Ген­сек­ден­ди

The Rake  - - Власть -

СЕ­ГО­ДНЯ ТРУД­НО ПО­ВЕ­РИТЬ, что сре­ди выс­ше­го ру­ко­вод­ства СССР во­ди­лись ще­го­ли. И еще труд­нее пред­ста­вить, что глав­ным из них был Ге­не­раль­ный сек­ре­тарь ЦК КПСС — Лео­нид Ильич Бреж­нев. THE RAKE пуб­ли­ку­ет фраг­мен­ты кни­ги Ана­ста­сии Юш­ко­вой «Алек­сандр Иг­манд: "Я оде­вал Бреж­не­ва..."» (Но­вое Ли­те­ра­тур­ное Обо­зре­ние, 2008)

Порт­ной для Бреж­не­ва» — так пи­са­ли жур­на­ли­сты об Алек­сан­дре Да­ни­ло­ви­че Иг­ман­де в кон­це 1990-х го­дов, ко­гда уже не бы­ло ни ген­се­ков, ни са­мо­го СССР. Дей­стви­тель­но, на про­тя­же­нии 12 лет один из луч­ших ди­зай­не­ров муж­ской одеж­ды на­шей стра­ны шил для глав­но­го ден­ди Со­вет­ско­го Со­ю­за, при­чем шил аб­со­лют­но все — от про­стых льня­ных брюк на ре­зин­ке для от­ды­ха на да­че до теп­ло­го паль­то для мав­зо­лея. Но имя «порт­но­го для Бреж­не­ва» ни­ко­гда и ни­ко­му не бы­ло из­вест­но за пре­де­ла­ми Об­ще­со­юз­но­го до­ма мо­де­лей на Куз­нец­ком Мо­сту, да и там он не мог рас­про­стра­нять­ся о ра­бо­те со сво­им вы­со­ко­по­став­лен­ным кли­ен­том.

Дом мо­де­лей раз­ра­ба­ты­вал одеж­ду для фаб­рик по всей стране, так что мож­но с уве­рен­но­стью ска­зать, что у Иг­ман­да оде­ва­лись все муж­чи­ны Со­вет­ско­го Со­ю­за на про­тя­же­нии несколь­ких де­ся­ти­ле­тий.

В 1960–1980-х го­дах тут со­бра­лась уни­каль­ная твор­че­ская ко­ман­да, ис­по­ве­до­вав­шая фран­цуз­скую эле­гант­ность, тон­кий вкус и об­ла­дав­шая неза­у­ряд­ным ма­стер­ством, од­на­ко в си­лу осо­бен­но­стей со­вет­ской си­сте­мы ред­кие ше­дев­ры ху­дож­ни­ков до­хо­ди­ли до при­лав­ка. Фаб­ри­ки вы­би­ра­ли мо­де­ли по­про­ще и по­де­шев­ле, а за­тем из­ме­ня­ли их до неузна­ва­е­мо­сти — за неиме­ни­ем де­фи­цит­ной фур­ни­ту­ры и что­бы из­бе­жать до­пол­ни­тель­ных за­трат. Как ни труд­но в это по­ве­рить, жерт­ва­ми си­сте­мы ста­но­ви­лись не толь­ко ря­до­вые граж­дане, но и ру­ко­во­ди­те­ли. По­это­му од­на­жды по­мощ­ни­ки Бреж­не­ва об­ра­ти­лись в Дом мо­де­лей

ЖЕРТ­ВА­МИ СИ­СТЕ­МЫ И ПОВСЕ МЕСТ­НО­ГО ДЕ­ФИ­ЦИ­ТА СТАНОВИ ЛИСЬ НЕ ТОЛЬ­КО РЯ­ДО­ВЫЕ ГРАЖДА НЕ, НО И РУ­КО­ВО­ДИ­ТЕ­ЛИ СТРА­НЫ

с прось­бой одеть ге­не­раль­но­го сек­ре­та­ря для офи­ци­аль­но­го ви­зи­та в Ин­дию.

О за­каз­чи­ке Алек­сандр Иг­манд ни­че­го не знал. За день до встре­чи ди­рек­тор До­ма мо­де­лей Вик­тор Яг­лов­ский по­про­сил его сде­лать несколь­ко на­брос­ков для ко­стю­ма «од­но­му вы­со­ко­по­став­лен­но­му чи­нов­ни­ку, ко­то­рый со­би­ра­ет­ся в за­гран­ко­ман­ди­ров­ку», и по­до­брать об­раз­цы тка­ней. А днем поз­же по­зво­нил в цех, ска­зал за­хва­тить сан­ти­метр и со­об­щил, что они сроч­но едут к ми­ни­стру лег­кой про­мыш­лен­но­сти Ни­ко­лаю Та­ра­со­ву. Тот на Ка­ли­нин­ском про­спек­те пе­ре­са­дил их в свою «Чай­ку», и они от­пра­ви­лись в Кремль, под­ня­лись на тре­тий этаж, за­шли в гро­мад­ную при­ем­ную, а че­рез несколь­ко ми­нут к ним вы­шел… Лео­нид Ильич. Поз­же Иг­манд при­знал­ся, что от неожи­дан­но­сти у него по­яви­лась ис­па­ри­на. Впро­чем, Бреж­нев очень про­сто при­гла­сил всех прой­ти к се­бе в ка­би­нет, где у него на столе ле­жа­ли эс­ки­зы мо­де­лье­ра с при­ко­ло­ты­ми об­раз­ца­ми тка­ни. Ми­нистр пред­ста­вил Иг­ман­да: «Лео­нид Ильич, это тот ху­дож­ник, ко­то­рый вам по­нра­вил­ся». Они тут же сня­ли мер­ки и об­су­ди­ли, ка­кой имен­но ко­стюм шить. Брежневу бы­ла нуж­на лет­няя двой­ка для пе­ре­го­во­ров с Ин­ди­рой Ган­ди. Вы­бра­ли лен с неболь­шой до­бав­кой син­те­ти­ки из об­раз­цов, ко­то­рые при­вез ми­нистр. Ткань бы­ла ма­лом­ну­ща­я­ся, свет­ло-пе­соч­но­го цве­та. В тот же день Иг­манд рас­кро­ил ко­стюм и пе­ре­дал порт­ным, ко­то­рых в До­ме мо­де­лей на­зы­ва­ли «зо­ло­тые ру­ки». На сле­ду­ю­щий день бы­ла на­зна­че­на при­мер­ка. Сек­ре­тарь про­во­ди­ла мо­де­лье­ра в ком­на­ту, где Лео­нид Ильич от­ды­хал по­сле обе­да. На­до бы­ло по­ме­рить брю­ки и пи­джак, для че­го Брежневу

при­шлось раз­деть­ся, и Ге­не­раль­ный сек­ре­тарь Цен­траль­но­го ко­ми­те­та Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии Со­вет­ско­го Со­ю­за пред­стал в неглиже: без брюк, но в ру­баш­ке. Иг­манд от­ме­тил, что на нем бы­ли ка­че­ствен­ные се­мей­ные тру­сы — из хо­ро­шей тка­ни, от­лич­но сде­лан­ные, та­ких в СССР не ши­ли.

На при­мер­ке пер­во­го ко­стю­ма слу­чил­ся ка­зус. Иг­манд хо­тел за­хва­тить с со­бой нож­ни­цы, но они бы­ли слиш­ком боль­ши­ми, и один из кон­струк­то­ров дал мо­де­лье­ру неболь­шой но­жи­чек ти­па фин­ки, очень ост­рый. Ко­гда по­тре­бо­ва­лось пе­ре­ко­лоть пле­чо и вы­по­роть ру­кав пря­мо на Бреж­не­ве, Иг­манд до­стал из кар­ма­на фин­ку и тут же бо­ко­вым зре­ни­ем за­ме­тил, как на­пряг­ся один из за­ме­сти­те­лей на­чаль­ни­ка охра­ны, но со­вла­дал с со­бой и да­же не по­ше­ве­лил­ся. Иг­манд по­том страш­но ко­рил се­бя за по­доб­ное лег­ко­мыс­лие и ни­ко­гда дру­гих ин­стру­мен­тов, кро­ме нож­ниц, с со­бой не брал.

За пер­вой при­мер­кой по­сле­до­ва­ла вто­рая, фи­наль­ная. У Бреж­не­ва бы­ло все­го пять ми­нут, но ко­гда он на­дел ко­стюм, все, кто бы­ли ря­дом, ах­ну­ли от изум­ле­ния. Он как буд­то стал вы­ше, строй­нее. Ген­сек был очень до­во­лен и на па­мять о пер­вом ко­стю­ме по­да­рил Иг­ман­ду ча­сы Пер­во­го мос­ков­ско­го ча­со­во­го за­во­да.

В на­ча­ле 70-х в мо­де бы­ли ко­стю­мы на две пу­го­ви­цы, но Бреж­нев та­ких не но­сил. В одеж­де он был кон­сер­ва­тор, и ему нра­ви­лись стро­гие пи­джа­ки с вы­со­кой за­стеж­кой ти­па френ­ча, на три-че­ты­ре пу­го­ви­цы. Иг­манд при­ду­мал для него нефор­маль­ный лег­кий ко­стюм с пи­джа­ком ру­ба­шеч­но­го кроя, в ко­то­ром ген­сек мог бы от­ды­хать или ра­бо­тать с ком­фор­том. Как из­вест­но, Лео­нид Ильич обо­жал охо­ту и ча­сто бы­вал в сво­ей ре­зи­ден­ции в За­ви­до­во, неза­ви­си­мо от по­го­ды и вре­ме­ни го­да. Од­на­жды Бреж­нев по­ка­зал Иг­ман­ду ко­стюм, ко­то­рый ему при­слал в по­да­рок по­сол СССР в США Ана­то­лий Доб­ры­нин. Это бы­ла куртка на кноп­ках до се­ре­ди­ны бедра с на­клад­ны­ми кар­ма­на­ми и пря­мые сво­бод­ные брю­ки. Ткань бы­ла плот­ная, на­по­ми­на­ю­щая джин­со­вую. Вид­но, что Брежневу этот ко­стюм то ли аме­ри­кан­ских фер­ме­ров, то ли охот­ни­ков жут­ко нра­вит­ся, но он был ему мал, и он спро­сил Иг­ман­да, смо­жет ли тот сде­лать та­кой же, но под­хо­дя­ще­го раз­ме­ра. По­доб­ную ткань мож­но бы­ло разыс­кать, но бы­ла од­на за­гвозд­ка. Чуть ли не боль­ше все­го в ко­стю­ме Брежневу нра­ви­лись кноп­ки, а та­ких кно­пок бы­ло не сыс­кать во всем Со­вет­ском Со­ю­зе. Этот факт, ра­зу­ме­ет­ся, скры­ли от ген­се­ка, но для ре­ше­ния про­бле­мы при­шлось под­клю­чить ми­ни­стра. Он уже за­ка­зы­вал нуж­ные тка­ни из Фран­ции или Ан­глии, но вот с кноп­ка­ми все ока­за­лось непро­сто. Ми­нистр по­зво­нил сво­е­му за­ме­сти­те­лю, и тот ре­зю­ми­ро­вал: «Кноп­ки най­ти мож­но, но ведь еще нуж­но иметь при­спо­соб­ле­ние, ко­то­рое кре­пит их на ткань». Как быть? Нуж­но его изоб­ре­сти! Че­рез па­ру дней в Дом мо­де­лей при­е­хал ин­же­нер из Ле­нин­гра­да, что­бы по­ка­зать устрой­ство, ко­то­рое его за­вод спе­ци­аль­но из­го­то­вил для креп­ле­ния кно­пок на ко­стюм. Од­на­ко при те­сти­ро­ва­нии

ДЛЯ ПРИМЕРКИ БРЕЖНЕВУ ПРИ ШЛОСЬ СНЯТЬ БРЮ­КИ, И ВСЕ УВИ ДЕ­ЛИ ГЕ­НЕ­РАЛЬ­НО­ГО СЕК­РЕ­ТА­РЯ ЦК КПСС В НЕГЛИЖЕ

при­спо­соб­ле­ние то сме­ща­лось в сто­ро­ну, то пло­хо кре­пи­ло кноп­ку, то са­ма кнопка гну­лась. В кон­це кон­цов ин­же­нер ре­зю­ми­ро­вал: «Я все по­нял, до­ра­бо­таю устрой­ство и зав­тра при­ве­зу но­вое». Вто­рая по­пыт­ка1. увен­ча­лась успе­хом: кноп­ки бы­ли при­креп­ле­ны, кар­ма­ны от­стро­че­ны в точ­ном со­от­вет­ствии с ори­ги­на­лом. Бреж­нев был в вос­тор­ге! По­чти все сво­бод­ное вре­мя он хо­дил в этом ко­стю­ме, гу­лял в про­хлад­ную по­го­ду, охо­тил­ся. По­том Иг­манд сде­лал еще несколь­ко по­доб­ных мо­де­лей на кноп­ках для ка­би­нет­ной ра­бо­ты, а еще че­рез па­ру лет по­доб­ная фур­ни­ту­ра по­яви­лась в про­мыш­лен­ном про­из­вод­стве.

Ин­те­рес­но, что в ка­че­стве бла­го­дар­но­сти за ра­бо­ту Иг­манд ча­сто по­лу­чал охот­ни­чьи тро­феи Бреж­не­ва. Каж­дое вос­кре­се­нье ве­че­ром мо­де­лье­ру при­во­зи­ли или уток, или часть ка­ба­на, при­чем гро­мад­ную.

Бреж­нев очень вни­ма­тель­но от­но­сил­ся к пер­со­на­лу, ко­то­рый был ря­дом с ним. Иг­манд, при­ез­жав­ший на примерки в За­ви­до­во, вспо­ми­нал, что пе­ред ним немед­лен­но воз­ни­ка­ла та­рел­ка с вкус­ней­ши­ми дра­ни­ка­ми, а ря­дом сме­та­на, в ко­то­рой ложка сто­я­ла. Но вот толь­ко имя порт­но­го Бреж­нев так и не смог за­пом­нить и на­зы­вал его ис­клю­чи­тель­но Зигмундом.

В том, что ка­са­лось одеж­ды, Бреж­нев был очень тре­бо­ва­те­лен. Од­на­жды Иг­ман­ду при­шлось сроч­но пре­рвать ко­ман­ди­ров­ку в Таш­кен­те, что­бы вер­нуть­ся в Моск­ву, за­ехать в Дом мо­де­лей и тут же вы­ле­теть в Крым пе­ре­де­лы­вать брю­ки на ре­зин­ке, на ко­то­рых се­ла ткань. В то же вре­мя ген­сек ис­кренне до­ве­рял сво­е­му ма­сте­ру. По­лу­чив оче­ред­ной ор­ден, усы­пан­ный брил­ли­ан­та­ми, Бреж­нев по­про­сил про­де­лать для него ды­роч­ку на пи­джа­ке и про­сто от­дал на­гра­ду Иг­ман­ду. Ко­гда пи­джак вер­нул­ся к нему уже с ор­де­ном на по­лоч­ке, Лео­нид Ильич хмык­нул: «Гм, на­до же, ор­ден цел, ни­ку­да не про­пал!».

Ко­гда к вла­сти при­шел Ель­цин, в его окру­же­ние по­пал преж­ний на­чаль­ник охра­ны Бреж­не­ва Ген­на­дий Фе­до­тов и лич­ный фо­то­граф ген­се­ка Ди­ма Со­ко­лов. Од­на­жды он по­зво­нил Иг­ман­ду с пред­ло­же­ни­ем встре­тить­ся с Пав­лом Бо­ро­ди­ным на пред­мет то­го, что­бы шить для Ель­ци­на. Встре­ча со­сто­я­лась, Бо­ро­дин офор­мил Иг­ман­да на пол­став­ки, но по­че­му­то боль­ше ни ра­зу не пе­ре­зво­нил. Од­на­ко эта исто­рия име­ла про­дол­же­ние. Как-то Иг­ман­ду по­зво­нил один из его при­я­те­лей и по­про­сил встре­тить­ся с Бо­ри­сом Бе­ре­зов­ским, ко­то­рый то­гда был за­ме­сти­те­лем сек­ре­та­ря Со­ве­та Без­опас­но­сти. Во вре­мя встре­чи Бе­ре­зов­ский по­зна­ко­мил Иг­ман­да с мо­ло­дым че­ло­ве­ком лет трид­ца­ти с бо­род­кой, ко­то­рый пред­ста­вил­ся Ро­мой (поз­же мо­де­льер узнал, что это был Ро­ман Аб­ра­мо­вич). Бе­ре­зов­ский быст­ро пе­ре­шел от слов к де­лу, рас­ска­зы­вал о том, что пре­мьер-ми­нистр Пу­тин со­би­ра­ет­ся в ко­ман­ди­ров­ку и на­до по­мочь ему с ко­стю­мом. «Зав­тра вам по­зво­нит на­чаль­ник кан­це­ля­рии Игорь Ива­но­вич Се­чин, нуж­но бу-

БРЕЖ­НЕВ ТАК И НЕ СМОГ ЗАПОМ НИТЬ ИМЯ АЛЕК­САНДРА ИГ­МАН­ДА И НА­ЗЫ­ВАЛ ЕГО ИС­КЛЮ­ЧИ­ТЕЛЬ­НО ЗИГМУНДОМ

дет снять все мер­ки». Че­рез день Иг­манд при­е­хал в Бе­лый дом. Пре­мье­ра при­шлось по­до­ждать: пра­ви­тель­ствен­ный кор­теж толь­ко что вы­ехал из во­рот. Впро­чем, че­рез час Пу­тин вер­нул­ся, и Се­чин при­гла­сил Иг­ман­да к нему в ка­би­нет. «За­хо­дим. В ка­би­не­те сто­ит пре­мьер-ми­нистр и жу­ет бу­тер­брод. Про се­бя от­ме­чаю, что он хо­ро­шо сло­жен. Он из­ви­ня­ет­ся: “При­хо­дит­ся есть на ра­бо­те”», — вспо­ми­нал Иг­манд. Ока­за­лось, что пре­мье­ру сроч­но ну­жен был смокинг. По­ка ма­стер сни­мал мер­ки, вы­яс­ни­лось, что Пу­тин еще хо­чет паль­то, но не так сроч­но. Иг­манд вер­нул­ся в Дом мо­де­лей, по­до­брал от­лич­ную ан­глий­скую ткань, и ко­стюм ушел в ра­бо­ту. Он пе­ре­зво­нил Се­чи­ну, что­бы со­об­щить об этом. Тот из­ви­нил­ся, что не мо­жет го­во­рить из-за сроч­ных дел. Про­шла па­ра недель, и он, на­ко­нец, пе­ре­зво­нил. До­го­во­ри­лись о встре­че на Куз­нец­ком на сле­ду­ю­щий день. Од­на­ко в на­зна­чен­ное вре­мя ни­кто не по­явил­ся, но Се­чин пе­ре­зво­нил: «Ра­ди бо­га, из­ви­ни­те. Сроч­но из­ме­ни­лись пла­ны. Нуж­но уехать. Я вам обя­за­тель­но пе­ре­зво­ню». Но боль­ше звон­ков не по­сле­до­ва­ло. Ко­гда ко­стюм был го­тов, Иг­манд пы­тал­ся на­брать Бе­ре­зов­ско­му, но то­го не бы­ло в Москве, про­бо­вал разыс­кать Ро­му, но и он от­сут­ство­вал. А тот смокинг быст­ро про­да­ли — та­кие ве­щи обыч­но не за­ле­жи­ва­лись. Кто-то и сей­час, воз­мож­но, хо­дит в смо­кин­ге, ко­то­рый был сшит для Пу­ти­на, да­же не по­до­зре­вая об этом.

К НАЗНАЧЕННОМУ ВРЕ­МЕ­НИ СЕ­ЧИН НЕ ПРИ­Е­ХАЛ, И СМОКИНГ, СШИ­ТЫЙ ДЛЯ ПУ­ТИ­НА, БЫСТ­РО ПРО­ДА­ЛИ В ДО­МЕ МО­ДЕ­ЛЕЙ

2. 1. Лео­нид Бреж­нев на от­ды­хе в Кры­му в лег­ком ко­стю­ме в сти­ле са­фа­ри, 1981. 2. Алек­сандр Иг­манд на фоне эс­ки­зов мо­де­лей для со­вет­ских участ­ни­ков Все­мир­но­го фе­сти­ва­ля мо­ло­де­жи и сту­ден­тов, 1985.

1. Лео­нид Бреж­нев в сво­бод­ном пи­джа­ке ру­ба­шеч­но­го по­кроя на ях­те во вре­мя от­ды­ха в Кры­му, 1973. 2. На сним­ке по­сто­ян­но­го фо­то­гра­фа Бреж­не­ва Вла­ди­ми­ра Му­са­э­лья­на ген­сек вы­гля­дит, как гол­ли­вуд­ская звез­да. Крым, 1971. 4. Бреж­нев за­ку­ри­ва­ет на мо­ро­зе. На нем паль­то из тя­же­лой шер­сти, во­рот­ник и шап­ка-пи­ро­жок из ка­ра­куль­чи, 1966. 1.

2.

1. Образ­цо­вый бри­та­нец или со­вет­ский ген­сек? Лео­нид Бреж­нев на охо­те в За­ле­сье (Укра­ин­ская ССР), 1973. 2. Празд­но­ва­ние 58 го­дов­щи­ны Ве­ли­ко­го Ок­тяб­ря. Пред­се­да­тель Со­ве­та Ми­ни­стров СССР Алек­сей Ко­сы­гин, Ге­не­раль­ный сек­ре­тарь ЦК КПСС Лео­нид Бреж­нев и член По­лит­бю­ро ЦК КПСС Ми­ха­ил Суслов на три­буне Мав­зо­лея В. И. Ле­ни­на, 1975. 1.

2.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.