«Я ни­ко­гда не со­гла­шусь с той си­сте­мой, ко­то­рая вы­стро­е­на в стране»

19 де­каб­ря Алек­сей На­валь­ный вы­сту­пил с по­след­ним сло­вом на про­цес­се по де­лу «Ив Ро­ше». Про­ку­ро­ры за­про­си­ли для него 10 лет ко­ло­нии, для Оле­га На­валь­но­го — 8 лет. Репортаж THE NEW TIMES из за­ла су­да

The New Times - - ХРОНИКИ| СУД - Текст: Ма­рия Эй­смонт

Эти циф­ры про­зву­ча­ли неожи­дан­но, и на ли­цах при­сут­ству­ю­щих в за­ле За­моск­во­рец­ко­го су­да, вклю­чая об­ви­ня­е­мых, на мгно­ве­ние от­ра­зи­лись изум­ле­ние и рас­те­рян­ность. Все ожи­да­ли, что про­ку­ро­ры бу­дут про­сить ре­аль­ный срок, но не та­кой же. «10 лет… за­то счи­тать удоб­но бу­дет», — за­ме­ча­ет Алек­сей.

Про­ку­ро­ры объ­яс­ни­ли: сле­ду­ет учесть «осо­бый цинизм в со­вер­ше­нии пре­ступ­ле­ния». А по­том про­ку­рор На­деж­да Иг­на­то­ва про­ци­ти­ро­ва­ла вы­ска­зы­ва­ние «од­но­го из­вест­но­го рус­ско­го юри­ста XIX ве­ка», ко­то­рый на­звал мо­шен­ни­че­ство ин­тел­лек­ту­аль­ным пре­ступ­ле­ни­ем. Име­ни из­вест­но­го юри­ста она, впро­чем, так и не на­зва­ла.

ВЫ­СТУП­ЛЕ­НИЕ ЗА­ЩИ­ТЫ

Ад­во­кат Оле­га На­валь­но­го Ки­рилл По­ло­зов под­го­то­вил длин­ную речь: он до­ка­зы­ва­ет, что у На­валь­но­го-млад­ше­го не бы­ло пол­но­мо­чий ре­шать про­бле­му с Яро­слав­ским сор­ти­ро­воч­ным цен­тром, чья низ­кая про­пуск­ная спо­соб­ность за­ста­ви­ла кли­ен­тов «По­чты Рос­сии» ис­кать парт­не­ров на сто­роне для транс­пор­ти­ров­ки по­сы­лок в Моск­ву. Что це­ны на транс­порт­ные услу­ги «Глав­под­пис­ки» не бы­ли за­вы­шен­ны­ми, до­ста­точ­но срав­нить с до­го­во­ра­ми дру­гих ком­па­ний. Су­дя по вы­ра­же­нию лиц про­ку­ро­ров, ад­во­ка­та они слу­ша­ют не осо­бо вни­ма­тель­но. Да и все это уже го­во­ри­лось в про­цес­се, в том чис­ле и сви­де­те­ля­ми.

За­щит­ник На­валь­но­го-стар­ше­го Оль­га Ми­хай­ло­ва об­ра­ща­ет вни­ма­ние, что са­мо воз­буж­де­ние де­ла бы­ло неза­кон­ным, и на­по­ми­на­ет о пле­ну­ме Вер­хов­но­го су­да по де­лам о мо­шен­ни­че­стве, со­глас­но ко­то­ро­му в каж­дом слу­чае необ­хо­ди­мо уста­но­вить, что ли­цо за­ве­до­мо не на­ме­ре­ва­лось ис­пол­нять свои обя­за­тель­ства.

Ад­во­кат Коб­зев объ­яв­ля­ет, что при­нес до­ка­за­тель­ство по­ли­ти­че­ской мо­ти­ви­ро­ван­но­сти про­цес­са, и де­мон­стри­ру­ет га­зе­ту «Из­ве­стия» за 12 ап­ре­ля 2013 го­да с ин­тер­вью пресс- сек­ре­та­ря След­ствен­но­го ко­ми­те­та (СК) Вла­ди­ми­ра Маркина. «Сто­ро­на об­ви­не­ния ци­ти­ро­ва­ла рос­сий­ско­го юри­ста про­шло­го, я бу­ду ци­ти­ро­вать рос­сий­ско­го юри­ста на­сто­я­ще­го», — со­об­ща­ет Коб­зев, и в за­ле сме­ют­ся. Ад­во­кат за­чи­ты­ва­ет, как на во­прос корреспонден- та га­зе­ты «Ес­ли бы в де­ле не бы­ло На­валь­но­го, на­вер­ное, и де­ла бы не бы­ло?» Мар­кин от­ве­ча­ет: «Ес­ли фи­гу­рант все­ми си­ла­ми при­вле­ка­ет к се­бе вни­ма­ние, мож­но да­же ска­зать, драз­нит власть, то ин­те­рес к его про­шло­му уве­ли­чил­ся».

За ок­ном гу­дят ма­ши­ны и пла­чет ре­бе­нок. Тем­не­ет. «При­об­щать?» — де­жур­но спра­ши­ва­ет су­дья у ад­во­ка­та. «Га­зе­ту? Нет, не на­до».

ПО­СЛЕД­НЕЕ СЛО­ВО

Олег На­валь­ный про­сит раз­ре­ше­ния про­из­не­сти по­след­нее сло­во си­дя, но су­дья не раз­ре­ша­ет.

«Ва­ша честь, вы ги­гант­ский сек­тор част­но­го биз­не­са ста­ви­те под боль­шую угро­зу», — го­во­рит Олег. Он по­ни­ма­ет, что ся­дет за по­ли­ти­че­скую ак­тив­ность бра­та, но при­зы­ва­ет то­го не остав­лять свою борь­бу и об­ра­ща­ет­ся к су­ду: «Я тре­бую, что­бы суд ме­ня оправ­дал, а сле­до­ва­те­ли по­про­си­ли про­ще­ния, на­де­ли бе­лые ру­ба­хи и ушли в мо­на­стырь!»

На­сту­па­ет че­ред его бра­та, ко­то­рый не мо­жет вспом­нить, ка­кое по сче­ту по­след­нее сло­во он сей­час бу­дет про­из­но­сить: то ли ше­стое, то ли во­об­ще де­ся­тое.

«Ес­ли бы я вас всех сфо­то­гра­фи­ро­вал вот так вот втро­ем, — На­валь­ный же­стом изоб­ра­зил фо­то­рам­ку, в ко­то­рую по­ме­стил су­дью и двух про­ку­ро­ров, — а луч­ше всех вме­сте, с пред­ста­ви­те­ля­ми так на­зы­ва­е­мых по­тер­пев­ших, — во­об­ра­жа­е­мая фо­то­рам­ка раз­дви­ну­лась на пред­ста­ви­те­лей «Ив Ро­ше» и МПК, — то это те лю­ди, с ко­то­ры­ми я об­ща­юсь по­след­нее вре­мя. Это лю­ди, гля­дя­щие в стол. По­ни­ма­е­те? Вы все по­сто­ян­но смот­ри­те в стол. Вот я с ва­ми раз­го­ва­ри­ваю, а вы все вре­мя смот­ри­те в стол. Вам нече­го ска­зать. Еле­на Сер­ге­ев­на…» На­валь­ный вто­рой раз об­ра­ща­ет­ся к су­дье Ко­роб­чен­ко по име­ни и от­че­ству. В про­шлый раз она одер­ну­ла его, на­пом­нив, что к ней сле­ду­ет об­ра­щать­ся «Ва­ша честь», и он из­ви­нил­ся. Те­перь она, ка­жет­ся, да­же не за­ме­ти­ла это­го, ду­мая о чем-то дру­гом.

«Еле­на Сер­ге­ев­на, ка­кая са­мая по­пу­ляр­ная фра­за, с ко­то­рой об­ра­ща­ют-

ОЛЕГ НА­ВАЛЬ­НЫЙ: «Я ТРЕ­БУЮ, ЧТО­БЫ СУД МЕ­НЯ ОПРАВ­ДАЛ, А СЛЕ­ДО­ВА­ТЕ­ЛИ ПО­ПРО­СИ­ЛИ ПРО­ЩЕ­НИЯ, НА­ДЕ­ЛИ БЕ­ЛЫЕ РУ­БА­ХИ И УШЛИ В МО­НА­СТЫРЬ!»

ся ко мне сле­до­ва­те­ли, про­ку­ро­ры, со­труд­ни­ки ФСИН, судьи по граж­дан­ским де­лам? Они го­во­рят ча­ще все­го: «Алек­сей Ана­то­лье­вич, ну вы же все по­ни­ма­е­те…» Я все по­ни­маю, но я не по­ни­маю од­но­го: ну вы-то по­че­му без кон­ца смот­ри­те в стол? — На­валь­ный смот­рит на си­дя­щих на­про­тив об­ви­ни­те­лей, но те опу­сти­ли гла­за. — У ме­ня нет ил­лю­зий. Я по­ни­маю от­лич­но, что ни­кто из вас не вско­чит, не пе­ре­вер­нет этот стол, не ска­жет: «Да на­до­е­ло мне, я ухо­жу!»

Су­дья Ко­роб­чен­ко кри­во улы­ба­ет­ся и поднимает гла­за на го­во­ря­ще­го.

«НУ НЕВОЗ­МОЖ­НО ПРИЙ­ТИ ДО­МОЙ И РАС­СКА­ЗАТЬ ДЕ­ТЯМ И МУ­ЖУ: «ВЫ ЗНА­Е­ТЕ, СЕ­ГОД­НЯ Я УЧАСТ­ВО­ВАЛ В ТОМ, ЧТО МЫ СА­ЖА­ЛИ ЗА­ВЕ­ДО­МО НЕВИ­НОВ­НО­ГО ЧЕ­ЛО­ВЕ­КА, Я СТРА­ДАЮ И БУ­ДУ СТРА­ДАТЬ ПО­СТО­ЯН­НО», — ПРО­ДОЛ­ЖА­ЕТ АЛЕК­СЕЙ НА­ВАЛЬ­НЫЙ

«Ну невоз­мож­но прий­ти до­мой и рас­ска­зать де­тям и му­жу: «Вы зна­е­те, се­год­ня я участ­во­вал в том, что мы са­жа­ли за­ве­до­мо неви­нов­но­го че­ло­ве­ка, я стра­даю и бу­ду стра­дать по­сто­ян­но, — про­дол­жа­ет На­валь­ный. — Лю­ди так не де­ла­ют, они ли­бо ска­жут: «Алек­сей Ана­то­лье­вич, но вы же по­ни­ма­е­те…» — или они ска­жут: «А не на­до бы­ло на Пу­ти­на лезть. Ес­ли бы он не при­вле­кал вни­ма­ния, не раз­ма­хи­вал ру­ка­ми и не ме­шал про­хо­ду граж­дан, на­вер­ное, все бы обо­шлось…»

Су­дья от­кры­ва­ет пап­ку, вы­ни­ма­ет от­ту­да лист бу­ма­ги, бе­рет ка­ран­даш. По дви­же­ни­ям ее ру­ки мож­но пред­по­ло­жить, что она ри­су­ет два кру­га.

«Все по­стро­е­но на вра­нье, на еже­час­ном вра­нье, — про­дол­жа­ет На­валь­ный. — Вче­ра вы­сту­па­ет Пу­тин и го­во­рит: у нас нет двор­цов. Да мы фо­то­гра­фи­ру­ем эти двор­цы в ме­сяц по три шту­ки и вы­кла­ды­ва­ем… За­чем тер­петь это вра­нье? За­чем смот­реть в стол?»

ЖИЗНЬ СЛИШ­КОМ КО­РОТ­КА

Ста­тья 293 УПК «По­след­нее сло­во под­су­ди­мо­го» гла­сит: суд не мо­жет огра­ни­чи­вать про­дол­жи­тель­ность по­след­не­го сло­ва, но пред­се­да­тель­ству­ю­щий впра­ве оста­нав­ли­вать под­су­ди­мо­го в слу­ча­ях, «ко­гда об­сто­я­тель­ства, из­ла­га­е­мые под­су­ди­мым, не име­ют от­но­ше­ния к рас­смат­ри­ва­е­мо­му уго­лов­но­му де­лу».

Но пред­се­да­тель­ству­ю­щая ни ра­зу не по­пы­та­ет­ся оста­но­вить оп­по­зи­ци­о­не­ра. Он про­дол­жа­ет: «Жизнь слиш­ком ко­рот­ка, что­бы в стол смот­реть. По боль­шо­му сче­ту, ну а что там в этой жиз­ни? Я не успел оглянуться — и мне уже по­чти со­рок. Не успею оглянуться — и ка­кие-то вну­ки. А по­том мы все не успе­ем оглянуться, а мы уже ле­жим в по­сте­ли, а во­круг нас род­ствен­ни­ки, ко­то­рые ду­ма­ют: ско­рей бы он уже от­дал кон­цы и осво­бо­дил жил­пло­щадь. И в ка­кой-то мо­мент мы бу­дем по­ни­мать, что не име­ло смыс­ла во­об­ще ни­че­го из то­го, что мы де­ла­ли. И смысл име­ет толь­ко то вре­мя на­шей жиз­ни, ко­гда мы де­ла­ем что-то пра­виль­ное, и нам не нуж­но смот­реть в стол, а мы мо­жем по­смот­реть чест­но в гла­за друг дру­гу».

На­валь­ный го­во­рит о том, что ему очень боль­но, что вме­сте с ним са­жа-

ют близ­ких ему неви­нов­ных лю­дей. Но «да­же взя­ти­ем за­лож­ни­ков его не оста­но­вить», и он ни­ко­гда не со­гла­сит­ся с си­сте­мой, ко­то­рая гра­бит всех при­сут­ству­ю­щих, в том чис­ле сек­ре­та­ря су­да, ко­то­рый по­лу­ча­ет ну мак­си­мум 15 ты­сяч (тот улы­ба­ет­ся), и су­деб­ных при­ста­вов. Он го­во­рит, что не жа­ле­ет, что в де­каб­ре 2012 го­да по­звал лю­дей на несанк­ци­о­ни­ро­ван­ную ак­цию, хо­тя она и бы­ла неудач­ной. Он на­зы­ва­ет пра­ви­тель­ство хунтой и за­яв­ля­ет, что на­род име­ет пра­во на вос­ста­ние.

Ни­кто не пы­та­ет­ся его пре­рвать. Про­ку­ро­ры смот­рят в стол, а на ли­це судьи блуж­да­ет по­лу­улыб­ка. Ко­гда он за­кан­чи­ва­ет, су­дья Ко­роб­чен­ко объ­яв­ля­ет, что при­го­вор бу­дет вы­не­сен 15 ян­ва­ря.

«По­про­шу по­ки­нуть зал», — го­во­рит су­деб­ный при­став, тот са­мый, ко­то­рый пе­ред на­ча­лом за­се­да­ния при­гро­зил всем, кто «под­ни­мет мо­биль­ный те­ле­фон вы­ше по­я­са» уда­ле­ни­ем. До­ба­вив при этом: «Я все­го лишь цеп­ной пес и вы­пол­няю при­каз. Ни­че­го лич­но­го».

СУТЬ ДЕ­ЛА

Про­цесс по де­лу «Ив Ро­ше» идет пять ме­ся­цев*. Бра­тья На­валь­ные об­ви­ня­ют­ся в том, что, поль­зу­ясь слу­жеб­ным по­ло­же­ни­ем Оле­га, за­ни­мав­ше­го в тот мо­мент долж­ность за­ме­сти­те­ля ди­рек­то­ра фи­ли­а­ла «По­чты Рос­сии», яко­бы при­ну­ди­ли «Ив Ро­ше Во­сток» за­клю­чить с их фир­мой за­ве­до­мо невы­год­ные до­го­во­ры на пе­ре­воз­ку про­дук­ции из Яро­слав­ля в Моск­ву. Раз­мер ущер­ба при этом был уста­нов­лен след­стви­ем, а не са­ми­ми ком­па­ни­я­ми. Фи­нан­со­вые по­те­ри ком­па­нии «Ив Ро­ше Во­сток» след­ствие оце­ни­ло в 26,7 млн руб., а ООО «Мно­го­про­филь­ная про­цес­син­го­вая ком­па­ния» — в 4,4 млн руб. Вер­сия об­ви­не­ния фак­ти­че­ски рас­сы­па­лась, ко­гда ад­ми­ни­стра­тив­но-фи­нан­со­вый ди­рек­тор «Ив Ро­ше Во­сток» Кри­сти­ан Мель­ник в су­де за­явил, что не име­ет пре­тен­зий к бра­тьям На­валь­ным.

СУ­ДЕБ­НЫЙ ПРИ­СТАВ: «Я ВСЕ­ГО ЛИШЬ ЦЕП­НОЙ ПЕС И ВЫ­ПОЛ­НЯЮ ПРИ­КАЗ. НИ­ЧЕ­ГО ЛИЧ­НО­ГО»

Бра­тья Олег (сле­ва) и Алек­сей На­валь­ные на­ста­и­ва­ют на сво­ей неви­нов­но­сти, Москва, 19 де­каб­ря 2014 го­да

Го­соб­ви­ни­те­ли Ма­ри­на Ро­зо­ва (сле­ва) и На­деж­да Иг­на­то­ва

ста­ра­ют­ся не встре­чать­ся взгля­дом с На­валь­ным, Москва, 19 де­каб­ря 2014 го­да

Бра­тья На­валь­ные на вы­хо­де из За­моск­во­рец­ко­го су­да, Москва, 19 де­каб­ря 2014 го­да

Су­дья Еле­на Ко­роб­чен­ко

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.