«ГАЗ­ПРОМ» НА­ЧИ­НА­ЕТ И ПРОИГРЫВАЕТ

The New Times - - ХРОНИКИ| РЕПЛИКИ - Вла­ди­мир Жбан­ков, юрист-меж­ду­на­род­ник

31 МАЯ АР­БИТ­РАЖ­НЫЙ ИН­СТИ­ТУТ ТОР­ГО­ВОЙ ПА­ЛА­ТЫ СТОКГОЛЬМА (СТОКГОЛЬМСКИЙ АР­БИТ­РАЖ) ВЫНЕС РЕ­ШЕ­НИЕ ПО СПОРУ МЕЖ­ДУ РОС­СИЙ­СКИМ «ГАЗ­ПРО­МОМ» И УКРА­ИН­СКИМ «НАФ­ТО­ГА­ЗОМ» В ПОЛЬ­ЗУ УКРА­ИН­СКОЙ СТО­РО­НЫ

Спор меж­ду «Газ­про­мом» и «Наф­то­га­зом» ка­сал­ся так на­зы­ва­е­мо­го кон­трак­та Пу­ти­на—Ти­мо­шен­ко, за­клю­чен­но­го еще в 2009 го­ду. Ко­неч­но, сто­ро­на­ми со­гла­ше­ний вы­сту­па­ли ком­па­нии, и под­пи­сы­ва­лись они их ру­ко­вод­ством. Но ре­ше­ние об усло­ви­ях сдел­ки при­ни­ма­лось, как все пом­нят, выс­шим ру­ко­вод­ством стран Рос­сии и Укра­и­ны. При­том — бук­валь­но в пря­мом эфи­ре.

Со­гла­ше­ние бы­ло при­ня­то «Наф­то­га­зом» под силь­ней­шим по­ли­ти­че­ским и эко­но­ми­че­ским дав­ле­ни­ем и со­дер­жа­ло боль­шое ко­ли­че­ство крайне невы­год­ных для него усло­вий. Во-пер­вых, чрез­вы­чай­но за­вы­шен­ную це­ну за по­став­ля­е­мый газ — $450 за 1000 м3. (Сло-

ОБОЙДЯСЬ В СВО­ЕМ РЕ­ШЕ­НИИ БЕЗ ЖЕСТ­КИХ ФОРМУЛИРОВОК ВРО­ДЕ «КАБАЛЬНАЯ СДЕЛ­КА» СТОКГОЛЬМСКИЙ АР­БИТ­РАЖ ПРИ­ЗНАЛ ЦЕ­НУ НА ГАЗ В $450 НЕРЫНОЧНОЙ И ЗАВЫШЕННОЙ, ПРИН­ЦИП «БЕ­РИ ИЛИ ПЛА­ТИ» — НЕОБОСНОВАННЫМ, А ЗА­ПРЕТ НА ЭКС­ПОРТ — НЕЗАКОННЫМ

ва­кия, на­при­мер, по­лу­ча­ла точ­но та­кой же газ по $240.) Во-вто­рых, за­ни­жен­ную сто­и­мость тран­зи­та га­з­про­мов­ско­го га­за да­лее в Ев­ро­пу. В-тре­тьих, в до­го­во­рен­ность был за­ло­жен прин­цип «бе­ри или пла­ти»: «Наф­то­газ» обя­зан был опла­чи­вать опре­де­лен­ный ми­ни­мум (52 млрд м3 в год), да­же ес­ли не за­би­рал его из тру­бы. На­ко­нец, по­ку­па­те­лю был за­пре­щен экс­порт куп­лен­но­го га­за, то есть про­да­вец не толь­ко про­да­вал то­вар, но и рас­по­ря­жал­ся его судь­бой.

Та­кие усло­вия да­ва­ли рос­сий­ской сто­роне в ли­це «Газ­про­ма» воз­мож­ность вли­ять на по­ли­ти­че­скую и эко­но­ми­че­скую жизнь Укра­и­ны в це­лом. В за­ви­си­мо­сти от по­ве­де­ния укра­ин­ской сто­ро­ны «Газ­пром» мог дать или не дать скид­ку на по­став­ля­е­мый газ, при­чем объ­ем скид­ки бы­вал весь­ма су­ще­ствен­ным — немно­гим ме­нее чет­вер­ти це­ны. А по­сколь­ку «Газ­пром» был мо­но­поль­ным по­став­щи­ком га­за, рос­сий­ская сто­ро­на по­лу­ча­ла эф­фек­тив­ный ры­чаг вли­я­ния на внут­рен­нюю жизнь Укра­и­ны.

По­сле со­бы­тий на Май­дане («ре­во­лю­ции до­сто­ин­ства») И на­ча­ла рос­сий­ско-укра­ин­ско­го кон­флик­та си­ту­а­ция су­ще­ствен­но из­ме­ни­лась. Укра­и­на ста­ла ис­кать но­вых по­став­щи­ков, со­кра­щать объ­е­мы за­ку­пок у «Газ­про­ма», а в кон­це 2015 го­да и во­все от­ка­за­лась от по­ста­вок рос­сий­ско­го га­за. Меж­ду тем кон­тракт был за­клю­чен сро­ком на 10 лет, то есть до 2019 го­да.

Та­ким об­ра­зом, воз­ник ком­плекс вза­им­ных пре­тен­зий «Газ­про­ма» и «Наф­то­га­за». «Газ­пром» тре­бу­ет пла­ты за непо­став­лен­ный газ по прин­ци­пу «бе­ри или пла­ти», «Наф­то­газ» же — ры­ноч­но­го пе­ре­сче­та це­ны по­став­ки, тран­зи­та и ком­пен­са­ции за невы­пол­не­ние «Газ­про­мом» усло­вий, ка­са­ю­щих­ся тран­зи­та га­за из Укра­и­ны в Ев­ро­пу. Речь в дан­ном слу­чае о том, что в со­гла­ше­нии бы­ли преду­смот­ре­ны ми­ни­маль­ные объ­е­мы тран­зи­та, ни ра­зу не ис­пол­нен­ные, в том чис­ле из-за то­го, что рос­сий­ский мо­но­по­лист перевел по­став­ки на тру­бо­про­вод «Се­вер­ный по­ток», то есть в об­ход Укра­и­ны.

В 2014 го­ду сто­ро­ны об­ме­ня­лись ис­ка­ми, а за­тем по­сте­пен­но до­бав­ля­ли к ним но­вые пре­тен­зии. К на­сто­я­ще­му мо­мен­ту объ­ем вза­им­ных пре­тен­зий пре­вы­ша­ет $65 млрд. При этом еще при за­клю­че­нии кон­трак­та сто­ро­ны при­бег­ли к ар­бит­раж­ной ого­вор­ке — рас­смат­ри­вать спо­ры в Сток­гольм­ском ар­бит­ра­же, ав­то­ри­тет­ном ком­мер­че­ском ар­бит­раж­ном су­де, ко­то­ро­му в этом го­ду ис­пол­ни­лось 100 лет.

И вот по­сле неве­ро­ят­но слож­но­го про­цес­са (текст кон­трак­тов со­став­ля­ли в ос­нов­ном юри­сты «Газ­про­ма»,

и они преду­смот­ре­ли мно­же­ство стра­хо­воч­ных ва­ри­ан­тов), Стокгольмский ар­бит­раж все же вынес ре­ше­ние в поль­зу «Наф­то­га­за». Обойдясь в сво­ем ре­ше­нии без жест­ких формулировок вро­де «кабальная сдел­ка» ар­бит­раж тем не ме­нее при­знал це­ну на газ в $450 нерыночной и завышенной, прин­цип «бе­ри или пла­ти» — необоснованным, а за­прет на экс­порт — незаконным.

Од­на­ко де­ло еще не за­кон­че­но. Те­перь экс­пер­ты обе­их сто­рон долж­ны до­го­во­рить­ся о ры­ноч­ной цене, при­чем ка­са­тель­но каж­дых су­ток дей­ствия до­го­во­ра. Шан­сов, что «Газ­пром» и «Наф­то­газ» при­дут к кон­сен­су­су, прак­ти­че­ски нет, и по­это­му спра­вед­ли­вую це­ну, ско­рее все­го, бу­дет вы­чис­лять сам ар­бит­раж. Та­кая же про­це­ду­ра ка­са­ет­ся и дру­гих вза­им­ных пре­тен­зий, что зай­мет су­ще­ствен­ное вре­мя. Кро­ме то­го, да­же по­сле при­ня­тия окон­ча­тель­но­го ре­ше­ния его еще на­до бу­дет ис­пол­нить, что то­же непро­сто при от­сут­ствии доб­рой во­ли сто­рон. Так что впе­ре­ди, ве­ро­ят­ней все­го, еще дол­гий и непро­стой путь со мно­же­ством юри­ди­че­ских ка­зу­сов, вклю­чая по­пыт­ки аре­ста за­ру­беж­но­го иму­ще­ства и сче­тов, по­иск ак­ти­вов и вза­им­ную пи­ар-вой­ну. Но глав­ное мож­но кон­ста­ти­ро­вать уже сей­час: ре­ше­ние 31 мая — это важ­ный пре­це­дент. И Москве от него не уй­ти.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.