СКАЗОЧНАЯ ГОТИКА УПТОНА

Terskie Vedomosti - - NEWS -

Да,

этот «по­лу­ми­лорд» вы­рос в Ан­глии, где его отец был по­слом. Про­ве­дя юные го­ды на зем­ле Бри­та­нии, Ми­ха­ил Се­мё­но­вич на всю жизнь остал­ся вер­ным по­клон­ни­ком все­го ан­глий­ско­го, в том чис­ле в ар­хи­тек­ту­ре. Имен­но с бе­ре­гов ту­ман­но­го Аль­био­на граф Во­рон­цов при­вёз в Рос­сию та­лант­ли­во­го ин­же­не­ра об­ру­сев­ше­го у нас и по­лу­чив­ше­го имя и от­че­ство — Иван Ива­но­вич. Впо­след­ствии он стал пол­ков­ни­ком рус­ской служ­бы и за­ни­мал­ся стро­и­тель­ством до­ков Се­ва­сто­по­ля. Там же, в 1812 го­ду, у него ро­дил­ся сын, ко­то­ро­го на­рек­ли двой­ным име­нем

поз­же став­ше­го по рос­сий­ским стан­дар­там Са­му­и­лом Ива­но­ви­чем Уп­то­ном. Имен­но под та­ким име­нем он вой­дёт в ар­хи­тек­тур­ную ис­то­рию Но­во­рос­сии и Кав­ка­за.

Маль­чик столь ра­но за­ин­те­ре­со­вал­ся стро­и­тель­ством и во­про­са­ми зод­че­ства, что уже с юно­го воз­рас­та по­лу­чив под ру­ко­вод­ством от­ца су­гу­бо до­маш­нее обра­зо­ва­ние, в пол­ной ме­ре стал за­ни­мать­ся по­строй­ка­ми. Са­му­ил про­ек­ти­ро­вал зда­ние мор­ской биб­лио­те­ки в Се­ва­сто­по­ле, но де­ре­вян­ное стро­е­ние че­рез год сго­ре­ло во вре­мя по­жа­ра. Это был да­ле­ко не един­ствен­ный ар­хи­тек­тур­ный про­ект юно­го ар­хи­тек­то­ра. Отец Иван Ива­но­вич вни­ма­тель­но сле­дил за са­мо­сто­я­тель­ны­ми ша­га­ми сы­на в зод­че­стве. На чет­вёр­той вер­сте Ба­ла­клав­ско­го шос­се су­ще­ство­вал ху­тор Уптона. Тем вре­ме­нем в Алуп­ке в Кры­му на­чи­на­ет­ся воз­ве­де­ние зна­ме­ни­то­го двор­ца М.С. Во­рон­цо­ва. Ос­нов­ной про­ект был раз­ра­бо­тан по про­ек­ту мо­ло­до­го ан­глий­ско­го ар­хи­тек­то­ра

— при­вер­жен­ца ан­глий­ской го­ти­ки. В по­мощ­ни­ки ему опре­де­ли­ли, несмот­ря на мо­ло­дость, Уптона-млад­ше­го. На­до ска­зать, что он не под­вёл сво­е­го от­ца и учи­те­ля Ива­на Ива­но­ви­ча Уптона. Дво­рец окру­жи­ли зе­лё­ным пар­ком, а из­да­ли он ка­жет­ся ко­раб­лём, плы­ву­щим по зе­лё­ным вол­нам гу­стой рас­ти­тель­но­сти Юж­но­го бе­ре­га. Обра­щён­ный к мо­рю, юж­ный фа­сад вы­пол­нен в мав­ри­тан­ском сти­ле и был укра­шен «Ль­ви­ной тер­ра­сой» с лест­ни­цей и тре­мя па­ра­ми мра­мор­ных ль­вов. За­пад­ный фа­сад и его за­пад­ная часть об­ра­ще­ны на го­ры и на­по­ми­на­ли ан­глий­ские зам­ки в Тю­до­ров­ском сти­ле. С этой же сто­ро­ны был устро­ен глав­ный подъ­езд ко двор­цу с круг­лы­ми сто­ро­же­вы­ми баш­ня­ми.

Князь М.С. Во­рон­цов в 1844 го­ду ста­но­вит­ся на­мест­ни­ком им­пе­ра­то­ра на Кавказе. Опи­сы­вая этап за­строй­ки Кав­каз­ских Ми­не­раль­ных вод в пись­ме к Ни­ко­лаю I, он от­ме­чал: «На во­дах нет ни­ка­ко­го до­стой­но­го ар­хи­тек­то­ра и всё, что не сде­ла­но, сде­ла­но дур­но» . Но, по­раз­мыс­лив, Во­рон­цов по­нял, на ко­го мож­но по­ло­жить­ся. Он вы­зы­ва­ет на Кав­каз Са­му­и­ла Уптона, ко­то­рый, имея огром­ный ар­хи­тек­тур­ный опыт, мог по­мочь осу­ществ­ле­нию гран­ди­оз­ных пла­нов но­во­го по­слан­ни­ка им­пе­ра­то­ра, и до 1864 го­да он вы­пол­нял про­ек­ты по об­нов­ле­нию ар­хи­тек­ту­ры на КМВ. Ве­ли­чай­шим про­ек­том счи­та­ют со­зда­ние Нар­зан­ной га­ле­реи в Кис­ло­вод­ске с 1848 по 1858 го­ды. Пер­вый про­ект был пред­ло­жен ещё бра­тья­ми Бер­но­да­ци в 1838 го­ду, но так и не был осу­ществ­лён.

Са­му­ил Уп­тон стал осу­ществ­лять идеи Во­рон­цо­ва в стро­и­тель­стве на Кав­мин­во­дах пи­тье­вых га­ле­рей, ко­то­рые бы пред­на­зна­ча­лись для про­гу­лок во­дя­но­го об­ще­ства в ненаст­ную по­го­ду. При со­ору­же­нии он от­да­вал пред­по­чте­ние со­еди­не­нию эле­мен­тов позд­ней ан­глий­ской го­ти­ки и мав­ри­тан­ско­го сти­лей, что ха­рак­тер­но для ро­ман­ти­че­ско­го на­прав­ле­ния в ис­кус­стве той по­ры, по­это­му мно­гие ар­хи­тек­тур­ные па­мят­ни­ки ре­ги- она се­ре­ди­ны XIX ве­ка по­ра­жа­ют сход­ством с де­та­ля­ми двор­ца в Алуп­ке.

В кра­е­вед­че­ской ли­те­ра­ту­ре Са­му­и­ла Ива­но­ви­ча Уптона на­зы­ва­ют обыч­но «спе­ци­а­ли­стом га­ле­рей­но­го стро­и­тель­ства». Но на его сче­ту мно­го «нега­ле­рей­ных» зда­ний. Про­сто не все со­хра­ни­лись до на­ше­го вре­ме­ни, а о неко­то­рых ши­ро­кая пуб­ли­ка про­сто не зна­ет. Уп­тон по­стро­ил че­ты­ре ван­ных зда­ния, ка­мен­ную ку­паль­ню в Ес­сен­ту­ках, Ба­ря­тин­ские и Му­ра­вьёв­ские ван­ны в Же­лез­но­вод­ске, теп­ло­сер­ные ван­ны в Пя­ти­гор­ске. Он по­стро­ил мост в пар­ке ря­дом с бе­сед­кой Эо­ло­ва ар­фа, про­ло­жил во­до­про­вод от под­но­жья в Биштау в Пя­ти­гор­ске, ко­гда к нему об­ра­ти­лись с прось­бой, лич­но спро­ек­ти­ро­вал ли­нию ди­ли­жан­сов меж­ду Кис­ло­вод­ском и Пя­ти­гор­ском.

Ещё Са­му­ил Ива­но­вич ру­ко­во­дил стро­и­тель­ством те­ат­ра в Пя­ти­гор­ске и по­стро­ил особ­няк пя­ти­гор­ско­му по­лиц­мей­сте­ру, штаб-рот­мист­ру

(сей­час в нём раз­ме­ща­ет­ся го­род­ское от­де­ле­ние ЗАГС).

В пар­ке «Цвет­ник» в 1862 го­ду ар­хи­тек­тор по­стро­ил Ни­ко­ла­ев­ский «вок­сал». Это слово в то вре­мя не име­ло ни­че­го об­ще­го по на­ча­лу с же­лез­ной до­ро­гой, а бе­рёт своё на­ча­ло от уве­се­ли­тель­но­го за­ве­де­ния Джейн Вокс око­ло Лон­до­на — Вокс­холл — му­зы­каль­но-кон­церт­но­го па­ви­льо­на в ме­стах от­ды­ха бла­го­род­ной пуб­ли­ки. В Рос­сии пер­вый «вок­сал» су­ще­ство­вал в при­го­ро­де Санкт-Пе­тер­бур­га — Пав­лов­ске. Он слу­жил уже од­но­вре­мен­но уве­се­ли­тель­ным за­ве­де­ни­ем и ме­стом ожи­да­ния по­ез­дов, от­ку­да и пошло ны­неш­нее зна­че­ние. По об­раз­цу лон­дон­ско­го и пав­лов­ско­го вок­за­лов стро­ил свои раз­вле­ка­тель­ные за­ве­де­ния и Са­му­ил Уп­тон. Кста­ти ска­зать, и га­ле­реи его то­же слу­жи­ли не толь­ко для про­гу­лок пуб­ли­ки, пью­щей ми­не­раль­ную во­ду, там то­же, как и в вок­за­лах, устра­и­ва­лись кон­цер­ты, выставки, про­во­ди­лись пуб­лич­ные лек­ции.

Имя Са­му­и­ла Уптона упо­ми­на­ет­ся в от­чё­те Кав­мин­вод за 1863 год: бо­ты при га­ле­ре­ях и ис­точ­ни­ках про­во­ди­лись под бли­жай­шим над­зо­ром и за­ве­ды­ва­ни­ем ар­хи­тек­то­ра управ­ле­ния Вод ака­де­ми­ка Уптона» . Да, на­до от­ме­тить, что несколь­ки­ми го­да­ми рань­ше, Са­му­ил Ива­но­вич Уп­тон за Ели­за­ве­тин­скую и Нар­зан­ную га­ле­реи был удо­сто­ен зва­ния ака­де­ми­ка ар­хи­тек­ту­ры. На­ко­нец, к то­му вре­ме­ни был по­стро­ен и лич­ный 2-этаж­ный дом Уптона. К нему ве­дёт до­ро­га вверх от цвет­ни­ка по скло­ну го­ры Го­ря­чей. На дом по­шёл мест­ный ма­шук­ский ка­мень с ори­ги­наль­ным си­не­ва­тым от­тен­ком. Как мож­но до­га­дать­ся, он по­хож на ста­рый ан­глий­ский го­ти­че­ский за­мок, от позд­ней го­ти­ки зод­чий про­сто не мог отой­ти. Дом на­по­ми­нал ему да­лё­кую Ро­ди­ну, хо­тя Са­му­ил Ива- но­вич дав­но об­ру­сел и впра­ве мог счи­тать­ся про­сто рос­сий­ским ар­хи­тек­то­ром ино­стран­но­го про­ис­хож­де­ния.

При­ме­ча­те­лен тот факт, что часть по­ме­ще­ний ниж­не­го эта­жа вы­руб­ле­ны в ска­ле. Фа­са­ды до­ма уг­ло­ва­ты, име­ют пря­мо­уголь­ные ок­на. Нео­шту­ка­ту­рен­ные сте­ны мет­ро­вой тол­щи­ны сло­же­ны из ка­мен­ных глыб на из­ве­сти. Ли­це­вой се­вер­ный фа­сад име­ет два бо­ко­вых ри­за­ли­та (вы­сту­пы за ос­нов­ную ли­нию фа­са­да) с щип­ца­ми. Пра­вый ри­за­лит укра­шен кре­сто­вым слу­хо­вым ок­ном и эр­ке­ром с зуб­ца­ми, ле­вый — ба­шен­кой. Хо­зяй­ствен­ные ка­мен­ные по­строй­ки раз­ме­ще­ны ря­дом.

По­сле пе­ре­ез­да зод­че­го во Вла­ди­кав­каз его дом был рас­стро­ен и пе­ре­пла­ни­ро­ван. В на­сто­я­щее вре­мя здесь раз­ме­ща­ют­ся глав­ные кор­пу­са са­на­то­рия «Го­ря­чий ключ».

Участ­во­вал Са­му­ил Ива­но­вич и в ар­хи­тек­тур­ном оформ­ле­нии Кис­ло­вод­ской кре­по­сти в ви­де ры­цар­ско­го зам­ка Ели­за­ве­тин­ской Ан­глии на ме­сте об­вет­ша­ло­го и утра­тив­ше­го своё во­ен­ное зна­че­ние ста­ро­го укреп­ле­ния, по­ло­жив­ше­го в са­мом на­ча­ле XIX ве­ка на­ча­ло го­ро­ду Кис­ло­вод­ску. В но­вой кре­по­сти раз­ме­сти­лись во­ен­ные учре­жде­ния. До на­ших дней до­шли кре­пост­ные во­ро­та, уг­ло­вая баш­ня и часть сте­ны с ам­бра­зу­ра­ми. Изящ­ны про­пор­ции, со­вер­шен­на ка­мен­ная клад­ка. Умест­но на­пом­нить, что в де­ло шли мест­ные ма­те­ри­а­лы — ка­мень и из­весть.

Ле­том 1864 го­да Са­му­ил Ива­но­вич Уп­тон пе­ре­брал­ся во Вла­ди­кав­каз. По это­му по­во­ду су­ще­ству­ет несколь­ко вер­сий, од­на из ко­то­рых — непри­ня­тие усло­вий оче­ред­но­го за­ка­за. Как из­вест­но, ака­де­мик ар­хи­тек­ту­ры в зва­нии пол­ков­ни­ка-ин­же­не­ра мог вы­би­рать ин­те­рес­ные про­ек­ты, не огля­ды­ва­ясь ни на ко­го. Ска­зать чест­но, Вла­ди­кав­каз от та­ко­го пе­ре­ез­да толь­ко вы­иг­рал, и при­об­рёл. При­об­рёл он го­род­ской герб, ко­то­рый Са­му­ил Уп­тон спро­ек­ти­ро­вал в на­ча­ле 1873 го­да. Про­ект был сде­лан по всем пра­ви­лам ге­раль­ди­ки. Герб Вла­ди­кав­ка- за, как он вы­гля­дит и сей­час, был утвер­ждён Ука­зом им­пе­ра­то­ра Алек­сандра II 31 мар­та 1873 го­да. Ху­до­же­ствен­ное оформ­ле­ние вы­пол­нил из­вест­ный ху­дож­ник князь Этот герб су­ще­ство­вал до 1917 го­да, ко­гда его лик­ви­ди­ро­ва­ли. Ве­ро­ят­но, по чье­му-то рас­по­ря­же­нию, изы­мав­ше­му всё цар­ское. Ко­пия с ри­сун­ка Га­га­ри­на дол­го бы­ла экс­по­на­том на­ше­го Му­зея кра­е­ве­де­ния, где в вит­рине мож­но бы­ло уви­деть пер­во­на­чаль­ный эс­киз. Толь­ко 12 июля 1994 го­да по­ста­нов­ле­ни­ем АМС г. Вла­ди­кав­ка­за го­ро­ду был воз­вра­щён пер­во­на­чаль­ный герб.

Ко­гда Са­му­ил Ива­но­вич за­ни­мал­ся ещё зод­че­ством, на КМВ осу­ществ­лял свои мно­го­чис­лен­ные за­мыс­лы, граф Во­рон­цов в 1853 го­ду лич­но от­крыл Ала-

Неред­ко в спор­ных мо­мен­тах мы лю­бим ци­ти­ро­вать клас­си­ков, но в дан­ном слу­чае, хо­тя при­во­дит­ся ци­та­та из мож­но за­сви­де­тель­ство­вать, что клас­сик ошиб­ся, на­звав кня­зя «по­лу­ми­лор­дом, по­лу­куп­цом, по­лу­муд­ре­цом, по­лу­не­веж­дой», столь мно­го сде­лав­ше­го для раз­ви­тия При­чер­но­мо­рья и Кав­ка­за. Соб­ствен­но, все наи­бо­лее зна­чи­тель­ные ар­хи­тек­тур­ные па­мят­ни­ки этих мест бы­ли со­зда­ны при его непо­сред­ствен­ном со­дей­ствии.

гир­ский се­ребро­свин­цо­вый за­вод, од­но­вре­мен­но про­ве­дя до­рож­ные ра­бо­ты к Са­дон­ским руд­ни­кам, что по­слу­жи­ло на­ча­лом Во­ен­но-Осе­тин­ской до­ро­ги. В Ала­ги­ре, по его по­ве­ле­нию, по про­ек­ту уже зна­ко­мо­го рус­ско­го ху­дож­ни­ка кня­зя Г.Г. Га­га­ри­на бы­ла по­стро­е­на цер­ковь Воз­не­се­ния Гос­под­ня (ныне — Ала­гир­ский со­бор). Семь лет он был на долж­но­сти го­род­ско­го ар­хи­тек­то­ра, за­тем об­ласт­но­го ар­хи­тек­то­ра Тер­ской об­ла­сти. Вы­шел в от­став­ку в 1874 го­ду.

А что же наш Са­му­ил Уп­тон? В са­мом Вла­ди­кав­ка­зе про­ек­ти­ро­вал зда­ние Го­су­дар­ствен­но­го те­ат­ра (Рус­ский драм­те­атр). Фа­сад до­ма на уг­лу улиц Не­кра­со­ва и Ба­ла­е­ва (к со­жа­ле­нию, от пер­во­на­чаль­но­го за­мыс­ла ар­хи­тек­то­ра оста­лось немно­го), Ми­хай­ло-Ар­хан­гель­скую цер­ковь в Ги­зе­ли. А с ап­ре­ля 1869 го­да ра­бо­тал в Ко­мис­сии по бла­го­устрой­ству г. Моз­до­ка.

Ко­гда Са­му­и­ла Ива­но­ви­ча не ста­ло, в до­ме во Вла­ди­кав­ка­зе, ко­то­рый он в своё вре­мя арен­до­вал, в на­ча­ле 1888 го­да со­сто­я­лось от­кры­тие гру­зин­ской шко­лы, ос­но­ван­ную по­этом

дру­гом пер­во­на­чаль­но на­счи­ты­ва­ю­щей 40 уче­ни­ков. Поз­же, в 1896 го­ду, для неё бы­ло по­стро­е­но спе­ци­аль­ное зда­ние.

Его сын то­же стал ар­хи­тек­то­ром, ин­же­не­ром, слав­ным про­дол­жа­те­лем ди­на­стии Уп­то­нов, ан­гли­чан, на­шед­ших на Кавказе вто­рую Ро­ди­ну и огром­ные воз­мож­но­сти для ре­а­ли­за­ции сво­их за­мыс­лов. Он стал на­чаль­ни­ком от­де­ла стро­и­тель­ства го­род­ской упра­вы, при­ни­мал уча­стие в пе­ре­дел­ке до­ма Ан­дре­евых (зда­ние ком­мер­че­ско­го клу­ба на Про­спек­те Ми­ра).

А Са­му­эль Ива­но­вич Уп­тон ско­ро­по­стиж­но скон­чал­ся в 1879 го­ду в го­ро­де Вла­ди­кав­ка­зе и был по­хо­ро­нен здесь же. Но со вре­ме­нем бы­ло утра­че­но и ме­сто­на­хож­де­ние мо­ги­лы.

По­сле него оста­лись ска­зоч­ные ост­ров­ки го­ти­ки, по­пав­шие на Кав­каз вме­сте с их ав­то­ром — баш­ни, стрель­ча­тые ок­на, гул­кие сво­ды, ро­ман­ти­че­ские фор­мы сред­не­ве­ко­вых зам­ков.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.