«АЛАНСКИЕ ВО­РО­ТА» И «КАВКАЗСКАЯ РУКОПИСЬ»

Под­го­то­вил Вла­ди­мир ХАРЕБОВ, ис­то­рик-эт­но­граф

Terskie Vedomosti - - ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ -

Осе­ти­ны, ко­то­рые жи­вут в Цен­траль­ной ча­сти Кав­ка­за, при­над­ле­жат к ин­до­гер­ман­ским на­ро­дам, ко­то­рые жи­вут на боль­ших про­стран­ствах от ост­ро­ва Цей­лон до Ислан­дии. Эти гор­цы са­ми се­бя на­зы­ва­ют «иро­ны», а свою стра­ну – Иро­ни­стан. Гру­зи­ны их на­зы­ва­ют ос­си или ов­сни, а их стра­ну – Осе­тия, что при­ве­ло к то­му, что их на­зы­ва­ют осе­ти­на­ми, на­име­но­ва­ние, под ко­то­рым они из­вест­ны в Ев­ро­пе.

Окон­ча­ние.

На­ча­ло в №33 от 4–10 ав­гу­ста жи­ли­ща их на­чи­на­ют­ся ещё и се­го­дня за несколь­ко льё или миль к во­сто­ку от под­но­жья го­ры Эль­брус. Сле­до­ва­тель­но, в се­ре­дине X в. ала­ны жи­ли на тер­ри­то­рии Осе­тии.

ко­то­рый по­се­тил этот рай­он в 1436 го­ду, го­во­рит в сво­ём тру­де (Ра­му­зио, том II, с. 29), по­свя­щён­но­му пу­те­ше­ствию в Тан: «Ала­ния – это стра­на, на­се­лён­ная на­род­но­стью ала­нов, ко­то­рые са­ми се­бя на­зы­ва­ют ас­сы» .

(Бе­же­рон. Сбор­ник рас­ска­зов о пу­те­ше­стви­ях в Азию. Га­а­га, 1735; Пла­но Кар­пи­ни, с. 58, Ру­бу­рук, с. 24, мо­нах Бэкон, с. 13), ко­то­рый в 1246 го­ду был по­слан па­пой

к ха­ну Ве­ли­ких Мо­го­лов, на­зы­ва­ет ала­нов или ас­сов сре­ди под­дан­ных это­го мо­нар­ха.

Со­глас­но рус­ским ле­то­пи­сям,

за­во­е­вал в 965 го­ду Бе­лую Ве­жу или Сар­кел – укреп­лён­ный го­род, рас­по­ло­жен­ный на ре­ке Дон, ко­то­рый при­над­ле­жал ха­за­рам; за­тем он во­е­вал с яс­са­ми или ала­на­ми, и с чер­ке­са­ми, ко­то­рых ещё сей­час их со­се­ди на­зы­ва­ют име­нем «ка­зах». Од­на­ко эти ас­сы или ала­ны жи­ли на тер­ри­то­рии со­вре­мен­ных осе­тин, ко­то­рых ещё се­го­дня гру­зи­ны, тур­ки, та­та­ры и дру­гие на­род­но­сти Кав­ка­за на­зы­ва­ют ос­сы и ко­то­рых рус­ские и в уст­ной, и в пись­мен­ной ре­чи на­зы­ва­ют осе­тин­ца­ми.

Сред­не­ве­ко­вые араб­ские ав­то­ры на­зы­ва­ют стра­ну кав­каз­ских ала­нов или Осе­тию, – Бе­лад-алан, т.е. «стра­на алан», но не «стра­на Лан», как пе­ре­ве­ли это мно­гие во­сто­ко­ве­ды, при­няв пер­вый слог «аль» за ар­тикль араб­ско­го язы­ка. Во­сточ­ные ав­то­ры, несо­мнен­но, хо­те­ли из­бе­жать небла­го­звуч­но­го (с их точ­ки зре­ния) на­зва­ния Ала­лан, и имен­но по­это­му они от­бро­си­ли ар­тикль, как ча­сто де­ла­ет­ся в слож­ных име­нах соб­ствен­ных. Так же имен­но в стране осе­тин или алан нуж­но ис­кать «во­ро­та алан», ко­то­рые ара­бы на­зы­ва­ют Баб-алан, и ко­то­рые в ис­то­рии Дер­бен­та, на­пи­сан­ной

на ту­рец­ком язы­ке, на­зва­ны алан-ка­пи. Бы­ло бы невер­но ис­кать эти во­ро­та в Да­ге­стане, как это де­ла­ли мно­гие ав­то­ры, по­сколь­ку в сво­ей гео­гра­фии Кав­ка­за го­во­рит пря­мо: «В этих го­рах есть очень труд­но­до­ступ­ные про­хо­ды, и са­мый боль­шой на­хо­дит­ся в цен­тре, он укреп­лён сте­ной и во­ро­та­ми, ко­то­рые на­зы­ва­ют во­ро­та­ми алан» . Эти аланские во­ро­та, несо­мнен­но, те са­мые, чьи раз­ва­ли­ны до сих пор вид­ны неда­ле­ко от Да­рья­ла, укреп­лён­но­го ме­ста, рас­по­ло­жен­но­го в уще­лье, где неве­ро­ят­но бур­ное те­че­ние Те­ре­ка; по­сколь­ку имен­но здесь и есть про­ход в цен­тре Кав­ка­за, ко­то­рый рань­ше пре­граж­да­ла сте­на и кре­пость, на­ко­нец, это наи­бо­лее зна­чи­тель­ный про­ход, по ко­то­ро­му здесь мож­но прой­ти че­рез го­ры.

В ис­то­рии Дер­бен­та, ко­то­рую мы ци­ти­ро­ва­ли вы­ше, мы ви­дим, что зна­ме­ни­тая Кавказская сте­на, по­стро­ен­ная пер­сид­ским пра­ви­те­лем Кур­ба­дом и укреп­лён­ная Ну­шир­ва­ном, про­сти­ра­лась от Дер­бен­та до алан­ских во­рот. Но не надо пред­став­лять се­бе, что это бы­ла сте­на, ко­то­рая пе­ре­сек­ла по­чти всю цепь Кав­каз­ских гор, на­про­тив, это бы­ли раз­но­об­раз­ные укреп­ле­ния, ко­то­рые за­кры­ва­ли до­ли­ны, пе­ре­се­ка­ю­щие го­ры, т.е. един­ствен­но воз­мож­ные про­хо­ды в го­рах.

Араб­ский ис­то­рик ко­то­рый пи­сал око­ло 943 го­да до н.э., так­же да­ёт очень точ­ное опи­са­ние алан­ских во­рот. Он да­же го­во­рит о том, что был мост, по ко­то­ро­му мож­но бы­ло пе­рей­ти ре­ку (Те­рек), и он упо­ми­на­ет источ­ник, ко­то­рый неко­гда снаб­жал во­дой укреп­ле­ние, ко­то­рое за­щи­ща­ло этот про­ход (Да­рьял).

Дей­стви­тель­но, ещё 40 лет на­зад бы­ли вид­ны раз­ва­ли­ны ак­ве­ду­ка, по ко­то­ро­му во­да шла от это­го ис­точ­ни­ка к кре­по­сти. Вот рас­сказ Ма­су­ди: «По­сре­ди стра­ны алан и Кав­ка­за есть укреп­ле­ние и мост че­рез боль­шую ре­ку; это укреп­ле­ние, ко­то­рое на­зы­ва­ют Кре­пость алан­ских во­рот, бы­ло по­стро­е­но в са­мые от­да­лён­ные вре­ме­на пер­сид­ским пра­ви­те­лем по име­ни Исфен­диар – сын Гус­тас­фа, сын Бах­ра­сфа. Здесь сто­ял гар­ни­зон, для то­го что­бы по­ме­шать ала­нам про­хо­дить че­рез Кав­каз­ские го­ры, по­сколь­ку они не мог­ли ми­но­вать этот мост, на­хо­дя­щий­ся у под­но­жья укреп­ле­ния, о ко­то­ром я толь­ко что рас­ска­зал.

Это укреп­ле­ние рас­по­ло­же­но на от­вес­ной ска­ле и взять его невоз­мож­но, по­сколь­ку про­ник­нуть ту­да мож­но лишь с со­гла­сия тех, кто его за­ни­ма­ет. Это укреп­ле­ние обес­пе­че­но прес­ной во­дой из ис­точ­ни­ка, ко­то­рый сте­ка­ет ту­да с вер­ши­ны го­ры. Это од­на из наи­бо­лее зна­ме­ни­тых кре­по­стей в ми­ре, её непри­ступ­ность да­же во­шла в по­го­вор­ку.

Мус­ли­мех, сын Аб­дул-Ме­ле­ка, сы­на Мер­ва­на, вторг­шись в эту стра­ну, раз­ме­стил в этой кре­по­сти до­воль­но зна­чи­тель­ный араб­ский гар­ни­зон, ко­то­рый вплоть до на­ше­го вре­ме­ни по­сто­ян­но об­нов­лял­ся. Гар­ни­зон по­лу­чал про­ви­зию и одеж­ду из окрест­но­стей Ти­фли­са. Путь пеш­ком от Ти­фли­са до этой кре­по­сти за­ни­мал пять дней. На­ко­нец, ес­ли в этой кре­по­сти есть хоть один че­ло­век, это­го до­ста­точ­но, что­бы по­ме­шать всем пра­ви­те­лям невер­ных про­ник­нуть в неё, по­то­му со­зда­ёт­ся та­кое впе­чат­ле­ние, буд­то эта кре­пость ви­сит в воз­ду­хе и гос­под­ству­ет над до­ро­гой, мо­стом и ре­кой.

Ар­мяне на­зы­ва­ют этот про­ход Ту­ру-алан-ат или Во­ро­та ала­нов. Мы узна­ём из рас­ска­зов ви­зан­тий­ских ис­то­ри­ков, что кав­каз­ские ала­ны бы­ли об­ра­ще­ны в хри­сти­ан­ство и что у них был свой епи­скоп».

Ма­су­ди под­твер­жда­ет этот рас­сказ, го­во­ря: «Пра­ви­те­ли ала­нов об­ра­ти­лись к хри­сти­ан­ской ре­ли­гии уже по­сле по­яв­ле­ния ис­ла­ма, во вре­мя ха­ли­фа­та Аб­ба­си­дов, а до это­го они бы­ли языч­ни­ка­ми. Но око­ло 320 го­да (932 год н.э.) они от­ка­за­лись от хри­сти­ан­ства, вы­гна­ли епи­ско­пов и свя­щен­ни­ков, ко­то­рых им при­сла­ли из Гре­ции».

рас­ска­зы­ва­ет («Рус­ская ис­то­рия», том 4, с. 119, изд. Спб), что в 1277 го­ду несколь­ко рус­ских кня­зей по­ве­ли вой­ска в ла­герь мон­го­лов, что­бы по­мочь ха­ну по­ко­рить яс­сов или кав­каз­ских ала­нов, ко­то­рые в это вре­мя под­ня­ли вос­ста­ние. Он до­бав­ля­ет, что этим кня­зьям по­вез­ло, по­сколь­ку они за­хва­ти­ли Де­дья­ков – го­род в юж­ном Да­ге­стане – сто­ли­цу этих яс­сов, раз­гра­би­ли её и всё об­ра­ти­ли в пе­пел. В снос­ке 157 на с. 355 Ка­рам­зин ци­ти­ру­ет сле­ду­ю­щий от­ры­вок из Воз­не­сен­ской ле­то­пи­си: «За Те­ре­ком над Sevents и пе­ред го­ро­дом Де­дья­ков идут вы­со­кие го­ры яс­сов или чер­ке­сов, око­ло же­лез­ных во­рот...» (см.: «Ис­то­рию Ти­мур-бе­ка» Пти де Ла Круа, том II, изд. Па­риж, 1797, с. 342, и рукопись №70 пер­сид­ских ма­ну­скрип­тов Ко­ро­лев­ской би­б­лио­те­ки в Па­ри­же).

Из все­го это­го яс­но сле­ду­ет, что осе­ти­ны, са­ми се­бя на­зы­ва­ю­щие иро­нии – это те же са­мые ми­дий­цы, ко­то­рые на­зы­ва­ли се­бя ира­ни и ко­то­рых Ге­род­от знал под име­нем ари­ви...

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.