ПО­ТРЯ­СЕН­НЫЙ МИР

Этот год стал го­дом разо­ча­ро­ва­ния и про­буж­де­ния, и мы сей­час пла­тим це­ну за преды­ду­щий дол­гий сон

The New Times - - ТЕМЫ РОССИЯ И МИР - Текст: Ли­лия Шев­цо­ва, Brookings Institution, США

Ухо­дя­щий 2014 год не ре­шил ни од­ной про­бле­мы — ни в функ­ци­о­ни­ро­ва­нии ми­ро­во­го по­ряд­ка, ни в пре­одо­ле­нии внут­рен­не­го кри­зи­са ли­бе­раль­ной де­мо­кра­тии, ни в раз­ви­тии Рос­сии. И тем не ме­нее этот год неиз­беж­но вой­дет в ис­то­рию как год пе­ре­ло­ма. И не толь­ко по­то­му, что он пре­рвал спяч­ку ми­ро­во­го со­об­ще­ства и вер­нул в по­вест­ку дня эк­зи­стен­ци­аль­ные для ми­ра во­про­сы, ко­то­рые, как неожи- дан­но ока­за­лось, так и не бы­ли ре­ше­ны ХХ ве­ком. Ста­ло яс­но, что ин­сти­ту­ты управ­ле­ния меж­ду­на­род­ны­ми от­но­ше­ни­я­ми (ООН И СОВ­БЕЗ) не мо­гут от­ве­тить на но­вые вы­зо­вы и их па­ра­лич толь­ко по­рож­да­ет но­вые кон­флик­ты; си­сте­ма ев­ро­пей­ской без­опас­но­сти не га­ран­ти­ру­ет ста­биль­ность на кон­ти­нен­те; За­пад по­те­рял по­ни­ма­ние нор­ма­тив­но­го из­ме­ре­ния; Ев­ро­па за­бы­ла, ку­да она идет; Аме­ри­ка, ис­пу­гав­шись от­вет­ствен­но­сти, пы­та­ет­ся сбе­жать со сце­ны — и не мо­жет(!), что толь­ко уси­ли­ва­ет впе­чат­ле­ние ее бес­си­лия; ли­бе­раль­ная де­мо­кра­тия —

как си­сте­ма цен­но­стей — де­мо­ра­ли­зо­ва­на; вой­на возвращается как ин­стру­мент ре­ше­ния про­блем, но в фор­мах, на ко­то­рые меж­ду­на­род­ная си­сте­ма не зна­ет, как ре­а­ги­ро­вать. Мир ока­зал­ся по­тря­сен вне­зап­но став­ши­ми оче­вид­ны­ми вы­зо­ва­ми, на ко­то­рые он не мо­жет от­ве­тить. Но, по край­ней ме­ре, ста­ло яс­но, что по­ра вы­хо­дить из недав­не­го уми­ро­тво­ре­ния и на­дежд, что че­ло­ве­че­ство всту­пи­ло в эпо­ху кан­ти­ан­ско­го «веч­но­го ми­ра». Ми­ро­вое со­об­ще­ство уви­де­ло, что оно ока­за­лось на бор­ту са­мо­ле­та, в ка­бине ко­то­ро­го нет пи­ло­та. Сле­до­ва­тель­но, нуж­но за­но­во са­дить­ся и стро­ить пра­ви­ла иг­ры и ме­ха­низ­мы, ко­то­рые бы за­ста­ви­ли ми­ро­вых ак­те­ров сле­до­вать этим пра­ви­лам.

ПЕЙ­ЗАЖ

А по­ка вот ка­кой ми­ро­вой пей­заж раз­во­ра­чи­ва­ет­ся пе­ред на­ми.

Пер­вое. Падение СССР в 1991 го­ду при­ве­ло к кон­цу би­по­ляр­ной си­сте­мы кон­фрон­та­ции и за­вер­ше­нию Хо­лод­ной вой­ны. Но рос­сий­ское са­мо­дер­жа­вие су­ме­ло воз­ро­дить­ся и на­шло спо­соб ис­поль­зо­вать За­пад в ином ка­че­стве — ими­ти­руя за­пад­ные цен­но­сти и ко­оп­ти­руя за­пад­ный ис­теб­лиш­мент. Се­год­ня де­мо­ра­ли­зо­ван­ной ли­бе­раль­ной де­мо­кра­тии слож­нее про­ти­во­сто­ять Кремлю, ко­то­рый перешел к но­вой стра­те­гии вы­жи­ва­ния — че­рез ин­стру­мент вой­ны. Прав­да, но­вый вы­зов За­па­дом (ско­рее, его ча­стью) по край­ней ме­ре осо­знан.

Вто­рое. Ми­ро­во­му со­об­ще­ству при­хо­дит­ся воз­вра­щать­ся не к 1991 го­ду и пе­ре­смат­ри­вать ак­си­о­мы «кон­ца ис­то­рии», а к 1945-му, ко­гда стро­и­лась си­сте­ма меж­ду­на­род­но­го управ­ле­ния, ко­то­рая се­год­ня ста­ла пре­пят­стви­ем для раз­ре­ше­ния ми­ро­вых кон­флик­тов. Но для то­го что­бы пред­ло­жить но­вую ми­ро­вую ар­хи­тек­ту­ру, За­па­ду при­дет­ся сфор­ми­ро- вать кол­лек­тив­ную по­ли­ти­че­скую во­лю. Не смо­жет — мир оста­нет­ся в со­сто­я­нии пол­зу­че­го disorder, ха­о­са, угро­жая и ли­бе­раль­ной де­мо­кра­тии.

Тре­тье. Ан­нек­сия Рос­си­ей Кры­ма и ее вой­на на Укра­ине воз­вра­ти­ли на сце­ну при­зра­ки ХХ ве­ка, ко­то­рые, ду­ма­лось, бы­ли по­хо­ро­не­ны на­все­гда: не толь­ко вой­ну как сред­ство ре­ше­ния внут­рен­них про­блем, но и пе­ре­смотр тер­ри­то­ри­аль­ных гра­ниц, борь­бу за сфе­ры вли­я­ния, на­ко­нец, фор­ми­ро­ва­ние вла­стью «вей­мар­ско­го син­дро­ма» в стране — для обос­но­ва­ния на­ци­о­наль­но­го ре­ван­шиз­ма как сред­ства са­мо­со­хра­не­ния.

Чет­вер­тое. Ев­ро­па про­яви­ла се­бя как по­ли­ти­че­ский кар­лик, ко­то­рый ока­зал­ся в шо­ке от про­ис­хо­дя­ще­го. Под угро­зой — ве­ли­чай­шее до­сти­же­ние За­па­да, его ев­ро­пей­ский нор­ма­тив­ный про­ект, то есть си­сте­ма цен­но­стей, вы­ра­бо­тан­ная кон­ти­нен­том на кро­ви и мил­ли­о­нах уби­тых в ХХ ве­ке. Ев­ро­пей­цы все же смог­ли вы­да­вить из се­бя кол­лек­тив­ную ре­ак­цию на но­вую вой­ну. Это еще не от­вет на вы­зов. Но, на­де­юсь, это на­ча­ло по­ли­ти­че­ско­го воз­рож­де­ния ев­ро­пей­ско­го со­об­ще­ства.

Пя­тое. Просну­лась Гер­ма­ния, дол­гое вре­мя пы­тав­ша­я­ся огра­ни­чить­ся по­ис­ком ком­форт­но­го бла­го­по­лу­чия. Да, немец­ко­му ис­теб­лиш­мен­ту еще очень труд­но вый­ти из сво­ей клас­си­че­ской схе­мы парт­нер­ства с Рос­си­ей «несмот­ря ни на что», че­му есть са­мые раз­ные объ­яс­не­ния — от ощу­ще­ния нем­ца­ми ви­ны за 1941 год до праг­ма­ти­че­ско­го рас­че­та. Но важ­нее то, что в Гер­ма­нии фор­ми­ру­ет­ся за­прос на но­вую по­ли­ти­ку в от­но­ше­нии Рос­сии — на сей раз на ос­но­ве сдер­жи­ва­ния крем­лев­ской агрес­сив­но­сти.

Ше­стое. Аме­ри­ке так и не уда­лось спря­тать­ся в ра­ко­ви­ну — как бы ни хо­те­лось это­го Оба­ме. Об­на­ру­жи­лось, что бег­ство США от ро­ли ми­ро­во­го ре­гу­ля­то­ра, при всех от­ри­ца­тель­ных по­след­стви­ях этой ро­ли, в си­ту­а­ции, ко­гда ми­ро­вая ар­хи­тек­ту­ра не ра­бо­та­ет, ве­дет к уси­ле­нию ми­ро­во­го ха­о­са и об­лег­ча­ет по­яв­ле­ние на меж­ду­на­род­ной сцене аван­тюр­ных сил, го­то­вых по­до­рвать и так хруп­кую гло­баль­ную ста­биль­ность.

ПО­СЛЕД­СТВИЯ

Сде­лав Рос­сию стра­ной–агрес­со­ром, Кремль под­твер­дил, что са­мо­дер­жа­вие вста­ло на путь упад­ка, коль ско­ро не мо­жет даль­ше вы­жи­вать в мир­ном вре­ме­ни. Ско­рее все­го, ис­поль­зо­ва­ние вой­ны как ин­стру­мен­та ре­ше­ния внут­рен­них про­блем уско­рит аго­нию ны-

неш­не­го ре­жи­ма. Но его сме­на мо­жет стать но­вым спо­со­бом про­дле­ния са­мо­дер­жа­вия, ба­за ко­то­ро­го в Рос­сии ши­ре, чем ба­за пу­тин­ско­го ре­жи­ма.

По­пыт­ки Рос­сии апел­ли­ро­вать к Во­сто­ку (ко­неч­но, преж­де все­го к Ки­таю), пы­та­ясь най­ти там ис­точ­ник для вы­хо­да из стаг­на­ции, мо­гут ока­зать­ся оче­ред­ной ил­лю­зи­ей. Ес­ли ве­рить се­рьез­ным ки­тай­ским экс­пер­там, Ки­тай вхо­дит в свою по­ло­су без­вре­ме­нья, ко­гда де­фек­ты ки­тай­ской си­сте­мы мо­гут стать ис­точ­ни­ком та­мош­ней неста­биль­но­сти. И толь­ко пред­ставь­те, что мо­жет про­изой­ти, ес­ли к ны­неш­не­му ха­о­су до­ба­вит­ся упа­док ки­тай­ской си­сте­мы?!

Этот год был го­дом про­ва­ла экс­перт­но­го со­об­ще­ства — и рос­сий­ско­го, и за­пад­но­го. И не по­то­му, что оно не су­ме­ло пред­ска­зать укра­ин­ский Май­дан ли­бо воз­мож­ность со­ци­аль­ных по­тря­се­ний в дру­гих стра­нах. Экс­пер­ты не су­ме­ли свя­зать ло­ги­ку вы­жи­ва­ния са­мо­дер­жа­вия с неиз­беж­но­стью пе­ре­хо­да его к внеш­ней агрес­сив­но­сти: за ред­ким ис­клю­че­ни­ем, экс­пер­ты пы­та­ют­ся объ­яс­нить кон­фрон­та­цию меж­ду Рос­си­ей и За­па­дом, по­вто­ряя крем­лев­ские ман­тры: За­пад и НАТО, де­скать, ви­но­ва­ты — не ува­жи­ли Рос­сию; За­пад хо­чет сверг­нуть Пу­ти­на; вой­на в Укра­ине — ре­зуль­тат экс­пан­сии Ев­ро­пы ли­бо де­ло рук на­ци­о­на­ли­стов и пр. Впро­чем, все к луч­ше­му — но­вое вре­мя тре­бу­ет фор­ми­ро­ва­ния и но­во­го по­ко­ле­ния экс­перт­но­го со­об­ще­ства.

Укра­ин­ский Май­дан стал про­яв­ле­ни­ем кри­зи­са пост­со­вет­ской мо­де­ли, ко­то­рая в той или иной фор­ме укрепилась на всем (кро­ме Бал­тии) пост­со­вет­ском про­стран­стве. Укра­и­на про­сто ста­ла са­мым сла­бым зве­ном. Сто­ит ждать и но­вых па­де­ний — это лишь во­прос вре­ме­ни. А по­ка Рос­сия яв­ля­ет­ся ос­нов­ным фак­то­ром су­ще­ство­ва­ния пост­со­вет­ско­го ав­то­ри­тар­но­го ин­тер­на­ци­о­на­ла. Но рос­сий­ская си­сте­ма уже ис­поль­зо­ва­ла свою по­след­нюю кар­ту в борь­бе за вы­жи­ва­ние — вой­ну. И да­же ее парт­не­рам по ин­тер­на­ци­о­на­лу не хо­чет­ся оста­вать­ся в од­ной с нею в лод­ке до бес­ко­неч­но­сти — уже так и но­ро­вят со­ско­чить.

Кремль, на­чав вой­ну, фак­ти­че­ски лик­ви­ди­ро­вал воз­мож­ность мир­ной транс­фор­ма­ции в стране. Уни­что­же­на и воз­мож­ность де­мо­кра­ти­че­ско­го раз­ви­тия че­рез пакт праг­ма­ти­ков внут­ри вла­сти с оп­по­зи­ци­ей — наи­бо­лее успеш­ный сце­на­рий в дру­гих стра­нах. Где у нас прагматики, ко­то­рые не от­вет­ствен­ны за про­ис­хо­дя­щее? Увы, власть са­ма тол­ка­ет к един­ствен­но­му сце­на­рию пе­ре­мен — улич­но­му бун­ту. А его по­след­ствия мо­гут быть дра­ма­тич­ны — и для об­ще­ства, и для са­мой вла­сти.

Итак, 2014 год не ре­шил ни од­ной про­бле­мы раз­ви­тия. Но он не га­ран­ти­ро­вал и ста­тус-кво. 2014 год вы­вел мир из дре­мот­но­го со­сто­я­ния и про­де­мон­стри­ро­вал, что без воз­вра­ще­ния к идее сво­бо­ды и до­сто­ин­ства как ко­ор­ди­нат (и для За­па­да то­же) мир не мо­жет раз­ви­вать­ся. Мы сей­час пла­тим це­ну не за ны­неш­нее про­буж­де­ние, а за преды­ду­щий дол­гий сон.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.