би­ще без­вест­ное в Ела­бу­ге… Над сти­ха­ми пусть за­све­тит ра­ду­га!

Как точ­но ска­за­но. Ра­ду­га – толь­ко она мо­жет стать па­мят­ни­ком та­кой яр­кой, незем­ной, сво­бод­ной Ма­рине Цве­та­е­вой.

В «Лю­би­мом» со­бра­ны сти­хи-де­ти, сти­хи-сту­пе­ни жиз­ни, сти­хи-стре­лы, прон­за­ю­щие до слёз. Учи­тель! Сколь­ко су­деб про­шло че­рез твои доб­рые ру­ки, сколь­ко руб­цов оста­лось на тво­ей ду­ше, сколь­ко пе­ре­жи­то тя­жё­лых рас­ста­ва­ний и но­вых встреч.

А вы ме­ня за­пом­ни­те та­кой:

Ле­чу по ко­ри­до­рам на­шей шко­лы, Эн­ту­зи­аз­ма, сил, же­ла­ний – го­ры… А вы за­пом­ни­те ме­ня та­кой!

Мы за­пом­ни­ли, Ва­лен­ти­на Ти­мо­фе­ев­на. И маль­чиш­ки-дев­чон­ки, си­дя­щие за пар­той, и ро­ди­те­ли, и мо­ло­дые пе­да­го­ги, при­хо­дя­щие на урок Вас по­слу­шать. Ни­че­го в об­щем-то и не бы­ло, ни­ка­ких сек­ре­тов. Бы­ла большая ве­ра в уче­ни­ка, бы­ла нить, свя­зы­ва­ю­щая всех при­сут­ству­ю­щих, бы­ла муд­рость пе­да­го­га и вос­тор­жен­ные гла­за ре­бён­ка. Вот и всё.

И для всех нас, как по­же­ла­ние от лю­би­мо­го учи­те­ля, от нерав­но­душ­но­го граж­да­ни­на стра­ны, от пат­ри­о­та рес­пуб­ли­ки:

…Во­круг гри­ма­сы зла. Но теп­лит­ся На­деж­да – но­вый мир при­дёт.

Ах, эти вет­ря­ные мель­ни­цы

И ты, на­ив­ный Дон Ки­хот.

Оста­вай­тесь Дон-Ки­хо­та­ми, дру­зья. Со­хра­няй­те бла­го­род­ство ду­ши.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.