Ку­да ин­ве­сти­ру­ет Ки­тай

Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Пол­ная вер­сия ста­тьи: www.vedomosti.ru *Яро­слав Ли­со­во­лик Ев­ге­ний Винокуров АВ­ТО­РЫ – ГЛАВ­НЫЙ ЭКО­НО­МИСТ ЕАБР; ДИ­РЕК­ТОР ЦЕН­ТРА ИН­ТЕ­ГРА­ЦИ­ОН­НЫХ ИС­СЛЕ­ДО­ВА­НИЙ ЕАБР

... Ка­зах­стан ста­но­вит­ся для Ки­тая важ­ным и очень на­деж­ным – а зна­чит, кон­тро­ли­ру­е­мым – ис­точ­ни­ком энер­ге­ти­че­ских ре­сур­сов

На фоне за­мед­ле­ния ро­ста ки­тай­ской эко­но­ми­ки в 2015 г. (и ро­ста опа­се­ний по по­во­ду даль­ней­ше­го ухуд­ше­ния) ак­тив­ность Ки­тая на про­стран­стве СНГ быст­ро рос­ла. Глав­ным про­ек­том, слу­жа­щим ак­ти­ви­за­ции вза­и­мо­от­но­ше­ний с со­се­дя­ми, стал «Эко­но­ми­че­ский по­яс Шел­ко­во­го пу­ти» (ЭПШП). Его це­ли – обес­пе­че­ние транс­порт­ной и энер­ге­ти­че­ской без­опас­но­сти, ди­вер­си­фи­ка­ция ис­точ­ни­ков энер­го­ре­сур­сов и по­иск рын­ков сбы­та для сво­их то­ва­ров.

С прак­ти­че­ской точ­ки зре­ния кон­цеп­ция ЭПШП со­дер­жит три ос­нов­ных ин­стру­мен­та: по­ли­ти­че­ское со­труд­ни­че­ство, тор­гов­ля и ин­ве­сти­ции. Тре­тий ин­стру­мент преж­де был в по­ло­же­нии бед­ной род­ствен­ни­цы при пер­вых двух, но те­перь си­ту­а­ция из­ме­ни­лась. Ес­ли рань­ше рост ро­ли Ки­тая в СНГ в ос­нов­ном от­ме­чал­ся во внеш­не­тор­го­вой сфе­ре (по то­ва­ро­обо­ро­ту КНР за­ни­ма­ет пер­вое ме­сто как у Рос­сии, так и у Ка­зах­ста­на), то в по­след­ние несколь­ко лет за­мет­но уси­ли­лась роль КНР как экс­пор­те­ра пря­мых ино­стран­ных ин­ве­сти­ций (ПИИ) в Евразий­ский ре­ги­он. Се­го­дня Ки­тай – один из ли­де­ров по ПИИ в ре­ги­оне СНГ.

Ана­лиз ба­зы дан­ных пря­мых ин­ве­сти­ций Евразий­ско­го ре­ги­о­на Цен­тра ин­те­гра­ци­он­ных ис­сле­до­ва­ний ЕАБР сви­де­тель­ству­ет о том, что из $27 млрд на­коп­лен­ных к 2015 г. ки­тай­ских ПИИ в наи­бо­лее круп­ных эко­но­ми­ках СНГ $23,6 млрд при­хо­дит­ся на Ка­зах­стан. На до­лю Рос­сии на ко­нец 2014 г. при­хо­ди­лось все­го $3,4 млрд на­коп­лен­ных ПИИ из Ки­тая, что по­чти в 7 раз мень­ше, чем в Ка­зах­стане.

По­чти все ин­ве­сти­ции ки­тай­ских ТНК (98%) свя­за­ны с топ­лив­ным ком­плек­сом – до­бы­чей и транс­пор­ти­ров­кой неф­ти и при­род­но­го га­за. В част­но­сти, CNPC вло­жи­ла в неф­те- и га­зо­до­бы­чу Ка­зах­ста­на бо­лее $12 млрд, а еще $6,2 млрд на­пра­ви­ла в стро­и­тель­ство ма­ги­страль­ных тру­бо­про­во­дов на тер­ри­то­рии Ка­зах­ста­на для по­ста­вок цен­траль­но­ази­ат­ских ре­сур­сов в Ки­тай (еще $1,7 млрд по­лу­чил Уз­бе­ки­стан). Кро­ме то­го, $1,4 млрд со­ста­ви­ли ин­ве­сти­ции в до­бы­чу уг­ле­во­до­ро­дов в Ка­зах­стане со сто­ро­ны Sinopec, еще при­мер­но по $0,95 млрд – со сто­ро­ны CITIC и China Investment Corp, а $0,7 млрд – несколь­ких бо­лее мел­ких компаний. Есть ин­ве­сти­ции в НПЗ в Шым­кен­те. Ин­ве­сти­ций в дру­гие сек­то­ры со­всем ма­ло (на­при­мер, в Ка­зах­стане с 1993 г. дей­ству­ют два ки­тай­ских бан­ка – Industrial & Commercial Bank of China и Bank of China. Их устав­ные ка­пи­та­лы в кон­це 2014 г. со­ста­ви­ли со­от­вет­ствен­но $58 млн и $36 млн).

Чем объ­яс­ня­ет­ся та­кое вни­ма­ние к Ка­зах­ста­ну? Ка­зах­стан ста­но­вит­ся для Ки­тая важ­ным и очень на­деж­ным (по­то­му что лег­ко кон­тро­ли­ру­е­мым) ис­точ­ни­ком топ­лив­но-энер­ге­ти­че­ских ре­сур­сов, что поз­во­ля­ет сни­зить рис­ки за­ви­си­мо­сти от по­ста­вок из дру­гих, бо­лее от­да­лен­ных стран. И Ка­зах­стан по­мо­га­ет ди­вер­си­фи­ци­ро­вать ма­ги­страль­ные на­прав­ле­ния «Шел­ко­во­го пу­ти», что да­ет воз­мож­ность вы­бо­ра в ре­а­ли­за­ции про­ек­тов, при­зван­ных обес­пе­чить вза­и­мо- дей­ствие меж­ду Ев­ро­пой и Ази­ей в ин­фра­струк­тур­ной и топ­лив­но­энер­ге­ти­че­ской сфе­рах.

Для са­мо­го Ка­зах­ста­на и дру­гих стран ЕАЭС од­ним из клю­че­вых при­о­ри­те­тов в кон­тек­сте ЭПШП яв­ля­ет­ся раз­ви­тие ин­фра­струк­ту­ры. Ос­нов­ные от­рас­ле­вые при­о­ри­те­ты: транс­порт (же­лез­но­до­рож­ный, ав­то­мо­биль­ный), элек­тро­энер­ге­ти­ка, те­ле­ком­му­ни­ка­ции. Для Ка­зах­ста­на, дру­гих стран ЕАЭС и стран Цен­траль­ной Азии глав­ное в ЭПШП – до­сти­же­ние мо­дер­ни­за­ци­он­но­го им­пуль­са для на­ци­о­наль­ных эко­но­мик.

Ре­шат ли ки­тай­ские ин­ве­сти­ции транс­порт­но-тран­зит­ные про­бле­мы Ка­зах­ста­на и Рос­сии?

Из $27 млрд на­коп­лен­ных к 2015 г. ки­тай­ских ПИИ в наи­бо­лее круп­ных эко­но­ми­ках СНГ $23,6 млрд при­хо­дит­ся на Ка­зах­стан

Сле­ду­ет по­ни­мать, что у Ки­тая есть свои эко­но­ми­че­ские при­о­ри­те­ты на про­стран­стве Евра­зии, ко­то­рые да­ле­ко не все­гда бу­дут сов­па­дать с при­о­ри­те­та­ми Рос­сии или Ка­зах­ста­на. В рам­ках про­ек­та «Шел­ко­во­го пу­ти» Ки­тай, ве­ро­ят­но, бу­дет вся­че­ски про­дви­гать ши­рот­ные ко­ри­до­ры по на­прав­ле­нию «во­сток – за­пад». Ме­нее при­о­ри­тет­ны для Ки­тая ме­ри­ди­о­наль­ные ко­ри­до­ры «се­вер – юг», ко­то­рые ис­клю­чи­тель­но важ­ны и для Ка­зах­ста­на, и для Рос­сии (на­прав­ле­ния на Иран, Ближний Во­сток, в пер­спек­ти­ве – Ин­дию; то­вар­ная но­мен­кла­ту­ра – зер­но, про­дук­ция аг­ро­про­ма, удоб­ре­ния, ме­тал­ло­про­дук­ция, машиностроение, неф­те­хи­мия). Эти ко­ри­до­ры, ко­то­рые Рос­сия и Ка­зах­стан бу­дут стре­мить­ся со­здать по обе­им сто­ро­нам Кас­пия, ве­ро­ят­нее все­го, пред­сто­ит фи­нан­си­ро­вать пре­иму­ще­ствен­но за счет соб­ствен­ных ре­сур­сов.

В ко­неч­ном сче­те рост ки­тай­ских ин­ве­сти­ций в стра­ны СНГ от­ра­жа­ет важ­ность ре­ги­о­на для Под­не­бес­ной как ем­ко­го рын­ка сбы­та, до­ступ­но­го ис­точ­ни­ка топ­лив­но-энер­ге­ти­че­ских ре­сур­сов и про­стран­ства для со­зда­ния сво­е­го ин­те­гра­ци­он­но­го про­ек­та. Есть все ос­но­ва­ния по­ла­гать, что тен­ден­ция ро­ста ПИИ Ки­тая в стра­ны ЕАЭС про­дол­жит­ся да­же на фоне за­мед­ле­ния эко­но­ми­ки. Ки­тай­ские кор­по­ра­ции – в первую оче­редь го­су­дар­ствен­ные – рас­ши­рят свою экс­пан­сию по ши­ро­ко­му спек­тру на­прав­ле­ний, что бу­дет спо­соб­ство­вать от­рас­ле­вой ди­вер­си­фи­ка­ции ки­тай­ских ПИИ в Евразий­ский ре­ги­он. Имен­но так эво­лю­ци­о­ни­ро­ва­ли ки­тай­ские ПИИ в дру­гих ре­ги­о­нах. При этом ре­а­ли­за­ция ам­би­ци­оз­но­го про­ек­та «Шел­ко­во­го пу­ти» мог­ла бы вдох­нуть но­вую жизнь не толь­ко в ис­то­рию ки­тай­ско­го эко­но­ми­че­ско­го ро­ста, но и в раз­ви­тие ин­те­гра­ци­он­ных про­цес­сов на евразий­ском про­стран­стве.

Пе­ре­се­че­ние ин­те­ре­сов и сов­па­де­ние об­ще­эко­но­ми­че­ских це­лей со­зда­ют усло­вия для вза­и­мо­про­ник­но­ве­ния и ин­те­гра­ции пер­спек­тив­ных про­ек­тов ЕАЭС и ЭПШП. Успеш­ная ре­а­ли­за­ция связ­ки ЕАЭС – ЭПШП мо­жет уси­лить по­зи­ции ЕАЭС как свя­зу­ю­ще­го зве­на меж­ду ЕС и Ки­та­ем, уси­лит по­зи­ции стран-чле­нов (в том чис­ле Ка­зах­ста­на) в диа­ло­ге с ни­ми. Для до­сти­же­ния этих це­лей стра­нам ЕАЭС нуж­но вы­стра­и­вать кон­со­ли­ди­ро­ван­ную по­зи­цию в от­но­ше­нии про­ек­та «Шел­ко­во­го пу­ти» и даль­ней­ших на­прав­ле­ний его раз­ви­тия.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.