«Чёр­ная ма­не­ра» вклю­ча­ет свет

Vecherniy Ekaterinburg - - ОФИЦИАЛЬНО - Ека­те­ри­на ШАКШИНА.

Ифа ЛЕЙТОН (Ир­лан­дия) со сво­и­ми мецц­о­тин­то­вы­ми «неж­но­стя­ми».

Сре­ди «пер­со­на­лок» и ра­бо­ты про­сто пер­со­наль­ные — ав­тор­ские про­ек­ты. Ка­ро­ли­на КУНДЕРС из Ни­дер­лан­дов уди­ви­ла нын­че огром­ным, со­став­лен­ным из вось­ми ли­стов экс­пе­ри­мен­том «Узор», де­ко­ра­тив­ным и об­раз­ным од­но­вре­мен­но. А Ма­ри­на Ла­за­ре­ва на сей раз пред­ста­ви­ла «Крым­ский аль­бом» в «со­ав­тор­стве» с Ива­ном БУНИНЫМ — его сти­ха­ми. И, ко­неч­но, это — «Па­ра­докс». Хаш­ми АЗЗА, ма­рок­ка­нец по рож­де­нию, жи­ву­щий в Бель­гии, мно­го ра­бо­та­ю­щий в Гер­ма­нии, по­да­рил Ека­те­рин­бург­ско­му му­зею изоб­ра­зи­тель­ных ис­кусств 150 сво­их ра­бот в тех­ни­ке мецц­о­тин­то. Ра­бо­ты, ко­то­рые, в сущ­но­сти, пред­став­ля­ют по­этап­но всю жизнь ху­дож­ни­ка, его по­ис­ки, его раз­ные ма­не­ры в «чёр­ной ма­не­ре». Очень ин­те­ре­сен ди­а­лог с ве­ли­ки­ми, его иг­ра в мец­цо-тин­то с Лео­нар­до ДА ВИНЧИ («За­ве­ща­ние», где Мо­на Ли­за улы­ба­ет­ся нам из стек­лян­ной кон­серв­ной бан­ки), или с Саль­ва­до­ром ДА­ЛИ, или с Па­б­ло ПИКАССО… За­во­ра­жи­ва­ют его раз­ре­зан­ные «по жи­во­му» фрук­ты, его об­ра­зы хруп­ко­сти — яич­ная скор­лу­па, тон­ко­но­гий бо­кал, слов­но это не пред­ме­ты, а чьи-то над­лом­лен­ные судь­бы.

«Па­ра­докс» — очень точ­ное на­зва­ние и очень под­хо­дя­щее все­му фе­сти­ва­лю мец­цо-тин­то. Ведь и са­ма эта «чёр­ная ма­не­ра» — па­ра­док­саль­на по сво­ей тех­ни­ке, от­лич­ной от дру­гих ви­дов пе­чат­ной гра­фи­ки. Храб­ре­цы­мецц­о­тин­ти­сты не бо­ят­ся тем­но­ты (это, кста­ти, хэ­ш­тег фе­сти­ва­ля: #яне­бо­юсь­тем­но­ты) — она их ис­ток, их ос­но­ва. Ра­бо­тая «ка­чал­кой» на мед­ной дос­ке, они «вклю­ча­ют свет», из­вле­кая его из бар­ха­ти­стой тьмы. Зер­ни­стая по­верх­ность пе­ре­даст все от­тен­ки чёр­но­го, а глад­кая оста­нет­ся све­том. Как это про­ис­хо­дит в ре­аль­но­сти, мож­но бы­ло уви­деть на ма­стер-клас­сах мецц­о­тин­ти­стов в му­зее — «Медь, бу­ма­га, два ва­ла». А «Исто­ри­че­ский про­ект» в ЕМИИ пред­став­ля­ет ис­то­рию тех­ни­ки и про­из­ве­де­ния из со­бра­ния Рос­сий­ской го­су­дар­ствен­ной библиотеки (Москва) — ра­бо­ты, со­здан­ные гра­вё­ра­ми в пер­вые де­ся­ти­ле­тия вслед за изоб­ре­те­ни­ем «чёр­ной ма­не­ры» в XVII ве­ке.

Фе­сти­валь — это ещё и кон­курс. «От­кры­тый кон­курс» про­дол­жа­ет де­мон­стри­ро­вать­ся в Му­зее ар­хи­тек­ту­ры и ди­зай­на. А 19 ав­гу­ста меж­ду­на­род­ное жю­ри уже на­зва­ло его по­бе­ди­те­лей. Гран-при — Ми­кио ВАТАНАБЭ (Япо­ния—Фран­ция). Пре­мия «За кон­ге­ни­аль­ность тех­ни­ки и об­раз­но­го ре­ше­ния» — Гюн­тарс ЗИТИНС (Лат­вия). Пре­мия «За вер­ность тра­ди­ции и со­вер­шен­ство гра­фи­че­ско­го ма­стер­ства» — Ир­линг ВАЛТИРСОН (Но­р­ве­гия). Пре­мия «За ори­ги­наль­ность ав­тор­ской вер­сии и пре­одо­ле­ние клас­си­че­ских сте­рео­ти­пов» — То­маш ВИНЯРСКИ (Поль­ша).

Мец­цо-тин­то — зву­чит так му­зы­каль­но: ви­о­лон­чель­ный «су­мрач­ный» го­лос — «мец­цо», мед­ный пе­ре­звон ко­ло­коль­чи­ков — «тин­то». По­зыв­ные про­зву­ча­ли, на­до вгля­деть­ся в мец­цо-тин­то. В «чёр­ную ма­не­ру» этих ма­сте­ров, ко­то­рая спо­соб­на за­жечь фан­та­зию и вклю­чить свет в ду­ше.

Ïåðâûå ñîáûòèÿ IV Ìåaeäóíàðîäíîãî ôåñòèâàëÿ ìåööî-òèíòî íà÷àëèñü 18 àâãóñòà, íàêàíóíå Äíÿ ãîðîäà, è ðàçâèâàëèñü ïî íàðàñòàþùåé â Äåíü ãîðîäà, 19 àâãóñòà, ïðîäîëaeèëèñü ñ íå ìåíüøåé èíòåíñèâíîñòüþ 20 àâãóñòà. È ýòî — äàëåêî íå ôèíàë.

Ìàðê ÔÐÈÇÈÍÃ, Ìàðèíà ËÀÇÀÐÅÂÀ è Íàí ÌÀËÄÅÐ ïîëó÷àþò ïî÷¸òíûå çíàêè ôåñòèâàëÿ îò Íèêèòû ÊÎÐÛÒÈÍÀ.

 çàëå «Èñòîðè÷åñêîãî ïðîåêòà» ðàñïîëîaeèëñÿ äåéñòâóþùèé ïå÷àòíûé ñòàíîê.

Ìåööî-òèíòî Äåáîðû ×ÀÏÌÀÍ.

«Õðóïêîñòü» Õàøìè ÀÇÇÀ èç «Ïàðàäîêñà».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.