На бу­маж­ных под­мост­ках: те­атр од­но­го ху­дож­ни­ка

В му­зее Эрн­ста Не­из­вест­но­го от­кры­лась вы­став­ка Вла­ди­ми­ра Смел­ко­ва

Vecherniy Ekaterinburg - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ека­те­ри­на ШАКШИНА. Фо­то Алек­сандра ИСАКОВА.

НА ЭТОЙ вы­став­ке нет эс­ки­зов к спек­так­лям, на­брос­ков для ко­стю­мов сце­ни­че­ских пер­со­на­жей, хо­тя на сче­ту ав­то­ра экс­по­зи­ции как сце­но­гра­фа око­ло двух­сот по­ста­но­вок в раз­ных те­ат­рах. Те спек­так­ли, что мы ви­дим на ли­стах, ни­ко­гда не шли на сцене. Они по­став­ле­ны на бу­маж­ных под­мост­ках с на­ри­со­ван­ны­ми ге­ро­я­ми. Из­вест­ный те­ат­раль­ный ху­дож­ник и жи­во­пи­сец Вла­ди­мир Смел­ков со­тво­рил свой соб­ствен­ный те­атр, где он дра­ма­тург, ре­жис­сёр, ак­тёр, сце­но­граф.

Здесь есть и зна­ко­мые, ка­за­лось бы, те­ат­раль­ные сю­же­ты — ба­лет­ные «Жи­зель», «Кар­мен-сю­и­та», «Щел­кун­чик». Но это ав­тор­ская ин­тер­пре­та­ция Смел­ко­ва, пол­ная и юмо­ра, и пе­ча­ли, с непред­ска­зу­е­мы­ми ми­зан­сце­на­ми. «Хо­рео­граф» взял и во­дру­зил ро­ман­ти­че­скую Жи­зель в дач­ном са­ра­фан­чи­ке на креп­кий пень. И она, стоя на пу­ан­тах, до­тя­ги­ва­ет­ся тон­ки­ми ру­ка­ми до мо­ло­до­го ме­ся­ца над ле­сом, над бре­вен­ча­тым до­ми­ком, на кры­ше ко­то­ро­го ак­ком­па­ни­ру­ет её тан­цу бо­ро­да­тый гар­мо­нист. Кар­мен в от­важ­ном ара­бес­ке за­мер­ла пря­мо на спине ска­чу­ще­го по арене бы­ка. То­ре­а­дор не ну­жен, бык бес­кров­но при­ру­чён, она в этой кор­ри­де сме­ю­ща­я­ся по­бе­ди­тель­ни­ца… А вот бу­маж­ный спек­такль-ме­ло­дра­ма, где лю­бов­ную ис­то­рию иг­ра­ют изящ­ная ту­фель­ка и по­но­шен­ный баш­мак. Они разо­шлись в раз­ные сто­ро­ны на пыль­ной до­ро­ге. Мо­жет быть, это не слу­чив­ша­я­ся встре­ча, лю­бовь, про­скольз­нув­шая ми­мо. А мо­жет быть, рас­ста­ва­ние: ну не по­спе­ва­ет этот стоп­тан­ный каб­лук за стре­ми­тель­ной острой «шпиль­кой»…

По су­ше, по тра­ве, как по мо­рям — по вол­нам «плы­вёт» ко­раб­лик с на­зва­ни­ем «Сме­лый», а мо­ряк в тель­няш­ке, очень по­хо­жий на ху­дож­ни­ка Смел­ко­ва, смот­рит в под­зор­ную тру­бу. Что он ви­дит? На­вер­ное, меч­ту, ко­то­рая во­пло­тит­ся в ре­аль­ный те­ат­раль­ный сю­жет. Та­кой, как в бу­маж­ном спек­так­ле «Гля­дя на луч». Муж­чи­на и жен­щи­на у ре­ки, на па­ра­пе­те на­бе­реж­ной пре­крас­но­го го­ро­да. Он улы­ба­ет­ся, по­то­му что она — уте­ши­тель­ни­ца и бес­по­кой­ная му­за — ря­дом.

Зав­му­зе­ем Ири­на ГРЕХОВА на вер­ни­са­же рас­ска­за­ла, что му­зею в ап­ре­ле 2018-го ис­пол­ня­ет­ся 5 лет, и про­ект «Ураль­ский де­по­зи­та­рий» на­чал­ся в год его от­кры­тия — в де­каб­ре 2013-го. Здесь вы­став­ля­лись ра­бо­ты Ми­ши БРУСИЛОВСКОГО, Ген­на­дия МОСИНА, Ана­то­лия КАЛАШНИКОВА, Сер­гея АЙНУТДИНОВА, Сер­гея ГРИГОРЬЕВА (Се­рё­жа Пи­кассо), Юрия КРЫЛОВА и мно­гих дру­гих. Тех, чьё твор­че­ство со­сто­ит в ду­хов­ном род­стве с Эрн­стом НЕИЗВЕСТНЫМ остро­той вос­при­я­тия ми­ра, экс­прес­си­ей, фи­ло­соф­ски­ми по­ис­ка­ми но­вых смыс­лов и но­вых форм в изоб­ра­зи­тель­ном ис­кус­стве.

Вла­ди­мир Смел­ков вто­рой раз участ­ву­ет в «Де­по­зи­та­рии». Пер­вая «пер­со­нал­ка» про­шла здесь в 2015-м, в его юби­лей­ный год. По­сле боль­шой вы­став­ки в ека­те­рин­бург­ском До­ме ху­дож­ни­ка он пред­ста­вил здесь «ли­те­ра­тур­ные порт­ре­ты». И опять это был те­атр. Так, ДОСТОЕВСКИЙ пе­ре­во­пло­тил­ся в ге­роя из «Пре­ступ­ле­ния и на­ка­за­ния» — мо­ло­до­го, и от­ча­ян­но­го, и от­ча­яв­ше­го­ся. А БУЛГАКОВ в пенсне с трес­нув­шим стек­лом слов­но иг­рал и Масте­ра, и Ко­ро­вье­ва, и Во­лан­да в спек­так­ле по сво­е­му ро­ма­ну… На эту вы­став­ку учи­те­ля ли­те­ра­ту­ры при­во­ди­ли школь­ни­ков, что­бы уче­ни­ки убе­ди­лись, как ин­те­рес­но вме­сте с ху­дож­ни­ком, а по­том и на­едине с кни­гой вжи­вать­ся в ми­ры ве­ли­кой ли­те­ра­ту­ры.

Сце­ну Смел­ков ни­ко­гда не оста­вит. Что­бы ока­зать­ся в сво­ём те­ат­ре и по­звать ту­да зри­те­лей, во­влечь их в иг­ру, ему нуж­на са­мая ма­лость: лист бу­ма­ги и ша­ри­ко­вая руч­ка. Да-да, боль­шин­ство гра­фи­че­ских мо­но­спек­так­лей этой вы­став­ки со­зда­ны обыч­ным «ша­ри­ком». Пер­вы­ми по­се­ти­те­ля­ми «Те­ат­ра на бу­ма­ге» ста­ли уче­ни­ки ли­цея № 110. К юным зри­те­лям об­ра­ти­лась на вер­ни­са­же Лю­бовь ТЕПЛОВА — за­слу­жен­ная ар­тист­ка Рос­сии, дол­гие го­ды иг­рав­шая на сцене ТЮЗа, в том чис­ле и в спек­так­лях сце­но­гра­фа Смел­ко­ва. Она при­зва­ла ре­бят быть… сме­лы­ми. И на вы­став­ке, и пе­ред чи­стым ли­стом бу­ма­ги, и в жиз­ни. Отваж­но вклю­чать­ся в ху­до­же­ствен­ные впе­чат­ле­ния, в «пред­ла­га­е­мые об­сто­я­тель­ства», не бо­ять­ся оши­бок и про­бо­вать но­вое — на­ри­со­вать, на­при­мер, свой во­об­ра­жа­е­мый те­атр.

Каж­дое те­ат­раль­ное пред­став­ле­ние непо­вто­ри­мо. На­зав­тра оно уже бу­дет чу­точ­ку дру­гим. Бу­дет ды­шать ина­че, по­то­му что иг­ра­ют его жи­вые лю­ди. Обра­зы спек­так­лей «Те­ат­ра на бу­ма­ге» со­хра­не­ны в гра­фи­че­ских ли­стах — вы­ра­зи­тель­ные, за­бав­ные, ди­на­мич­ные. Они и ша­га не сде­ла­ют со сце­ны… До тех пор, по­ка ху­дож­ник Смел­ков не при­ду­ма­ет для них но­вый спек­такль.

Âëàäèìèð ÑÌÅËÊΠâ ñâî¸ì «Òåàòðå íà áóìàãå».

«Ãëÿäÿ íà ëó÷» — ìóçà è õóäîaeíèê.

Ïîáåäèòåëüíèöà â êîððèäå Êàðìåí èç «Êàðìåí-ñþèòû».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.