«Я ви­жу свою роль в том, что­бы ба­ло­вать де­тей хо­ро­шим зву­ком»

Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Алек­сандр Губ­ский

НГен­ди­рек­тор про­из­во­ди­те­ля люк­со­вых телевизоров и аку­сти­ки рас­ска­зы­ва­ет, как Bang & Olufsen за­пу­сти­ла мас­со­вый бренд B&O Play, за­чем рас­про­да­ет свои успеш­ные под­раз­де­ле­ния и по­че­му слу­шать му­зы­ку в на­уш­ни­ках по­лез­но

овый ген­ди­рек­тор Bang & Olufsen Туе Ман­то­ни на­ме­тил для ком­па­нии но­вый курс. Зна­ме­ни­то­го про­из­во­ди­те­ля люк­со­вых телевизоров и аку­сти­ки ли­хо­ра­дит уже де­ся­ток лет: фир­ма, ос­но­ван­ная 90 лет на­зад в ма­лень­ком дат­ском го­род­ке Стру­е­ре и пре­вра­тив­ша­я­ся за это вре­мя в гло­баль­ную ком­па­нию, ока­за­лась меж двух ог­ней. С од­ной сто­ро­ны, Bang & Olufsen при­хо­дит­ся кон­ку­ри­ро­вать с ги­ган­та­ми – Аpple, Samsung, Sony, обо­ро­ты и мар­ке­тин­го­вые бюд­же­ты ко­то­рых в ра­зы боль­ше. С дру­гой – Bang & Olufsen про­ти­во­сто­ят про­из­во­ди­те­ли хай­эн­да вро­де Burmester, у ко­то­рых со­всем дру­гая си­сте­ма мар­ке­тин­га и дис­три­бу­ции. Как след­ствие, Bang & Olufsen на­ча­ла тер­петь по­ра­же­ния на обе­их фрон­тах: про­да­жи и при­быль ком­па­нии ста­ли сни­жать­ся, ко­ти­ров­ки ак­ций с 2008 г. упа­ли на­по­ло­ви­ну, ак­ци­о­не­ры на­ча­ли ли­хо­ра­доч­но ме­нять ген­ди­рек­то­ров...

Ман­то­ни – быв­ший кон­суль­тант McKinsey & Co и ген­ди­рек­тор бри­тан­ско­го про­из­во­ди­те­ля мо­то­цик­лов Triumph Motorcycles – воз­гла­вил Bang & Olufsen в 2011 г. И про­воз­гла­сил стра­те­гию «Ком­пакт­нее, быст­рее, силь­нее», в со­от­вет­ствии с ко­то­рой ком­па­ния долж­на скон­цен­три­ро­вать­ся на про­из­вод­стве то­ва­ров для ко­неч­но­го по­тре­би­те­ля, в первую оче­редь аку­сти­че­ских си­стем, из­ба­вив­шись от биз­не­сов B2C. В рам­ках этой стра­те­гии в про­шлом го­ду Bang & Olufsen про­да­ла свой успеш­ный биз­нес по про­из­вод­ству ав­то­мо­биль­ных аку­сти­че­ских си­стем ли­де­ру рын­ка – аме­ри­кан­ской ком­па­нии Harman. Эта сдел­ка су­ще­ствен­но улуч­ши­ла бух­гал­тер­ский ба­ланс ком­па­нии и упро­сти­ла струк­ту­ру ее биз­не­са, го­во­рит Ман­то­ни.

Ре­зуль­та­ты II квар­та­ла 2015/16 фи­нан­со­во­го го­да (за­кан­чи­ва­ет­ся 31 мая) Bang & Olufsen ока­за­лись луч­ше про­гно­зов ана­ли­ти­ков: со­во­куп­ный до­ход вы­рос на 26% до 729 млн дат­ских крон ($106 млн) по срав­не­нию с 579 млн крон ($84 млн) го­дом ра­нее, чи­стый убы­ток со­кра­тил­ся до 10,5 млн дат­ских крон ($1,5 млн) по срав­не­нию с 71,9 млн крон ($10,5 млн) год на­зад. Ана­ли­ти­ки, оп­ро- шен­ные FactSet, пред­ска­зы­ва­ли Bang & Olufsen чи­стый убы­ток во II квар­та­ле в раз­ме­ре 31 млн крон ($4,5 млн). К то­му мо­мен­ту, ко­гда стра­те­гия «Ком­пакт­нее, быст­рее, силь­нее», рас­счи­тан­ная на пять лет, бу­дет ре­а­ли­зо­ва­на (по­ка за­вер­шен пер­вый этап), ком­па­ния долж­на ге­не­ри­ро­вать по­ло­жи­тель­ный де­неж­ный по­ток, а EBIТ долж­на со­став­лять око­ло 7%, го­во­рит Ман­то­ни.

Тем вре­ме­нем в но­яб­ре Bang & Olufsen объ­яви­ла, что по­лу­чи­ла пред­ло­же­ния от по­тен­ци­аль­ных по­ку­па­те­лей ком­па­нии. Ман­то­ни го­во­рит, что неко­то­рые по­ку­па­те­ли ин­те­ре­су­ют­ся всем биз­не­сом Bang & Olufsen, неко­то­рые – его ча­стя­ми, но подробности пе­ре­го­во­ров не раз­гла­ша­ет.

Глав­ным драй­ве­ром ро­ста Bang & Olufsen те­перь вы­сту­па­ет суб­бренд B&O Play, за­пу­щен­ный по ини­ци­а­ти­ве Ман­то­ни в 2012 г. и ори­ен­ти­ро­ван­ный на вы­пуск на­уш­ни­ков и пор­та­тив­ных аку­сти­че­ских си­стем для мо­ло­деж­ной ауди­то­рии. Про­да­жи про­дук­тов под мар­кой B&O Play уже да­ют Bang & Olufsen треть до­хо­дов, и эта до­ля про­дол­жит рас­ти: в бли­жай­шие го­ды Ман­то­ни хо­чет удво­ить роз­нич­ную сеть B&O Play до 10 000 то­чек.

Преж­ние ру­ко­во­ди­те­ли Bang & Olufsen не уде­ля­ли долж­но­го вни­ма­ния гео­гра­фи­че­ской ди­вер­си­фи­ка­ции про­даж: глав­ным рын­ком сбы­та для дат­ской ком­па­нии исто­ри­че­ски бы­ли стра­ны Се­вер­ной Ев­ро­пы, в США ком­па­ния за­ни­ма­ла незна­чи­тель­ную до­лю, а в Ки­тай вы­шла уже при Ман­то­ни. Но­вый ген­ди­рек­тор ве­рит, что в бли­жай­шие го­ды си­ту­а­ция из­ме­нит­ся и Ки­тай ста­нет круп­ней­шим рын­ком сбы­та для Bang & Olufsen. Это­му долж­но по­мочь вхож­де­ние круп­но­го ки­тай­ско­го тор­гов­ца люк­со­вы­ми то­ва­ра­ми в ка­пи­тал Bang & Olufsen: в 2012 г. груп­па Sparkle Roll ку­пи­ла 6% ак­ций Bang & Olufsen.

В Рос­сии Bang & Olufsen при­сут­ству­ет уже 16 лет, и Ман­то­ни на­зы­ва­ет рос­сий­ский ры­нок од­ним из луч­ших для ком­па­нии, не­смот­ря на то что сей­час эко­но­ми­ка стра­ны пе­ре­жи­ва­ет нелег­кие вре­ме­на. При­быв в Моск­ву, Ман­то­ни встре­тил­ся с кор­ре­спон­ден­том «Ве­до­мо­стей» и рас­ска­зал о на­сто­я­щем и бу­ду­щем ком­па­нии.

– Под ва­шим ру­ко­вод­ством, как я по­ни­маю, Bang & Olufsen транс­фор­ми­ру­ет­ся в про­из­во­ди­те­ля в первую оче­редь аку­сти­че­ских си­стем. В то вре­мя как ваш пред­ше­ствен­ник Кал­ле Хвиндт Ниль­сен хо­тел пре­вра­тить ком­па­нию из про­из­во­ди­те­ля тех­ни­ки в про­из­во­ди­те­ля аудио­ви­део­ре­ше­ний, в том чис­ле и про­грамм­ных. Что бы­ло оши­боч­но­го в той стра­те­гии?

– Про­грамм­ное обес­пе­че­ние – это то­же важ­но. Но исто­ри­че­ски мы де­ла­ли упор и до­би­ва­лись успе­хов имен­но в аку­сти­ке – за это Bang & Olufsen и це­нят по­ку­па­те­ли. Ко­гда по­ку­па­те­ли ин­ве­сти­ру­ют в Bang & Olufsen, они вы­би­ра­ют ком­плекс­ное ре­ше­ние – кар­тин­ку и звук, и мы про­дол­жим дви­гать­ся в этом на­прав­ле­нии. В том, что ка­са­ет­ся телевизоров, мы про­дол­жим углуб­лять со­труд­ни­че­ство с на­ши­ми тех­ни­че­ски­ми парт­не­ра­ми, фо­ку­си­ру­ясь на том, в чем мы силь­ны, – на зву­ке, ди­зайне, ка­че­стве (что озна­ча­ет уве­ли­чен­ный срок служ­бы) и на воз­мож­но­сти ин­те­гра­ции с дру­ги­ми про­дук­та­ми. Прак­ти­че­ски всю на­шу аку­сти­ку, все ди­на­ми­ки мы де­ла­ем са­мо­сто­я­тель­но, по­сколь­ку ве­рим, что про­из­вод­ствен­ные мощ­но­сти, ко­то­рые у нас есть в Стру­е­ре, спо­соб­ны обес­пе­чить нам ли­дер­ство в от­рас­ли. Что мы и де­мон­стри­ру­ем на­шей но­вой аку­сти­че­ской си­сте­мой Beolab 90, на раз­ра­бот­ку ко­то­рой по­тра­ти­ли три го­да.

– Beolab 90 – са­мая до­ро­гая аку­сти­че­ская си­сте­ма в ис­то­рии Bang & Olufsen: бо­лее $75 000. По­че­му вы ре­ши­ли пред­ста­вить си­сте­му в этом це­но­вом сег­мен­те в то вре­мя, ко­гда мир еще не опра­вил­ся от преды­ду­ще­го кри- зи­са, а кое-где кри­зис раз­го­ра­ет­ся еще силь­нее?

– Beolab 90 – это на­ша флаг­ман­ская аку­сти­че­ская си­сте­ма. Она при­зва­на иг­рать несколь­ко ро­лей.

Во-пер­вых, это пре­крас­ный про­дукт, на ко­то­ром, я уве­рен, мы смо­жем сде­лать пре­крас­ный биз­нес. Все про­из­во­ди­те­ли [аку­сти­че­ских си­стем] об­ра­ща­ют вни­ма­ние на тех­но­ло­гии и зву­ча­ние, мы же фо­ку­си­ру­ем­ся на тех­но­ло­ги­ях, зву­ча­нии плюс еще и на ди­зайне. Ди­на­ми­ки в ко­лон­ках Beolab 90 раз­вер­ну­ты на 360 гра­ду­сов, их зву­ча­ние удо­вле­тво­рит всем нуж­дам – от про­слу­ши­ва­ния фай­лов с iPod до про­смот­ра ки­но­филь­мов.

Во-вто­рых, это соб­ствен­но тех­но­ло­гии и па­тен­ты, ко­то­рые мы по­лу­чи­ли при раз­ра­бот­ке Beolab 90, – они бу­дут ис­поль­зо­ва­ны и при ра­бо­те над но­вы­ми мо­де­ля­ми аку­сти­че­ских си­стем. На­при­мер, аку­сти­че­ские лин­зы, ко­то­рые мы впер­вые пред­ста­ви­ли в аку­сти­че­ской си­сте­ме Beolab 5 бо­лее 10 лет на­зад, на­шей са­мой важ­ной раз­ра­бот­ке на тот мо­мент, по­том бы­ли при­ме­не­ны во мно­гих дру­гих мо­де­лях, вклю­чая ре­ше­ния для ав­то­мо­биль­ной аку­сти­ки – в ав­то­мо­би­лях Audi, Aston Martin и др.

В-тре­тьих, Beolab 90 – это чет­кий сиг­нал рын­ку и на­шим кли­ен­там, что Bang & Olufsen со­хра­ня­ет при­вер­жен­ность ин­но­ва­ци­ям и вы­со­чай­ше­му ка­че­ству. И мы уже ви­дим, что этот сиг­нал услы­шан: по­се­ще­ние на­ших ма­га­зи­нов рас­тет, ин­те­рес к на­шим про­дук­там – то­же.

Bang & Olufsen все­гда бы­ла очень силь­на в ди­зайне – на­столь­ко, что ко­му-то, воз­мож­но, хо­те­лось вос­клик­нуть: «Этот про­дукт на­столь­ко кра­сив – не­уже­ли он и на­столь­ко же хо­ро­шо зву­чит?!» Пред­ста­вив Beolab 90, мы хо­тим еще раз под­черк­нуть: Bang & Olufsen – это не про­сто пре­крас­ный ди­зайн, это еще и пре­крас­ный звук, мы ве­рим в то, что ди­зайн и ка­че­ство зву­ка мож­но со­еди­нить! Это все идет от ос­но­ва­те­лей ком­па­нии Пе­те­ра Бан­га и Све­на Олуф­се­на: один из них был ори­ен­ти­ро­вал на ди­зайн, дру­гой – на ин­жи­ни­ринг и у нас по преж­не­му ин­же­не­ры и ди­зай­не­ры ра­бо­та­ют со­об­ща.

НО­ВЫЙ ПРО­ДУКТ – КАЖ­ДЫЙ МЕ­СЯЦ – Сколь­ко в сред­нем за­ни­ма­ет раз­ра­бот­ка но­во­го про­дук­та в Bang & Olufsen?

– Срок за­ви­сит от то­го, ка­кой имен­но про­дукт мы раз­ра­ба­ты­ва­ем. Ес­ли про­дукт раз­ра­ба­ты­ва­ет­ся с ну­ля – то в сред­нем око­ло по­лу­то­ра лет, ес­ли речь идет об усо­вер­шен­ство­ва­ни­ях уже су­ще­ству­ю­ще­го про­дук­та – то от 6 до 12 ме­ся­цев. То есть три го­да, ко­то­рые мы по­тра­ти­ли на раз­ра­бот­ку Beolab 90, – это очень се­рьез­но.

– Хо­ти­те ли вы и нуж­но ли вам со­кра­щать срок раз­ра­бот­ки но­вых про­дук­тов?

– Что­бы вы­пу­стить на ры­нок [Beolab 5], нам по­на­до­би­лось семь лет, на раз­ра­бот­ку Beolab 90 ушло три го­да, т. е. мы уже со­кра­ти­ли срок раз­ра­бот­ки бо­лее чем вдвое. Ка­кие-то про­цес­сы в раз­ра­бот­ке мож­но уско­рить, но ка­кие-то – не име­ет смыс­ла. С брен­дом Bang & Olufsen мы хо­тим дви­гать­ся быст­рее, но есть есте­ствен­ные огра­ни­че­ния, свя­зан­ные с раз­ви­ти­ем но­вых тех­но­ло­гий. С брен­дом B&O Play, под ко­то­рым про­из-

«До­ка­за­но, что, ес­ли вы ра­бо­та­е­те в от­кры­том офи­се и слу­ша­е­те му­зы­ку в на­уш­ни­ках, вы по­вы­ша­е­те свою про­дук­тив­ность на 30%»

во­дят­ся на­уш­ни­ки и пор­та­тив­ные аку­сти­че­ские си­сте­мы, мы уже очень быст­ры – на раз­ра­бот­ку но­во­го про­дук­та ухо­дит 6 ме­ся­цев. В B&O Play у нас те­перь есть внут­рен­нее пра­ви­ло, в со­от­вет­ствии с ко­то­рым каж­дый тре­тий чет­верг ме­ся­ца на ры­нок дол­жен вы­во­дить­ся но­вый про­дукт.

ИД­ТИ ЗА ПО­КУ­ПА­ТЕ­ЛЯ­МИ

– Про­дук­ты под мар­кой B&O Play те­перь глав­ный ис­точ­ник ро­ста биз­не­са ва­шей ком­па­нии. Как по­явил­ся этот бренд? – Бренд B& O Play был за­пу­щен все­го 3,5 го­да на­зад. Я при­нял та­кое ре­ше­ние, так как уви­дел, что сред­ний воз­раст по­ку­па­те­ля Bang & Olufsen все вре­мя рас­тет. Со­от­вет­ствен­но, вста­ла за­да­ча, как вый­ти в но­вую ка­те­го­рию про­дук­тов для мо­ло­деж­ной ауди­то­рии, взяв все луч­шее, что есть в ди­зайне и аку­сти­ке Bang & Olufsen, но со­хра­нив вос­при­я­тие Bang & Olufsen как люк­со­во­го брен­да, не раз­мы­вая его. И у нас по­явил­ся бренд B&O Play. Это как в фэшн-ин­ду­стрии: есть кол­лек­ция haute couture и есть кол­лек­ция pret-a-porte.

На B&O Play уже при­хо­дит­ся око­ло 30% на­ше­го биз­не­са, и бренд рас­тет очень быст­ро. Во-пер­вых, по­то­му что у нас хо­ро­шие про­дук­ты, во-вто­рых, по­то­му что мы ин­тен­сив­но раз­ви­ва­ем роз­нич­ную сеть. Про­дук­ты B&O Play про­да­ют­ся в 700 ма­га­зи­нах Bang & Olufsen, плюс мы на­чи­на­ем вы­хо­дить в роз­нич­ные се­ти, тор­гу­ю­щие элек­тро­ни­кой: у нас уже 5000 то­чек про­даж, в ос­нов­ном в Ев­ро­пе и Ки­тае. В этом фи­нан­со­вом го­ду, за­кан­чи­ва­ю­щем­ся в мае 2016 г., B&O Play по­ка­жет дву­знач­ный рост в про­цен­тах.

– На­сколь­ко я пом­ню, из­на­чаль­но вы хо­те­ли от­кры­вать от­дель­ные бу­ти­ки для про­дук­тов B&O Play?

– Нет, идея из­на­чаль­но со­сто­я­ла в том, что­бы ид­ти ту­да, где по­ку­па­те­ли. С та­ки­ми про­дук­та­ми, как у B&O Play, на­до ид­ти за по­ку­па­те­ля­ми – не ожи­дай­те, что они при­дут к вам са­ми. В от­ли­чие от про­дук­тов Bang & Olufsen, где сам про­цесс при­ня­тия ре­ше­ния о по­куп­ке на­мно­го доль­ше: кли­ен­ты при­хо­дят к нам со сво­и­ми ар­хи­тек­то­ра­ми, об­суж­да­ют, как впи­шет­ся на­ша тех­ни­ка в их ин­те­рье­ры, мы уста­нав­ли­ва­ем эту тех­ни­ку и осу­ществ­ля­ем ее об­слу­жи­ва­ние. Это сер­вис пол­но­го цик­ла.

Ки­тай – един­ствен­ная стра­на, где у нас есть от­дель­но сто­я­щие бу­ти­ки B&O Play: 35. По­то­му что так ре­шил наш силь­ный ки­тай­ский парт­нер.

– Но брен­ды haute couture и preta-porte име­ют раз­ные ка­на­лы дис­три­бу­ции. Не опа­са­е­тесь ли вы, что вы­ход B&O Play в мас­со­вые ка­на­лы дис­три­бу­ции вы­зо­вет эро­зию брен­да Bang & Olufsen?

– Не опа­са­юсь. По­смот­ри­те на успех дру­гих компаний, иду­щих по­доб­ным пу­тем: Apple – хо­ро­ший при­мер. Ес­ли у вас есть силь­ный про­дукт, кра­си­вая упа­ков­ка и от­дель­ная вы­клад­ка, ко­то­рая вы­де­ля­ет вас сре­ди то­ва­ров дру­гих брен­дов, плюс ста­биль­ная це­но­вая по­ли­ти­ка – вы спо­соб­ны удер­жать имидж пре­ми­ум-брен­да. Так мы и со­би­ра­ем­ся ра­бо­тать с брен­дом B&O Play.

– Та­кую же по­ли­ти­ку вы со­би­ра­е­тесь про­во­дить и в Рос­сии: один ди­с­три­бу­тор для Bang & Olufsen и раз­ные парт­не­ры для B&O Play?

– Да. И что мы уже ви­дим: по­ку­па­те­ли B&O Play при­бли­зи­тель­но на 15 лет мо­ло­же, чем по­ку­па­те­ли Bang & Olufsen, сре­ди них боль­ше жен­щин и 70% по­ку­па­те­лей B&O Play ни­ко­гда рань­ше не бы­ли по­ку­па­те­ля­ми Bang & Olufsen. То есть это но­вая ка­те­го­рия по­ку­па­те­лей, до ко­то­рой мы не мог­ли до­сту­чать­ся рань­ше. Они про­сто ни­ко­гда не за­хо­ди­ли в ма­га­зи­ны Bang & Olufsen.

ВЫ­ЖИТЬ В ОДИ­НОЧ­КУ

– С 2008 г. ко­ти­ров­ки ак­ций Bang & Olufsen упа­ли на 50%. Вас это бес­по­ко­ит? – Они об­ва­ли­лись по­сле фи­нан­со­во­го кри­зи­са [2007–2008 гг.], но с тех пор оста­ют­ся до­ста­точ­но ста­биль­ны­ми. А в по­след­ние ме­ся­цы удво­и­лись – из-за спе­ку­ля­ций, но тем не ме­нее. Ес­ли смот­реть на наш биз­нес в квар­таль­ной пер­спек­ти­ве, то он мо­жет по­ка­зать­ся хруп­ким, но ес­ли в дол­го­сроч­ной – на си­лу брен­да, на на­ши про­дук­ты и на­ши ин­но­ва­ции, – то он по-преж­не­му мощ­ный.

– Ска­чок кур­са ак­ций Bang & Olufsen был вы­зван тем, что в но­яб­ре она объ­яви­ла, что по­лу­чи­ла пред­ло­же­ния от по­тен­ци­аль­ных по­ку­па­те­лей ком­па­нии. На­сколь­ко да­ле­ко за­шли пе­ре­го­во­ры, ко­гда мо­жет быть объ­яв­ле­но о сдел­ке?

– Мы опуб­ли­ко­ва­ли офи­ци­аль­ное за­яв­ле­ние об этом, и по­нят­но, что мы сде­ла­ли это по­то­му, что пе­ре­го­во­ры пе­ре­шли в кон­крет­ную ста­дию. Плюс мы ре­ши­ли, что фон­до­вый ры­нок по­ло­жи­тель­но оце­нит эту но­вость, – так и про­изо­шло. Неко­то­рые по­ку­па­те­ли ин­те­ре­су­ют­ся всей ком­па­ни­ей Bang & Olufsen, неко­то­рые – ее ча­стя­ми, ка­кие-то пе­ре­го­во­ры мо­гут за­вер­шить­ся под­пи­са­ни­ем сдел­ки, ка­кие-то – нет. Боль­ше мне по­ка до­ба­вить нече­го.

–А в оди­ноч­ку Bang & Olufsen вы­жить смо­жет? Вы смо­же­те про­дол­жать од­но­вре­мен­но кон­ку­ри­ро­вать и с ги­ган­та­ми ин­ду­стрии, и с бу­ти­ко­вы­ми мар­ка­ми?

– Тут необ­хо­ди­мо рас­смат­ри­вать биз­не­сы Bang & Olufsen и B&O Play по от­дель­но­сти. B&O Play на­це­лен на рост и уве­ли­че­ние объ­е­мов – и мы успеш­но идем по это­му пу­ти. Bang & Olufsen – боль­ше про цен­но­сти, про ка­че­ство про­дук­та и сер­ви­са, ко­то­рые мы предо­став­ля­ем кли­ен­там. То есть фо­кус Bang & Olufsen – на еще бо­лее экс­клю­зив­ных продуктах, на еще бо­лее ка­че­ствен­ном сер­ви­се, а объ­ем при­дет от B&O Play.

То есть я ду­маю, что это ста­биль­ная биз­нес-мо­дель. Да, нам при­шлось прой­ти че­рез тя­же­лые вре­ме­на. Но я ду­маю, что ре­ше­ние, ко­то­рое мы на­шли для Bang & Olufsen, – предо­став­лять кли­ен­там пол­но­стью ин­те­гри­ро­ван­ные ре­ше­ния для телевизоров и аку­сти­че­ских си­стем – пра­виль­ное.

ФО­КУС НА B2C – По­че­му вы ре­ши­ли про­дать ваш биз­нес по про­из­вод­ству ав- то­мо­биль­ных аудио­си­стем ком­па­нии Harman?

– Тут мы опять воз­вра­ща­ем­ся к ос­нов­ным цен­но­стям Bang & Olufsen: это звук, ди­зайн и ка­че­ство. В то вре­мя как ав­то­мо­биль­ная элек­тро­ни­ка тя­го­те­ет ко все боль­шей ин­те­гра­ции: муль­ти­ме­диа, зву­ка, си­стем управ­ле­ния – вплоть до по­яв­ле­ния са­мо­управ­ля­ю­щих­ся ав­то­мо­би­лей. Мы всту­пи­ли в пе­ре­го­во­ры с Harman, и они вы­ка­за­ли ин­те­рес ко все­му на­ше­му ав­то­мо­биль­но­му биз­не­су – раз­ра­бот­ке и про­из­вод­ству. За на­ми оста­ет­ся одоб­ре­ние ди­зай­на и ка­че­ства. А с на­сто­я­щи­ми и бу­ду­щи­ми кли­ен­та­ми из ав­то­мо­биль­но­го сек­то­ра мы бу­дем об­щать­ся вме­сте с Harman.

В гла­зах по­тре­би­те­ля ни­че­го не ме­ня­ет­ся: он са­дит­ся в ав­то­мо­биль, ви­дит и слы­шит аку­сти­че­ские си­сте­мы под брен­дом Bang & Olufsen. При этом для нас с точ­ки зре­ния биз­не­са улуч­ша­ет­ся очень мно­гое. Во-пер­вых, наш биз­нес ста­но­вит­ся про­ще и ком­пакт­нее, мы умень­ша­ем рис­ки, со­кра­ща­ем ва­ло­вые рас­хо­ды на R&D и га­ран­ти­ру­ем се­бе ли­цен­зи­он­ные пла­те­жи от Harman на про­тя­же­нии 20 лет. Во-вто­рых, мы те­перь мо­жем сфо­ку­си­ро­вать­ся на B2C-биз­не­се – у ав­то­мо­биль­но­го биз­не­са дру­гой про­из­вод­ствен­ный цикл, дру­гая це­поч­ка по­став­щи­ков, дру­гой уро­вень пе­ре­го­во­ров и бо­лее мед­лен­ный ме­ха­низм при­ня­тия ре­ше­ний.

– Все ва­ши ин­же­нер­ные и про­из­вод­ствен­ные мощ­но­сти, за­дей­ство­ван­ные для вы­пус­ка ав­то­мо­биль­ной аку­сти­ки, долж­ны быть пе­ре­да­ны Harman?

– Они уже пе­ре­да­ны.

– А лю­ди?

– 155 че­ло­век пе­ре­ве­де­но с пред­при­я­тий Bang & Olufsen в Стру­е­ре, Че­хии и Гер­ма­нии в Harman. У нас оста­ет­ся ко­ман­да, ко­то­рая бу­дет от­ве­чать за вза­и­мо­дей­ствие с Harman. На­при­мер, мы с Harman ре­ша­ем об­ра­тить­ся к но­во­му ав­то­мо­биль­но­му брен­ду [ко­то­рый еще не ис­поль­зу­ет аку­сти­ку Bang & Olufsen]. Ес­ли со­гла­ше­ние до­сти­га­ет­ся, Harman раз­ра­ба­ты­ва­ет аку­сти­ку, а мы одоб­ря­ем ди­зайн и ка­че­ство зву­ка. Го­то­вый про­дукт по­став­ля­ет­ся автопроизводителю с за­во­дов Harman.

– И по тем же са­мым при­чи­нам вы про­да­е­те про­из­во­ди­те­ля уси­ли­те­лей ICEpower – что­бы со­сре­до­то­чить­ся на ко­неч­ных по­ку­па­те­лях ва­шей про­дук­ции?

– Да. ICEpower – это ма­лень­кий биз­нес, в ко­то­ром ра­бо­та­ет 30 че­ло­век.

НО­ВЫЕ РЫН­КИ, НО­ВЫЕ ПАРТ­НЕ­РЫ

– В 2012 г. Ев­ро­па да­ва­ла Bang & Olufsen 65% про­даж, но вы го­во­ри­ли The Daily Telegraph, что в бу­ду­щем на Ки­тай и США долж­но при­хо­дить­ся по 20% про­даж. Ка­кие рын­ки сей­час де­мон­стри­ру­ют луч­ший про­гресс? – Ки­тай по­ка­зы­ва­ет силь­ный рост. Мы при­шли в Ки­тай че­ты­ре го­да на­зад, со­зда­ли соб­ствен­ную ко­ман­ду, от­кры­ли соб­ствен­ную сеть ма­га­зи­нов. В Ки­тае в от­ли­чие от осталь­но­го ми­ра, где мы ра­бо­та­ем че­рез парт­не­ров, мы са­ми владеем и управ­ля­ем все­ми ма­га­зи­на­ми. Мы все­гда зна­ли, что это бу­дет дли­тель­ный про­цесс, по­сколь­ку бренд для Ки­тая был но­вый и ки­тай­цы толь­ко­толь­ко на­чи­на­ли вкла­ды­вать в ин­те­рье­ры сво­их жи­лищ – до то­го бы­ли толь­ко одеж­да, часы и ма­ши­ны. А те­перь все сег­мен­ты, свя­зан­ные с ин­те­рье­ра­ми, – про­да­жи люк­со­вых ку­хонь, ме­бе­ли, арт-мар­кет – де­мон­стри­ру­ют в Ки­тае рост. И я уве­рен, что в те­че­ние пя­ти лет Ки­тай ста­нет на­шим круп­ней­шим рын­ком.

– А что вы ска­же­те о рос­сий­ском рын­ке?

– В Рос­сии мы уже 16 лет, и это все­гда был хо­ро­ший ры­нок для нас. Мы слу­ша­ем рос­сий­ский ры­нок в том, что ка­са­ет­ся цве­тов и раз­ме­ров экра­на телевизоров – рус­ские лю­бят боль­шие те­ле­ви­зо­ры. В по­след­ние па­ру лет си­ту­а­ция в эко­но­ми­ке очень слож­ная, но мы ве­рим в Рос­сию. Мы про­дол­жа­ем ин­ве­сти­ро­вать в ма­га­зи­ны, про­дол­жим ор­га­ни­зо­вы­вать ме­ро­при­я­тия, я по-преж­не­му бу­ду при­ез­жать в Рос­сию... А ко­гда эко­но­ми­ка нач­нет вос­ста­нав­ли­вать­ся – это обя­за­тель­но слу­чит­ся, – мы смо­жем по­жи­нать пло­ды.

– В мар­те про­шло­го го­да Bang & Olufsen и HP объ­яви­ли о со­гла­ше­нии, по ко­то­ро­му ва­ша аку­сти­ка по­явит­ся в тех­ни­ке HP. Как ро­ди­лась эта сдел­ка?

– При­чи­на очень про­ста: Apple по­гло­ти­ла ком­па­нию Beats, а имен­но Beats бы­ла раз­ра­бот­чи­ком аудио­ре­ше­ний для HP. Ко­неч­но, НР боль­ше не мог­ла ра­бо­тать с Beats, ко­то­рая те­перь при­над­ле­жит ее пря­мо­му кон­ку­рен­ту. По­это­му из НР по­зво­ни­ли нам с пред­ло­же­ни­ем по­мочь улуч­шить звук их ком­пью­те­ров. На что я от­ве­тил: «Мы ста­нем де­лать это толь­ко в том слу­чае, ес­ли мы смо­жем вли­ять на ва­ших ин­же­не­ров, – я не хо­чу про­сто ста­вить на­ше имя на ваш про­дукт, ес­ли он не бу­дет ни­чем от­ли­чать­ся». Они со­гла­си­лись.

Мы при­вез­ли все мо­де­ли ком­пью­те­ров НР к се­бе в Стру­ер – очень мно­го ком­пью­те­ров, – по­том от­пра­ви­лись к ним в Ка­ли­фор­нию. Аку­сти­че­ские си­сте­мы ком­пью­те­ров НР дей­стви­тель­но раз­ра­ба­ты­ва­ют­ся при на­шем уча­стии. Для обыч­ных лэп­то­пов – под брен­дом B&O Play, для то­по­вых Spectre – под брен­дом Bang & Olufsen. В США и Ев­ро­пе эти про­дук­ты уже по­яви­лись в про­да­же.

ТА­ЛАН­ТЫ, МУ­ЗЫ­КА И ВИ­НО

– Ва­ша се­мья жи­вет в Стру­е­ре или Ко­пен­га­гене? – В Ко­пен­га­гене. Мы пе­ре­ве­ли наш де­пар­та­мент мар­ке­тин­га и про­даж из Стру­е­ра в Ко­пен­га­ген, весь B&O Play си­дит в Ко­пен­га­гене плюс часть на­шей ко­ман­ды про­грам­ми­стов. Мы сде­ла­ли это по­то­му, что из Ко­пен­га­ге­на про­ще пе­ре­ме­щать­ся по ми­ру и в Ко­пен­га­ген про­ще при­вле­кать та­лан­ты, чем в Стру­ер. Так что я те­перь де­лю свое ра­бо­чее вре­мя на три: треть про­во­жу в Стру­е­ре, где у нас по-преж­не­му мно­го лю­дей, треть – в Ко­пен­га­гене и треть – пу­те­ше­ствуя по ми­ру.

– Че­му вы на­учи­лись в Triumph Motorcycles?

– (Сме­ет­ся.) Очень мно­го­му. Са­мое глав­ное – на­сколь­ко важ­но ка­че­ство про­дук­та. Во-пер­вых, по­то­му что речь идет про мо­то­цикл – сред­ство

по­вы­шен­ной опас­но­сти: ес­ли у вас есть про­бле­мы с ка­че­ством, ваш по­ку­па­тель умрет. По­то­му со­ве­ща­ния по ка­че­ству в Triumph Motorcycles у нас про­хо­ди­ли каж­дую пят­ни­цу и дли­лись по че­ты­ре ча­са. Да, в слу­чае Bang & Olufsen по­ку­па­тель не умрет, ес­ли у нас бу­дут про­бле­мы с ка­че­ством, но он про­сто уй­дет к дру­го­му про­из­во­ди­те­лю. То есть ка­че­ство по-преж­не­му пер­во­сте­пен­но.

А в це­лом для успеш­но­го биз­не­са нуж­но три ве­щи: хо­ро­ший про­дукт, хо­ро­шая сеть про­даж и хо­ро­шие мар­ке­тинг и ком­му­ни­ка­ции. При­чем его нуж­но стро­ить имен­но в та­ком по­ряд­ке: бес­смыс­лен­но ин­ве­сти­ро­вать в мар­ке­тинг, ес­ли у вас нет хо­ро­ше­го про­дук­та; бес­смыс­лен­но ин­ве­сти­ро­вать в мар­ке­тинг, ес­ли у вас нет хо­ро­ших ма­га­зи­нов – лю­ди не пой­дут и не ста­нут тра­тить день­ги в пло­хих. По­это­му ко­гда я при­шел в Bang & Olufsen, то су­ще­ствен­но умень­шил мар­ке­тин­го­вые рас­хо­ды, но уве­ли­чил ин­ве­сти­ции в R&D до 12–15%. Те­перь мы на­чи­на­ем ин­тен­сив­но вкла­ды­вать в ма­га­зи­ны. Сле­ду­ю­щим ша­гом ста­нут ком­му­ни­ка­ции.

– Мо­то­цик­лы в га­ра­же у вас есть? Triumph?

– ( Сме­ет­ся.) Ко­неч­но, толь­ко Triumph! Я пе­ре­вез их из Ве­ли­ко­бри­та­нии. Так же как и с Bang & Olufsen – у ме­ня до­ма толь­ко на­ши про­дук­ты. Ко­гда ты ста­но­вишь­ся ча­стью та­кой ком­па­нии, это уже боль­ше, чем про­сто ра­бо­та, это часть жиз­ни. Я до сих пор мо­гу с за­кры­ты­ми гла­за­ми опре­де­лить, что по ули­це едет Triumph, по­то­му что у этих мо­то­цик­лов три ци­лин­дра и звук осо­бен­ный – со­всем не та­кой, как у Harley-Davidson или Ducati.

Ко­гда я при­хо­жу в го­сти и ви­жу там пло­хой те­ле­ви­зор, то пред­по­чи­таю во­все не смот­реть его. То же са­мое и со зву­ком. Хо­ро­ший звук – это как хо­ро­шее крас­ное ви­но: по­сле то­го как вы по­про­бу­е­те его, вы уже ни­ко­гда не за­хо­ти­те пло­хо­го. Ко­неч­но, вы не мо­же­те поз­во­лить се­бе хо­ро­шее ви­но каж­дый день, но хо­тя бы по празд­ни­кам или вы­ход­ным! Или взять B&O Play. На­ши на­уш­ни­ки до­ро­же, чем у на­ших кон­ку­рен­тов, но ка­кое ка­че­ство зву­ка они да­ют – это под­твер­жда­ют все те­сты! Так что я ви­жу свою роль в том, что­бы ба­ло­вать де­тей хо­ро­шим зву­ком в на­уш­ни­ках. (Сме­ет­ся.) В про­шлом го­ду мы про­да­ли 0,5 млн на­уш­ни­ков.

– А это не вред­но – по­сто­ян­но слу­шать му­зы­ку в на­уш­ни­ках?

– (Сме­ет­ся.) Со­всем нет! Бо­лее то­го, до­ка­за­но, что, ес­ли вы ра­бо­та­е­те в от­кры­том офи­се и слу­ша­е­те му­зы­ку в на­уш­ни­ках, вы по­вы­ша­е­те свою про­дук­тив­ность на 30%! При­чем не важ­но ка­кую – за­ви­сит от ва­ше­го вку­са. У нас в B&O Play есть 18-лет­ний со­труд­ник – он все вре­мя слу­ша­ет хип-хоп. Я его как-то спро­сил: «Как ты мо­жешь слу­шать хи­п­хоп и ра­бо­тать?» На что он от­ве­тил: «А я во­об­ще не мо­гу ра­бо­тать, ес­ли не слу­шаю хип-хоп!»

Е. РА­ЗУМ­НЫЙ / ВЕ­ДО­МО­СТИ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.