СУБЪ­ЕКТ ИС­КУС­СТВА

ТИЛЬДУ СУ­ИН­ТОН слож­но на­звать без­услов­но кра­си­вой. Вы­со­кая, строй­ная, с мра­мор­ной ко­жей, свет­лы­ми гла­за­ми и ост­ры­ми ску­ла­ми, она — сво­е­го ро­да tabula rasa, иде­аль­ный холст, на ко­то­ром мож­но на­ри­со­вать все что угод­но: лю­бые ген­дер, ра­су, стиль. Ве­ро­ят­но, и

The Rake  - - Содержание - Текст Анастасия Гор­ба­то­ва Ин­тер­вью Нел­ли Холмс

иль­да Су­ин­тон как ху­дож­ник, му­за и арт-про­из­ве­де­ние

сть жен­щи­ны, ко­то­рые ста­но­вят­ся сим­во­ла­ми сво­е­го по­ко­ле­ния. За­ко­но­да­тель­ни­цы мо­ды и сти­ля, яр­кие звезды кино и те­ат­ра, пер­во­от­кры­ва­тель­ни­цы и пра­во­за­щит­ни­цы, со­вре­мен­ные ху­дож­ни­цы и секс-ико­ны. Тиль­да Су­ин­тон — все это и немно­го боль­ше. И в то же вре­мя — нечто со­вер­шен­но иное. Она буд­то со­зда­на из па­ра­док­сов: сни­ма­ет­ся в круп­ных блок­ба­сте­рах и в арт­ха­ус­ном кино, при­над­ле­жит к бла­го­род­но­му шот­ланд­ско­му ро­ду Ким­мер­гейм и со­сто­ит в ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии, ре­гу­ляр­но удо­ста­и­ва­ет­ся на­град от са­мых пре­стиж­ных гиль­дий и при этом не счи­та­ет се­бя «на­сто­я­щей ак­три­сой».

«Чест­но го­во­ря, ни­ко­гда не вос­при­ни­ма­ла се­бя имен­но как ак­три­су. Ча­стич­но по­то­му, что я ни­ко­гда не ста­ви­ла се­бе це­ли стать ак­три­сой, а я от­лич­но знаю, на­сколь­ко важ­ной яв­ля­ет­ся эта цель для на­сто­я­ще­го ак­те­ра, у них вся жизнь под­чи­не­на это­му стрем­ле­нию. А я про­сто по­сту­паю так, как ве­лит мне чу­тье, и все еще про­дол­жаю раз­ви­вать­ся в раз­ных на­прав­ле­ни­ях».

С ис­кус­ством Тиль­да бы­ла свя­за­на с пер­вых ка­рьер­ных шагов: в 1986 го­ду она сня­лась в филь­ме «Ка­ра­ва­д­жо» скан­даль­но­го ху­дож­ни­ка и экс­пе­ри­мен­таль­но­го ре­жис­се­ра Де­ре­ка Джар­ме­на, от­кры­то­го го­мо­сек­су­а­ла. Ее при­влек в первую оче­редь под­ход Де­ре­ка к съе­моч­но­му про­цес­су, по­за­им­ство­ван­ный из ми­ра со­вре­мен­но­го ис­кус­ства: каж­дый из его ак­те­ров не про­сто иг­рал роль, а участ­во­вал в со­зда­нии филь­ма как со­ав­тор. Джар­мен и Су­ин­тон со­зда­ли вме­сте де­вять ра­бот. Ее мож­но бы­ло бы на­звать его му­зой, но му­за — непод­хо­дя­щее сло­во. Она при­ду­мы­ва­ла и тво­ри­ла на­равне с ре­жис­се­ром. Су­ин­тон убеж­де­на, что ес­ли бы Де­рек Джар­мен был жив, он за­ни­мал­ся бы ис­кус­ством, а не кино.

мерть со­ав­то­ра, еди­но­мыш­лен­ни­ка и дру­га Де­ре­ка Джар­ме­на от СПИДА в 1994 го­ду вдох­но­ви­ла Су­ин­тон впер­вые пе­ре­сту­пить гра­ни­цу меж­ду ми­ром кино и ми­ром ис­кус­ства. В 1995 го­ду сов­мест­но со зна­ме­ни­той аван­гард­ной ху­дож­ни­цей Кор­не­ли­ей Пар­кер она про­ду­ма­ла и ре­а­ли­зо­ва­ла пер­фор­манс под на­зва­ни­ем Maybe («Мо­жет быть») для лон­дон­ской га­ле­реи Serpentine. Тильду Су­ин­тон по­ме­сти­ли в про­зрач­ный стек­лян­ный бокс, в ко­то­ром она долж­на бы­ла ле­жать по во­семь ча­сов еже­днев­но, ли­бо изоб­ра­жая сон, ли­бо в са­мом де­ле за­сы­пая. Да, идея не но­ва (в му­зее спа­ли та­кие име­ни­тые пер­фор­ман­си­сты, как Ма­ри­на Аб­ра­мо­вич и Крис Бур­ден), но вос­при­я­тие в дан­ном слу­чае бы­ло иным. Дру­гие ху­дож­ни­ки мог­ли на­пря­мую кон­так­ти­ро­вать со зрителями и со­кра­ща­ли ди­стан­цию, на­ме­рен­но соз­да­вая дис­ком­форт и де­лая его ча­стью вы­ска­зы­ва­ния. Стек­лян­ный бокс поз­во­лял спя­щей ак­три­се оста­вать­ся неуяз­ви­мой и од­но­вре­мен­но без­обид­ной для по­се­ти­те­лей. Вы­став­ку, ча­стью ко­то­рой был этот экс­по­нат, по­се­ти­ло то­гда око­ло 20 ты­сяч че­ло­век.

«„Мо­жет быть“— проект, ко­то­рый я при­ду­ма­ла и ре­а­ли­зо­ва­ла в Лон­доне бо­лее 20 лет на­зад. Это пер­фор­манс, ко­то­рый я сде­ла­ла за­дол­го до то­го, как во­об­ще впер­вые за­ду­ма­лась о по­езд­ке в Гол­ли­вуд. Ве­ро­ят­но, это од­но из са­мых чест­ных мо­их вы­ска­зы­ва­ний о соб­ствен­ном ме­сте в ми­ре. Мое ме­сто — в стек­лян­ной ко­роб­ке ис­кус­ства».

В 2013 го­ду Су­ин­тон ре­ши­ла по­вто­рить экс­пе­ри­мент в нью-йорк­ском Му­зее со­вре­мен­но­го ис­кус­ства. И ес­ли 20 лет на­зад проект мо­ло­дых ху­дож­ниц под­верг­ся ярост­ным на­пад­кам со сто­ро­ны арт-кри­ти­ков, в эпо­ху Ин­тер­не­та эта ра­бо­та бы­ла вос­при­ня­та со­вер­шен­но ина­че. Во-пер­вых, Тиль­да Су­ин­тон за два де­ся­ти­ле­тия превратилась в од­ну из са­мых узна­ва­е­мых ак­трис в ми­ре. Во-вто­рых, прак­ти­че­ски каж­дый из по­се­ти­те­лей вы­став­ки сфо­то­гра­фи­ро­вал пер­фор­манс и вы­ло­жил его в со­ци­а­дь­ные се­ти, и он та­ким об­ра­зом по­лу­чил но­вую фор­му бы­то­ва­ния в циф­ро­вом про­стран­стве. Те­перь не вы­став­ка по­пу­ля­ри­зи­ро­ва­ла ак­три­су, а на­обо­рот, она при­ве­ла в му­зей но­вых зри­те­лей.

Ана­ло­гич­ная си­ту­а­ция сло­жи­лась и в филь­мах с уча­сти­ем Тиль­ды — да, у нее слу­ча­ют­ся про­ход­ные ро­ли, но са­мо ее при­сут­ствие в кад­ре пре­вра­ща­ет лю­бое кино в нечто осо­бен­ное. Звез­дой на­ци­о­наль­но­го мас­шта­ба она ста­ла по­сле вы­хо­да «Ор­лан­до» (1992, ре­жис­сер Сал­ли Пот­тер) — экра­ни­за­ции ро­ма­на Вир­джи­нии Вульф, в ко­то­рой Су­ин­тон по­сте­пен­но пре­вра­ща­ет­ся из муж­чи­ны в жен­щи­ну. Чуть ра­нее в филь­ме Пи­те­ра Уол­ле­на «Смерть Друж­бы» (1987) она сыг­ра­ла ино­пла­не­тян­ку-ком­му­нист­ку, от­пра­вив­шу­ю­ся во­е­вать на Ближ­ний Во­сток, а в 1998 го­ду — экс­цен­трич­ную бар­мен­шу, по­дру­гу ху­дож­ни­ка-экс­прес­си­о­ни­ста Фр­эн­си­са Бэко­на в «Лю­бовь — это дья­вол». Ан­дро­гин­ность и уме­ние ак­три­сы пе­ре­во­пло­щать­ся в со­вер­шен­но непо­хо­жих друг на дру­га лю­дей при­ве­ли к то­му, что ре­жис­се­ры ста­ли брать ее сра­зу на несколь­ко раз­ных ро­лей в од­ном и том же филь­ме. У ка­над­ца Ро­бе­ра Ле­па­жа («Воз­мож­ные ми­ры») она сыг­ра­ла од­ну и ту же жен­щи­ну в че­ты­рех аль­тер­на­тив­ных ре­аль­но­стях, а в филь­ме «Тех­но­секс» Линн Хер­шман-ли­сон — био­ге­не­ти­ка и трех ее кло­нов. А еще — вам­пи­ра у Джи­ма Джар­му­ша («Вы­жи­вут толь­ко лю­бов­ни­ки»), 90-лет­нюю ари­сто­крат­ку у Уэ­са Ан­дер­со­на («Отель „Гранд Бу­да­пешт“») и да­же ти­бет­ско­го мо­на­ха в ки­но­ко­мик­се «Доктор Стр­эндж» сту­дии Marvel. И ре­жис­се­ры, и зри­те­ли зна­ют: ак­три­са го­то­ва на лю­бые экс­пе­ри­мен­ты. Тиль­да Су­ин­тон ни­ко­гда не бо­я­лась по­ка­зать­ся смеш­ной или урод­ли­вой и при­ме­рить на се­бя об­раз и лицо гла­мур­ной стер­вы, ста­рой грым­зы или глу­бо­кой ста­ру­хи. При этом в жиз­ни она уже не один де­ся­ток лет вы­гля­дит так, слов­но во­все не ме­ня­ет­ся.

Да­та пер­фор­ман­са со спя­щей в стек­лян­ном бок­се Тиль­дой Су­ин­тон на­ме­рен­но за­ра­нее не анон­си­ро­ва­лась MOMA (2013)

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.