Духовный на­став­ник

ШИТЬ ОН НА­ЧАЛ, ко­гда ему еще не бы­ло и че­ты­рех, в 12 обу­чал­ся ис­кус­ству крой­ки в ате­лье в Сан-се­бастьяне, и со­всем не­уди­ви­тель­но, что К 72 ГО­ДАМ, под ко­нец сво­ей пра­вед­ной жиз­ни, он был из­ве­стен как «наш по­ве­ли­тель»

The Rake  - - Арбитр - Текст Стю­арт Хаз­банд Пе­ре­вод На­та­лия Уда­ро­ва

Кри­сто­баль взял­ся за игол­ку с нит­кой в воз­расте трех с по­ло­ви­ной лет

Ожиз­ни при­знан­но­го ге­ния Кри­сто­ба­ля Ба­лен­си­а­ги из­вест­но немно­гое. «Пи­кассо от мо­ды» (так его на­зы­вал бри­тан­ский фо­то­граф Се­сил Би­тон) или «наш по­ве­ли­тель» (по за­ме­ча­нию Кри­сти­а­на Ди­о­ра) сло­во­охот­ли­во­стью не от­ли­чал­ся. На его фоне да­же за­твор­ник Сэ­лин­джер по­ка­зал­ся бы че­ло­ве­ком весь­ма раз­го­вор­чи­вым. «С за­каз­чи­ка­ми он встречается ред­ко, в свет то­же по­чти не вы­хо­дит», — пи­сал Би­тон. Ин­тер­вью Ба­лен­сиа­га дал лишь од­на­жды, в 1971 го­ду га­зе­те The Times, — за­явив, прав­да, что объяснить суть его ре­мес­ла аб­со­лют­но невоз­мож­но. В фо­то­сес­сии участ­во­вал то­же все­го раз — в 1927 го­ду. На этих сним­ках по­гру­жен­ный в свои мыс­ли мо­де­льер при­сел на спин­ку не то крес­ла, не то от­то­ман­ки. На нем ве­ли­ко­леп­ный дву­борт­ный ко­стюм с мяг­ким пле­чом, а из на­груд­но­го кар­ма­на вы­гля­ды­ва­ет пла­ток, сло­жен­ный так, что сра­зу вспо­ми­на­ешь его са­мые аван­гард­ные и экс­цен­трич­ные тво­ре­ния с пыш­ны­ми, объ­ем­ны­ми склад­ка­ми.

В мод­ных кру­гах, где кри­ти­ка су­ще­ству­ет раз­ве что в част­ных раз­го­во­рах, уве­ря­ют, что ны­неш­ний кре­а­тив­ный ди­рек­тор дома Balenciaga Дем­на Гва­са­лия по ду­ху бли­зок Ба­лен­си­а­ге: мол, он так же иг­ра­ет с про­пор­ци­я­ми и фор­ма­ми, не бо­ит­ся край­но­стей. До­ста­точ­но вспом­нить зна­ме­ни­тое пла­тье-ме­шок Ба­лен­си­а­ги, ко­то­рое в на­ча­ле 50-х про­из­ве­ло на­сто­я­щий фу­рор. Так же бур­но в на­ши дни пуб­ли­ка ре­а­ги­ро­ва­ла раз­ве что на «гор­ба­тую кол­лек­цию» Comme des Garçons, по­явив­шу­ю­ся в 90-х. Сто­ит упо­мя­нуть и чер­ное бар­хат­ное пла­тье, на ко­то­рое ре­ли­ги­оз­но­го Ба­лен­си­а­гу вдох­но­ви­ли одеж­ды свя­щен­но­слу­жи­те­лей (что, од­на­ко, не по­ме­ша­ло ему сде­лать раз­рез у юб­ки крайне от­кро­вен­ным; но, вид­но, так бы­ло угод­но небе­сам). «Он рас­ска­зы­вал, что, ко­гда со­зда­вал это пла­тье, ду­мал об од­ном свя­щен­ни­ке, — пи­шет Кло­дия Херд де Ос­борн, пре­дан­ная по­клон­ни­ца и по­сто­ян­ная кли­ент­ка Ба­лен­си­а­ги, из­вест­ная тем, что для сво­е­го об­шир­но­го гар­де­роба сни­ма­ла це­лый но­мер в „Рит­це“. — Ви­ди­мо, об очень сим­па­тич­ном».

По край­ней ме­ре, точ­но мож­но ска­зать, что ни ду­хов­ное, ни мир­ское Ба­лен­си­а­ге чуж­до не бы­ло. Вот что еще рас­ска­зы­ва­ет Би­тон: «Ба­лен­сиа­га — ис­па­нец сред­не­го ро­ста, у него ис­си­ня-чер­ные во­ло­сы, прон­зи­тель­ные го­лу­бые гла­за, нос с гор­бин­кой; по­вад­ки пти­чьи, дер­жит­ся невоз­му­ти­мо. Он про­сто­го про­ис­хож­де­ния, но об­ла­да­ет без­уко­риз­нен­ным вку­сом и стре­мит­ся к со­вер­шен­ству во всем».

Кри­сто­баль Ба­лен­сиа­га ро­дил­ся в баск­ском ры­бац­ком по­сел­ке в 1895 го­ду. Его отец­мо­ряк ушел из жиз­ни со­всем ра­но, и, что­бы про­кор­мить де­тей, матери при­шлось стать порт­ни­хой. Кри­сто­баль — млад­ший ре­бе­нок в се­мье — взял­ся за игол­ку с нит­кой в воз­расте трех с по­ло­ви­ной лет. У него об­на­ру­жи­лись

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.