СЕ­ЗОН ОХО­ТЫ

13 АП­РЕ­ЛЯ СЛЕД­СТВЕН­НЫЙ КО­МИ­ТЕТ ЗА­ДЕР­ЖАЛ ПО ПО­ДО­ЗРЕ­НИЮ В ПО­ЛУ­ЧЕ­НИИ ВЗЯТ­КИ ЕЩЕ ОД­НО­ГО РЕ­ГИ­О­НАЛЬ­НО­ГО ТЯ­ЖЕ­ЛО­ВЕ­СА — ЭКС-ГЛА­ВУ РЕС­ПУБ­ЛИ­КИ МА­РИЙ ЭЛ ЛЕО­НИ­ДА МАР­КЕ­ЛО­ВА

The New Times - - ХРО­НИ­КИ|РЕ­ПЛИ­КИ - Алек­сандр Кы­нев, по­ли­то­лог

ОДИН АРЕ­СТО­ВАН­НЫЙ ГУ­БЕР­НА­ТОР ИЛИ МЭР КАЖ­ДЫЕ ПОЛ­ГО­ДА — ЭТО ЗНАК: НЕ ДУ­МАЙ, ЧТО ТЫ ГЛАВ­НЫЙ, МЫ ЗА ТО­БОЙ СЛЕ­ДИМ. АРЕ­СТЫ РАЗ В НЕДЕ­ЛЮ — ЭТО ПА­РА­ЛИЧ

С 2012 го­да про­ис­хо­дит ак­ти­ви­за­ция пре­сле­до­ва­ний гу­бер­на­то­ров по кор­руп­ци­он­ным об­ви­не­ни­ям, при­чем ин­тер­ва­лы меж­ду де­ла­ми со­кра­ща­ют­ся. Сна­ча­ла мы ви­де­ли од­но де­ло в год, а те­перь при­мер­но раз в пол­го­да оче­ред­но­го гу­бер­на­то­ра уволь­ня­ют и за­во­дят уго­лов­ное де­ло. По­че­му это про­ис­хо­дит?

Пре­жде все­го это свое­об­раз­ная ком­пен­са­ция: гу­бер­на­то­ры ста­ли силь­нее в ре­зуль­та­те мед­ве­дев­ской по­ли­ти­че­ской ре­фор­мы, ко­гда бы­ла воз­вра­ще­на прак­ти­ка вы­бо­ров глав ре­ги­о­нов — пусть и под чут­ким кон­тро­лем Крем­ля. Го­ло­са из­би­ра­те­лей, пря­мая ле­ги­тим­ность — несо­мнен­ное уси­ле­ние по­ли­ти­че­ской зна­чи­мо­сти гу­бер­на­то­ров. Од­но­вре­мен­но с этим шли про­цес­сы суже­ния пол­но­мо­чий мест­но­го са­мо­управ­ле­ния и со­кра­ще­ния по­ли­ти­че­ско­го по­ля, на ко­то­ром мог­ли дей­ство­вать по­ли­ти­че­ские пар­тии. Это, в свою оче­редь, в ка­че­стве по­боч­но­го эф­фек­та влек­ло за со­бой уси­ле­ние гу­бер­на­то­ров. Умень­ши­ли до­лю де­пу­та­тов, про­хо­дя­щих по ре­ги­о­наль­ным спис­кам. Кто бе­не­фи­ци­ар? Гу­бер­на­то­ры. Вер­ну­ли од­но­ман­дат­ни­ков. Кто уси­лил­ся? В том чис­ле и гу­бер­на­то­ры. Спис­ки пи­шут­ся не в Москве, их со­став­ля­ют ре­ги­о­наль­ные ад­ми­ни­стра­то­ры. Вот имен­но для то­го, что­бы ком­пен­си­ро­вать это уси­ле­ние, в Крем­ле ре­ши­ли ис­поль­зо­вать си­ло­вое воз­дей­ствие на гу­бер­на­тор­ский кор­пус.

Вто­рая при­чи­на — необ­хо­ди­мость пе­ре­хва­тить ан­ти­кор­руп­ци­он­ную по­вест­ку у оп­по­зи­ции, в том чис­ле и пре­жде все­го — у Алек­сея На­валь­но­го.

Ес­ли го­во­рить о кон­крет­ной си­ту­а­ции с экс-гла­вой Ма­рий Эл Мар­ке­ло­вым, то эта исто­рия от­ли­ча­ет­ся от преды­ду­щих. Во-пер­вых, за ме­сяц аре­сто­ва­ли двух ру­ко­во­ди­те­лей ре­ги­о­нов (чуть ра­нее фи­гу­ран­том ан­ти­кор­руп­ци­он­но­го де­ла стал экс-гла­ва Уд­мур­тии Алек­сандр Со­ло­вьев. — NT). Та­ко­го пре­жде не бы­ло ни­ко­гда. Во­вто­рых, рань­ше, как пра­ви­ло, гу­бер­на­то­ров за­дер­жи­ва­ли в мо­мент уволь­не­ния, а Мар­ке­ло­ву сна­ча­ла да­ли спо­кой­но уй­ти, ни­ка­ких пре­тен­зий к нему — пуб­лич­но — не вы­ска­зы­ва­лось, да­же обе­ща­ли но­вую ра­бо­ту. Хо­тя ком­про­мат на него был, мас­со­вое недо­воль­ство его ра­бо­той, про­ры­вав­ше­е­ся и в мест­ные СМИ, и в бло­го­сфе­ру, — то­же бы­ло, и от­нюдь не вче­ра. Уже два го­да как рас­сле­ду­ет­ся де­ло его со­рат­ни­ка, экс-мэ­ра Йош­кар-Олы Павла Плот­ни­ко­ва, на­при­мер.

По­че­му же сей­час Мар­ке­ло­ва ре­ши­ли за­дер­жать, изо­ли­ро­вать? Есть толь­ко один ра­зум­ный от­вет: де­ло про­тив гу­бер­на­то­ра — это все­гда ин­фор­ма­ци­он­ный по­вод, ко­то­рый мож­но ис­поль­зо­вать, что­бы пе­ре­клю­чить об­ще­ствен­ное вни­ма­ние, пе­ре­бить чу­жую по­вест­ку. В по­след­нее вре­мя в ин­фор­ма­ци­он­ной сфе­ре по­яви­лось сра­зу несколь­ко неком­форт­ных для вла­сти тем — Алек­сей На­валь­ный вы­шел на сво­бо­ду по­сле от­бы­тия ад­ми­ни­стра­тив­но­го аре­ста, он анон­си­ру­ет но­вые ан­ти­кор­руп­ци­он­ные ак­ции (все­рос­сий­ская ак­ция про­тив кор­руп­ции пла­ни­ру­ет­ся на 12 июня. — NT), за­дер­жан Вя­че­слав Маль­цев и дру­гие оп­по­зи­ци­о­не­ры, рез­ко ухуд­ши­лась си­ту­а­ция с на­шим со­юз­ни­ком Аса­дом в Си­рии, скан­дал в ООН… Вла­сти нуж­на те­ма, в ко­то­рой она са­ма вы­гля­дит ини­ци­а­то­ром, ак­тив­ным иг­ро­ком, спо­соб­ным кон­тро­ли­ро­вать си­ту­а­цию.

Но бо­юсь, что Кремль за­блуж­да­ет­ся, и в ис­то­рии с тем же Мар­ке­ло­вым власть боль­ше те­ря­ет, чем на­хо­дит. Арест гла­вы рес­пуб­ли­ки, ко­то­ро­го спо­кой­но про­во­ди­ли в от­став­ку, вы­гля­дит дву­смыс­лен­но. Чрез­мер­ная ча­сто­та ан­ти­гу­бер­на­тор­ских дел де­валь­ви­ру­ет эти скан­да­лы, ли­ша­ет их ста­ту­са силь­ных ин­фо­по­во­дов. И, ко­неч­но, нега­тив­но вли­я­ет на пси­хо­ло­ги­че­ское со­сто­я­ние ре­ги­о­наль­ных вла­стей. Один аре­сто­ван­ный гу­бер­на­тор или мэр каж­дые пол­го­да — это знак: не ду­май, что ты глав­ный, мы за то­бой сле­дим. Аре­сты раз в неде­лю — это па­ра­лич. Страх ошиб­ки ста­но­вит­ся

гла­вен­ству­ю­щим, и это па­ра­ли­зу­ет управ­ле­ние на ме­стах. У нас та­кое за­ко­но­да­тель­ство, что со­блю­дать все пра­ви­ла од­но­вре­мен­но прак­ти­че­ски невоз­мож­но. К то­му же льви­ная до­ля гу­бер­на­тор­ских функ­ций, осо­бен­но свя­зан­ных с вы­бо­ра­ми, тра­ди­ци­он­но но­сит нефор­маль­ный ха­рак­тер. Вы­бо­ры да­же фи­нан­си­ру­ют­ся «нефор­маль­ным пу­тем» — исто­рия Ни­ки­ты Бе­лых, экс-гу­бер­на­то­ра Ки­ров­ской об­ла­сти, в этом смыс­ле по­ка­за­тель­на. И по­лу­ча­ет­ся, что лю­бой гу­бер­на­тор хо­дит под ста­тьей, да­же ес­ли про­сто ра­бо­та­ет на ин­те­ре­сы власт­ной вер­ти­ка­ли. В ре­зуль­та­те из­бы­ток дав­ле­ния на гу­бер­на­то­ров под­ры­ва­ет жиз­нен­ные ос­но­вы са­мой вер­ти­ка­ли вла­сти.

На­ко­нец, еще один во­прос: ес­ли все гу­бер­на­то­ры хо­дят под ста­тьей, то по­че­му од­ни — в тюрь­ме, а дру­гие — на во­ле? Дру­ги­ми сло­ва­ми, по ка­ко­му прин­ци­пу бе­рут? От­вет оче­ви­ден: как пра­ви­ло, «по-пло­хо­му» ухо­дят те гу­бер­на­то­ры, у ко­то­рых нет за спи­ной силь­ной под­держ­ки. Под раз­да­чу по­па­ли «оди­ноч­ки», не имев­шие или по­те­ряв­шие по­кро­ви­те­лей.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.