«Allianz за­ин­те­ре­со­ван в рос­сий­ском рын­ке»

Vedomosti - - ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА - Ма­рия Ка­ве­ри­на

Немец­кая стра­хо­вая групп груп­па Allianz ра­бо­та­ет в Рос­сии с 1990 г. и до сих пор ве­рит в при­вле­ка­тель­ность рос­сий­ско­го рын­ка, не­смот­ря на то что мно­гие ее гло­баль­ные кон­ку­рен­ты разо­ча­ро­ва­лись в Рос­сии и свер­ну­ли биз­нес в стране. Не из­бе­жал про­блем в Рос­сии и Allianz: в 2013 г. Рос­сия ста­ла един­ствен­ным ре­ги­о­ном, где Allianz от­чи­тал­ся об убыт­ке от стра­хо­вой де­я­тель­но­сти, в ян­ва­ре – сен­тяб­ре 2014 г. он вы­рос до 155 млн ев­ро (око­ло 7 млрд руб.): ком­па­ния столк­ну­лась с ро­стом вы­плат в ав­то­стра­хо­ва­нии.

Убыт­ки при­ве­ли к смене то­п­ме­недж­мен­та « доч­ки » Allianz в Рос­сии, СК « Альянс » : в на­ча­ле 2014 г. ком­па­нию «по вза­им­но­му со­гла­сию» по­ки­ну­ли ее ген­ди­рек­тор Хо­кан Да­ни­ельс­сон, пред­се­да­тель со­ве­та ди­рек­то­ров Ма­ну­эль Бау­эр и фи­нан­со­вый ди­рек­тор Кри­сти­ан Мюл­лер. Но­вым ген­ди­рек­то­ром СК «Альянс» в мар­те 2014 г. на­зна­чен Ни­ко­лаус Фрай, две дру­гие ме­не­джер­ские по­зи­ции за­ня­ли рос­си­яне, ра­нее ра­бо­тав­шие в «Аль­ян­се»: пред­се­да­те­лем со­ве­та ди­рек­то­ров стал Олег Пя­та­ков, фи­нан­со­вым ди­рек­то­ром – Алек­сандр Про­цен­ко. Осе­нью 2014 г. но­вое ру­ко­вод­ство ре­ши­ло пол­но­стью свер­нуть роз­нич­ный биз­нес в Рос­сии, пе­ре­ори­ен­ти­ро­вав­шись на ра­бо­ту в кор­по­ра­тив­ном сег­мен­те. И это сра­зу при­нес­ло ре­зуль­тат: по ито­гам де­вя­ти ме­ся­цев 2015 г. рос­сий­ский биз­нес Allianz вновь стал при­быль­ным.

С сен­тяб­ря 2015 г. у Allianz в Рос­сии но­вый ку­ра­тор – член прав­ле­ния Allianz SE Ак­сель Тайс, от­ве­ча­ю­щий в груп­пе за гло­баль­ный биз­нес по ин­ду­стри­аль­но­му стра­хо­ва­нию. О сво­их впе­чат­ле­ни­ях, пла­нах на бу­ду­щее и о том, на чем со­сре­до­то­чит­ся Allianz на рос­сий­ском рын­ке при но­вом ру­ко­вод­стве, он рас­ска­зал «Ве­до­мо­стям».

Член прав­ле­ния Allianz SE Ак­сель Тайс объ­яс­ня­ет, по­че­му немец­кая стра­хо­вая ком­па­ния ре­ши­ла от­ка­зать­ся от роз­нич­но­го биз­не­са в Рос­сии, но про­дол­жа­ет ве­рить в рос­сий­ский ры­нок «Cей­час во всем порт­фе­ле рос­сий­ско­го Allianz есть толь­ко один до­го­вор, ко­то­рый под­пал под санк­ции»

– Вы недав­но ста­ли ку­ри­ро­вать биз­нес Allianz в Рос­сии. Как вы оце­ни­ва­е­те рос­сий­ский стра­хо­вой ры­нок и ка­ким сей­час ви­ди­те ме­сто Allianz на нем?

– Я бы ска­зал, что стра­хо­вой ры­нок Рос­сии стал хо­ро­шо раз­ви­тым за до­ста­точ­но ко­рот­кий срок. Он не был та­ким еще пять или во­семь лет на­зад. По мо­е­му мне­нию, рос­сий- ский ры­нок ин­те­ре­сен для Allianz вви­ду его раз­ме­ра и то­го фак­та, что стра­хо­ва­ние – это важ­ная часть лю­бо­го ин­ду­стри­аль­но раз­ви­то­го го­су­дар­ства. Здесь ра­бо­та­ет боль­шое ко­ли­че­ство ино­стран­ных ин­ве­сто­ров и компаний, их ты­ся­чи. Бо­лее то­го, су­ще­ству­ет очень дол­гая тра­ди­ция де­ло­вых от­но­ше­ний меж­ду Рос­си­ей и Гер­ма­ни­ей. Вот по­че­му я убеж­ден, что Allianz мо­жет быть очень и очень успе­шен в Рос­сии.

– Рос­сий­ский биз­нес в по­след­ние го­ды при­но­сил Allianz ре­корд­ные убыт­ки. В чем при­чи­на?

– Для это­го бы­ло несколь­ко при­чин. Во-пер­вых, эко­но­ми­че­ский кри­зис ослож­нил усло­вия для ве­де­ния биз­не­са в стране. Во-вто­рых, преж­няя ко­ман­да ме­не­дже­ров ру­ко­вод­ство­ва­лась боль­ше ро­стом, неже­ли при­быль­но­стью, что при­ве­ло к невер­ной оцен­ке на­прав­ле­ния раз­ви­тия ком­па­нии, ко­то­рую необ­хо­ди­мо бы­ло ис­пра­вить.

Это и про­изо­шло, и но­вая ко­ман­да под ру­ко­вод­ством ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра Ни­ко­лау­са Фрая про­де­ла­ла боль­шую ра­бо­ту по ре­по­зи­ци­о­ни­ро­ва­нию и ре­струк­ту­ри­за­ции ком­па­нии. По­сле успеш­ной ре­а­ли­за­ции про­ек­та по оп­ти­ми­за­ции все про­цес­сы на­хо­дят­ся под кон­тро­лем и вновь ста­ли при­быль­ны­ми. Те­перь на­ша за­да­ча – вме­сте с Ни­ком и его ко­ман­дой по­стро­ить на­деж­ную биз­нес-мо­дель для при­быль­но­го ро­ста на го­ды вперед, ко­гда эко­но­ми­че­ская си­ту­а­ция улуч­шит­ся. У нас есть очень важ­ная по­го­вор­ка, для ме­ня это сво­е­го ро­да ман­тра: «При­быль­ный рост – это од­но сло­во».

– А по­че­му груп­па ре­ши­ла от­ка­зать­ся от роз­нич­но­го биз- неса в Рос­сии? В нем невоз­мо­жен при­быль­ный рост сей­час?

– В тео­рии при­быль­ный рост воз­мо­жен где угод­но. На прак­ти­ке же лю­ди ино­гда непра­виль­но по­ни­ма­ют, что это зна­чит. По­сле столь­ких лет при­сут­ствия в Рос­сии мы из­влек­ли урок из сво­их оши­бок. Мы при­шли к вы­во­ду, что по­ка­жем луч­шие ре­зуль­та­ты, ес­ли скон­цен­три­ру­ем­ся на кор­по­ра­тив­ном биз­не­се, а имен­но на кор­по­ра­тив­ном стра­хо­ва­нии иму­ще­ства и от­вет­ствен­но­сти, на ком­плекс­ных ре­ше­ни­ях по стра­хо­ва­нию жиз­ни и здо­ро­вья со­труд­ни­ков, в част­но­сти на Employee Benefit Solutions. По­сколь­ку Allianz при­сут­ству­ет бо­лее чем в 70 стра­нах ми­ра, мы мо­жем ис­поль­зо­вать эту гло­баль­ную сеть, на­при­мер, в рам­ках ре­ги­о­наль­ных про­грамм для рос­сий­ских кли­ен­тов, у ко­то­рых есть ак­ти­вы за ру­бе­жом, и, на­обо­рот, для меж­ду­на­род­ных кли­ен­тов с ин­ве­сти­ци­я­ми и ак­ти­ва­ми в Рос­сии.

По­ла­гаю, что в этой об­ла­сти мы мо­жем вне­сти боль­шой вклад в раз­ви­тие рос­сий­ско­го стра­хо­во­го рын­ка: при­вне­сти на кор­по­ра­тив­ный ры­нок зна­чи­тель­ный опыт и экс­пер­ти­зу в ча­сти ин­жи­ни­рин­га по кон­тро­лю за убы­точ­но­стью, управ­ле­нию рис­ка­ми сти­хий­ных бед­ствий, но и так­же предо­ста­вить ком­плекс­ное стра­хо­ва­ние стро­и­тель­но-мон­таж­ных и тех­ни­че­ских рис­ков.

– В де­каб­ре про­шло­го го­да СК «Альянс» долж­на бы­ла сдать ли­цен­зию на ОСАГО или ис­пол­нить пред­пи­са­ние Цен­тро­бан­ка и воз­об­но­вить свой биз­нес на этом рын­ке. Что ре­ши­ла ком­па­ния?

– Сей­час мы еще на­хо­дим­ся на ста­дии об­суж­де­ния это­го во­про­са с Цен­тро­бан­ком, обя­за­тель­но объ­явим о сво­ем ре­ше­нии, ко­гда по­лу­чим со­гла­со­ва­ние ре­гу­ля­то­ра.

– Ка­кие за­да­чи Allianz сей­час ста­вит пе­ред рос­сий­ской «доч­кой»?

– Мои ожи­да­ния в от­но­ше­нии рос­сий­ской ко­ман­ды до­ста­точ­но про­сты. Во-пер­вых, я хо­чу быть уве­рен­ным в том, что во вре­мя на­ше­го сле­ду­ю­ще­го ин­тер­вью нам не при­дет­ся го­во­рить о ре­корд­ных убыт­ках про­шло­го го­да. Во-вто­рых, нам необ­хо­ди­мо по­стро­ить на­деж­ную и при­быль­ную биз­нес-мо­дель, вклю­ча­ю­щую кли­ент­ские сег­мен­ты, ко­то­рые я толь­ко что опи­сал: кор­по­ра­тив­ное стра­хо­ва­ние иму­ще­ства и от­вет­ствен­но­сти для круп­но­го и сред­не­го биз­не­са, ме­ди­цин­ское стра­хо­ва­ние и стра­хо­ва­ние жиз­ни с осо­бым фо­ку­сом на ком­плекс­ные стра­хо­вые ре­ше­ния.

2016 год бу­дет сво­е­го ро­да пе­ре­ход­ным пе­ри­о­дом, ко­гда нуж­но

еще бу­дет ис­прав­лять ошиб­ки про­шлых лет, но при этом уже бу­дет уве­рен­ность, что все го­то­во к даль­ней­шей успеш­ной ра­бо­те. Мы на­де­ем­ся, что эко­но­ми­ка и вме­сте с ней Allianz в Рос­сии вер­нут­ся к ро­сту в 2017 г. Сей­час мы уве­ре­ны, что вы­бра­ли пра­виль­ную стра­те­гию, но, ко­неч­но, мы ре­гу­ляр­но сле­дим за про­ис­хо­дя­щи­ми из­ме­не­ни­я­ми на рын­ке. В кон­це кон­цов, все сво­дит­ся к то­му, что­бы со­зда­вать по­тре­би­тель­скую цен­ность для на­ших кли­ен­тов.

–А в ка­ком го­ду ком­па­ния мо­жет вый­ти в при­быль?

– Все ком­па­нии Allianz в Рос­сии уже вновь ста­ли при­быль­ны­ми. По ито­гам де­вя­ти ме­ся­цев 2015 г. со­во­куп­ные стра­хо­вые сбо­ры Allianz в Рос­сии со­ста­ви­ли 13,3 млрд руб., из них 10,47 млрд руб. со­бра­ла СК «Альянс» и 2 млрд руб. – СК «Альянс жизнь». В це­лом все клю­че­вые для нас ли­нии биз­не­са – кор­по­ра­тив­ное стра­хо­ва­ние иму­ще­ства и от­вет­ствен­но­сти, ме­ди­цин­ское стра­хо­ва­ние, стра­хо­ва­ние жиз­ни – по­ка­за­ли пла­но­вый ре­зуль­тат и ста­биль­ные сбо­ры. Опе­ра­ци­он­ная при­быль по груп­пе Allianz в Рос­сии со­ста­ви­ла 1,1 млрд руб. Мы ожи­да­ем со­хра­не­ния при­быль­но­сти в 2016 г. и на­де­ем­ся, что, воз­мож­но, смо­жем да­же улуч­шить свои по­ка­за­те­ли.

Во­об­ще, у нас с Ни­ком есть чет­кое по­ни­ма­ние це­ле­вых по­ка­за­те­лей по при­бы­ли. Мо­гу лишь вас за­ве­рить, что управ­ле­ние биз­не­сом мо­жет при­но­сить ра­дость, толь­ко ес­ли ва­ше де­ло при­но­сит день­ги. Мы с Ни­ком на­це­ле­ны ве­сти успеш­ную ра­бо­ту здесь в Рос­сии.

САНК­ЦИИ И БИЗ­НЕС – Как гло­баль­ный Allianz пе­ре­жи­ва­ет об­ще­ми­ро­вой кри­зис?

– В этом го­ду Allianz празд­ну­ет свое 125-ле­тие, и за это вре­мя ком­па­ния пе­ре­жи­ла нема­ло кри­зи­сов. В на­шей ком­па­нии ге­не­ти­че­ски за­ло­же­на устой­чи­вость к кри­зис­ным си­ту­а­ци­ям. Мы про­во­дим так на­зы­ва­е­мые стресс-те­сты. Не толь­ко те, ко­то­рые мы по­лу­ча­ем от ре­гу­ля­то­ра, но и те, ко­то­рые со­зда­ем са­ми, что­бы удо­сто­ве­рить­ся, что все на­ши ак­ти­вы до­ста­точ­но силь­ны, что­бы вы­сто­ять в кри­зис, и пла­те­же­спо­соб­ность на­хо­дит­ся на ожи­да­е­мом уровне. Порт­фель Allianz та­ков, что груп­па мо­жет по­лу­чить круп­ные убыт­ки в ка­ких-то стра­нах при­сут­ствия, но все рав­но бу­дет спо­соб­на про­де­мон­стри­ро­вать ожи­да­е­мые ре­зуль­та­ты и при­не­сти при­быль ак­ци­о­не­ру.

– А ка­ко­ва сей­час стра­те­гия Allianz на Укра­ине? Там то­же ком­па­ния свер­ну­ла роз­нич­ный сег­мент...

– У нас есть неболь­шой биз­нес на Укра­ине. И это поз­во­ля­ет нам под­дер­жи­вать на­ших меж­ду­на­род­ных кли­ен­тов с ак­ти­ва­ми в этой стране. По­это­му для нас име­ет смысл про­дол­жать ве­сти этот неболь­шой биз­нес, да­же ес­ли эф­фект от него до­ста­точ­но неве­лик в мас­шта­бах всей груп­пы Allianz.

– Как меж­ду­на­род­ные санк­ции про­тив Рос­сии ска­за­лись на от­но­ше­нии ру­ко­вод­ства Allianz к ре­ги­о­ну?

– Cей­час во всем порт­фе­ле рос­сий­ско­го Allianz есть толь­ко один до­го­вор, ко­то­рый под­пал под санк­ции. В то же вре­мя Allianz – это

ев­ро­пей­ская ком­па­ния с боль­шим ко­ли­че­ством ак­ти­вов в США, и мы долж­ны со­блю­дать не толь­ко санк­ции ЕС, но и санк­ции США, нра­вит­ся нам это или нет.

О ПОЛЬ­ЗЕ ЧИ­СТОК – Как кри­зис в Рос­сии ска­зы­ва­ет­ся на мест­ном стра­хо­вом рын­ке?

– За­ча­стую кри­зис мо­жет при­ве­сти к оздо­ров­ле­нию рын­ка. Кро­ме то­го, ре­гу­ля­тор в ли­це Цен­тро­бан­ка сей­час уста­нав­ли­ва­ет но­вые чет­кие рам­ки для де­я­тель­но­сти стра­хов­щи­ков, тре­бу­ет бо­лее кон­сер­ва­тив­но­го под­хо­да к управ­ле­нию ка­пи­та­лом, бо­лее ра­ци­о­наль­ных биз­не­спрак­тик. Неко­то­рые иг­ро­ки сей­час кри­тич­но от­но­сят­ся к реформам ЦБ, по­сколь­ку они тре­бу­ют мно­го ин­ве­сти­ций в но­вые IT-си­сте­мы и ино­гда ад­ми­ни­стра­тив­ных рас­хо­дов. Но все эти ме­ры в ито­ге при­ве­дут к улуч­ше­нию биз­нес-сре­ды.

– Сколь­ко вам нуж­но ин­ве­сти­ро­вать в IT-си­сте­мы, ко­то­рые не­об­хо­ди­мы для пе­ре­хо­да на но­вый план сче­тов?

– Мы оце­ни­ва­ем ин­ве­сти­ции в дан­ный про­ект в сум­му око­ло 200 млн руб.

– На­сколь­ко по­доб­ные тра­ты свое­вре­мен­ны в те­ку­щий мо­мент?

– По мо­е­му мне­нию, хо­ро­шо функ­ци­о­ни­ру­ю­щий стра­хо­вой ры­нок очень ва­жен для бла­го­по­лу­чия стра­ны и ее эко­но­ми­ки. До­воль­но ча­сто так про­ис­хо­дит, что вы вы­нуж­де­ны ин­ве­сти­ро­вать сред­ства в не са­мое под­хо­дя­щее вре­мя. Но это сле­ду­ет сде­лать для сво­е­го луч­ше­го бу­ду­ще­го.

Я счи­таю, что, ес­ли ком­па­ния не в со­сто­я­нии по­не­сти та­кие тра­ты во имя улуч­ше­ния биз­не­са, обес­пе­чить эту ба­зу для бу­ду­ще­го раз­ви­тия, то­гда для нее весь даль­ней­ший путь бу­дет труд­ным и опас­ным, по­сколь­ку ве­ли­ка ве­ро­ят­ность, что в один пре­крас­ный день она обанк­ро­тит­ся.

– ЦБ сей­час ак­тив­но чи­стит ры­нок, еже­не­дель­но от­зы­вая ли­цен­зии у стра­хов­щи­ков. Как вы от­но­си­тесь к та­кой прак­ти­ке?

– В об­щем-то са­ма при­ро­да че­ло­ве­ка та­ко­ва, что мы дей­ству­ем за­ча­стую толь­ко то­гда, ко­гда нас под­го­ня­ют, вер­но? Без это­го ни­ка­кие пе­ре­ме­ны не про­изой­дут. Толь­ко пред­ставь­те: солн­це яр­ко све­тит, все за­ра­ба­ты­ва­ют день­ги и мир вы­гля­дит пре­крас­но – и вдруг вам го­во­рят, что вы долж­ны по­ме­нять об­щие прин­ци­пы ве­де­ния биз­не­са, ин­ве­сти­ро­вать в IT-си­сте­му, вы­пол­нять но­вые тре­бо­ва­ния к ка­пи­та­лу и проч. И что ска­жут лю­ди в от­вет: «За­чем нам это де­лать? Все и так пре­крас­но!» По­это­му, ко­гда во вре­мя кри­зи­са об­на­ру­жи­ва­ют­ся стра­хо­вые ком­па­нии, ко­то­рые по­тен­ци­аль­но мо­гут не вы­жить и обанк­ро­тить­ся и их кли­ен­ты мо­гут по­те­рять день­ги, вста­ет во­прос: а не лег­че ли сра­зу очи­щать ры­нок от та­ких сла­бых иг­ро­ков?

В кон­це кон­цов, чист­ка долж­на при­ве­сти к функ­ци­о­ни­ру­ю­ще­му стра­хо­во­му рын­ку, где лю­ди мо­гут быть за­щи­ще­ны над­ле­жа­щим об­ра­зом и в слу­чае убыт­ка по­лу­чить стра­хо­вое воз­ме­ще­ние.

ПЯТЬ НА­ПРАВ­ЛЕ­НИЙ РО­СТА – На ка­кие трен­ды сей­час ори­ен­ти­ру­ет­ся гло­баль­ный Allianz, опре­де­ляя свой путь раз­ви­тия?

– С на­шим но­вым ген­ди­рек­то­ром (в мае 2015 г. Оли­вер Бе­те сме­нил Ми­ха­э­ля Дик­ман­на на по­сту ген­ди­рек­то­ра Allianz SE. – «Ве­до­мо­сти») мы на­ча­ли внед­ре­ние про­грам­мы «Ин­но­ва­ции и пре­ем­ствен­ность», в ко­то­рой фо­ку­си­ру­ем­ся на пя­ти те­мах, где, по на­ше­му мне­нию, Allianz мо­жет улуч­шить свои по­ка­за­те­ли. Пер­вая из них – это на­сто- ящая кли­ен­то­ори­ен­ти­ро­ван­ность. Мы долж­ны удо­сто­ве­рить­ся, что вез­де, где мы ра­бо­та­ем, мы со­зда­ем цен­ность для на­ших кли­ен­тов.

Вто­рая – ди­ги­та­ли­за­ция по умол­ча­нию. Мир ме­ня­ет­ся, ме­ня­ет­ся и спо­соб ве­де­ния биз­не­са, что озна­ча­ет, что мы долж­ны вни­ма­тель­но изу­чить на­ши про­цес­сы и ди­ги­та­ли­зи­ро­вать их в как мож­но боль­шем объ­е­ме. Так­же мы не долж­ны за­бы­вать, что мно­гие на­ши кли­ен­ты хо­тят об­щать­ся с на­ми по­сред­ством смарт­фо­нов, за­яв­лять убыт­ки или да­же по­ку­пать по­ли­сы с по­мо­щью сво­их га­д­же­тов.

Тре­тья те­ма ка­са­ет­ся от­рас­ле­во­го пре­вос­ход­ства: необ­хо­ди­мо удо­сто­ве­рить­ся, что в на­шей ком­па­нии ра­бо­та­ют луч­шие лю­ди и мы рас­по­ла­га­ем от­лич­ным фун­да­мен­том для управ­ле­ния биз­не­сом, будь то стра­хо­ва­ние иму­ще­ства и от­вет­ствен­но­сти, стра­хо­ва­ние жиз­ни и здо­ро­вья или управ­ле­ние ин­ве­сти­ци­я­ми.

Чет­вер­тая те­ма – это точ­ки ро­ста. Нет та­ко­го биз­не­са, ко­то­рый нель­зя бы­ло бы еще боль­ше усо­вер­шен­ство­вать. При­быль­ный рост – это ис­точ­ник жиз­не­де­я­тель­но­сти лю­бо­го биз­не­са. И мы долж­ны быть уве­ре­ны, что ком­па­ния фо­ку­си­ру­ет­ся на пра­виль­ных сег­мен­тах и гео­гра­фи­че­ских на­прав­ле­ни­ях, что­бы обес­пе­чить та­кой ор­га­ни­че­ский и неор­га­ни­че­ский рост.

Пя­тая те­ма – это под­держ­ка и раз­ви­тие та­лант­ли­вых и спо­соб­ных со­труд­ни­ков, свое­об­раз­ная ме­ри­то­кра­тия – со­вре­мен­ная мо­дель ли­дер­ства.

– Ми­ро­вые стра­хов­щи­ки в 2016 г. нач­нут пе­ре­ход на но­вую мо­дель рас­че­та ка­пи­та­ла Solvency II. Мно­го ли иг­ро­ков мо­жет по­ки­нуть ры­нок, не спра­вив­шись с ее тре­бо­ва­ни­я­ми?

– Неко­то­рым ком­па­ни­ям, но толь­ко са­мым ма­лень­ким, предо­став­ля­ют­ся по­слаб­ле­ния на пе­ре­ход­ный пе­ри­од. Иг­ро­ки, ко­то­рые не спра­вят­ся с но­вы­ми тре­бо­ва­ни­я­ми, ли­бо бу­дут вы­нуж­де­ны про­дать свой биз­нес, ли­бо их по­гло­тят дру­гие ком­па­нии, что при­ве­дет к кон­со­ли­да­ции рын­ка.

– Что это зна­чит для ва­шей груп­пы?

– От­кро­ют­ся но­вые воз­мож­но­сти для сли­я­ний и по­гло­ще­ний. На рын­ках, где мы не на пер­вом, вто­ром, тре­тьем или пя­том ме­сте по раз­ме­ру сбо­ров и при­быль­но­сти, мы ищем воз­мож­но­сти для по­стро­е­ния та­кой биз­нес-мо­де­ли, ко­то­рая при­ве­ла бы нас к ли­ди­ру­ю­щей по­зи­ции. Так­же мы все­гда рас­смат­ри­ва­ем круп­ные стра­хо­вые рын­ки, та­кие как США, и раз­ви­ва­ю­щи­е­ся рын­ки, да­же те, ко­то­рые пе­ре­жи­ва­ют сей­час эко­но­ми­че­ские про­бле­мы. Мы убеж­де­ны, что рас­ту­щий ры­нок бу­дет раз­ви­вать­ся даль­ше из-за де­мо­гра­фи­че­ских фак­то­ров и ин­ве­сти­ций, ко­то­рые име­ют ме­сто. Мы очень вни­ма­тель­но изу­ча­ем на­ше по­ло­же­ние в Рос­сии, по­смот­рим, ка­кие воз­мож­но­сти пе­ред на­ми от­кро­ют­ся здесь в бли­жай­шие го­ды.

– То есть в прин­ци­пе вы не ис­клю­ча­е­те ка­кие-то сдел­ки M&A в Рос­сии?

– Как гла­сит глав­ное пра­ви­ло биз­не­са: «Ни­ко­гда не го­во­ри ни­ко­гда!» Но это не слу­чит­ся так ско­ро, по­сколь­ку для на­ча­ла нам нуж­но удо­сто­ве­рить­ся, что мы как сле­ду­ет на­ла­ди­ли свой биз­нес в ре­ги­оне.

– Неко­то­рые рос­сий­ские стра­хов­щи­ки уве­ре­ны, что в бли­жай­шее вре­мя Allianz во­об­ще уй­дет из рос­сий­ско­го ре­ги­о­на, как вы мо­же­те это про­ком­мен­ти­ро­вать?

– За дол­гую ис­то­рию су­ще­ство­ва­ния Allianz не раз удив­лял ры­нок, и мы про­дол­жа­ем эту традицию. Allianz за­ин­те­ре­со­ван в рос­сий­ском рын­ке! Воз­мож­но, для ко­го­то это пло­хая но­вость... (Сме­ет­ся.) В 2015 г. Allianz от­ме­тил 25-ле­тие сво­е­го при­сут­ствия в Рос­сии, и мы на­ме­ре­ны остать­ся здесь на­мно­го доль­ше. Да, вре­мя и ры­нок сей­час непро­стые, но мы ви­дим здесь боль­шой по­тен­ци­ал и смот­рим с оп­ти­миз­мом в бу­ду­щее Allianz в Рос­сии.

– Cко­ро в Рос­сии по­явит­ся го­су­дар­ствен­ная пе­ре­стра­хо­воч­ная ком­па­ния, ко­то­рая бу­дет пе­ре­стра­хо­вы­вать рис­ки санк­ци­он­ных кли­ен­тов, ока­зав­ших­ся от­ре­зан­ны­ми от за­пад­но­го рын­ка. ЦБ хо­чет обя­зать всех стра­хов­щи­ков пе­ре­да­вать в эту ком­па­нию 10% от всех рис­ков, ко­то­рые они пе­ре­стра­хо­вы­ва­ют. Как вы счи­та­е­те, вер­ная ли это мо­дель и есть ли ка­кие-то дру­гие ва­ри­ан­ты вы­хо­да из си­ту­а­ции, ко­гда невоз­мож­но пе­ре­стра­хо­вать рис­ки?

– Это ре­ше­ние ло­ги­че­ски обос­но­ва- но. Мы уже зна­ко­мы с по­доб­ны­ми мо­де­ля­ми на дру­гих рын­ках. Ко­неч­но, без­услов­но, я бы пред­по­чел, что­бы все опе­ра­ции осу­ществ­ля­лись в рам­ках сво­бод­ной эко­но­ми­ки. Но, по­ла­гаю, мы пре­крас­но спра­вим­ся с но­во­вве­де­ни­ем, да­же ес­ли бу­дет обя­за­тель­ная цес­сия в 10%. Ес­ли же бу­дут го­во­рить, на­при­мер, о 50%, то это уже услож­нит си­ту­а­цию.

– Во­об­ще это вер­ная мо­дель? Дей­стви­тель­но ли нуж­на та­кая го­су­дар­ствен­ная ком­па­ния или мож­но бы­ло бы обой­тись без нее?

– Это сво­е­го ро­да го­су­дар­ствен­ный ре­зерв­ный фонд, и это та мо­дель, ко­то­рая долж­на сра­бо­тать. Я пом­ню, что несколь­ко лет на­зад, по­сле со­бы­тий 11 сен­тяб­ря 2001 г., ко­гда ост­ро вста­ла тер­ро­ри­сти­че­ская угроза (а обыч­но риск тер­ро­риз­ма ис­клю­ча­ет­ся из тра­ди­ци­он­но­го стра­хо­во­го по­кры­тия), в Гер­ма­нии был учре­жден та­кой фонд. Бы­ла со­зда­на стра­хо­вая, а так­же пе­ре­стра­хо­воч­ная ком­па­ния, ак­ци­о­не­ра­ми ко­то­рой яв­ля­лись все немец­кие стра­хов­щи­ки, и эта ком­па­ния под­пи­сы­ва­ла опре­де­лен­ный про­цент рис­ков тер­ро­риз­ма, а все осталь­ное по­кры­ва­лось за счет немец­ко­го го­су­дар­ствен­но­го ре­зерв­но­го фон­да.

– На­сколь­ко во­об­ще ин­те­ре­сен рос­сий­ский ры­нок с точ­ки зре­ния пе­ре­стра­хо­ва­ния? Принимает ли Allianz рис­ки из Рос­сии?

– У нас есть пе­ре­стра­хо­воч­ная ком­па­ния Allianz Re, ко­то­рая пре­иму­ще­ствен­но пе­ре­стра­хо­вы­ва­ет внут­рен­ние рис­ки мест­ных компаний Allianz. По­это­му Allianz Re не принимает на пе­ре­стра­хо­ва­ние рис­ки дру­гих стра­хов­щи­ков из Рос­сии и по­доб­ных пла­нов на бу­ду­щее у нее нет.

Опе­ра­ции, близ­кие к клас­си­че­ско­му пе­ре­стра­хо­ва­нию, осу­ществ­ля­ет Allianz Global Corporate & Specialty ( AGCS, под­раз­де­ле­ние Allianz, ко­то­рое спе­ци­а­ли­зи­ру­ет­ся на стра­хо­ва­нии круп­ных ин­ду­стри­аль­ных рис­ков. Ра­бо­та­ет в Рос­сии в рам­ках СК «Альянс» с 2012 г. – «Ве­до­мо­сти»). Из­на­чаль­но вы­би­ра­ет­ся кон­крет­ный объ­ект стра­хо­ва­ния: авиа­ком­па­ния, круп­ное зда­ние или тур­би­на и проч. Ес­ли пер­во­на­чаль­ный стра­хов­щик не мо­жет взять на се­бя все рис­ки по до­го­во­ру, то­гда со­зда­ет­ся пул стра­хов­щи­ков, раз­де­ля­ю­щих меж­ду со­бой в со­от­вет­ству­ю­щих про­пор­ци­ях эти рис­ки.

УПРАВ­ЛЕ­НИЕ РИС­КА­МИ – Как в Рос­сии Allianz от­би­ра­ет кор­по­ра­тив­ные рис­ки, в ко­то­рых го­тов участ­во­вать?

– У нас нет огра­ни­че­ний, по ко­то­рым мы, к при­ме­ру, не страху­ем мо­сты или под­зем­ные ра­бо­ты. Од­на­ко мы мо­жем ска­зать, что риск не управ­ля­ет­ся долж­ным про­фес­си­о­наль­ным об­ра­зом, по­это­му мы не мо­жем его взять на се­бя, так как на­ши риск-ме­не­дже­ры не удо­вле­тво­ре­ны ре­зуль­та­та­ми про­из­ве­ден­ной оцен­ки.

Мы бе­рем на стра­хо­ва­ние те рис­ки, ко­то­рые мы мо­жем про­счи­тать и для управ­ле­ния ко­то­ры­ми у нас до­ста­точ­ный ап­пе­тит и фи­нан­со­вые воз­мож­но­сти.

– У Allianz, на­при­мер, был нега­тив­ный опыт по стра­хо­ва­нию и пе­ре­стра­хо­ва­нию ГЭС «Русгид­ро»...

– То, что у Allianz был нега­тив­ный опыт, во­все не озна­ча­ет, что мы ни­ко­гда боль­ше не бу­дем стра­хо­вать по­доб­ные рис­ки. Мы страху­ем гид­ро­элек­тро­стан­ции во мно­гих ме­стах по все­му ми­ру, и ес­ли име­ет ме­сто убы­ток и он обос­но­ван­ный, то мы про­из­во­дим вы­пла­ту стра­хо­во­го воз­ме­ще­ния. Ино­гда ан­дер­рай­те­ры оши­ба­ют­ся, или оши­ба­ют­ся экс­пер­ты на ме­стах, или до­го­вор пе­ре­стра­хо­ва­ния не сов­па­да­ет

пол­но­стью с по­ло­же­ни­я­ми до­го­во­ра пер­вич­но­го стра­хо­ва­ния и при­сут­ству­ют рас­хож­де­ния, ко­то­рые мо­гут при­ве­сти к нега­тив­ным по­след­стви­ям в слу­чае на­ступ­ле­ния убыт­ка, – вот что я имею в ви­ду, ко­гда го­во­рю, что риск не управ­ля­ет­ся над­ле­жа­щим об­ра­зом.

Но ес­ли у нас был убы­ток в кон­крет­ной стране, в кон­крет­ном ре­ги­оне, в кон­крет­ном сег­мен­те и по кон­крет­но­му рис­ку, это не озна­ча­ет, что мы не бу­дем стра­хо­вать та­кой риск в бу­ду­щем. Это бы­ло бы глу­по. Та­ко­ва при­ро­да стра­хо­ва­ния. Вы страху­е­те от рис­ков, и, ес­ли на­сту­па­ет убы­ток, вы вы­пла­чи­ва­е­те стра­хо­вое воз­ме­ще­ние.

– Это ваш пер­вый ви­зит в Рос­сию?

– Я уже при­ез­жал в Рос­сию несколь­ко раз, по­сколь­ку ра­нее воз­глав­лял AGCS. AGCS на­ча­ла свою де­я­тель­ность в Рос­сии око­ло пя­ти лет на­зад, по­это­му я бы­вал здесь ре­гу­ляр­но. Бо­лее то­го, ба­буш­ка мо­ей же­ны, на­по­ло­ви­ну рус­ская, лю­би­ла го­то­вить блю­да на­ци­о­наль­ной кух­ни и они мне нра­вят­ся.

– Ка­ко­вы ва­ши впечатления от Рос­сии?

– За дол­гие го­ды ра­бо­ты в Allianz я мно­го пу­те­ше­ство­вал по ми­ру. Мне лич­но нра­вят­ся раз­ные куль­ту­ры и лю­ди из раз­ных стран. Что я мо­гу ска­зать о Рос­сии? Я ду­маю, что рус­ские очень доб­ро­же­ла­тель­ные и ком­му­ни­ка­бель­ные. Увы, я не го­во­рю по- рус­ски, по­это­му все­гда об­ща­юсь ли­бо че­рез пе­ре­вод­чи­ка, ли­бо с рус­ски­ми, ко­то­рые зна­ют ан­глий­ский язык. Мне нра­вит­ся рус­ская куль­ту­ра, рус­ская исто­рия. И я убеж­ден, что, не­смот­ря на лю­бые по­ли­ти­че­ские фак­то­ры, ве­сти биз­нес с ва­шей стра­ной необ­хо­ди­мо. И я бы хо­тел, что­бы Allianz про­дол­жал свою успеш­ную де­я­тель­ность в Рос­сии. По­это­му я здесь.-

Ро­дил­ся 13 ян­ва­ря 1958 г. в Бер­лине. Име­ет сте­пень кан­ди­да­та на­ук в об­ла­сти пра­ва Уни­вер­си­те­та Эберхарда и Кар­ла (Тю­бин­ген)

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.