ПАТ­РИ­ОТ ГАЛИАТА

Ав­дан (Гав­рош) Ги­би­зов – о се­бе, о вре­ме­ни и об­ще­стве

Terskie Vedomosti - - NEWS - Сер­гей ЦХУРБАЕВ

Жизнь иных лю­дей неор­ди­нар­на. Есть ха­риз­ма­тич­ные, как се­го­дня го­во­рят, лич­но­сти, есть те, ко­то­рые жи­вут по во­ле волн, а есть и та­кие, кто, не­смот­ря на же­сто­кие уда­ры судь­бы, бу­дучи об­де­лён­ны­ми бла­га­ми жиз­ни, оста­лись людь­ми в обы­ден­ном, при­зем­лён­ном зна­че­нии это­го сло­ва. Та­кие лю­ди боль­шая ред­кость в на­ши дни, и од­ним из них яв­ля­ет­ся Ав­дан Ги­би­зов. Я встре­тил­ся с ним и по­про­сил его рас­ска­зать о се­бе и во­об­ще о жиз­ни.

«Яро­дил­ся в се­ле­нии Га­ли­ат в 1939 го­ду в про­стой се­мье. Мой отец был пред­се­да­те­лем сель­со­ве­та, но ино­гда ра­бо­тал и про­дав­цом в ма­га­зине. С пер­вых дней вой­ны он ушёл на фронт, я да­же ли­ца его не за­пом­нил. Мы, трое де­тей, оста­лись с ма­те­рью в недо­стро­ен­ном до­ме, в го­рах, где бы­ли тя­жё­лые усло­вия для жиз­ни.

Лю­ди ра­бо­та­ли от за­ри до­тем­на и да­же но­чью при све­те лу­ны ко­си­ли се­но. Не зря го­во­рят: «Ко­му вой­на, а ко­му мать род­на». Вся­ко­го ро­да бри­га­ди­ры и на­чаль­нич­ки, поль­зу­ясь негра­мот­но­стью и тя­жё­лым по­ло­же­ни­ем бед­ных жен­щин, не вы­пла­чи­ва­ли им зар­пла­ту, при­дер­жи­ва­ясь мне­ния: на про­пи­та­ние хва­та­ет – и до­ста­точ­но.

Серд­це кро­вью об­ли­ва­ет­ся, ко­гда я вспо­ми­наю об этом. На­ши ма­те­ри ра­бо­та­ли в кол­хо­зе, а мы, де­ти, бы­ли предо­став­ле­ны са­ми се­бе. Нам за­пре­ща­ли быть вме­сте с ма­те­ря­ми.

Слу­чи­лось так, что од­на­жды, су­ро­вой зи­мой, я ма­лень­кий остал­ся на ули­це и уже за­мер­зал. К сча­стью, ме­ня по­до­бра­ла на­ша со­сед­ка Ле­на Га­си­но­ва, при­нес­ла к се­бе до­мой, на­по­и­ла го­ря­чим мо­ло­ком. В тот день она спас­ла ме­ня от смер­ти. Поз­же Ле­на Га­си­но­ва так­же за­бра­ла к се­бе мо­е­го бра­та и сест­ру и це­лых два ме­ся­ца уха­жи­ва­ла за на­ми.

По­мог­ла нам и од­но­сель­чан­ка Го­са­га Сал­ка­за­но­ва. На­ша ма­ма, Ав­сят, не­смот­ря на то, что ра­бо­та­ла бри­га­ди­ром, вме­сте с ра­бот­ни­ка­ми кол­хо­за сер­пом жа­ла рожь, за­го­тав­ли­ва­ла се­но. Из один­на­дца­ти сто­гов – один стог твой. Вот та­кая бы­ла ариф­ме­ти­ка.

Во вре­мя обе­ден­но­го пе­ре­ры­ва, вме­сто то­го, что­бы от­дох­нуть, на­ша мать при­бе­га­ла к нам. Она пе­ре­жи­ва­ла за нас. Боль­но бы­ло смот­реть на её тя­жё­лый труд.

Ко­гда я окон­чил 8 клас­сов, ре­шил оста­вить даль­ней­шую учё­бу, что­бы по­мо­гать ма­ме в её неустан­ных тру­дах. По­сле служ­бы в ар­мии я на­чал ра­бо­тать в Згид­ской шах­те в ка­че­стве про­ход­чи­ка-взрыв­ни­ка. По­том я стро­ил до­ма во Вла­ди­кав­ка­зе, за­тем уехал ра­бо­тать в Сред­нюю Азию. С пер­вых дней мо­ей тру­до­вой де­я­тель­но­сти и вплоть до ухо­да на пен­сию, я все­гда был в чис­ле пе­ре­до­ви­ков, был Удар­ни­ком ком­му­ни­сти­че­ско­го тру­да. Ме­ня на­граж­да­ли как де­неж­ны­ми пре­ми­я­ми, так и по­чёт­ны­ми гра­мо­та­ми.

Я счаст­лив тем, что хоть в ка­кой-то ме­ре опла­тил долг сво­ей ма­те­ри. Я счаст­лив, что по­мо­гал и по­мо­гаю, как мо­гу, нуж­да­ю­ще­му­ся че­ло­ве­ку. Я ра­ду­юсь сча­стью лю­дей. Всю свою жизнь я по­свя­тил тру­ду, ни­ко­гда не ду­мая о се­бе. Мне не да­ва­ла по­коя мысль о том, что моё се­ле­ние Га­ли­ат оста­нет­ся в за­бве­нии, мо­ги­лы на­ших пред­ков бу­дут за­бро­ше­ны, так как лю­ди уез­жа­ли из се­ла.

Дол­жен ска­зать, что во всей Ди­го­рии Га­ли­ат за­ни­ма­ет ве­ду­щее ме­сто по чис­лу вы­ход­цев, став­ших учё­ны­ми. Од­на­ко ни­кто из них не оза­бо­тил­ся про­бле­ма­ми род­но­го Галиата. На­вер­ное, у них не бы­ло вре­ме­ни. Я не мог спо­кой­но смот­реть на та­кое со­сто­я­ние дел и на­пи­сал кни­гу «Га­ли­ат – свет очей мо­их», и уди­ви­тель­ную ис­то­рию сво­ей фа­ми­лии.

Эту кни­гу я от­пра­вил в Моск­ву в Го­су­дар­ствен­ную на­ци­о­наль­ную биб­лио­те­ку им. В.И. Ле­ни­на. Я опи­сал как во­ен­ные го­ды, так и по­сле­во­ен­ную жизнь се­ла. Так­же я си­сте­ма­ти­зи­ро­вал со­дер­жа­ние рас­ко­пок, ко­то­рые ве­ли здесь учё­ные. В ис­то­рии Осе­тии Га­ли­ат из­ве­стен со II ве­ка до на­шей эры. По зна­чи­мо­сти куль­тур­но­го на­сле­дия Га­ли­ат за­ни­ма­ет вто­рое ме­сто по­сле Ко­бан­ской куль­ту­ры. Очень ак­ту­аль­ны стра­ни­цы кни­ги, где опи­са­ны бла­го­род­ные де­ла вид­ных уро­жен­цев се­ла, ко­то­рые тру­ди­лись на бла­го на­ро­да, и чьи ста­ра­ния сей­час уни­что­же­ны.

К со­жа­ле­нию, ныне день­ги пра­вят бал, они ре­ша­ют – жить че­ло­ве­ку или нет, а за­кон мол­чит. Это на­ша се­го­дняш­няя жизнь. Вот вам при­мер: ко­гда я че­рез 3,5 го­да под­го­то­вил к вы­пус­ку вто­рую кни­гу, от­дал её в рес­пуб­ли­кан­ское из­да­тель­ство. Но кни­га про­па­ла. До­бить­ся спра­вед­ли­во­сти не уда­лось, по­то­му что всё про­да­ёт­ся и по­ку­па­ет­ся.

Кни­га на­зы­ва­лась «Га­ли­ат в про­шлом». Там и та­та­ро-мон­голь­ское на­ше­ствие, и ро­до­слов­ная фа­ми­лии, и судь­бы кров­ни­ков, но­вые дан­ные о рас­коп­ках в ста­ни­це Змей­ская, в Ко­ба­ни, Чми, Га­ли­а­те, Кум­бул­та, Ко­мун­та и в дру­гих ме­стах.

Очень мно­го неточ­но­стей на­пи­са­но о Га­ли­а­те. В част­но­сти, ака­де­мик Ма­го­мет Иса­ев при­во­дил непро­ве­рен­ные факты. Я ди­ву да­юсь, ко­гда пи­шут о том, что «Шёл­ко­вый путь» про­хо­дил че­рез Га­ли­ат. Ка­ким об­ра­зом, ес­ли в го­рах не бы­ло до­рог?!

Я ви­жу свою за­да­чу в том, что­бы до­ве­сти до лю­дей прав­ду о Га­ли­а­те и обо всём, что вол­ну­ет на­ше об­ще­ство», – за­кон­чил свой рас­сказ-ис­по­ведь Ав­дан Ги­би­зов – ис­тин­ный пат­ри­от сво­ей ма­лень­кой ро­ди­ны.

Вид на се­ле­ние Га­ли­ат

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.