Ху­до­же­ствен­ная ак­кла­ма­ция

Vedomosti - - КОММЕНТАРИИ - *Григорий Юдин АВ­ТОР – СТАР­ШИЙ НА­УЧ­НЫЙ СО­ТРУД­НИК ЛЭСИ НИУ ВШЭ Пол­ная вер­сия ста­тьи: www.vedomosti.ru

На­ча­ло но­во­го го­да пре­под­нес­ло нам тех­но­ло­гию, ко­то­рая мо­жет стать зна­ко­вой для 2016-го. Вла­ди­мир Пу­тин пуб­лич­но по­ру­чил про­ве­сти опрос на­се­ле­ния Кры­ма по во­про­су до­го­во­ра с Укра­и­ной о по­став­ках элек­тро­энер­гии. В те­че­ние дня опрос был про­ве­ден, по­лу­чен­ные циф­ры на­зва­ны в эфи­ре Пер­во­го ка­на­ла и пе­ре­да­ны Пу­ти­ну, ко­то­рый с опо­рой на эти ре­зуль­та­ты от­кло­нит про­ект со­гла­ше­ния с Укра­и­ной. При­чи­на – в про­ек­те Крым фи­гу­ри­ру­ет в ка­че­стве тер­ри­то­рии Укра­и­ны.

Пред­ло­жен­ные ре­спон­ден­там во­про­сы сра­зу вы­зы­ва­ют по­до­зре­ния. Возь­мем во­прос «Го­то­вы ли вы ко вре­мен­ным труд­но­стям, свя­зан­ным с незна­чи­тель­ны­ми пе­ре­бо­я­ми в энер­го­снаб­же­нии в те­че­ние бли­жай­ших 3–4 ме­ся­цев, ес­ли ком­мер­че­ский кон­тракт на пред­ло­жен­ных Укра­и­ной усло­ви­ях за­клю­чен не бу­дет?» Он со­дер­жит два яв­ных на­во­дя­щих эле­мен­та: до­ста­точ­но по­ме­нять «вре­мен­ные труд­но­сти» на «дли­тель­ные», а «незна­чи­тель­ные пе­ре­бои» – на «си­сте­ма­ти­че­ские», что­бы рас­пре­де­ле­ние от­ве­тов се­рьез­но из­ме­ни­лось. Лю­бой вто­ро­курс­ник со­цио­ло­ги­че­ско­го фа­куль­те­та ска­жет, что этот во­прос не ва­ли­ден – с его по­мо­щью нель­зя из­ме­рить «го­тов­ность по­тер­петь». Ко­гда де­ло дой­дет до ре­аль­ных труд­но­стей, же­ла­ю­щих тер­петь ока­жет­ся го­раз­до мень­ше.

Ни­че­го уди­ви­тель­но­го в та­ком эле­мен­тар­ном про­ко­ле нет. Но­во­год­ний опрос ин­те­ре­сен тем, что это пер­вый слу­чай, ко­гда бы­ло офи­ци­аль­но при­зна­но, что во­про­сы фор­му­ли­ру­ют­ся не спе­ци­а­ли­ста­ми, а на­пря­мую в Крем­ле. В про­фес­си­о­наль­ном со­об­ще­стве прак­ти­че­ски не сом­не­ва­лись, что так же де­ло об­сто­я­ло со зна­ме­ни­тым опро­сом рос­си­ян по­сле при­со­еди­не­ния Кры­ма в 2014 г.: во­про­сы вро­де «Со­глас­ны ли вы с при­со­еди­не­ни­ем Кры­ма к Рос­сии?» на­столь­ко без­гра­мот­ны, что про­сто не мог­ли быть со­став­ле­ны про­фес­си­о­наль­ны­ми со­цио­ло­га­ми. Од­на­ко те­перь уже ни­кто не скры­ва­ет, что Кремль яв­ля­ет­ся во­все не за­каз­чи­ком опро­сов, а их непо­сред­ствен­ным ав­то­ром и кон­тро­ле­ром.

Лю­бое ис­сле­до­ва­ние – это ком­про­мисс меж­ду це­ля­ми за­каз­чи­ка и це­ля­ми ис­сле­до­ва­те­ля, и про­фес­си­о­на­лизм ис­сле­до­ва­те­ля из­ме­ря­ет­ся уме­ни­ем ска­зать «нет», ес­ли заказчик на­чи­на­ет дик­то­вать свои усло­вия. Неспо­соб­ность по­ста­вить гра­ни­цу ве­дет к то­му, что сре­ди по­тен­ци­аль­ных ре­спон­ден­тов рас­про­стра­ня­ют­ся та­кие уста­нов­ки в от­но­ше­нии опро­сов, что в даль­ней­шем ис­сле­до­ва­ния ста­но­вят­ся невоз­мож­ны­ми.

Лю­бой ин­тер­вью­ер зна­ет, что ре­спон­ден­ты ча­сто на­чи­на­ют го­во­рить толь­ко по­сле то­го, как по­ве­рят, что с по­мо­щью опро­са мож­но до­не­сти ин­фор­ма­цию до вла­стей. Ре­спон­ден­ты склон­ны дей­ство­вать праг­ма­тич­но: од­на из при­чин, по ко­то­рой они со­гла­ша­ют­ся тра­тить вре­мя на опрос, со­сто­ит в том, что­бы за­сви­де­тель­ство­вать свою ло­яль­ность вер­хов­ной вла­сти и по­про­сить ее ре­шить про­бле­мы, с ко­то­ры­ми на мест­ном уровне спра­вить­ся невоз­мож­но. Но в этом слу­чае во­про­сы об от­но­ше­нии к по­ли­ти­ке цен­траль­ных вла­стей не несут ни­ка­кой ин­фор­ма­ции: ка­кой смысл жа­ло­вать­ся пра­ви­те­лю на него са­мо­го? В кон­це кон­цов, это небез­опас­но. По­это­му в по­след­ние го­ды опрос­ные цен­тры тра­ти­ли мно­го сил на то, что­бы ре­спон­дент по­ве­рил в то, что опро­сы про­во­дят не спец­служ­бы и что ин­тер­вью­ер – это не го­су­дар­ствен­ный агент и не сбор­щик жа­лоб.

По­сле то­го как Вла­ди­мир Пу­тин со­об­щил на всю стра­ну, что опрос про­во­дит­ся по его лич­но­му ука­за­нию, убе­дить ко­го-то в том, что ис­сле­до­ва­ние неза­ви­си­мо и объ­ек­тив­но, а лич­ные дан­ные ре­спон­ден­тов кон­фи­ден­ци­аль­ны, бу­дет невоз­мож­но. Впро­чем, Крем­лю это и не нуж­но.

Сход­ство опро­сов с вы­бо­ра­ми под­тал­ки­ва­ет к то­му, что­бы ви­деть в них де­мо­кра­ти­че­скую про­це­ду­ру. Пред­ло­же­ние «а да­вай­те спро­сим у са­мих лю­дей» рас­смат­ри­ва­ет­ся чуть ли не как про­яв­ле­ние пря­мой де­мо­кра­тии. Од­на­ко опро­сы в Рос­сии не име­ют ни­че­го об­ще­го с де­мо­кра­ти­ей. Для на­ча­ла – они не име­ют ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к «пря­мой де­мо­кра­тии», т. е. де­мо­кра­тии без пред­ста­ви­тель­ства. Пря­мая де­мо­кра­тия – это пуб­лич­ные слу­ша­ния и мест­ное са­мо­управ­ле­ние, на ко­то­рые в по­след­ние го­ды в Рос­сии ве­дет­ся раз­ру­ши­тель­ная ата­ка. Пря­мая де­мо­кра­тия под­ра­зу­ме­ва­ет, что при­нять уча­стие в управ­ле­нии мо­жет лю­бой же­ла­ю­щий. На­про­тив, опро­сы по­стро­е­ны имен­но на идее пред­ста­ви­тель­ства – на том, что не­боль­шая вы­бор­ка мо­жет с неболь­шой по­греш­но­стью ре­пре­зен­ти­ро­вать все на­се­ле­ние.

Функ­ция, ко­то­рую в Рос­сии вы­пол­ня­ют опро­сы, на­зы­ва­ет­ся ак­кла­ма­ци­ей. Так в Древ­нем Ри­ме на­зы­ва­лась про­це­ду­ра, в хо­де ко­то­рой на­се­ле­нию за­чи­ты­ва­лось ре­ше­ние им­пе­ра­то­ра, а оно воз­гла­са­ми вы­ра­жа­ло свое при­вет­ствие. Цель ак­кла­ма­ции со­сто­я­ла не в том, что­бы счи­тать го­ло­са за и про­тив уже огла­шен­но­го ре­ше­ния, а в том, что­бы за­сви­де­тель­ство­вать на­ли­чие еди­но­глас­ной под­держ­ки.

Для си­дя­щих без теп­ла и све­та крым­чан, чьи труд­но­сти в опро­се ВЦИОМа на­зва­ны «вре­мен­ны­ми» и «незна­чи­тель­ны­ми», Вла­ди­мир Пу­тин яв­ля­ет­ся един­ствен­ным шан­сом на то, что энер­го­снаб­же­ние бу­дет вос­ста­нов­ле­но. От­каз еди­но­глас­но при­знать его власть и под­дер­жать его ре­ше­ния бу­дет озна­чать для них ка­та­стро­фу. В усло­ви­ях пол­ной за­ви­си­мо­сти Кры­ма от Рос­сии за­дан­ный крым­ча­нам во­прос – это шан­таж: ли­бо вы без­ого­во­роч­но под­дер­жи­ва­е­те лю­бые на­ши дей­ствия, ли­бо вы бу­де­те ре­шать про­бле­му энер­го­снаб­же­ния са­мо­сто­я­тель­но. На­зы­вать от­вет на этот во­прос «де­мо­кра­ти­че­ским во­ле­изъ­яв­ле­ни­ем» – уди­ви­тель­ное ли­це­ме­рие. Де­мо­кра­ти­че­ский пра­ви­тель от­вет­стве­нен пе­ред сво­им на­ро­дом за то, что­бы обес­пе­чить ему свет и теп­ло, а не вы­дви­га­ет ему до­пол­ни­тель­ные усло­вия.

Что же ка­са­ет­ся рос­сий­ских об­ще­ствен­ных на­ук, то им, ка­жет­ся, на­ста­ло вре­мя за­ду­мать­ся о том, ка­кую роль они хо­те­ли бы иг­рать в рос­сий­ской по­ли­ти­ке. Пре­вра­ще­ние опро­сов в тех­но­ло­гию про­из­вод­ства ли­ку­ю­щей мас­сы чре­ва­то тем, что со­ци­аль­ные ис­сле­до­ва­ния вско­ре ста­нут во­все ненуж­ны­ми. Ес­ли се­го­дня го­су­дар­ство ду­ма­ет, что ему вид­нее, как за­да­вать во­про­сы, то завтра оно ре­шит, что вполне спра­вит­ся и с под­сче­том от­ве­тов. Име­ет смысл вспом­нить о том, что роль со­ци­аль­ной на­у­ки не сво­дит­ся к уме­нию со­би­рать циф­ры – ку­да важ­нее ее спо­соб­ность пуб­лич­но ста­вить про­бле­мы.-

Де­мо­кра­ти­че­ский пра­ви­тель от­вет­стве­нен пе­ред сво­им на­ро­дом за то, что­бы обес­пе­чить ему свет и теп­ло, а не вы­дви­га­ет ему до­пол­ни­тель­ные усло­вия

/ MAX VETROV / AFP

Крым­чане со­глас­ны на «вре­мен­ные» труд­но­сти и «незна­чи­тель­ные» пе­ре­бои в энер­го­снаб­же­нии

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.