Мас­штаб боль­шо­го че­ло­ве­ка

Vedomosti - - Культура - Оль­га Ка­ба­но­ва

Вы­став­ка «Эрнст Не­из­вест­ный. Воз­вра­ще­ние в Ма­неж» пред­став­ля­ет про­из­ве­де­ния из­вест­но­го ху­дож­ни­ка-мо­дер­ни­ста и уни­каль­ную лич­ность

Вод­ном из ин­тер­вью Эрнст Не­из­вест­ный ска­зал, что по­сле эми­гра­ции мно­го сил по­тра­тил на то, что­бы упо­ми­нать­ся в га­зе­тах в раз­де­ле «Искус­ство», а не «Лю­ди». То есть стре­мил­ся стать из­вест­ным имен­но как ху­дож­ник, а не пер­со­наж. Но на­зва­ние от­крыв­шей­ся в честь его 90-ле­тия вы­став­ки «Эрнст Не­из­вест­ный. Воз­вра­ще­ние в Ма­неж» опять, в ко­то­рый уже раз, от­сы­ла­ет к со­бы­ти­ям 1962 г., ко­гда ху­дож­ник стал объ­яс­нять гла­ве го­су­дар­ства, как на­до по­ни­мать искус­ство, за что и был гнев­но об­ру­ган.

До это­го дня Эрнст Не­из­вест­ный про­жил 37 лет, про­шел вой­ну, был тя­же­ло ра­нен, ед­ва не по­гиб. По­сле встре­чи с Хру­ще­вым он очень мно­го и дол­го ра­бо­тал, но так и не смог, ка­жет­ся, со­здать в ис­кус­стве ни­че­го спо­соб­но­го за­сло­нить в люд­ской па­мя­ти его по­сту­пок. Хо­тя и сто­ят по все­му ми­ру его ги­гант­ские мо­ну­мен­ты – в Егип­те, Ма­га­дане, Ке­ме­ро­ве, Москве и Ва­шинг­тоне.

На вы­став­ке па­мят­ни­ки пред­став­ле­ны огром­ны­ми фо­то­гра­фи­я­ми, но мас­штаб их все рав­но труд­но пред­ста­вить – тем бо­лее что раз­мер в под­пи­сях не ука­зан. За­то к ра­бо­там есть ко­рот­кие и тол­ко­вые по­яс­не­ния, по­мо­га­ю­щие зри­те­лям луч­ше по­нять за­мы­сел и смысл уви­ден­ных про­из­ве­де­ний и не чув­ство­вать се­бя в Ма­не­же Хру­ще­вым. В кни­ге от­зы­вов кро­ме вос­хи­ще­ний до­ста­точ­но при­зна­ний «не по­нял». Что стран­но, уже и поп-куль­ту­ра дав­но осво­и­ла раз­лич­ные пла­сти­че­ские вы­вер­ты.

Бо­лее 20 скульп­тур, 50 кар­тин и 60 гра­фи­че­ских ли­стов Эрн­ста Не­из­вест­но­го – ве­щи из со­бра­ния кол­лек­ци­о­не­ра Фе­лик­са Ко­ма­ро­ва, в на­ча­ле 90-х от­крыв­ше­го в НьюЙор­ке Russian World Gallery. Он ини­ци­а­тор и один из ор­га­ни­за­то­ров вы­став­ки ху­дож­ни­ка, став­ше­го ему дру­гом. По­ка­зан­ные про­из­ве­де­ния от­но­сят­ся в раз­но­му вре­ме­ни, но ка­жут­ся на­пи­сан­ны­ми и от­ли­ты­ми од­но­вре­мен­но. На­столь­ко оче­ви­ден в них по­черк Не­из­вест­но­го, его ге­не­раль­ный при­ем – чело- веческая фи­гу­ра как буд­то рас­чле­не­на на мел­кие объ­е­мы, а по­том со­став­ле­на из соб­ствен­ных и чу­жих фраг­мен­тов, на пер­вый взгляд ха­о­тич­но, но со­глас­но из­вест­но­му толь­ко ху­дож­ни­ку ви­де­нию.

Так стро­ят­ся и ри­сун­ки, и вы­зы­ва­ю­ще яр­кие ак­ри­ло­вые кар­ти­ны, и скульп­ту­ра – мо­ну­мен­таль­ная и ми­ни­а­тюр­ная. Му­че­ние пло­ти, тра­ги­че­ская дис­гар­мо­ния, вы­зы­ва­ю­щий ан­ти­эс­те­тизм – все это

де­ла­ет про­смотр вы­став­ки Не­из­вест­но­го со­бы­ти­ем не ра­дост­ным, но и не му­чи­тель­ным. Тра­гизм тут на­столь­ко де­мон­стра­ти­вен, что ис­клю­ча­ет со­пе­ре­жи­ва­ние. Мощ­ные ра­бо­ты до­ста­точ­но хо­лод­но скон­стру­и­ро­ва­ны, и па­фос их вполне де­ко­ра­тив­ный.

Сам Не­из­вест­ный, окон­чив­ший Су­ри­ков­ский ин­сти­тут и фи­ло­соф­ский фа­куль­тет МГУ, от­но­сит­ся к ис­кус­ству как к ме­та­фи­зи­че­ско­му яв­ле­нию, свое счи­та­ет синтезом рус­ско­го аван­гар­да и рус­ской фи­ло­соф­ско-ре­ли­ги­оз­ной мыс­ли. И, по­жа­луй, в твор­че­стве он во­пло­ща­ет со­бой ис­то­во­го рус­ско­го мо­дер­ни­ста с ги­пер­тро­фи­ро­ван­ным ком­плек­сом де­ми­ур­га. Но не в жиз­ни.

Од­на из важ­ных со­став­ля­ю­щих вы­став­ки – филь­мы о ху­дож­ни­ке, его ин­тер­вью. Во всем, что го­во­рит Эрнст Не­из­вест­ный, столь­ко глу­би­ны, про­сто­ты, здра­во­го смыс­ла, по­ни­ма­ния лю­дей, в том чис­ле и власт­ных, об­сто­я­тельств и са­мо­го се­бя, что этот че­ло­век не мо­жет не вы­зы­вать ис­крен­не­го вос­хи­ще­ния и глу­бо­ко­го ува­же­ния.-

/ Е. РА­ЗУМ­НЫЙ / ВЕ­ДО­МО­СТИ

«Ор­фей» стал са­мой ти­ра­жи­ру­е­мой скульп­ту­рой Эрн­ста Не­из­вест­но­го

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.