Во­сточ­ный раз­во­рот Поль­ши

Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - *Иван Пре­об­ра­жен­ский АВ­ТОР – ПО­ЛИ­ТО­ЛОГ, ЭКС­ПЕРТ ПО ЦЕН­ТРАЛЬ­НОЙ И ВО­СТОЧ­НОЙ ЕВ­РО­ПЕ

... Ед­ва по­лу­чив власть, пар­тия «Пра­во и спра­вед­ли­вость» Яро­сла­ва Ка­чинь­ско­го взя­лась пе­ре­пи­сы­вать за­ко­но­да­тель­ство

Впоследние го­ды от пред­ста­ви­те­лей поль­ско­го правящего клас­са мож­но бы­ло ре­гу­ляр­но слы­шать: боль­ше не смей­те на­зы­вать нас Во­сточ­ной Ев­ро­пой – и да­же Цен­траль­ной, мы вы­бра­ли За­пад. И вот бук­валь­но за несколь­ко недель по­ля­ки вер­ну­лись на во­сток, при­чем за­шли так да­ле­ко, что речь уже идет о том, ста­нет ли ЕС вво­дить про­тив них санк­ции.

Сме­на вла­сти в Поль­ше на­ча­лась в се­ре­дине 2015 г. с по­бе­ды на пре­зи­дент­ских вы­бо­рах Ан­джея Ду­ды, ко­то­рый пред­став­лял оп­по­зи­ци­он­ную на тот мо­мент пар­тию «Пра­во и спра­вед­ли­вость» (ПиС). В се­ре­дине осе­ни его со­рат­ни­ки по ито­гам пар­ла­мент­ских вы­бо­ров по­лу­чи­ли боль­шин­ство в ниж­ней па­ла­те пар­ла­мен­та, сей­ме, и сфор­ми­ро­ва­ли од­но­пар­тий­ное пра­ви­тель­ство. Его пред­се­да­те­лем ста­ла Бе­а­та Шид­ло – с ней и пы­тал­ся сра­зу на­чать кон­струк­тив­ный ди­а­лог Ев­ро­со­юз. По­ка не вы­шло. Хоть и хо­дят в Вар­ша­ве слу­хи о том, что Шид­ло пы­та­ет­ся пе­ре­хва­тить кон­троль над пар­ти­ей, по­ка ре­аль­ным пра­ви­те­лем Поль­ши оста­ет­ся ли­дер ПиС Яро­слав Ка­чинь­ский, экс­пре­мьер и брат-близ­нец по­гиб­ше­го в авиакатастрофе под Смо­лен­ском поль­ско­го пре­зи­ден­та Ле­ха Ка­чинь­ско­го.

Имен­но ста­рый ли­дер поль­ских пра­вых и ве­дет их с от­кры­тым за­бра­лом про­тив ру­ко­вод­ства ЕС и Гер­ма­нии. Под его ру­ко­вод­ством ПиС, ед­ва по­лу­чив в свои ру­ки власть, немед­лен­но за­ня­лась пе­ре­пи­сы­ва­ни­ем за­ко­но­да­тель­ства. Ка­чинь­ский на­зы­ва­ет это ре­фор­ма­ми и го­во­рит, что ни­ка­кая Гер­ма­ния не за­ста­вит поль­ских пат­ри­о­тов от­ка­зать­ся от их про­грам­мы, ав­то­ром ко­то­рой яко­бы яв­ля­ет­ся по­кой­ный пре­зи­дент Лех Ка­чинь­ский.

Но­вое пра­ви­тель­ство и пре­зи­дент по­ка про­ве­ли три ре­фор­мы. Из них толь­ко од­на – в рам­ках ре­а­ли­за­ции пред­вы­бор­ной про­грам­мы. Это от­ме­на обя­за­тель­но­го обу­че­ния в шко­ле с ше­сти лет. Две дру­гие – по­ли­ти­че­ские и свя­за­ны со стрем­ле­ни­ем ПиС как мож­но быст­рее скон­цен­три­ро­вать в сво­их ру­ках все ры­ча­ги вла­сти, чтоб при­нять но­вую кон­сти­ту­цию.

Пер­вый удар был на­не­сен по Кон­сти­ту­ци­он­но­му три­бу­на­лу. Тут поль­ские пра­вые сле­до­ва­ли ре­цеп­там сво­е­го един­ствен­но­го со­юз­ни­ка в ЕС – пре­мьер-ми­ни­стра Вен­грии Вик­то­ра Ор­ба­на. Он так­же, на­чи­ная ме­нять кон­сти­ту­цию, пер­вым де­лом ли­шил на­ци­о­наль­ный кон­сти­ту­ци­он­ный суд воз­мож­но­сти кон­тро­ли­ро­вать за­ко­но­да­тель­ную де­я­тель­ность. За что парт­не­ры по ЕС гро­зи­ли ему санк­ци­я­ми, как по­ли­ти­че­ски­ми, так и эко­но­ми­че­ски­ми, но в ито­ге бы­ли вы­нуж­де­ны про­сто за­крыть гла­за на вен­гер­ские штуч­ки.

Но­вые поль­ские вла­сти по­до- шли к во­про­су осто­рож­но. Вна­ча­ле они пе­ре­смот­ре­ли ре­ше­ние преды­ду­щей пра­вя­щей пар­тии, «Граж­дан­ской плат­фор­мы», и от­ме­ни­ли на­зна­че­ние трех но­вых су­дей. За­тем был прак­ти­че­ски без об­суж­де­ния в сей­ме при­нят за­кон, ко­то­рый уве­ли­чи­ва­ет ко­ли­че­ство су­дей до 15, ве­лит им при­ни­мать ре­ше­ния не ме­нее чем дву­мя тре­тя­ми го­ло­сов, а глав­ное – ста­вит Кон­сти­ту­ци­он­ный три­бу­нал под кон­троль де­пу­та­тов. Без их санк­ции судьи фак­ти­че­ски не мо­гут по­ста­вить под со­мне­ние кон­сти­ту­ци­он­ность за­ко­нов или дей­ствий ис­пол­ни­тель­ной вла­сти.

Сле­ду­ю­щий удар был на­не­сен по СМИ. В ПиС пом­нят, как тя­же­ло бы­ло в се­ре­дине 2000-х, ко­гда пар­тия сто­я­ла во гла­ве ко­а­ли­ци­он­но­го пра­ви­тель­ства, а аб­со­лют­ное боль­шин­ство СМИ, кро­ме раз­ве что пра­во­ка­то­ли­че­ских, на­хо­ди­лись в оп­по­зи­ции. По­это­му сра­зу по­сле празд­ни­ков был при­нят но­вый за­кон о СМИ. В со­от­вет­ствии с до­ку­мен­том пред­сто­ит боль­шая ре­фор­ма го­су­дар­ствен­ных ме­диа, в первую оче­редь те­ле­ви­де­ния (на на­ци­о­наль­ном уровне два го­су­дар­ствен­ных те­ле­ка­на­ла – TVP1 и TVP2). По­ка в со­от­вет­ствии с вре­мен­ны­ми по­ло­же­ни­я­ми пра­во на­зна­чать ме­не­дже­ров го­су­дар­ствен­ных СМИ по­лу­чи­ло ми­ни­стер­ство каз­ны. Ста­рые ди­рек­то­ра сра­зу по­да­ли в от­став­ку, а но­вое пра­ви­тель­ство на­ча­ло на­зна­чать ло­яль­ных те­ле­ви­зи­он­ных на­чаль­ни­ков. Так­же к ле­ту дол­жен быть при­нят еще один па­кет по­пра­вок в за­кон о СМИ, ко­то­рый сре­ди про­че­го огра­ни­чит ино­стран­цев в их пра­вах вла­деть и управ­лять поль­ски­ми ме­диа (спо­соб огра­ни­че­ния по­ка чет­ко не сфор­му­ли­ро­ван).

В пла­нах пра­ви­тель­ства так­же объ­еди­нить три на­ци­о­наль­ные неф­те­га­зо­вые ком­па­нии (PKN Orlen, Grupy Lotos и PGNiG) под пред­ло­гом предот­вра­ще­ния их «недру­же­ствен­но­го по­гло­ще­ния» за­ру­беж­ны­ми кон­ку­рен­та­ми. Пусть да­же это бу­дет на­ру­ше­ни­ем ев­ро­пей­ско­го ан­ти­мо­но­поль­но­го за­ко­но­да­тель­ства, за­то по­явит­ся круп­ней­шая в Цен­траль­ной Ев­ро­пе ком­па­ния. Ее сто­и­мость бу­дет, по оцен­ке чеш­ской га­зе­ты Hospodarske noviny, вдвое вы­ше ны­неш­не­го ли­де­ра в ре­ги­оне – ав­стрий­ской OMV.

Ну а «вен­цом тво­ре­ния» долж­на стать но­вая кон­сти­ту­ция, ко­то­рая, как у Вик­то­ра Ор­ба­на в Вен­грии, за­кре­пит при­мат «кон­сер­ва­тив­ных ка­то­ли­че­ских» цен­но­стей в Поль­ше. Про­ект кон­сти­ту­ции долж­на об­су­дить пар­ла­мент­ская ко­мис­сия, по­сколь­ку об­нов­лен­ный Кон­сти­ту­ци­он­ный суд по­слуш­но под­твер­дил, что «ма­ло­важ­ные» кон­сти­ту­ци­он­ные ста­тьи мож­но ме­нять про­сто ре­ше­ни­ем сей­ма.

Все это не устра­и­ва­ет ни поль­скую оп­по­зи­цию, ни пра­ви­тель­ства боль­шин­ства стран ЕС. В Поль­ше про­хо­дят мно­го­ты­сяч­ные про­тестные ми­тин­ги. Ев­ро­пей­ские по­ли­ти­ки об­ви­ня­ют Ка­чинь­ско­го в кон­сти­ту­ци­он­ном пе­ре­во­ро­те и пу­ти­низ­ме (как спи­кер Ев­ро­пар­ла­мен­та Мар­тин Шульц) или да­же (как неко­то­рые де­пу­та­ты немец­ко­го бун­дес­та­га от аль­ян­са ХДС/ХСС) пред­ла­га­ют вве­сти про­тив Поль­ши санк­ции.

Вряд ли это оста­но­вит поль­ские вла­сти. Они зна­ют, что из Со­ве­та ЕС (со­ве­ща­ние ли­де­ров Ев­ро­со­ю­за) их не ис­клю­чат, а немец­кий МИД не под­дер­жит идею вве­де­ния санк­ций. Да и об­ви­не­ния в «пу­ти­ни­за­ции» слиш­ком гром­кие. Поль­ский и рос­сий­ский ре­жи­мы по­хо­жи тем, что стре­мят­ся за­кон­сер­ви­ро­вать ак­ту­аль­ную си­ту­а­цию так, что­бы власть мак­си­маль­но дол­го оста­ва­лась в од­них ру­ках. Но есть и раз­ни­ца. Вла­ди­мир Пу­тин, на­чи­ная с пол­предств, вна­ча­ле соз­да­вал ква­зи­ин­сти­ту­ты, па­рал­лель­ные кон­сти­ту­ци­он­ным. А Яро­слав Ка­чинь­ский про­сто за­хва­ты­ва­ет дей­ству­ю­щие ин­сти­ту­ты, не ли­шая их ле­ги­тим­но­сти, но лик­ви­ди­руя те их пол­но­мо­чия, ко­то­рые мо­гут по­ме­шать ему по­стро­ить ав­то­ри­тар­ную по­ли­ти­че­скую си­сте­му.-

/ KACPER PEMPEL / REUTERS

В Поль­ше про­хо­дят мно­го­ты­сяч­ные ми­тин­ги про­те­ста про­тив из­ме­не­ний за­ко­но­да­тель­ства пра­вя­щей пар­ти­ей

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.