Го­су­дар­ство и дру­гие груп­пи­ров­ки

Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - *Эл­ла Па­не­ях

... Из­би­е­ние го­мо­сек­су­а­ли­сто­вак­ти­ви­стов воз­ле Ду­мы бы­ло за­ра­нее про­ду­ман­ной и без­на­ка­зан­ной ак­ци­ей

Го­су­дар­ствен­ная ду­ма при­ня­ла в пер­вом чте­нии за­кон, за­пре­ща­ю­щий «про­па­ган­ду го­мо­сек­су­а­лиз­ма сре­ди несо­вер­шен­но­лет­них». Те, кто счел, что этот за­кон ста­вит их в по­ло­же­ние лю­дей вто­ро­го сор­та, вы­шли про­те­сто­вать. Со­всем не­боль­шая куч­ка, че­ло­век трид­цать.

По­сколь­ку су­ще­ству­ю­щие за­ко­ны о несво­бо­де со­бра­ний бло­ки­ру­ют для граж­дан стра­ны прак­ти­че­ски лю­бую воз­мож­ность пуб­лич­но и кол­лек­тив­но вы­ра­зить свое мне­ние по по­ли­ти­че­ско­му во­про­су, груп­па ЛГБТ-ак­ти­ви­стов (не в пер­вый раз) про­де­мон­стри­ро­ва­ла свое от­но­ше­ние к по­тен­ци­аль­но дис­кри­ми­на­ци­он­но­му за­ко­ну са­мым мир­ным и апо­ли­тич­ным об­ра­зом из воз­мож­ных: несколь­ко од­но­по­лых пар про­сто по­це­ло­ва­лись на крыль­це Го­с­ду­мы. Без ло­зун­гов и сим­во­ли­ки.

Как все по­доб­ные ак­ции, эта при­влек­ла и дру­гих лю­дей – ко­то­рые хо­тят, что­бы те, пер­вые лю­ди, бы­ли вто­рым сор­том. Они то­же сор­га­ни­зо­ва­лись: от­кры­то, че­рез со­ци­аль­ные се­ти, до­го­во­ри­лись прий­ти и из­бить. Про­сто так, за сам факт су­ще­ство­ва­ния, за то, что осме­ли­лись про­явить се­бя. Ни­ка­ких эв­фе­миз­мов: при­зы­вы к на­си­лию пуб­ли­ко­ва­лись «В кон­так­те» от­кры­тым тек­стом: «бьем», «пор­тим ли­ца», «они долж­ны нас бо­ять­ся». На при­зы­вы от­клик­ну­лось то­же не так уж мно­го на­ро­ду – несколь­ко де­сят­ков.

При столк­но­ве­нии двух этих групп лю­дей при­сут­ство­ва­ли си­лы пра­во­по­ряд­ка. На опуб­ли­ко­ван­ных фо­то­гра­фи­ях хо­ро­шо вид­но, как имен­но ОМОН обес­пе­чи­ва­ет по­ря­док: сна­ча­ла с рас­слаб­лен­ны­ми улыб­ка­ми, не без удо­воль­ствия на­блю­да­ет, как ор­га­ни­зо­ван­ная груп­па «пра­во­слав­ных фун­да­мен­та­ли­стов» ата­ку­ет участ­ни­ков ак­ции, по­том, убе­див­шись, что ни­кто из ЛГБТак­ти­ви­стов и со­чув­ству­ю­щих не пе­ре­шел к от­вет­ным на­силь­ствен­ным дей­стви­ям, «упа­ко­вы­ва­ет» участ­ни­ков од­ной несанк­ци­о­ни­ро­ван­ной ак­ции – гей-па­ры, осме­лив­ши­е­ся по­це­ло­вать­ся на ули­це, – и остав­ля­ет на сво­бо­де участ­ни­ков контр­ма­ни­фе­ста­ции, несмот­ря на то что они-то как раз яви­лись к Ду­ме с пла­ка­та­ми и сим­во­ли­кой и оче­вид­ным об­ра­зом с за­ра­нее об­ду­ман­ным на­ме­ре­ни­ем на­ру­ши­ли об­ще­ствен­ный по­ря­док, ата­ко­вав сво­их оп­по­нен­тов фи­зи­че­ски.

Мож­но по­ух­мы­лять­ся – а что, так необ­хо­ди­мо про­па­ган­ди­ро­вать «нетра­ди­ци­он­ную ори­ен­та­цию» и имен­но де­тям? Но ре­аль­ное со­дер­жа­ние за­ко­на опре­де­ля­ет­ся пра­во­при­ме­не­ни­ем, а в пра­во­при­ме­не­нии, как по­ка­зы­ва­ет прак­ти­ка, за­кон о за­пре­те про­па­ган­ды че­го бы то ни бы­ло несо­вер­шен­но­лет­ним до­ста­точ­но быст­ро вы­ли­ва­ет­ся в за­прет сна­ча­ла во­об­ще го­во­рить с под­рост­ка­ми на эту те­му, да­же в пре­дель­но объ­ек­тив­ном клю­че, а по­том и про­сто в за­прет го­во­рить о про­бле­ме пуб­лич­но да­же со взрос­лы­ми, ведь от при­сут­ствия несо­вер­шен­но­лет­них ни од­на от­кры­тая пло­щад­ка не за­стра­хо­ва­на. И ко­гда при­ни­ма­ет­ся та­кой за­кон, гей-ак­ти­ви­стам есть о чем бес­по­ко­ить­ся: он за­ты­ка­ет рты, ли­шая мил­ли­он-дру­гой граж­дан стра­ны за­яв­лять и от­ста­и­вать свои пра­ва и ин­те­ре­сы – невоз­мож­но тре­бо­вать прав, ко­гда под за­пре­том сам факт за­яв­ле­ния о сво­ем су­ще­ство­ва­нии. За­кон ле­ги­ти­ми­ру­ет дис­кри­ми­на­цию. А го­мо­сек­су­аль­ным под­рост­кам – для за­щи­ты де­тей ведь все задумывалось, прав­да? – от­сут­ствие до­сту­па к нуж­ной ин­фор­ма­ции

Ря­до­вых омо­нов­цев не воз­му­ща­ет и не оби­жа­ет, что им при­ка­за­но сто­ять и смот­реть, как шай­ка штат­ско­го сбро­да на их гла­зах ис­пол­ня­ет по­ли­ти­че­ски мо­ти­ви­ро­ван­ную си­ло­вую ак­цию.

гро­зит эпи­де­ми­ей де­прес­сий и са­мо­убийств.

Мож­но ска­зать, что вас это не ка­са­ет­ся – ка­кие-то геи. У вас нет ни дру­зей та­ких, ни род­ствен­ни­ков, ни зна­ко­мых. Хо­тя ско­рее все­го есть. Чи­сто ста­ти­сти­че­ски. А не зна­е­те вы об этом по­то­му, что ва­ши близ­кие лю­ди вам не до­ве­ря­ют. Не ве­рят, что они, близ­кие, вам до­ро­же, чем ва­ши предубеж­де­ния. Ес­ли же вы до­стой­ны до­ве­рия, ско­рее все­го вы и са­ми зна­е­те, что та­кие близ­кие у вас есть. Но это в скоб­ках. Пред­по­ло­жим, что не ка­са­ет­ся. Но вот улыб­ки без­дей­ству­ю­ще­го ОМО­На в этом ин­ци­ден­те ка­са­ют­ся всех и каж­до­го.

Мо­но­по­лия ле­ги­тим­но­го на­си­лия – клю­че­вой, об­ра­зу­ю­щий при­знак го­су­дар­ства. Без нее го­су­дар­ства нет, есть бан­да, кон­тро­ли­ру­ю­щая часть тер­ри­то­рии и ре­сур­сов. Вду­май­тесь: ря­до­вых омо­нов­цев не воз­му­ща­ет и не оби­жа­ет, что им при­ка­за­но сто­ять и смот­реть, как шай­ка штат­ско­го сбро­да на их гла­зах ис­пол­ня­ет по­ли­ти­че­ски мо­ти­ви­ро­ван­ную си­ло­вую ак­цию. Они ра­ды по­фи­ло­нить и по­лю­бо­вать­ся, как ге­ев бьют. Ра­ды, по­то­му что им геи непри­ят­ны. Им эта их непри­язнь к ге­ям – ну вот, ей-бо­гу, не са­мая глав­ная боль в их жиз­ни – бо­лее цен­на, чем прин­цип, по ко­то­ро­му толь­ко они од­ни упол­но­мо­че­ны здесь при­ме­нять си­лу. Это зна­чит, что су­ще­ству­ю­щее в Рос­сии в дан­ный мо­мент го­су­дар­ство – и те, кто от­да­ет при­ка­зы, и те кон­крет­ные лю­ди, что непо­сред­ствен­но долж­ны от его име­ни при­ме­нять си­лу, – не ви­дит за со­бой мо­но­по­лии на ле­ги­тим­ное на­си­лие. Не про­сто не в со­сто­я­нии ее за со­бой удер­жать в опре­де­лен­ный мо­мент (как на Ма­неж­ной с на­ци­ста­ми: струсили – бы­ва­ет), а в сво­ем соб­ствен­ном со­зна­нии не при­зна­ет ее су­ще­ству­ю­щей.

Ко­гда Го­с­ду­ма при­ни­ма­ет дис­кри­ми­на­ци­он­ный го­мо­фоб­ский за­кон, мож­но го­во­рить о глу­пой, недаль­но­вид­ной, по­зор­но ре­тро­град­ной по­зи­ции рос­сий­ско­го го­су­дар­ства по од­но­му из клю­че­вых во­про­сов ми­ро­вой по­ли­ти­че­ской по­вест­ки XXI ве­ка. Ко­гда ОМОН раз­го­ня­ет мир­ную ак­цию, не на­ру­ша­ю­щую ни од­но­го за­ко­на, мож­но го­во­рить об ав­то­ри­тар­ном ха­рак­те­ре это­го го­су­дар­ства. Ко­гда ОМОН при раз­гоне ка­кой-ли­бо ак­ции ка­ле­чит и бьет лю­дей, мож­но го­во­рить о пре­вы­ше­нии пол­но­мо­чий при при­ме­не­нии на­си­лия. Это все не но­вость. Взбе­сив­ший­ся прин­тер взбе­сил­ся по всем фрон­там; ОМОН вон уже бит­вы по­душ­ка­ми раз­го­ня­ет, не то что це­лу­ю­щих­ся лю­бов­ни­ков; от­сут­ствие в стране нор­маль­но­го су­да де­ла­ет си­ло­вые струк­ту­ры ис­точ­ни­ком опас­но­сти для всех за­ко­но­по­слуш­ных граж­дан, не толь­ко для тех, кто вы­хо­дит про­те­сто­вать.

Но ко­гда го­су­дар­ство от­кры­то, под те­ле­ка­ме­ры, от сво­ей мо­но­по­лии на при­ме­не­ние на­си­лия от­ка­зы­ва­ет­ся, поз­во­ляя дру­гой ор­га­ни­зо­ван­ной груп­пи­ров­ке при­ме­нять на­си­лие у се­бя на гла­зах, это зна­чит, что го­су­дар­ства в стране боль­ше нет.-

/ И.ПИ­та­лев/РИа Но­во­стИ

го­су­дар­ство от­ка­зы­ва­ет­ся от сво­ей мо­но­по­лии на при­ме­не­ние на­си­лия, поз­во­ляя дру­гой ор­га­ни­зо­ван­ной груп­пи­ров­ке при­ме­нять на­си­лие у се­бя на гла­зах. на фото: груп­па «пра­во­слав­ных фун­да­мен­та­ли­стов» ата­ку­ет лгбт-ак­ти­ви­стов

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.