Не под тем фла­гом

Рос­сий­ский ак­ти­вист про­сит ЕСПЧ разъ­яс­нить, в ка­ких слу­ча­ях де­мон­стра­ция ино­стран­но­го фла­га яв­ля­ет­ся ак­том экс­тре­миз­ма

Vedomosti - - ДЕНЬГИ & ВЛАСТЬ - Ана­ста­сия Кор­ня

Граж­дан­ский ак­ти­вист из Ка­ли­нин­гра­да Ми­ха­ил Фельд­ман, осуж­ден­ный к го­ду и двум ме­ся­цам ли­ше­ния сво­бо­ды за вы­ве­ши­ва­ние фла­га Гер­ма­нии над га­ра­жом ФСБ в мар­те 2014 г., по­жа­ло­вал­ся в Ев­ро­пей­ский суд по пра­вам че­ло­ве­ка (ЕСПЧ) на по­ли­ти­че­ское пре­сле­до­ва­ние. Об этом со­об­щи­ла ад­во­кат Ири­на Хру­но­ва, пред­став­ля­ю­щая ин­те­ре­сы за­яви­те­ля в Ев­ро­су­де. Ее под­за­щит­ный до­ка­зы­ва­ет, что де­мон­стра­ция фла­га дей­ству­ю­ще­го ино­стран­но­го го­су­дар­ства, с ко­то­рым Рос­сия на­хо­дит­ся в ди­пло­ма­ти­че­ских от­но­ше­ни­ях, не мо­жет оскорб­лять чув­ства пат­ри­о­ти­че­ски на­стро­ен­ных граж­дан, ко­то­рые к то­му же это­го фла­га да­же не ви­де­ли (за ак­ти­ви­ста­ми ве­лось наблюдение, их за­дер­жа­ли сра­зу же по­сле по­пыт­ки вы­ве­сить флаг). Фельд­ман счи­та­ет, что был осуж­ден за вы­ра­же­ние сво­е­го мне­ния: его дей­ствия не пред­став­ля­ли об­ще­ствен­ной опас­но­сти и не со­дер­жа­ли оскор­би­тель­ных вы­па­дов, он лишь вы­сту­пил с кри­ти­кой внеш­ней по­ли­ти­ки Рос­сии в от­но­ше­нии Укра­и­ны (в этот мо­мент ак­тив­но об­суж­дал­ся пред­сто­я­щий ре­фе­рен­дум о присоединении Кры­ма к Рос­сии).

В июне про­шло­го го­да Цен­траль­ный суд Ка­ли­нин­гра­да ре­шил, что Фельд­ман, Олег Сав­вин и Дмит­рий Фо­на­рёв «со­вер­ши­ли ху­ли­ган­ство груп­пой лиц по пред­ва­ри­тель­но­му сго­во­ру по мо­ти­вам по­ли­ти­че­ской нена­ви­сти и враж­ды и по мо­ти­вам нена­ви­сти в от­но­ше­нии ка­кой-ли­бо со­ци­аль­ной груп­пы» (ч. 2 ст. 213 УК): по вер­сии след­ствия, вы­ве­ши­ва­ние фла­га со­про­вож­да­лось вы­кри­ки­ва­ни­ем на­цист­ско­го ло­зун­га и же­стом, на­по­ми­на­ю­щим на­цист­ское при­вет­ствие. Кро­ме то­го, в рюк­за­ке у Фельд­ма­на при за­дер­жа­нии об­на­ру­жи­ли гек­со­ген.

Под­су­ди­мые не от­ри­ца­ли, что во­дру­зи­ли флаг на зда­ние га­ра­жа, – по их сло­вам, ак­ция сим­во­ли­зи­ро­ва­ла непра­во­мер­ность дей­ствий Рос­сии в Кры­му. Од­на­ко на­цист­ские ло­зун­ги, утвер­жда­ет в сво­ей жа­ло­бе Фельд­ман, бы­ли изоб­ре­те­ни­ем след­ствия (бу­дучи ев­ре­ем по про­ис­хож­де­нию, он не яв­ля­ет­ся сто­рон­ни­ком на­ци­о­на­ли­сти­че­ской идео­ло­гии). Он так­же утвер­жда­ет, что гек­со­ген в рюк­зак ему под­бро­си­ли, а суд не ис­сле­до­вал кри­ти­че­ски до­во­ды и по­ка­за­ния сви­де­те­лей, опро­вер­га­ю­щие вы­во­ды след­ствия. Та­ким об­ра­зом, от­прав­ляя ак­ти­ви­ста за ре­шет­ку за вы­ве­ши­ва­ние фла­га, вла­сти пре­сле­до­ва­ли дру­гую цель – огра­ни­чить его пра­во на вы­ра­же­ние граж­дан­ско­го и по­ли­ти­че­ско­го мне­ния, не слу­чай­но неглас­ное на- блю­де­ние за ним ве­лось в те­че­ние несколь­ких дней до со­вер­ше­ния ак­ции. Так что в его де­ле бы­ло на­ру­ше­но не толь­ко пра­во на сво­бо­ду вы­ра­же­ния мне­ния, но и пра­во на спра­вед­ли­вое су­деб­ное раз­би­ра­тель­ство. Так­же Фельд­ман утвер­жда­ет, что ста­тья 213 Уго­лов­но­го ко­дек­са, по ко­то­рой он был осуж­ден, сфор­му­ли­ро­ва­на и тол­ку­ет­ся рос­сий­ски­ми су­да­ми чрез­мер­но ши­ро­ко и это поз­во­ля­ет при­ме­нять ее для пре­сле­до­ва­ния за­кон­ной ак­ции про­те­ста. К жа­ло­бе Фельд­ма­на его за­щи­та при­ло­жи­ла фо­то­гра­фии раз­ных мест Ка­ли­нин­гра­да, где флаг ФРГ ви­сит со­вер­шен­но сво­бод­но, – на­при­мер, воз­ле пред­ста­ви­тельств немец­ких компаний, го­во­рит Хру­но­ва. Она от­ме­ча­ет, что это не пер­вый слу­чай, ко­гда де­мон­стра­ция фла­га дру­го­го го­су­дар­ства ква­ли­фи­ци­ру­ет­ся рос­сий­ски­ми вла­стя­ми как уго­лов­ное пре­ступ­ле­ние. «ЕСПЧ мо­жет вы­ска­зать­ся по это­му по­во­ду, разъ­яс­нив, на­сколь­ко в де­мо­кра­ти­че­ском об­ще­стве граж­дане впра­ве ис­поль­зо­вать го­су­дар­ствен­ный флаг, в том чис­ле ино­стран­но­го го­су­дар­ства», – на­де­ет­ся она.

Пер­спек­ти­вы де­ла в ЕСПЧ не оче­вид­ны, по­ла­га­ет ад­во­кат Дмит­рий Аграновский. Дей­ствия Фельд­ма­на дей­стви­тель­но нель­зя ква­ли­фи­ци­ро­вать как ху­ли­ган­ство, так как в них не бы­ло гру­бо­го на­ру­ше­ния об­ще­ствен­но­го по­ряд­ка. По­это­му жа­ло­ба мо­жет быть при­ня­та в той ча­сти, где речь идет о на­ру­ше­нии пра­ва на спра­вед­ли­вый суд. Од­на­ко по­ли­ти­че­ский контекст ак­ции не столь бес­спо­рен – а глав­ное, она не пре­сле­до­ва­ла за­щи­ту ка­ких-ли­бо де­мо­кра­ти­че­ских цен­но­стей, до­бав­ля­ет ад­во­кат.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.