ЖОРЖ ГАСИНОВ: «ДУХОВНОСТЬ – ЖИВИТЕЛЬНЫЙ ИСТОЧНИК»

Terskie Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Сер­гей ЦХУРБАЕВ

Есть лю­ди, для ко­то­рых слу­же­ние сво­ей Ро­дине яв­ля­ет­ся при­зва­ни­ем. Они не пред­став­ля­ют се­бя в иной роли, и ра­ди столь свя­щен­ной мис­сии готовы мно­гое терпеть, про­пус­кать че­рез своё серд­це го­ре и стра­да­ния на­ро­да, ибо такова судь­ба по­движ­ни­ка и прав­до­ис­ка­те­ля.

О се­тия да­ла миру много до­стой­ных имён, ко­то­рые по­кры­ли се­бя неувя­да­е­мой сла­вой на веч­ные вре­ме­на. Одним из тех, кто, не ща­дя се­бя, сво­им твор­че­ством пре­умно­жа­ет славу Осе­тии во имя гря­ду­щих по­ко­ле­ний, с пол­ным пра­вом мож­но на­звать ак­тё­ра, ба­лет­мей­сте­ра, вир­ту­оз­но­го кас­ка­дё­ра, страст­но­го пуб­ли­ци­ста, ши­ро­ко мыс­ля­ще­го эт­но­гра­фа, ху­дож­ни­ка от Бога, осе­тин­ско­го Су­ри­ко­ва, име­ни­то­го Жор­жа Ина­ло­ви­ча Га­си­но­ва.

О том, что вол­ну­ет сегодня пе­ре­до­вое осе­тин­ское об­ще­ство, о про­бле­мах на­ше­го на­ро­да и о его ме­сте в ис­то­рии и культуре Се­вер­но­го Кав­ка­за со­сто­я­лось интервью ху­дож­ни­ка с кор­ре­спон­ден­том га­зе­ты «Тер­ские ве­до­мо­сти» Сер­ге­ем Цх­ур­ба­е­вым.

– Жорж Ина­ло­вич, Вы ав­то­ри­тет­ный человек в рес­пуб­ли­ке, по­это­му, скажите пожалуйста, ка­кие ос­нов­ные про­бле­мы в жиз­ни осе­тин­ско­го на­ро­да вы­зы­ва­ют у Вас чувства бес­по­кой­ства?

– Бес­по­ко­ит ме­ня, и при том силь­но, тот непре­лож­ный ис­то­ри­че­ский факт, что мы, осе­ти­ны, но­си­те­ли древ­ней куль­ту­ры, на се­го­дняш­ний день яв­ля­ем­ся раз­де­лён­ным на­ро­дом.

– Что яв­ля­ет­ся для Вас глав­ным в те­ку­щем вре­ме­ни?

– Мне хочется, что­бы наш на­род неза­ви­си­мо от гео­гра­фи­че­ской при­над­леж­но­сти, со­хра­нил свой язык, что­бы он был обы­ден­ным, что­бы у на­ших со­се­дей не бы­ло пре­тен­зии на название на­ших мест­но­стей, ибо то­по­ни­мия и гид­ро­ни- мия яв­ля­ют­ся про­из­вод­ны­ми из на­ше­го язы­ка как в За­кав­ка­зье, так и на Се­вер­ном Кав­ка­зе.

– Можете ли Вы на­звать те бо­ле­вые точки, ко­то­рые мешают по­сту­па­тель­но­му раз­ви­тию на­ше­го об­ще­ства?

– Бо­ле­вых то­чек, как Вы вы­ра­зи­лись, много. Са­мое глав­ное, что нам ме­ша­ет, это то, что мы не ува­жа­ем, не це­ним друг друга.

У нас от­сут­ству­ет культура вза­и­мо­ува­же­ния, по­чи­та­ния. И это, к сожалению, за­ро­ди­лось не сегодня, и не вче­ра. У нас талантливый на­род, но в боль­шин­стве сво­ём он не вос­тре­бо­ван.

По­это­му и уез­жа­ет мо­ло­дёжь из Осе­тии, так как без род­ствен­ных связей и высоко-

по­став­лен­ных по­кро­ви­те­лей, ей здесь де­лать нечего. Зато че­ло­ве­ка со сто­ро­ны мы при­ве­ча­ем и но­сим на руках. Необ­хо­ди­мо та­к­же от­ме­тить, что в по­гоне за ма­те­ри­аль­ны­ми цен­но­стя­ми, а про­ще го­во­ря – за день­га­ми, раз­мы­ва­ют­ся та­кие по­ня­тия, как честь, доб­ро­та, мо­раль и т.д. Для та­ко­го ма­ло­чис­лен­но­го на­ро­да, как наш, это крайне опасный путь, ко­то­рый грозит по­те­рей сво­е­го «я» и ве­дёт к бес­па­мят­ству.

– Ка­кие Вы ви­ди­те пу­ти вы­хо­да из ту­пи­ка?

– «Не хле­бом еди­ным жив человек» – эта муд­рая сен­тен­ция лишний раз и доказывает свою ак­ту­аль­ность. Духовность – вот тот живительный род­ник, ко­то­рый, я убеж­дён, может воз­ро­дить в на­ро­де те чувства и ту си­лу, что вер­нёт нас к бы­лой сла­ве. Вы по­смот­ри­те! Из всех Северо-Кав­каз­ских рес­пуб­лик толь­ко у осе­тин шесть трупп цир­ко­вых на­езд­ни­ков, в сре­де ко­то­рых звез­да первой ве­ли­чи­ны

Вла­ди­мир Зан­ги­ев. У нас ве­ли­кое искусство, ко­то­рое не усту­па­ет никому! Толь­ко имена на­ших ху­дож­ни­ков Ма­хар­бе­ка Ту­га­но­ва, Азан­бе­ка Джа­на­е­ва, скуль­пто­ра Со­слан­бе­ка Та­ва­си­е­ва че­го сто­ят! Знаменитый фран­цуз Серж Ли­фарь, посмот­рев легендарный та­нец «Симд» , ска­зал: «Это та­нец бо­гов» , а об осе­ти­нах ска­зал: «Это на­род с бо­га­тей­шей куль­ту­рой» . Ве­ли­кий Игорь Мо­и­се­ев на­звал осе­тин «ари­сто­кра­та­ми тан­цев» ! Всё лучшее, что у нас есть в тан­це­валь­ном ис­кус­стве, за­им­ство­ва­ли гру­зи­ны, и это факт к раз­мыш­ле­нию. Одним сло­вом, воз­вра­ще­ние к ис­то­кам ду­хов­но­сти – за­лог на­ше­го на­ци­о­наль­но­го воз­рож­де­ния.

– Кто дол­жен быть за­дей­ство­ван в пре­одо­ле­нии тех нега­тив­ных явлений, ко­то­рые мы на­блю­да­ем?

– На­род Осе­тии – и на Се­ве­ре, и на Юге, вместе с правительством, дол­жен объ­еди­нить­ся вокруг идеи на­ци­о­наль­но­го ду­ха, и это будет то со­зи­да­ю­щее начало, что ука­жет нам пра­виль­ный путь в де­ле со­хра­не­ния луч­ших тра­ди­ций осе­тин­ско­го на­ро­да.

– Ка­кие, на Ваш взгляд, су­ще­ству­ют методы, по­сред­ством ко­то­рых мы мо­жем вый­ти из за­стоя?

– Об­ра­ще­ние к ис­то­кам. Это однозначно. Про­па­ган­ди­ро­вать и пра­виль­но пре­по­да­вать ис­то­рию на­ро­да. При­во­дить при­ме­ры из жиз­ни на­ших пред­ков, где есть нема­ло об­раз­цов ве­ли­чия лич­но­сти, будь то на по­ле боя, или на по­при­ще со­зи­да­ния. На­ми вос­хи­щал­ся мир, нас ува­жа­ли наши со­се­ди, как до­стой­ных и слав­ных лю­дей. У ин­гуш­ско­го по­эта

Са­и­да Чах­ки­е­ва есть пре­крас­ное, прон­зи­тель­ное сти­хо­тво­ре­ние «Мои бра­тья

– осе­ти­ны» , на­пи­сан­ное на ру­бе­же 60-х – 70-х го­дов про­шло­го века. В нём есть та­кие стро­ки:

Свет­лых мыс­лей вы­со­та,

Чи­стых чувств по­лёт ор­ли­ный, – Песнь бес­смерт­но­го Коста,

Мои бра­тья – осе­ти­ны.

От Коста узнал ин­гуш,

Как сме­лы, неукро­ти­мы, В бла­го­род­стве чест­ных душ Мои бра­тья – осе­ти­ны.

Пусть в любом ауле мать Смот­рит с гор­до­стью на сына – Вам, рас­ти, лю­бить, меч­тать – Мои бра­тья, осе­ти­ны.

Это ли не вос­хи­ще­ние на­ми?! Это ли не ува­же­ние?!

В 1959 году На­род­ный по­эт Чу­ва­шии Пе­дер Ху­зан­гай написал по­э­му «В Осе­тии». Я про­ци­ти­рую все­го один куп­лет: Появился он, как про­дых, В дым­ной сак­ле без тру­бы, И судь­бою стал на­ро­да

Человек большой судь­бы…

Это о нашем

Я бы хо­тел, что­бы мой на­род все­гда оста­вал­ся на вы­со­те.

– Как из­вест­но, в по­след­нее вре­мя что-то происходит с исторической на­у­кой. Ка­кие-то конъ­юнк­тур­ные по­полз­но­ве­ния, ис­ка­же­ния и т.д. Как Вы смотрите на та­кие фак­ты?

– Я вы­ска­жу свою точ­ку зрения при­ме­ни­тель­но к ис­то­рии Осе­тии. Де­ло в том, что пе­ре­пи­сы­вать ис­то­рию – де­ло не бла­го­дар­ное, но, ко­гда чи­та­ешь ка­кую-то несу­ра­зи­цу в пе­чат­ных из­да­ни­ях, то при­хо­дит­ся при­во­дить бес­при­страст­ные фак­ты.

По­сле 11-го века, ко­гда не ста­ло ца­ря Ала­нии Дур­гу­ле­ля Ве­ли­ко­го, каж­дый «кня­зёк» хо­тел быть сам се­бе хо­зя­и­ном, и чув­ство­вать се­бя непод­от­чёт­ным кому бы то ни бы­ло. Вви­ду это­го на­ча­лась борь­ба за власть, или же, по­про­сту го­во­ря, меж­до­усо­би­ца. В таком состоянии мон­голь­ские вой­ска под ко­ман­до­ва­ни­ем Су­бу­дая и Дже­бе их по оди­ноч­ке раз­гро­ми­ли, а кое-кто пе­ре­шли на сто­ро­ну вра­га, их имена из­вест­ны. Неко­то­рые из со­сед­них на­ро­дов го­во­рят, что осе­ти­ны к ала­нам не име­ют отношения, и на­зы­ва­ют своими пред­ка­ми алан. По­эт А. Блок то­же пи­сал об этом: «Да, ски­фы мы, да, ази­а­ты мы, с рас­ко­сы­ми и жад­ны­ми оча­ми…» (из сти­хо­тво­ре­ния «Ски­фы»). Но на­у­ка за­дол­го до Бло­ка до­ка­за­ла, что наши про­то­пред­ки ски­фы ан­тро­по­ло­ги­че­ски от­но­сят­ся к ев­ро­пео­ид­ной ра­се, говорили на «ирон­ском» на­ре­чии, бы­ли пред­ка­ми осе­тин. Об этом ска­за­но в ста­тье член-корр. АН СССР Оле­га Тру­ба­чё­ва в га­зе­те «Прав­да» от 13 ок­тяб­ря 1984 г. под за­го­лов­ком «Сви­де­тель­ству­ет линг­ви­сти­ка». Ис­то­рик и пи­са­тель В. Чи­ви­ли­хин в «Ро­ман га­зе­те» №17 от 1982 г. на стр. 60 пи­шет: «Ко­гда ту­ме­ны-ор­ды, ве­до­мые Су­бу­да­ем и Дже­бе, обо­шли Дер­бент­ским про­хо­дом Кав­каз­ский хре­бет, опу­сто­шив пе­ред этим земли аф­ган­цев, пер­сов, гру­зин, ар­мян, азер­бай­джан­цев, на под­сту­пах к Северо-Кав­каз­ским сте­пям на­толк­ну­лись на от­ча­ян­ное со­про­тив­ле­ние ала­нов или ясов, пред­ков ны­неш­них осе­тин, в бит­ве с ними мон­го­лы ли­ши­лись ма­нёв­рен­но­сти, и де­ло, го­во­ря по-со­вре­мен­но­му, за­пах­ло «ке­ро­си­ном». Тогда мон­го­лы под­ку­пи­ли со­юз­ни­ков алан и раз­гро­ми­ли их…».

– Что для Вас, как зна­то­ка на­ци­о­наль­ных (и не толь­ко) тан­цев, вы­зы­ва­ет

со­жа­ле­ние, или, может быть, и воз­му­ще­ние?

– В 40-х – 50-х го­дах про­шло­го века ан­самбль Или­ко Су­хи­шви­ли по­ста­вил осе­тин­ский «Де­ви­чий та­нец» под гру­зин­ским на­зва­ни­ем «Нар–На­ри», где и му­зы­ка бы­ла осе­тин­ская. Та­нец «Ана­ну­ри» был на­зван гру­зин­ским, а, на са­мом де­ле, это осе­тин­ский трёх­пар­ный «Хон­га кафт». Гру­зи­ны ис­поль­зу­ют на­шу тан­це­валь­ную му­зы­ку в Гос. ан­сам­бле Гру­зии. Мы ведь не по­ся­га­ем ни в ко­ей ме­ре на чью-ли­бо куль­ту­ру, так по­че­му у нас всё вре­мя пе­ре­ни­ма­ют всё са­мое лучшее? По­че­му мы мол­чим?

– Что значит для Вас спло­чён­ность на­ции?

– Я ча­сто слы­шу, что мы ма­ло­чис­лен­ный на­род. Не знаю, из ка­ких по­буж­де­ний это озву­чи­ва­ет­ся, но одно усво­ил твёр­до: по­то­му и надо быть спло­чён­ным. Наши предки не про­сто бря­ца­ли ору­жи­ем, они да­ли Европе ры­цар­ство, впер­вые наши мужчины на­де­ли брю­ки. В то вре­мя, как гре­ки и рим­ляне но­си­ли что-то на­по­до­бие юбок. Вот гре­ки изоб­ра­зи­ли кен­тав­ра, это образ на­ших пред­ков, у ко­то­рых да­же де­ти ста­ра­лись са­дить­ся на коня. Несколь­ко лет на­зад в Чер­кес­ске вышла кни­га об ала­нах, но об осе­ти­нах ничего не ска­за­но, тогда как ве­ли­кие учё­ные ска­за­ли своё сло­во о том, что осе­ти­ны пря­мые по­том­ки алан.

– Вы как-то говорили, что чер­кес­ка не на­ци­о­наль­ная одеж­да осе­тин. Чем Вы обос­ну­е­те это?

– Ко­гда впер­вые по­яви­лось ог­не­стрель­ное оружие в Ки­тае, оно по­па­ло в Ита­лию, за­тем в Тур­цию, которая гла­вен­ство­ва­ла над крым­ским Хан­ством, чьи­ми вас­са­ла­ми бы­ли чер­ке­сы, ко­то­рые и при­ду­ма­ли чер­кес­ку. У осе­тин был беш­мет (толь­ко не чёр­но­го цвета). Рас­коп­ки в Кры­му, в част­но­сти на кур­гане Куль-Оба, что по-тюрк­ски озна­ча­ет се­ло у озе­ра или у мо­ря, под­твер­жда­ют мои слова. Ка­бар­дин­цы то­же пе­ре­ня­ли чер­кес­ку, а по­том и осе­ти­ны, на­хо­дя­щи­е­ся по со­сед­ству.

– Счи­та­е­те ли Вы день осе­тин­ско­го язы­ка тем спа­си­тель­ным яко­рем, ко­то­рый способен со­хра­нить язык?

– Нет. И вот по­че­му. Це­ле­на­прав­лен­ной, фун­да­мен­таль­ной ра­бо­ты в этом от­но­ше­нии не ве­дёт­ся. Го­ро­жане не го­во­рят по-осе­тин­ски, хо­тя и зна­ют, а это по­то­му, что ко­гда-то кто-то бро­сил фра­зу: «Ирон æвзаг Эл­хо­тæй дард­дæр нæ хъ­æуы» – осе­тин­ский язык даль­ше Эль­хото­ва не нужен. Вот это за­се­ло у лю­дей в со­зна­нии и ме­ша­ет им го­во­рить на род­ном язы­ке. А разве наши со­се­ди ска­жут та­кое?! О сво­ём язы­ке. Те из нас, кто жи­вёт в Рос­сии, ста­ли рус­ски­ми, а их де­ти тем бо­лее. Наши предки пе­ред ли­цом же­сто­чай­ших ис­пы­та­ний со­хра­ни­ли ве­ли­чие ду­ха и сбе­рег­ли для нас наш язык. Мы про­сто се­бя недо­оце­ни­ва­ем. Скажите, у ка­ко­го на­ро­да есть та­кой бо- же­ствен­ный та­нец, как «Симд», хо­ро­вод­ный та­нец «Че­пе­на», ве­ли­ко­леп­ный та­нец с кин­жа­ла­ми? У ко­го, кро­ме осе­тин? При всём том, что мы мно­гое рас­те­ря­ли, у нас со­хра­ни­лось чув­ство то­ва­ри­ще­ства, вза­и­мо­по­мо­щи. Это наглядно про­яви­лось во вре­мя агрес­сии Гам­са­хур­диа против Цхин­ва­ла. Тогда мно­гие осе­ти­ны из Се­ве­ра без про­мед­ле­ния вы­еха­ли в Юж­ную Осе­тию на защиту сво­их бра­тьев и се­стёр.

– Ко­го из осе­тин­ских учё­ных-ис­то­ри­ков Вы можете от­ме­тить как объ­ек­тив­но­го по­бор­ни­ка прав­ды?

– Ра­зу­ме­ет­ся, у нас есть ряд учё­ных, ко­то­рые раз­вен­чи­ва­ют в сво­их тру­дах из­мыш­ле­ния неких ав­то­ров об ис­то­рии Кав­ка­за и Осе­тии. На­при­мер, я сле­жу за на­уч­ной де­я­тель­но­стью Ва­ле­рия Ду­да

ро­ви­ча Дзид­зо­е­ва, ко­то­рый пред­ла­га­ет создать объ­ём­ный труд по ис­то­рии осе­тин­ско­го на­ро­да.

– Что Вы можете ска­зать о Коста?

– А что мож­но ска­зать о гении? Коста – «со­весть осе­тин­ско­го на­ро­да, и не толь­ко, его ду­ша. Он на­столь­ко ве­лик, что нет слов для него. О нём так много ска­за­но и так ма­ло ска­за­но. Во 1-х: он ге­ни­аль­ный осе­тин­ский ху­дож­ник, во 2-х: ве­ли­чай­ший по­эт. Ко­гда солн­це рус­ской по­э­зии Пуш­кин написал: «Я па­мят­ник воз­двиг се­бе

неру­ко­твор­ный» …

Ко­гда ве­ли­кий Ра­сул Гам­за­тов написал, что «Ес­ли зав­тра мой язык по­гиб­нет, то я готов сегодня уме­реть» , наш Коста вы­вел бес­смерт­ные стро­ки: «Весь мир – мой храм, Лю­бовь – моя свя­ты­ня, Все­лен­ная – Оте­че­ство моё».

Это был осе­тин! Никто, ни до, ни по­сле, не написал та­кие слова! И не на­пи­шет ни­ко­гда!

– Что Вы це­ни­те в лю­дях, а что нена­ви­ди­те?

– Це­ню по­ря­доч­ность, лю­бовь к че­ло­ве­ку, пре­дан­ность своему делу. Не­на­ви­жу под­лость и пре­да­тель­ство.

– Ва­ша со­кро­вен­ная меч­та, в чём она за­клю­ча­ет­ся?

– В со­вре­мен­ной ис­то­рио­гра­фии Се­вер­но­го Кав­ка­за от­ме­ча­ет­ся борь­ба между раз­лич­ны­ми на­ци­о­наль­ны­ми шко­ла­ми за алан­ское наследие сред­не­ве­ко­вья. Ра­зу­ме­ет­ся, та­кое по­ло­же­ние в ре­ги­оне со­зда­ёт нема­ло про­блем в сфе­ре исторической на­у­ки и нужно до­бить­ся то­го, что­бы на­уч­ное со­об­ще­ство Осе­тии при­ня­ло кон­цеп­цию происхождения осе­тин, на­пря­мую от сред­не­ве­ко­вых и древ­них ира­но­языч­ных алан, все­сто­ронне обос­но­ван­но­го мно­ги­ми ев­ро­пей­ски­ми и рос­сий­ски­ми учё­ны­ми. Вот та­кая у ме­ня меч­та, как пат­ри­о­та и сына сво­е­го на­ро­да.

– Жорж Ина­ло­вич! Спа­си­бо Вам за ин­те­рес­ное интервью, и до но­вых встреч.

Не за­ме­ти­ли, как стем­не­ло. В ка­кой-то мо­мент я с ужа­сом по­ня­ла, что из мо­е­го по­ля обо­зре­ния ку­да-то де­лась дочь. Па­ни­ке под­да­лась практически сра­зу. Ста­ла искать её в тол­пе, звать по имени. Но без­ре­зуль­тат­но. Отчаявшись, под­ня­лась на сце­ну с на­ме­ре­ни­ем обратиться за помощью к ор­га­ни­за­то­рам ме­ро­при­я­тия. И тут ви­жу картину. Моя дочь в окружении Ба­бы-Яги, Феи, гно­мов. В руках у неё еле по­ме­ща­ют­ся свёрт­ки (празд­нич­ные на­бо­ры и игрушки, сла­до­сти). А са­ма она гром­ко де­кла­ми­ру­ет сти­хо­тво­ре­ние про Но­вый Год…

«Жар­кий» Но­вый Год

Как из­вест­но, в ночь с 31 де­каб­ря по 1 января при­ня­то га­дать. Под­го­то­ви­лась как-то слишком быст­ро. Ма­ло то­го, что я обо­жгла ру­ку, но ещё и спич­ка упа­ла на па­лас, ко­то­рый вс­пых­нул за па­ру се­кунд. Но­вый Год мне при­шлось встре­тить с по­жар­ны­ми.

Раз­об­ла­чи­ли

Под Но­вый Год ре­ши­ли с му­жем сде­лать сюр­приз для сво­их се­ми­лет­них ре­бят — при­гла­си­ли Деда Мороза и Сне­гу­роч­ку. Обо­шёл­ся нам этот ска­зоч­ный ви­зит, ко­неч­но, недё­ше­во. Вот стук в дверь. Про­сим открыть дверь де­тей. Новогодние пер­со­на­жи шум­но вхо­дят в квар­ти­ру. На­блю­да­ем за детьми — удив­ле­ние в глазах, но и на­сто­ро­жен­ность. Дед Мо­роз и Сне­гу­роч­ка до­стой­но от­ра­бо­та­ли свою про­грам­му: бы­ли сда­лись. Так по­лу­чи­лось, что при­об­ре­ли не од­но­го щен­ка, как со­би­ра­лись, а двух. Ра­до­сти бы­ло! 31 де­каб­ря все друж­но го­то­ви­лись встре­тить Но­вый Год. Го­то­ви­ли, сер­ви­ро­ва­ли стол. Щен­ки бе­га­ли под но­га­ми, ме­ша­ли, то и де­ло что-то рва­ли, опро­ки­ды­ва­ли. Что­бы спокойно до­де­лать до­маш­ние де­ла, за­пер­ли их в од­ной из ком­нат, как-то не по­ду­мав, что в ком­на­те сто­я­ла боль­шая, на­ря­жен­ная ёлка.

Не про­шло и десяти ми­нут, как из ком­на­ты раз­дал­ся гро­хот. Вместе с детьми по­мча­лись по­смот­реть, что слу­чи­лось. И вот кар­ти­на мас­лом — ёлка по­ва­ле­на, игрушки раз­ле­те­лись по всей ком­на­те, и из-под зе­лё­ной кра­са­ви­цы пы­та­ют­ся вы­брать­ся наши питомцы.

«В стране нар­тов». 1972 г.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.