У РУЛЯ ИЗ­ДА­НИЯ

Ре­дак­то­ры «Тер­ских ведомостей»

Terskie Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ва­лен­ти­на БЯЗЫРОВА,

“Тер­ским ве­до­мо­стям” – 150 лет

У вся­ко­го боль­шо­го де­ла обыч­но есть свой ру­ле­вой. А как же ина­че?! Так вот, не оши­бить­ся с ру­ле­вым — это в чём-то уже по­бе­да! И ста­рей­шая га­зе­та Се­вер­но­го Кавказа «Тер­ские ве­до­мо­сти» ис­пы­та­ла это на се­бе.

Сколь­ко сил при­шлось при­ло­жить на­чаль­ни­ку Тер­ской об­ла­сти ге­не­ра­лу М.Т. Ло­рис-Ме­ли­ко­ву, преж­де чем до­бить­ся, тер­пе­ли­во и на­стой­чи­во прой­дя че­рез де­сят­ки ин­стан­ций, по­лу­чив необ­хо­ди­мое фи­нан­си­ро­ва­ние и со­здав ти­по­гра­фию, вы­хо­да в свет пер­во­го но­ме­ра «Тер­ских ведомостей» (это про­изо­шло в ян­ва­ре 1868 го­да). Из­да­ние счи­та­лось до­ро­гим. И всё рав­но это не оку­па­ло вна­ча­ле рас­хо­дов на его вы­пуск, прав­да, и ти­раж был все­го в несколь­ко сот эк­зем­пля­ров. Га­зе­та за­ни­ма­ла око­ло од­но­го пе­чат­но­го ли­ста и вы­хо­ди­ла раз в неде­лю.

Первым ре­дак­то­ром «Тер­ских ведомостей был на­зна­чен Адиль-Ги­рей

Ке­шев. Уже од­но то, что ру­ко­во­дил офи­ци­аль­ным ор­га­ном рус­ской вла­сти на Кав­ка­зе не рус­ский че­ло­век — бы­ло по-сво­е­му зна­ме­на­тель­но: в се­ре­дине XIX сто­ле­тия у кав­каз­ских на­ро­дов по­яви­лась соб­ствен­ная ин­тел­ли­ген­ция. Так кто же та­кой А.Г. Ке­шев?

Я чи­та­ла мас­су книг о на­шем крае той по­ры. И это имя упо­ми­на­лось по­чти вез­де. Возь­мём толь­ко несколь­ко фак­тов. Адиль-Ги­рея глу­бо­ко ува­жал ге­не­рал М.Т. Ло­рис-Ме­ли­ков, ко­то­рый по пра­ву был по-на­сто­я­ще­му по­чи­та­ем здесь: он имел мас­су за­слуг пе­ред на­ши­ми зем­ля­ка­ми. С Ке­ше­вым ис­клю­чи­тель­но счи­тал­ся К. Хе­та­гу­ров; близ­ким дру­гом ре­дак­тор был для че­ты ар­хео­ло­гов Ува­ро­вых, мно­го сде­лав­ших для изу­че­ния древ­ней куль­ту­ры на­ше­го края. А осе­тин­ская ин­тел­ли­ген­ция! Г.В. Ца­го­лов, Тхо­стов, Ко

ки­ев... Адиль-Ги­рей яв­лял­ся для них об­раз­цом чест­но­сти, по­ря­доч­но­сти, мож­но бы­ло пре­кло­нять­ся пе­ред его та­лан­том ли­те­ра­то­ра и из­да­те­ля. Про­фес­сор В.Ф. Мил­лер, со­зда­тель рус­ско-осе­тин­ско-немец­ко­го сло­ва­ря, фольк­ло­рист и эт­но­граф, очень счи­тал­ся с суж­де­ни­я­ми Ке­ше­ва, со­ве­то­вал­ся с ним по мно­гим во­про­сам. И ре­дак­тор дей­стви­тель­но ни­ко­гда не дал по­во­да всем, кто так ве­рил в него, усо­мнить­ся в чём-ли­бо.

А.Г. Ке­шев ро­дил­ся в 1840 го­ду в ауле Ке­чев Верхне-Ку­бан­ско­го при­став­ства в знат­ной ады­гей­ской се­мье. Де­ся­ти лет он по­сту­пил в Став­ро­поль­скую гим­на­зию на при­го­то­ви­тель­ное от­де­ле­ние для гор­ских вос­пи­тан­ни­ков. Юный го­рец вско­ре про­явил бле­стя­щие спо­соб­но­сти, из клас­са в класс пе­ре­хо­дил с на­гра­да­ми. Осо­бых успе­хов он до­стиг в ли­те­ра­ту­ре и ис­то­рии. «В по­след­нее вре­мя, — ука­зы­ва­ет­ся в жур­на­ле пе­да­го­ги­че­ско­го со­ве­та, — он слиш­ком ока­зал пред­по­чте­ние ли­те­ра­ту­ре в ущерб дру­гим от­рас­лям зна­ния, а че­рез то на­ру­шил гар­мо­нию сво­е­го ум­ствен­но­го тру­да».

В гим­на­зии еже­год­но устра­и­ва­лись ли­те­ра­тур­ные кон­кур­сы, на ко­то­рых Ке­шев неред­ко вы­хо­дил по­бе­ди­те­лем. О его неза­у­ряд­ных спо­соб­но­стях го­во­рит за­пись в про­то­ко­ле за­се­да­ния пед­со­ве­та от 1857 го­да, ко­гда Ке­шев был уче­ни­ком 6 клас­са гим­на­зии.

«...Адиль-Ги­рей Ке­шев, ро­дясь в сфе­ре не толь­ко чуж­дой, но и про­ти­во­по­лож­ной на­ше­му об­ще­ству, ин­те­ре­сам, при­выч­кам, об­ра­зу жиз­ни, — умел не толь­ко по­нять, но и по­чти вер­но оце­нить зна­че­ние луч­ших ти­пов на­шей ли­те­ра­ту­ры и по­ка­зать от­но­ше­ние их к дей­стви­тель­ной жиз­ни, тем с боль­шей при­зна­тель­но­стью от­да­ём за­слу­жен­ную дань хва­лы его со­чи­не­нию, ко­то­рое на­пи­са­но язы­ком бо­лее чи­стым и пра­виль­ным, неже­ли со­чи­не­ния неко­то­рых рус­ских вос­пи­тан­ни­ков стар­ше­го седь­мо­го клас­са».

За­бе­гая несколь­ко впе­рёд, хо­чет­ся ска­зать, что по­доб­ное пре­иму­ще­ство Ке­шев со­хра­нял за со­бой и в бу­ду­щем. Не­рус­ское про­ис­хож­де­ние не по­ме­ша­ло ему сре­ди мно­гих де­сят­ков, об­ра­зо­ван­ных рус­ских стать первым ре­дак­то­ром рус­ско­го офи­ци­аль­но­го ор­га­на на Те­ре­ке. Не­со­мнен­но, дру­гие при­чи­ны, мо­ти­вы со­ци­аль­но­го и по­ли­ти­че­ско­го по­ряд­ка, яви­лись глав­ным и ре­ша­ю­щим усло­ви­ем в на­зна­че­ние Ке­ше­ва ре­дак­то­ром «Тер­ских ведомостей». Тем не ме­нее пре­крас­ное зна­ние рус­ско­го язы­ка, вы­со­кое свет­ское об­ра­зо­ва­ние нема­ло по­слу­жи­ли то­му, что вы­бор пал имен­но на него.

Че­рез год, в 1858 го­ду, Адиль-Ги­рей успеш­но окан­чи­ва­ет Став­ро­поль­скую гим­на­зию. За при­ле­жа­ние и от­лич­ные по­ка­за­те­ли в учё­бе на­граж­да­ет­ся зо­ло­той ме­да­лью и за­но­сит­ся на Зо­ло­тую дос­ку в пан­си­оне учеб­но­го за­ве­де­ния.

Учё­ба в гим­на­зии оста­ви­ла глу­бо­кий след в ми­ро­воз­зре­нии Ке­ше­ва, раз­ви­ла ли­те­ра­тур­ное да­ро­ва­ние, спо­соб­ство­ва­ла фор­ми­ро­ва­нию по­ли­ти­че­ских взгля­дов. Ска­за­лось вли­я­ние Я.М. Не­ве­ро­ва, воз­глав­ляв­ше­го в те го­ды гим­на­зию. Че­ло­век боль­шо­го ума и пе­ре­до­вых на­стро­е­ний, друг И.В. Стан­ке­ви­ча и Т.Н. Гра­нов­ско­го, Не­ве­ров пе­ре­нёс в да­лё­кую про­вин­ци­аль­ную гим­на­зию де­мо­кра­ти­че­ские тра­ди­ции Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та. «Осо­бую лю­бовь Не­ве­ров про­яв­лял к уче­ни­кам-гор­цам. Его ме­то­ды вос­пи­та­ния ни­че­го об­ще­го не име­ли с ру­си­фи­ка­тор­ской по­ли­ти­кой цар­ско­го пра­ви­тель­ства на Кав­ка­зе, он ста­рал­ся дать гор­цам та­кое об­ра­зо­ва­ние, ко­то­рое по­мог­ло бы им быть по­лез­ны­ми «не на во­ин­ствен­ном, а пре­иму­ще­ствен­но на мир­ном по­при­ще, не вы­хо­дя из сво­ей сфе­ры, т.е., не уда­ля­ясь от сво­их при­род­ных нра­вов, обы­ча­ев, ве­ро­ва­ний» . 1 ав­гу­ста 1860 го­да Адиль-Ги­рей Ке­шев без эк­за­ме­нов был за­чис­лен на пер­вый курс во­сточ­но­го фа­куль­те­та Им­пе­ра­тор­ско­го С.-Пе­тер­бург­ско­го уни­вер­си­те­та, где он дол­жен был изу­чать араб­ский, пер­сид­ский, ту­рец­кий, та­тар­ский язы­ки. Од­на­ко окон­чить уни­вер­си­тет ему не уда­лось. Вот что рас­ска­зы­ва­ет об этом Ю.В. Хо­ру­ев:

«Вол­на сво­бо­до­лю­би­вых на­стро­е­ний сре­ди пе­ре­до­вой ча­сти сту­ден­че­ства и де­мо­кра­ти­че­ское дви­же­ние, неред­ко вы­ра­жав­ше­е­ся в ан­ти­пра­ви­тель­ствен­ных вы­ступ­ле­ни­ях, пу­га­ли и на­сто­ра­жи­ва­ли цар­ское пра­ви­тель­ство. По­всю­ду в уни­вер­си­те­тах вво­ди­лись но­вые пра­ви­ла, ко­то­рые ли­ша­ли сту­ден­тов эле­мен­тар- ных граж­дан­ских прав. Рос­сия ка­зар­мен­ная те­перь и в хра­мах на­ук на­саж­да­ла по­лу­во­ен­ный ре­жим.

На­ча­лись пре­сле­до­ва­ния и из­гна­ние луч­ших сту­ден­тов. Про­те­стуя про­тив но­во­вве­де­ний, Ке­шев 3 но­яб­ря 1861 го­да по­дал за­яв­ле­ние на имя рек­то­ра уни­вер­си­те­та, а вто­рое ад­ре­со­вал управ­ля­ю­ще­му де­ла­ми Кав­каз­ско­го ко­ми­те­та В. Бут­ко­ву и по­ки­нул Пе­тер­бург.

«Несмот­ря на всё моё же­ла­ние, — пи­сал он В. Бут­ко­ву, — окон­чить своё уни­вер­си­тет­ское об­ра­зо­ва­ние, я ни­как не в си­лах остать­ся в уни­вер­си­те­те при тех но­вых пра­ви­лах, ко­то­рые те­перь там вве­де­ны».

Ке­шев по­жерт­во­вал очень мно­гим, но под­дер­жал пе­ре­до­вое сту­ден­че­ство. По­сле несколь­ких лет ра­бо­ты в Став­ро­по­ле сна­ча­ла пе­ре­вод­чи­ком та­тар­ско­го язы­ка в кан­це­ля­рии на­чаль­ни­ка гу­бер­нии и учи­те­лем та­тар­ско­го язы­ка в гим­на­зии, а за­тем сек­ре­та­рём Став­ро­поль­ской кон­троль­ной па­ла­ты Ке­шев в 1867 го­ду пе­ре­ехал во Вла­ди­кав­каз, где вско­ре за­нял долж­ность ре­дак­то­ра.

Свою ли­те­ра­тур­но-пуб­ли­ци­сти­че­скую де­я­тель­ность Ке­шев на­чал ещё в Пе­тер­бур­ге в 1860 го­ду, из­брав се­бе псев­до­ним «Ка­лам­бий», что озна­ча­ет в пе­ре­во­де с араб­ско­го «Вла­де­тель», «По­ве­ли­тель». За год с неболь­шим, ко­то­рый он про­вёл в сто­ли­це, Адиль-Ги­рей вы­сту­пил с тре­мя зна­чи­тель­ны­ми про­из­ве­де­ни­я­ми. В пя­том но­ме­ре жур­на­ла «Биб­лио­те­ка для чте­ния» за 1860 год бы­ли по­ме­ще­ны три его рас­ска­за под об­щим за­го­лов­ком «За­пис­ки чер­ке­са». В том же го­ду «Рус­ский вест­ник» в №11 опуб­ли­ко­вал рас­сказ Ка­лам­бия «Аб­ре­ки», а за­тем очерк «На хол­ме».

Каж­дое из этих про­из­ве­де­ний — ку­со­чек прав­ди­вой ис­то­рии его род­но­го на­ро­да. По глу­бине со­дер­жа­ния, тон­ко­му пси­хо­ло­ги­че­ско­му ана­ли­зу со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ских про­цес­сов и, на­ко­нец, по ём­ко­сти сво­ей они мог­ли бы сде­лать честь не толь­ко на­чи­на­ю­ще­му пи­са­те­лю. В га­зе­ту Ке­шев при­шёл зре­лым пуб­ли­ци­стом. На­ча­ло его жур­на­лист­ской де­я­тель­но­сти от­но­сит­ся к кон­цу 50-х — на­ча­лу 60-х го­дов, ко­гда в Рос­сии вслед­ствие эко­но­ми­че­ско­го и по­ли­ти­че­ско­го кри­зи­са сло­жи­лась ре­во­лю­ци­он­ная си­ту­а­ция. Мас­со­вые ре­во­лю­ци­он­ные вы­ступ­ле­ния, раз­мах ра­бо­че­го и кре­стьян­ско­го дви­же­ния в этот пе­ри­од внес­ли се­рьёз­ные из­ме­не­ния в го­су­дар­ствен­ный и об­ще­ствен­ный строй стра­ны, в об­щую по­ли­ти­ку ца­риз­ма.

«Тер­ские ве­до­мо­сти», как офи­ци­аль­ный ор­ган, за­щи­ща­ли пра­ви­тель­ствен­ные ин­те­ре­сы. По­это­му они ни­как не мог­ли стать на ли­бе­раль­ные по­зи­ции. Не под си­лу сде­лать это бы­ло и ре­дак­то­ру. И всё же...

Хо­тя кор­ре­спон­дент­ский ак­тив но­вой га­зе­ты был со­всем неве­лик, «Тер­ские ве­до­мо­сти» в пер­вые го­ды сво­е­го су­ще­ство­ва­ния нема­ло ме­ста от­во­ди­ли гор­ской те­ма­ти­ке, во­про­сам об­ще­ствен­но-по­ли­ти­че­ской и эко­но­ми­че­ской жиз­ни гор­цев, эт­но­гра­фии. Имен­но эти до­сто­ин­ства имел в ви­ду про­фес­сор М.О. Кос­вен, от­ме­чая, что «для эт­но­гра­фии Се­вер­но­го Кавказа и Да­ге­ста­на «Тер­ские ве­до­мо­сти» сыг­ра­ли важ­ную ор­га­ни­зу­ю­щую роль». И в этом нема­лая за­слу­га Ке­ше­ва. Ана­лиз «Тер­ских ведомостей» убе­ди­тель­но сви­де­тель­ству­ет о том, что на вре­мя Ке­ше­ва-ре­дак­то­ра (1868–1872 гг.) при­хо­дит­ся ос­нов­ная до­ля ма­те­ри­а­лов из жиз­ни края.

Глав­ны­ми во­про­са­ми «Тер­ские ве­до­мо­сти» счи­та­ли зе­мель­ный, про­све­ще­ние гор­цев, здра­во­охра­не­ние, су­до­устрой­ство и су­до­про­из­вод­ство, раз­ви­тие мест­ной про­мыш­лен­но­сти и бан­ко­во­го де­ла, про­блем жен­ско­го и на­ци­о­наль­но­го рав­но­пра­вия.

Эти во­про­сы тем бо­лее ин­те­ре­со­ва­ли га­зе­ту, что «в Рос­сии о гор­цах су­ще­ство­ва­ли до по­след­не­го вре­ме­ни, да и те­перь ещё су­ще­ству­ют два диа­мет­раль­но про­ти­во­по­лож­ных по­ня­тия, из ко­то­рых од­но сло­жи­лось по мер­ке раз­но­го ро­да Ама­лат-бе­ков, Каз­би­чей, Бэл; а другое обя­за­но сво­им про­ис­хож­де­ни­ем непо­сред­ствен­но­му столк­но­ве­нию с гор­ца­ми рус­ских лю­дей. Но на бе­ду гор­цам, ни тот, ни дру­гой взгляд не осве­тил их в на­сто­я­щем ви­де, — один вслед­ствие из­быт­ка по­э­ти­че­ской иде­а­ли­за­ции, а дру­гой — по при­чине слиш­ком уж низ­кой оцен­ки. И вся­кий, — за­клю­ча­ет га­зе­та, — же­ла­ю­щий озна­ко­мить­ся по­бли­же с ис­то­ри­ей, эт­но­гра­фи­ей, язы­ка­ми и во­об­ще с про­шлым и на­сто­я­щим стро­ем гор­ской жиз­ни, дол­жен бу­дет вы­ки­нуть из сво­ей го­ло­вы весь тот ста­рый хлам, ка­кой до­стал­ся ему по на­след­ству».

Ре­дак­ция «Тер­ских ведомостей» во гла­ве с Ке­ше­вым смот­ре­ла на про­све­ще­ние и об­ра­зо­ва­ние гор­цев, как на фак­тор, ко­то­рый дол­жен вы­ве­сти кав­каз­ские на­ро­ды на путь про­грес­са и куль­ту­ры, из­ба­вить их от та­ких страш­ных че­ло­ве­че­ских неду­гов и по­ро­ков, как во­ров­ство, об­ман, убий­ство, яв­ля­ю­щих­ся след­стви­ем не столь­ко неве­же­ства, сколь­ко ни­ще­ты и нена­вист­но­го гнё­та. Га­зе­та ука­зы­ва­ла на огром­ную тя­гу гор­цев к зна­нию.

«В сре­де ту­зем­но­го на­се­ле­ния на­шей об­ла­сти, — пи­са­ла она, — по­чти еже­днев­но по­яв­ля­ют­ся фак­ты, сви­де­тель­ству­ю­щие о его про­буж­де­нии к но­вой жиз­ни. Лю­ди, ещё так недав­но за­ня­тые ис­клю­чи­тель­но раз­но­го ро­да джи­гит­ски­ми про­дел­ка­ми, на­чи­на­ют со­зна­вать поль­зу и необ­хо­ди­мость для них об­ра­зо­ва­ния и как бы в оправ­да­ние своё за дур­но про­ве­дён­ное ими про­шлое, ста­ра­ют­ся на­вер­стать по­те­рян­ное вре­мя».

Ми­ха­ил Ло­рис-Ме­ли­ков

Адиль-Ги­рей Ке­шев

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.