«КО­НЕЦ ИС­ТО­РИИ» ПО-РУС­СКИ

Пол­ное раз­ру­ше­ние ин­сти­ту­тов — глав­ный итог 2014 го­да

The New Times - - ТЕМЫ ПОЛИТИКА - текст: Андрей Колесников

Для каж­до­го исто­рия за­кан­чи­ва­ет­ся по-сво­е­му. У Фр­эн­си­са Фу­ку­я­мы в 1989 го­ду — свой «ко­нец ис­то­рии» (по­бе­да ли­бе­раль­ной идеи над ком­му­ни­сти­че­ской), у Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на в 2014 го­ду — свой. Пре­зи­дент Рос­сии во вне­пла­но­вом по­ряд­ке в ухо­дя­щем го­ду до­стро­ил си­сте­му, пол­но­стью со­от­вет­ству­ю­щую взгля­дам на мир его са­мо­го и то­ва­ри­щей из Со­ве­та без­опас­но­сти и ФСБ.

Про­бле­ма толь­ко в од­ном: за­кон­чи­лись ре­сур­сы. Преж­де все­го ин­сти­ту­ци­о­наль­ные и по­ли­ти­че­ские — нет дру­гих спо­со­бов управ­лять, кро­ме пре­зи­дент­ской во­ли и окри­ка. На но­вый фе­тиш — су­ве­ре­ни­тет РФ — ни­кто не по­ку­ша­ет­ся, да­же ак­ти­вы кор­по­ра­ции «Рос­сия» ни­ко­му не нуж­ны: гла­ва Го­си­му­ще­ства Оль­га Дер­гу­но­ва при­зна­ла, что объ­ек­ты го­су­дар­ствен­ной соб­ствен­но­сти непри­вле­ка­тель­ны для при­ва­ти­за­ции. Встав­шая с ко­лен Рос­сия не про­да­ет­ся, но са­мое глав­ное — ее ни­кто не по­ку­па­ет. В том чис­ле и по­то­му, что есть риск за­пла­тить два­жды — как слу­чи­лось с «Баш­нефтью». По­ку­пать бу­дешь — по эко­но­ми­ке и ес­ли и не по пра­ви­лам, то по по­ня­ти­ям, а от­ни­мать бу­дут — по по­ли­ти­ке и без пра­вил.

ЛО­ВУШ­КА ДЛЯ ПУ­ТИ­НА

Пу­тин, бу­дучи гла­вой го­су­дар­ства, де-фа­кто раз­ру­шил ин­сти­тут пре­зи­дент­ства. Он а) де­фор­ма­ли­зо­вал пра­ви­ла, б) пре­вра­тил их в из­ме­ня­е­мые по соб­ствен­но­му усмот­ре­нию и тем са­мым со­здал в) непред­ска­зу­е­мую и неопре­де­лен­ную сре­ду. Это, по су­ти, де­гра­да­ция ин­сти­ту­тов, по­то­му что, по Дугла­су Нор­ту, «глав­ная роль, ко­то­рую ин­сти­ту­ты иг­ра­ют в об­ще­стве, за­клю­ча­ет­ся в умень­ше­нии неопре­де­лен­но­сти пу­тем уста­нов­ле­ния устой­чи­вой (хо­тя и не обя­за­тель­но эф­фек­тив­ной) струк­ту­ры вза­и­мо­дей­ствия меж­ду людь­ми».

Клю­че­вые ре­ше­ния по­след­них лет при­ни­ма­ют­ся од­ним ли­цом: Крым (и та це­на, ко­то­рая за него уже за­пла­че­на эко­но­ми­кой, в том чис­ле) и вой­на

ВСТАВ­ШАЯ С КО­ЛЕН РОС­СИЯ НЕ ПРО­ДА­ЕТ­СЯ, НО СА­МОЕ ГЛАВ­НОЕ — ЕЕ НИ­КТО НЕ ПО­КУ­ПА­ЕТ

на во­сто­ке Укра­и­ны — яр­чай­шие то­му при­ме­ры. С на­ру­ше­ни­ем Ос­нов­но­го за­ко­на не спо­рит ни­кто, вклю­чая Кон­сти­ту­ци­он­ный суд, ко­то­рый при­зван его охра­нять. В ре­зуль­та­те пра­во пре­вра­ща­ет­ся в кон­гло­ме­рат мерт­вых норм — из них вы­хо­ла­щи­ва­ет­ся смысл, их при­ме­не­ние адап­ти­ру­ет­ся к во­ле од­но­го ли­ца. В та­кой мо­де­ли оправ­дать мож­но все — от об­ра­ще­ния в гос­соб­ствен­ность част­ной соб­ствен­но­сти до при­со­еди­не­ния тер­ри­то­рии дру­гой стра­ны.

При­ни­ма­е­мые за­ко­ны вы­сту­па­ют про­тив пра­ва — бук­ва по­дав­ля­ет дух.

На вы­хо­де мы име­ем за­ко­но­да­тель­ство, ко­то­рое, по су­ти, про­ти­во­прав­но — оно от­да­ет пра­во­при­ме­не­ние на от­куп чи­нов­ни­кам (как, на­при­мер, в ре­гу­ли­ро­ва­нии де­я­тель­но­сти «ино­стран­ных аген­тов») и, зна­чит, кро­шит то немногое, что оста­лось от ин­сти­ту­тов, до со­сто­я­ния стро­и­тель­ной пы­ли.

Де­ин­сти­ту­ци­о­на­ли­за­ция, впро­чем, ло­вуш­ка и для са­мо­го Пу­ти­на — по­то­му что раз­ру­шен и ме­ха­низм ле­ги­тим­ной пе­ре­да­чи вла­сти. В слу­чае ухо­да Вла­ди­ми­ра Вла­ди­ми­ро­ви­ча пре­зи­дент­ская власть ока­зы­ва­ет­ся как бы ни­чьей. И то­гда на­чи­на­ет дей­ство­вать нор­ма рим­ско­го част­но­го пра­ва (столь хо­ро­шо зна­ко­мо­го пре­мьер-ми­ни­стру Дмит­рию Мед­ве­де­ву) — res nullius cedit primo occupanti: ни­чья вещь, в дан­ном слу­чае — власть, при­над­ле­жит то­му, кто ее пер­вым за­хва­тил.

ПРЕ­ДЕЛ ЭФ­ФЕК­ТИВ­НО­СТИ

Осы­па­ю­ща­я­ся эко­но­ми­ка тре­бу­ет ли­бе­ра­ли­за­ции, но это невоз­мож­но по по­ли­ти­че­ским и идео­ло­ги­че­ским при­чи­нам — мы долж­ны быть су­ве­рен­ны, а зна­чит, у нас глав­ное — го­син­ве­сти­ции и гос­по­треб­ле­ние. Ре­жи­му нуж­ны день­ги, но он пред­по­чи­та­ет рек­ви­зи­ро­вать пен­си­он­ные на­коп­ле­ния и об­ла­га­ет малый биз­нес до­пол­ни­тель­ны­ми сбо­ра­ми, а не со­кра­ща­ет рас­хо­ды на свои спец­служ­бы, кри­ти­че­ски важ­ные для за­щи­ты оса­жден­ной кре­по­сти от кра­мо­лы и бес­по­ряд­ков. Стране необ­хо­ди­мо раз­ви­тие эко­но­ми­ки и со­зда­ние но­вых ра­бо­чих мест, а вме­сто им­пор­то­до­пол­не­ния, весь­ма пер­спек­тив­но­го с точ­ки зре­ния меж­ду­на­род­но­го раз­де­ле­ния тру­да, власть на­ста­и­ва­ет на им­пор­то­за­ме­ще­нии, на ко­то­рое нет сил. На­род пы­та­ет­ся вы­жить за счет кон­вер­та­ции руб­лей в дол­ла­ры и ев­ро, а пред­ста­ви­те­ли вла­сти вслух рас­суж­да­ют о за­пре­те хож­де­ния ино­стран­ной ва­лю­ты, о вве­де­нии уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти за ва­лют­ные спе­ку­ля­ции, о необ­хо­ди­мо­сти воз­вра­ще­ния про­це­ду­ры про­да­жи экс­пор­те­ра­ми ва­лют­ной вы­руч­ки. Лю­ди за­ин­те­ре­со­ва­ны в низ­ких по­тре­би­тель­ских це­нах, а кон­тр­санк­ции и го­су­дар­ствен­ные рас­хо­ды уси­ли­ва­ют ин­фля­цию и сужа­ют ас­сор­ти­мент то­ва­ров. Биз­не­су нуж­ны за­ем­ные день­ги, а кон­фрон­та­ци­ей с За­па­дом го­су­дар­ство ли­ша­ет его ис­точ­ни­ков ре­сур­сов, ко­то­рые все по­след­ние го­ды бы­ли на За­па­де. Стране нуж­ны про­из­во­ди­тель­ные рас­хо­ды на че­ло­ве­че­ский ка­пи­тал (об­ра­зо­ва­ние, здра­во­охра­не­ние, на­у­ку), сти­му­ли­ру­ю­щие рост, а власть тра­тит день­ги на­ло­го­пла­тель­щи­ков на си­ло­ви­ков и гос­ап­па­рат. Та­кие го­срас­хо­ды не сти­му­ли­ру­ют, а бло­ки­ру­ют эко­но­ми­че­ский рост.

Вме­сто ра­ци­о­наль­ной (хо­тя бы) по­ли­ти­ки пред­ла­га­ет­ся ме­ню из за­кру­чи­ва­ния га­ек и экс­тра­ва­гант­ных глу­по­стей, лю­бая из ко­то­рых мо­жет стать за­ко­ном.

И — пол­ная абер­ра­ция со­зна­ния ближ­не­го кру­га пер­во­го ли­ца и его пи­арoоб­слу­ги. Про­ва­лы счи­та­ют­ся успе­ха­ми — на­при­мер, пен­си­он­ная ре­фор­ма. По­ли­ти­ка об­раз­ца RIR ве­ка — тер­ри­то­ри­аль­ная экс­пан­сия — объ­яв­ля­ет­ся уль­тра­со­вре­мен­ной. Кри­зис, глу­би­на и про­дол­жи­тель­ность ко­то­ро­го ско­ро оста­вит по­за­ди фиа­ско-1998, счи­та­ет­ся раз­ви­ти­ем. Контр­ре­фор­мы, или про­сто по­пыт­ки сэко­но­мить день­ги на че­ло­ве­че­ском ка­пи­та­ле, на­зы­ва­ют­ся ре­фор­ма­ми — на­при­мер, «ре­фор­ма» здра­во­охра­не­ния.

Рис­ки по­ли­ти­че­ской са­мо­изо­ля­ции — для эко­но­ми­ки преж­де все­го — оче­вид­но, не про­счи­та­ли и та­ко­го об­ва­ла не ожи­да­ли. Но и отрезвления по­ка не вид­но. Те­перь вла­сти ста­нут с удво­ен­ной энер­ги­ей по­ку­пать ло­яль­ность «сво­е­го» элек­то­ра­та и бу­дут да­вить «не свой» элек­то­рат — до­би­вать НКО, пре­се­кать лю­бую улич­ную ак­тив­ность и ста­вить ба­рье­ры на пу­ти граж­дан­ских про­ек­тов.

Чем де­ин­сти­ту­ци­о­на­ли­за­ция мо­жет за­кон­чить­ся для та­кой огром­ной стра­ны, как Рос­сия, — это мы и бу­дем на­блю­дать в бли­жай­шие го­ды. В 2015-м — в том чис­ле. И ка­кой бу­дет «ко­нец ис­то­рии» для стра­ны — то­же.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.