ДОСТОЙНЫЙ СЫН ОСЕТИНСКОГО НА­РО­ДА

Ак­со Ко­ли­ев – из пер­вых осе­тин­ских про­све­ти­те­лей

Terskie Vedomosti - - NEWS - Гер­ман МАМИЕВ http://osetins.com/2007/10/16/aksokoliev-18231866.html

В этой ста­тье я хо­тел бы рас­ска­зать о за­ме­ча­тель­ном сыне осетинского на­ро­да Ак­со Ко­ли­е­ве. Нель­зя ска­зать, что имя его за­бы­то: есть ули­ца, на­зван­ная в его честь, есть па­мят­ник и да­же премия име­ни А. Ко­ли­е­ва. Од­на­ко же боль­шин­ству обыч­ных лю­дей это имя ни о чём не го­во­рит. Меж­ду тем, он сде­лал для про­све­ще­ния осетинского на­ро­да го­раз­до боль­ше мно­гих бо­лее име­ни­тых со­оте­че­ствен­ни­ков.

Про­то­и­е­рей Алек­сий (Ак­со) Бе­са­е­вич Ко­ли­ев ро­дил­ся в 1822 го­ду во Вла­ди­кав­каз­ском ауле (Ирых­ъ­æу). Его отец Бе­са (Вис­са­ри­он) Ко­ли­ев, вы­хо­дец из се­ле­ния Нар, был сна­ча­ла сто­ро­жем, а по­том ста­ро­стой во вла­ди­кав­каз­ской церк­ви Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы (Осе­тин­ской).

Учил­ся Ак­со во Вла­ди­кав­каз­ском ду­хов­ном учи­ли­ще, а с 1839 по 1845 г. – в Ти­флис­ской ду­хов­ной се­ми­на­рии. По окон­ча­нии се­ми­на­рии ра­бо­тал учи­те­лем во Вла­ди­кав­каз­ском ду­хов­ном учи­ли­ще, в 1849 го­ду стал его смот­ри­те­лем. А. Ко­ли­ев был но­си­те­лем про­грес­сив­но­го взгля­да в об­ще­ствен­ной жиз­ни. Про­све­ти­те­ли Осе­тии во гла­ве с Ко­ли­е­вым и Ио­си­фом, епи­ско­пом Вла­ди­кав­каз­ским (Иван Ива­но­вич Че­пи­гов­ский) ста­ра­лись при­об­щить осе­тин­ский на­род к рус­ской и ев­ро­пей­ской куль­ту­ре.

Это был пе­ре­до­вой че­ло­век сво­е­го вре­ме­ни. Свя­щен­ник и глу­бо­ко ве­ру­ю­щий хри­сти­а­нин, он был пре­крас­но об­ра­зо­ван, а са­мое глав­ное, по­ни­мал зна­чи­мость об­ра­зо­ва­ния в жиз­ни сво­их со­оте­че­ствен­ни­ков. Осо­бо ра­то­вал Ак­со за жен­ское про­све­ще­ние. В 1862 го­ду он на свои день­ги ор­га­ни­зо­вал первую в Осе­тии шко­лу для де­во­чек, где сам же пре­по­да­вал, не бе­ря ни с ко­го де­нег. Юные вос­пи­тан­ни­цы изу­ча­ли здесь не толь­ко бо­го­сло­вие, но и учи­лись есте­ствен­ным и гу­ма­ни­тар­ным на­у­кам.

Это был сме­лый шаг для то­го вре­ме­ни, мож­но ска­зать, нечто неви­дан­ное до­се­ле. Но Ак­со луч­ше всех по­ни­мал всю важ­ность жен­ско­го об­ра­зо­ва­ния. Он пи­сал: «Ног фæл­тæр­тæ цæ­мæй хорз хъ­о­мыл кæ­ной, уы­мæн хъ­æуы ахуыр æмæ раз­мæд­зыд би­нон­тæ, æмæ ахæм би­нон­тæ са­ра­зы­нæн та хъ­æуы, фыц­ца­д­жы-фыц­цаг, ахуыр æмæ раз­мæд­зыд сыглой­маг - мад» .

Ко­гда неко­то­рые де­я­те­ли воз­на­ме­ри­лись до­бить­ся за­кры­тия шко­лы, он не пе­ре­ста­вал до­ка­зы­вать всю важ­ность и необ­хо­ди­мость обу­че­ния де­во­чек: «Обра­зо­ван­ная мать – это об­ра­зо­ван­ные де­ти, а об­ра­зо­ван­ные де­ти – это об­ра­зо­ван­ное об­ще­ство» . В кон­це кон­цов, его уси­лия бы­ли воз­на­граж­де­ны: шко­ла бы­ла взя­та на го­су­дар­ствен­ное обес­пе­че­ние, став Вла­ди­кав­каз­ской трёх­класс­ной (каж­дый класс по 2 го­да) осе­тин­ской Оль­гин­кой шко­лой для де­во­чек.

В то вре­мя уро­ки бо­го­сло­вия пре­по­да­ва­лись на рус­ском язы­ке, и де­ти прак­ти­че­ски не по­ни­ма­ли смыс­ла уро­ков. Но наш пер­вый свя­щен­ник и здесь не остал­ся рав­но­душ­ным, пе­ре­ве­дя За­кон Бо­жий на осе­тин­ский язык. Бу­дучи чле­ном ко­мис­сии по пе­ре­во­ду бо­го­слу­же­ния на

осе­тин­ский язык, Ак­со бле­стя­ще пе­ре­вёл Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию Ио­ан­на Зла­то­уста, мно­же­ство мо­литв из треб­ни­ка, по­сле­до­ва­ния св. Кре­ще­ния, по­гре­бе­ния, вен­ча­ния, чин при­ча­ще­ния боль­ных.

В де­каб­ре 1860 го­да Г. Мже­длов и В. Цо­ра­ев со­об­ща­ли в ра­пор­те ар­хи­епи­ско­пу Ев­се­вию, что «пе­ре­вод этот сло­во в сло­во схо­ден со сла­вян­ским и гру­зин­ским под­лин­ни­ком, но, несмот­ря на та­кое близ­кое сход­ство, пе­ре­вод­чик су­мел со­блю­сти во всём тру­де сво­ём кон­струк­цию ре­чи, свой­ствен­ную осе­тин­ско­му язы­ку, – от это­го пе­ре­вод его для чте­ния лё­гок и по­ня­тен, речь вез­де ожив­ле­на, и мы уве­ре­ны, что пе­ре­вод, по от­пе­ча­та­нии, вой­дёт во все­об­щее упо­треб­ле­ние в осе­тин­ских при­хо­дах и ока­жет жи­во­твор­но-спа­си­тель­ное

дей­ствие на осе­тин-хри­сти­ан» .

Отец Алек­сий до­би­вал­ся то­го, что­бы обес­пе­чить де­тей из осе­тин­ских се­мей бес­плат­ным об­ра­зо­ва­ни­ем. В мае 1853 го­да о. А. Ко­ли­ев на­пра­вил ра­порт ар­хи­епи­ско­пу Иси­до­ру с на­стой­чи­вой прось­бой при­нять на пол­ный ка­зён­ный счёт ше­сте­рых осе­тин­ских уче­ни­ков ду­хов­но­го учи­ли­ща, от­ли­ча­ю­щих­ся хо­ро­ши­ми успе­ха­ми в учё­бе и по­ве­де­нии. В чис­ле этих уче­ни­ков был и бу­ду­щий про­то­и­е­рей Кось­ма То­ка­ев. К 1860 го­ду в Се­вер­ной ча­сти Осе­тии дей­ство­ва­ло уже 7 цер­ков­но-при­ход­ских школ, где изу­ча­лись ос­но­вы бо­го­сло­вия, ма­те­ма­ти­ка, рус­ский и осе­тин­ский язы­ки, ис­то­рия, гео­гра­фия, ло­ги­ка и т.д.

В кон­це 50-х го­дов XIX в. о. А. Ко­ли­ев, под­дер­жан­ный епи­ско­пом Ио­си­фом (Че­пи­гов­ским), всту­пил в борь­бу про­тив пе­ре­се­ле­ния осе­тин, жив­ших на тер­ри­то­рии Вла­ди­кав­каз­ской кре­по­сти, в рай­он ре­ки Кам­би­ле­ев­ки. Ак­со Ко­ли­ев рез­ко вы­сту­пал про­тив тур­ко­фи­ла Мус­сы Кун­ду­хо­ва, ко­то­рый, бу­дучи пол­ков­ни­ком и на­чаль­ни­ком Во­ен­но-Осетинского окру­га, же­лал огра­дить осе­тин от рус­ско­го вли­я­ния и рус­ской куль­ту­ры, на­ста­и­вая в 1858 г. на вы­се­ле­нии осе­тин из Вла­ди­кав­ка­за.

В ито­ге жи­те­ли Вла­ди­кав­каз­ско­го аула, воз­глав­ля­е­мые про­то­и­е­ре­ем Алек­си­ем Ко­ли­е­вым, от­ка­за­лись от пе­ре­се­ле­ния и до­би­лись то­го, что­бы их оста­ви­ли жить в их до­мах.

Весь на­род в Осе­тии ува­жал Ак­со за его тру­ды и борь­бу про­тив раз­де­ле­ния осе­тин по ре­ли­ги­оз­но­му при­зна­ку. Эта по­зи­ция ещё раз столк­ну­ла его с Мус­сой Кун­ду­хо­вым, ко­то­рый уже бу­дучи ге­не­рал-май­о­ром и на­чаль­ни­ком Во­ен­но-Осетинского и Че­чен­ско­го окру­гов, стал од­ним из идео­ло­гов пе­ре­се­ле­ния осе­тин-му­суль­ман в Осман­скую им­пе­рию. Пы­та­ясь предот­вра­тить тра­ге­дию на­ро­да, отец Алек­сий на­прав­лял ра­пор­ты ар­хи­епи­ско­пу Ев­се­вию, в ко­то­рых пи­сал, что нель­зя до­пу­стить по­доб­ную ак­цию. Ак­со Ко­ли­ев ак­тив­но вы­сту­пал про­тив аги­та­ци­он­ных дей­ствий ге­не­ра­ла Кун­ду­хо­ва. Бла­го­да­ря это­му, чис­ло пе­ре­се­лив­ших­ся осе­тин­ских се­мейств бы­ло мень­шим, чем тот пред­по­ла­гал.

М. Дом­ба в сво­ей ис­то­ри­че­ской по­ве­сти «Н.И. Пи­ро­гов во Вла­ди­кав­ка­зе» опи­сы­ва­ет ди­а­лог меж­ду ве­ли­ким рус­ским хи­рур­гом Н. Пи­ро­го­вым и ко­мен­дан­том Вла­ди­кав­каз­ской кре­по­сти ге­не­рал-май­о­ром П.П. Не­сте­ро­вым о про­то­и­е­рее Алек­сее Ко­ли­е­ве:

– А что, бла­го­чин­ный со все­ми ал­да­ра­ми так се­бя неза­ви­си­мо дер­жит?

– Да, он зна­ет се­бе це­ну, хоть и мо­лод ещё, и у ду­хов­но­го на­чаль­ства по­ка на хо­ро­шем сче­ту. Осе­тин, и к ин­те­ре­сам на­се­ле­ния столь ра­чи­те­лен, что и лю­бо­му дру­го­му свя­щен­ни­ку в при­мер по­ста­вить мож­но.

– А как на­род к нему?

– Обо­жа­ют, и не толь­ко пра­во­слав­ные, но и му­суль­мане из про­стых ду­ши в нём не ча­ют, наш, мол, Ак­со нам бли­же от­ца род­но­го. Не гре­ша про­тив ис­ти­ны, ска­зать мож­но, по­боль­ше бы та­ких пас­ты­рей, как Ко­ли­ев, и де­ло про­све­ще­ния на­чаль­но­го не толь­ко сре­ди осе­тин, но и в на­шей де­ревне рус­ской ку­да как улуч­ши­лось бы.

А. Ко­ли­ев до­би­вал­ся стро­и­тель­ства ка­мен­но­го зда­ния вла­ди­кав­каз­ской церк­ви Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы (Осе­тин­ской), в ко­то­рой был на­сто­я­те­лем. Де­ре­вян­ная цер­ковь, по­стро­ен­ная в 1814 го­ду при со­дей­ствии Осе­тин­ской ду­хов­ной ко­мис­сии, к то­му вре­ме­ни при­шла в вет­хость. Бла­го­да­ря уси­ли­ям Ак­со и его лич­ным сбе­ре­же­ни­ям в 1861 го­ду по­строй­ка ка­мен­ной церк­ви бы­ла за­вер­ше­на.

Ак­со Ко­ли­ев та­к­же по пра­ву счи­та­ет­ся ос­но­во­по­лож­ни­ком осе­тин­ской по­э­зии. Имен­но он был пер­вым, кто стал пи­сать сти­хи на род­ном язы­ке. Со­хра­ни­лись три его сти­хо­тво­ре­ния: «Нæ Фыд» («От­че наш»), «Мад Май­рæ­мы ка­ды за­рæг» («Хва­леб­ная песнь о Ма­те­ри Ма­рии»), «Чы­ры­стийы рухс рай­га­сдзи­над» («Свет­лое Хри­сто­во вос­кре­се­нье»).

Истин­ный пат­ри­от Рос­сии, Ак­со по-на­сто­я­ще­му бо­лел за осе­тин­ский на­род, все­ми си­ла­ми ста­ра­ясь при­не­сти ему про­све­ще­ние и при­об­щить к хри­сти­ан­ской куль­ту­ре. Он не жа­лел ни вре­ме­ни, ни сил, ни средств, все­го се­бя от­да­вая са­мо­от­вер­жен­но­му слу­же­нию.

Про­то­и­е­рей Алек­сий Ко­ли­ев ско­ро­по­стиж­но скон­чал­ся в ав­гу­сте 1866 го­да от вос­па­ле­ния лёг­ких. Ему бы­ло все­го 43 го­да. По­хо­ро­нен он в огра­де церк­ви Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы (Осе­тин­ской).

Над­пись на мо­гиль­ной пли­те гла­сит: «Нæ фыд Ак­со! Рух­саг у, рух­саг у, рух­саг у, Дзæнæты бад. Æгас Ир дæ буз­ныг стæм! Здесь по­ко­ит­ся прах пер­во­го из осе­тин иерея и про­то­и­е­рея Алек­сия Ко­ли­е­ва» .

В ста­тье ис­поль­зо­ва­ны сле­ду­ю­щие ма­те­ри­а­лы:

Л.К. Го­сти­е­ва. Пра­во­сла­вие в Осе­тии. – Вла­ди­кав­каз, 2014 г.

А.Б. Мзо­ков. «Хуы­цау Чы­ры­сти! Нæ дин рох нæ ма ба­у­адз…» Ко­лы­ты Ак­сойы аива­дон сфæл­дыс­та­ды ты­х­хæй//Чы­ры­стон Ир. – 2017. №1.

Па­мят­ник Ак­со Ко­ли­е­ву во Вла­ди­кав­ка­зе

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.