Ки­тай зо­вет цен­тро­бан­ки на вой­ну

Гло­баль­ные рын­ки вче­ра без эмо­ций ре­а­ги­ро­ва­ли на па­де­ние ки­тай­ских ин­дек­сов, для раз­ви­ва­ю­щих­ся рын­ков и ва­лют си­ту­а­ция ста­но­вит­ся все бо­лее непри­ят­ной

Vedomosti - - ФИНАНСЫ - Та­тья­на Боч­ка­ре­ва

Вче­ра ки­тай­ский ры­нок ак­ций сно­ва па­дал: ин­декс Shanghai Composite сни­зил­ся на 5,3%, Shenzhen Composite – на 6,6%. Но это не вы­зва­ло боль­шой па­ни­ки на гло­баль­ных рын­ках. Ев­ро­пей­ские ин­дек­сы вче­ра сни­зи­лись на 0,2–0,7%, Dow Jones и S&P 500 к 20.00 мск ушли в ми­нус на 0,1–0,3%. По сло­вам стра­те­га JPMorgan Asset Management Дэ­ви­да Стабб­са, все смот­рят на курс юа­ня: его ослаб­ле­ние на 1,3% вы­зва­ло тур­бу­лент­ность на рын­ках на про­шлой неде­ле (ци­та­та по WSJ).

«Год на­чал­ся с во­ла­тиль­но­сти на ки­тай­ском рын­ке и со­мне­ний от­но­си­тель­но об­ще­го кур­са Ки­тая, что до­бав­ля­ет дав­ле­ния на раз­ви­ва­ю­щи­е­ся рын­ки», – ска­зал FT стра­тег NN Investment Partners Мар­тен-Ян Бак­кум. Бир­же­вые фон­ды США (ETF), ин­ве­сти­ру­ю­щие в раз­ви­ва­ю­щи­е­ся рын­ки, за неде­лю, за­вер­шив­шу­ю­ся 8 ян­ва­ря, за­фик­си­ро­ва­ли круп­ней­ший от­ток за два ме­ся­ца – $566,7 млн. «Боль­шин­ство ин­ве­сто­ров со­мне­ва­ют­ся в ско­рой ста­би­ли­за­ции ки­тай­ско­го фи­нан­со­во­го рын­ка, с уче­том во­ла­тиль­но­сти луч­ше оста­вать­ся в сто­роне и со­хра­нять лик­вид­ность», – от­ме­ча­ет стра­тег BDO Unibank Джо­на­тан Ра­ве­лас (ци­та­та по Bloomberg).

Ки­тай де­валь­ви­ру­ет юань, что­бы по­мочь экс­пор­те­рам, но силь­ная на­ци­о­наль­ная ва­лю­та сей­час не нуж­на и дру­гим стра­нам. За по­след­ние 10 лет кор­по­ра­тив­ные валютные дол­ги раз­ви­ва­ю­щих­ся стран уве­ли­чи­лись с $ 900 млрд до $4,4 трлн (дан­ные Institute of International Finance; см. гра­фик). «Пробле­ма с ком­па­ни­я­ми раз­ви­ва­ю­щих­ся стран по­ми­мо боль­шо­го дол­га в том, что мы не зна­ем, на­сколь­ко они кре­ди­то­спо­соб­ны » , – го­во­рит ве­ду­щий эко­но­мист Oxford Economics Эдам Слей­тер (ци­та­та по FT).

Ми­нистр фи­нан­сов Мек­си­ки Лу­ис Ви­де­га­рай по­ла­га­ет, что на де­валь­ва­цию юа­ня дру­гие цен­тро­бан­ки мо­гут от­ве­тить тем же, спро­во­ци­ро­вав но­вую ва­лют­ную вой­ну. Есть опа­се­ния, что неко­то­рые раз­ви­ва­ю­щи­е­ся ва­лю­ты бу­дут нести по­те­ри. «Ес­ли Ки­тай про­дол­жит лихорадить, мы уви­дим кри­зис в Ин­дии», – го­во­рит управ­ля­ю­щий ди­рек­тор JM Financial Ви­шал Кам­па­ни. Юж­но­аф­ри­кан­ский ранд вче­ра де­ше­вел к дол­ла­ру на 9% – мак­си­мум с ок­тяб­ря 2008 г. Рубль по­те­рял по­чти 2% (см. ста­тью на стр. 11). «Боль­шой во­прос, на- сколь­ко цен­тро­бан­ки в неболь­ших от­кры­тых эко­но­ми­ках мо­гут ре­аль­но вли­ять на валютные кур­сы при по­мо­щи ин­тер­вен­ций доль­ше, чем в крат­ко­сроч­ной пер­спек­ти­ве», – го­во­рит ва­лют­ный ана­ли­тик Standard

Life Investments Кен Дик­сон. «Цен­тро­бан­кам очень труд­но под­дер­жи­вать искус­ствен­ный курс ва­лю­ты про­дол­жи­тель­ное вре­мя, – со­гла­ша­ет­ся стра­тег Swissquote Bank Пе­тер Ро­зен­штрайх, – это бы­ло хо­ро­шо вид­но в слу­чае Швей­ца­рии» (ци­та­ты по Bloomberg). Год на­зад Швей­ца­рия от­ка­за­лась от при­вяз­ки кур­са фран­ка к ев­ро и ста­ла бо­роть­ся с его укреп­ле­ни­ем ин­тер­вен­ци­я­ми и от­ри­ца­тель­ны­ми став­ка­ми, но франк по-преж­не­му сто­ит на 10% до­ро­же це­ле­во­го уров­ня.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.