Власть и об­ще­ство – ста­ре­ю­щие су­пру­ги

Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - *Бо­рис Гро­зов­ский

Преж­ний со­ци­аль­ный кон­тракт дав­но се­бя ис­чер­пал, а но­во­го, по­хо­же, не бу­дет: как мо­гут раз­ви­вать­ся со­бы­тия?

Один­на­дцать лет на­зад Алек­сандр Ау­зан сфор­му­ли­ро­вал суть об­ще­ствен­но­го до­го­во­ра на­ча­ла 2000-х гг. Де­ло­вые, ин­тел­лек­ту­аль­ные и ре­ги­о­наль­ные эли­ты и на­се­ле­ние в об­мен на рост до­хо­дов, ста­биль­ность и по­ря­док без со­про­тив­ле­ния рас­ста­лись с по­ли­ти­че­ски­ми и граж­дан­ски­ми пра­ва­ми. Го­су­дар­ство за­бра­ло сво­бо­ду сло­ва, пра­во вы­би­рать и воз­мож­ность вли­ять на по­ли­ти­ку в ка­че­стве пла­ты за вы­пол­не­ние функ­ций, ко­то­ры­ми оно пре­не­бре­га­ло в 1990-е. Глав­ные из них – роль ар­бит­ра и ав­то­ра пра­вил иг­ры в биз­нес-спо­рах; под­дер­жа­ние бюд­жет­ной сфе­ры; по­вы­ше­ние пен­сий до сов­ме­сти­мо­го с жиз­нью уров­ня; раз­ви­тие ин­фра­струк­ту­ры; са­мо­сто­я­тель­ное и вы­зы­ва­ю­щее ува­же­ние у про­сто­го на­ро­да по­ве­де­ние на ми­ро­вой арене.

В про­цес­се утвер­жде­ния это­го со­ци­аль­но­го кон­трак­та к го­су­дар­ству впер­вые со вре­мен позд­не­го СССР вер­ну­лась воз­мож­ность на­де­лять пра­ва­ми боль­шие груп­пы лю­дей и от­би­рать у них эти пра­ва (лик­ви­да­ция вы­бо­ров гу­бер­на­то­ров и на­ко­пи­тель­ных пен­си­он­ных прав для сред­не­го воз­рас­та). По­сле де­ся­ти­ле­тия, ко­гда ни­кто ни­че­го не ждал от го­су­дар­ства и рас­счи­ты­вал толь­ко на се­бя, ввер­ху и вни­зу со­ци­аль­ной пи­ра­ми­ды вос­ста­но­ви­лись пе­ре­рас­пре­де­ли­тель­ные на­стро­е­ния – по­ве­де­ние, на­прав­лен­ное на за­хват рент­ных по­то­ков. На­обо­рот, раз­ви­тие го­ри­зон­таль­ных со­ци­аль­ных свя­зей – с опо­рой на ме­ха­низм ре­пу­та­ций, до­ве­рие внут­ри групп и меж­ду ни­ми, част­ную бла­го­тво­ри­тель­ность, во­лон­тер­ство и т. д. – бы­ло на го­ды за­дер­жа­но. Раз­ви­тие него­су­дар­ствен­ных ме­ха­низ­мов ре­ше­ния про­блем в раз­ных сфе­рах – от по­ис­ка про­пав­ших лю­дей и борь­бы с по­жа­ра­ми до по­мо­щи де­тям и ста­ри­кам – за­мед­ли­лось, и ко­гда об­ще­ство на­ко­нец на­ча­ло справ­лять­ся с труд­но­стя­ми са­мо­ор­га­ни­за­ции, та­ким про­ек­там при­шлось встра­и­вать­ся уже в но­вую по­ли­ти­че­скую си­сте­му, в ко­то­рой не бы­ло воз­ду­ха.

На про­тя­же­нии всех 2000-х эли­ты и сред­ний класс де­мон­стри­ро­ва­ли по­ра­зи­тель­ное рав­но­ду­шие к об­ще­му бла­гу. В ос­нов­ном по­то­му, что за­ни­ма­лись лич­ны­ми бла­га­ми. Ко­гда к кон­цу 2000-х рост эко­но­ми­ки стал вы­ды­хать­ся, об­ще­ствен­ный

Боль­ше все­го это по­хо­же на тоск­ли­вый вто­рой-тре­тий де­ся­ток лет сов­мест­ной жиз­ни су­пру­гов – в слу­чае, ко­гда стра­сти и неж­но­сти дав­но нет

до­го­вор чуть из­ме­нил­ся: «ста­биль­ность и со­ци­аль­ные га­ран­тии в об­мен на ло­яль­ность».

Уми­рал этот кон­тракт дол­го, му­чи­тель­но и неза­мет­но. На это ра­бо­та­ли спек­такль с кон­ку­рен­ци­ей «пре­ем­ни­ков», Ива­но­ва и Мед­ве­де­ва; ими­та­ци­он­ная мед­ве­дев­ская «мо­дер­ни­за­ция»; кри­зис-2009; на­ко­пив­ша­я­ся к кон­цу де­ся­ти­ле­тия уста­лость от Пу­ти­на. Важ­ные фак­то­ры – по­сте­пен­ный рост гос­эко­но­ми­ки и кор­руп­ции; потеря стра­ха «кош­ма­ря­щи­ми биз­нес» си­ло­ви­ка­ми; де­валь­ва­ция пен­си­он­ной ре­фор­мы; от­кро­вен­но из­де­ва­тель­ское об­ра­ще­ние вла­сти с под­ни­мав­шей го­ло­ву оп­по­зи­ци­ей. Все это вы­ли­лось в про­тестное дви­же­ние 2011–2012 гг.

В тот мо­мент Пу­тин по­нял, что сред­ний класс, зна­чи­тель­ная часть го­род­ско­го на­се­ле­ния го­то- вит­ся отобрать у него «яр­лык на кня­же­ние». По­сле за­иг­ры­ва­ний с «кре­а­тив­ным клас­сом» по­ли­ти­че­ский ре­жим на­ко­нец осо­знал, кто его на­сто­я­щие вра­ги, а кто дру­зья. Непо­сред­ствен­ным от­ве­том на это «пре­да­тель­ство» ста­ли 1) то­чеч­ные ре­прес­сии, 2) взя­тый курс на сво­ра­чи­ва­ние сво­бо­ды СМИ, 3) уси­ле­ние ра­бо­ты с груп­па­ми под­держ­ки ре­жи­ма. Но все это не бы­ло на­сто­я­щим асим­мет­рич­ным от­ве­том, ко­то­рый вбил бы клин меж­ду го­род­ским клас­сом и ос­нов­ной ча­стью элек­то­ра­та. Та­ким от­ве­том ста­ли Крым и Дон­басс. Тем са­мым ста­рый, пе­ре­став­ший удо­вле­тво­рять ин­тел­лек­ту­аль­ную эли­ту кон­тракт был за­ме­нен но­вым. Кон­струк­ция его ока­за­лась та­кой, что «оп­по­зи­ции» в нем боль­ше ме­ста не бы­ло – с ней про­сто пе­ре­ста­ли раз­го­ва­ри­вать. К весне 2014 г. го­су­дар­ство пред­ло­жи­ло в об­мен на ло­яль­ность уже не рост бла­го­со­сто­я­ния, а чув­ство – ощу­ще­ние при­над­леж­но­сти к вста­ю­щей с ко­лен ве­ли­кой дер­жа­ве. Это очень силь­ная эмо­ция, и в от­вет го­су­дар­ство те­перь тре­бу­ет от на­се­ле­ния не толь­ко ло­яль­но­сти, но и го­тов­но­сти к са­мо­огра­ни­че­нию.

Пробле­ма с этой эмо­ци­ей из­вест­на: она нуж­да­ет­ся в по­сто­ян­ной под­пит­ке экс­тра­ор­ди­нар­ны­ми до­сти­же­ни­я­ми. К кон­цу 2015 г. ра­дость за мол­ние­нос­но при­сво­ен­ный Крым на­ча­ла по­ти­хонь­ку ис­па­рять­ся. А си­рий­ская опе­ра­ция, хоть и вы­зы­ва­ет рост гор­до­сти ар­ми­ей и внеш­не­по­ли­ти­че­ски­ми успе­ха­ми, все же про­из­во­дит на оте­че­ствен­ных те­ле­зри­те­лей мень­шее впе­чат­ле­ние, чем на ино­стран­ных. Воз­мож­но, по­то­му, что рей­тинг меж­ду­на­род­ных ан­ти­па­тий рос­сий­ско­го элек­то­ра­та неустой­чив. То в нем на пер­вом ме­сте был Ки­тай – вви­ду стра­ха за тер­ри­то­рии. То США и Ев­ро­па, с ко­то­ры­ми у нас «ци­ви­ли­за­ци­он­ный кон­фликт» на поч­ве «тра­ди­ци­он­ных цен­но­стей». Но и к агрес­сив­ным ис­ла­ми­стам, в том чис­ле из сво­ей стра­ны, рос­си­яне то­же не име­ют при­чин ис­пы­ты­вать доб­рые чув­ства. Ре­зуль­тат: слиш­ком мно­го вра­гов, вни­ма­ние рас­пы­ля­ет­ся, удо­воль­ствие от бом­бе­жек и об­стре­лов вы­хо­дит «сма­зан­ным».

Меж­ду тем хо­ло­диль­ник, в 2014-м вчи­стую про­иг­рав­ший эпи­че­скую бит­ву те­ле­ви­зо­ру, от­во­е­вы­вал ма­лую часть утра­чен­ных по­зи­ций. Но и это ощу­ти­мо. Ухуд­ша­ю­щий­ся в си­лу бюд­жет­ной эко­но­мии до­ступ к ме­ди­цин­ским услу­гам, ин­фля­ция и сни­же­ние ре­аль­ных до­хо­дов на­се­ле­ния, де­валь­ва­ция руб­ля, плат­ные пар­ков­ки и сбор с даль­но­бой­щи­ков, рас­ту­щее ощу­ще­ние от­сут­ствия эко­но­ми­че­ской пер­спек­ти­вы и неиз­беж­но­сти по­вы­ше­ния на­ло­гов – все это раз­но­род­ные яв­ле­ния, ко­то­рые иг­ра­ют вдол­гую, на­кап­ли­ва­ют­ся по­сте­пен­но, но неумо­ли­мо. Но­вый Крым (по­дви­ги на пост­со­вет­ском про­стран­стве с ми­ни­маль­ны­ми по­те­ря­ми) и/или обостре­ние кон­фрон­та­ции с США и Ев­ро­пой (Тур­ция в ро­ли вра­га номер один – это недо­ста­точ­но ам­би­ци­оз­но) мог­ли бы от­пра­вить хо­ло­диль­ник в но­вый но­ка­ут. Но Пу­тин, на­обо­рот, ищет за­ми­ре­ния с За­па­дом при воз­мож­но-

сти со­хра­нить ли­цо и про­дол­жать дер­жать Укра­и­ну на крюч­ке че­рез по­лу­раз­ру­шен­ный Дон­басс.

Что даль­ше? Вид­ны две воз­мож­ные тра­ек­то­рии. Пер­вый, скуч­ный сце­на­рий – дол­гое и мед­лен­ное уга­са­ние ны­неш­не­го по­ли­ти­че­ско­го ре­жи­ма. Что-то вро­де по­след­не­го де­ся­ти­ле­тия СССР. Это мо­жет да­же ко­гда-ни­будь за­кон­чить­ся уско­ре­ни­ем и по­сле­ду­ю­щей пе­ре­строй­кой – на­при­мер, с Алек­се­ем Куд­ри­ным в ро­ли идео­ло­га пе­ре­строй­ки Алек­сандра Яко­вле­ва и Алек­се­ем На­валь­ным, сов­ме­ща­ю­щим ан­ти­кор­руп­ци­он­ную роль Тель­ма­на Гд­ля­на с идео­ло­ги­че­ской Ан­дрея Сахарова и по­ли­ти­че­ской Бо­ри­са Ель­ци­на. Это скуч­ный, от­но­си­тель­но спо­кой­ный и некре­а­тив­ный сце­на­рий – та­кой же, как вто­рая по­ло­ви­на 1970-х – пер­вая по­ло­ви­на 1980-х. По­не­мно­гу на­рас­та­ет уста­лость от ста­ре­ю­ще­го по­лит­бю­ро, рас­тет раз­рыв меж­ду офи­ци­аль­ной ри­то­ри­кой и тем, что об­суж­да­ют лю­ди в ку­рил­ках и на кух­нях.

В этом сце­на­рии об­ще­ству не пред­ла­га­ет­ся но­вый со­ци­аль­ный кон­тракт. «Ве­ли­чие стра­ны» по­сте­пен­но туск­не­ет, нена­висть вра­гов Рос­сии все бо­лее лю­тая, эко­но­ми­ка плав­но то­нет, не впи­сы­ва­ясь в мир, где уг­ле­во­до­род­ное топ­ли­во вы­хо­дит из мо­ды. Чем еще, кро­ме «вста­ва­ния с ко­лен», мо­жет власть обла­го­де­тель­ство­вать об­ще­ство – не по­нят­но. В от­сут­ствие но­во­го кон­трак­та сто­ро­ны про­дол­жа­ют вы­пол­нять из­ряд­но на­до­ев­ший ста­рый. Боль­ше все­го это по­хо­же на тоск­ли­вый вто­рой-тре­тий де­ся­ток лет сов­мест­ной жиз­ни су­пру­гов – в слу­чае, ко­гда стра­сти и неж­но­сти дав­но нет. Про­жи­тые го­ды де­ла­ют па­ру по­чти без­аль­тер­на­тив­ной – разой­тись с вла­стью об­ще­ству с каж­дым го­дом слож­нее: 1) есть об­щие цен­но­сти – да­же от­ча­ян­но ссо­рясь, су­пру­ги успе­ва­ют по­лю­бить од­но и то же, сход­ным об­ра­зом вы­стро­ить при­о­ри­те­ты, у них об­щие дру­зья и вра­ги, на­деж­ды и стра­хи; 2) скры­тая неуве­рен­ность в сво­ей при­вле­ка­тель­но­сти («ко­му еще я та­кой ну­жен»); 3) удоб­ство (но­во­му парт­не­ру при­дет­ся объ­яс­нять, как имен­но го­то­вить борщ и ка­кие цве­ты вы­зы­ва­ют ал­лер­гию) и проч. Ста­ре­ю­щие су­пру­ги ока­зы­ва­ют­ся на­мерт­во при­вя­за­ны друг к дру­гу при­выч­кой, уз­ким кру­го­зо­ром, него­тов­но­стью рез­ко ме­нять жизнь и незна­ни­ем, как это де­лать.

По­ли­ти­че­ские ана­ло­ги опи­сан­но­го вы­ше пси­хо­ло­ги­че­ско­го ком­плек­са в пол­ной ме­ре при­сут­ству­ют в ши­ро­ких кру­гах элек­то­ра­та: 1) «все во­ру­ют, все по­ли­ти­ки оди­на­ко­вы» («мой пьет/ туп/стар/уныл/из­ме­ня­ет, но все они та­кие»); 2) «от ме­ня ни­че­го не за­ви­сит, ре­ша­ют на­вер­ху»; 3) «ни­ко­му нель­зя до­ве­рять, во­круг од­ни вра­ги» («у всех свои ин­те­ре­сы, а мой хо­тя бы за­щи­ща­ет ме­ня от ху­ли­га­нов») и т. д. В ос­но­ве это­го ком­плек­са глу­бо­чай­шее неве­рие в свои си­лы и раз­ру­шен­ный со­ци­аль­ный ка­пи­тал, слож­но­сти с ко­ор­ди­на­ци­ей уси­лий, страх. В бли­жай­шие го­ды лю­ди бу­дут го­то­вы от­ста­и­вать свои лич­ные пра­ва, ес­ли го­су­дар­ство их ущем­ля­ет. Но ко­ор­ди­на­ция раз­ных со­ци­аль­ных групп или по­ли­ти­че­ские тре­бо­ва­ния – это, как вид­но на при­ме­ре даль­но­бой­щи­ков, че­рес­чур. Даль­но­бой­щи­ки за Крым, но про­тив то­го, что­бы пла­тить «Пла­то­ну»; Пу­тин за «Платон»; по­это­му за­пла­тить при­дет­ся, но по­мень­ше – при- мер­но так бу­дет на­чи­нать­ся и за­кан­чи­вать­ся боль­шин­ство «от­рас­ле­вых» со­ци­аль­ных про­те­стов. Ба­сто­вав­шие (осе­нью 2014 г.) вра­чи даль­но­бой­щи­кам не то­ва­ри­щи, и на­обо­рот. При этом по­ли­ти­че­ские и граж­дан­ские пра­ва ши­ро­ко при­ни­ма­е­мой цен­но­стью не яв­ля­ют­ся – как мак­си­мум, за­щи­та от го­су­дар­ства лич­ных ин­те­ре­сов.

Об­ще­ствен­ный до­го­вор, ос­но­ван­ный на вос­по­ми­на­нии о преж­нем до­го­во­ре, ко­гда-то удо­вле­тво­ряв­шем боль­шин­ство, – сла­бый и неустой­чи­вый. Он дей­ству­ет ров­но до тех пор, по­ка не по­явил­ся но­вый иг­рок, спо­соб­ный пред­ло­жить об­ще­ству кон­тракт, устра­и­ва­ю­щий его боль­ше. С дру­гой сто­ро­ны, об­ще­ству бу­дет крайне слож­но по­ве­рить, что этот но­вый иг­рок или си­ла не об­ма­нут и смо­гут вы­пол­нить свои обе­ща­ния.

Ес­ли угроза со сто­ро­ны оп­по­зи­ции бу­дет уси­ли­вать­ся, вла­сти при­дет­ся при­бег­нуть ко вто­ро­му сце­на­рию. Про­де­мон­стри­ро­ван­ный впер­вые в Гру­зии в 2008м, опро­бо­ван­ный на Кры­ме, Дон­бас­се и Си­рии, рос­сий­ский по­ли­ти­че­ский кре­а­тив мо­жет ведь на этом не оста­нав­ли­вать­ся. Но­вая внеш­не­по­ли­ти­че­ская за­дум­ка, убе­ди­тель­ные по­бе­ды над внеш­ним и внут­рен­ним вра­гом – от­лич­ное сред­ство, ко­то­рое поз­во­лит ре­жи­му рас­цве­чи­вать про­то­рен­ную ко­лею ста­ре­ния и уга­са­ния яр­ки­ми вспо­ло­ха­ми. Яр­кие по­бе­ды на­до про­де­мон­стри­ро­вать и к вы­бо­рам в Го­с­ду­му 2016 г., и осо­бен­но в 2017 г., к вы­бо­рам пре­зи­ден­та. В этом сце­на­рии жизнь на­ше­го по­ли­ти­че­ско­го ре­жи­ма бу­дет ко­ро­че, но зна­чи­тель­но яр­че и раз­но­об­раз­нее, чем в пер­вом. О кон­крет­ном со­дер­жа­нии это­го сце­на­рии луч­ше не ду­мать – что­бы не рас­стра­и­вать­ся, да и уга­дать невоз­мож­но: ре­ше­ния при­ни­ма­ют­ся си­ту­а­тив­но. С ре­сур­са­ми на за­по­ми­на­ю­щи­е­ся зре­ли­ща про­блем в 2016–2017 гг. не бу­дет, сколь­ко бы ни сто­и­ла нефть. На хо­ро­шее шоу де­нег не жал­ко – они оку­па­ют­ся в пре­зи­дент­ских рей­тин­гах.

Толь­ко сей­час ста­но­вит­ся по­нят­но, что глав­ный ре­зуль­тат кон­ца СССР – ко­лос­саль­ная цен­ност­ная во­рон­ка, в ко­то­рую по­па­ло рос­сий­ское об­ще­ство. Вы­брать­ся из нее очень слож­но, осо­бен­но ко­гда го­су­дар­ство сво­и­ми ин­тер­вен­ци­я­ми в си­сте­му об­ра­зо­ва­ния за­тас­ки­ва­ет в эту во­рон­ку под­рас­та­ю­щие по­ко­ле­ния. Им­му­ни­те­та про­тив ТВ-про­па­ган­ды у них нет, и мно­гие ве­рят в ко­вар­ные коз­ни Ва­шинг­то­на, раз­ру­ша­ю­щие на­ше мо­гу­ще­ство. К мо­мен­ту, ко­гда от­кро­ет­ся воз­мож­ность ре­аль­ной транс­фор­ма­ции си­сте­мы, мно­гие со­вре­мен­ные рас­суж­де­ния, к со­жа­ле­нию, ока­жут­ся бес­по­лез­ны. Они бу­дут так же да­ле­ки от де­я­те­лей «но­вой пе­ре­строй­ки», как за­пи­сан­ные в 1920–1930-х гг. мыс­ли Се­ме­на Фран­ка, Геор­гия Федотова, Пет­ра Стру­ве или Фе­до­ра Сте­пу­на от мыс­лей Хру­ще­ва и его со­рат­ни­ков – пер­вых, ко­му вы­па­ла воз­мож­ность по­кви­тать­ся со Ста­ли­ным. Изыс­ка­ния Ча­я­но­ва, Гер­шенк­ро­на или Леонтьева не да­ва­ли ни­ка­ких ар­гу­мен­тов Ко­сы­ги­ну. Ко­гда бу­дет мож­но, все при­дет­ся на­чи­нать сна­ча­ла – с ну­ля, на­прав­ляя лу­чи про­све­ще­ния на ру­и­ны вар­вар­ства и чу­до­вищ­но­го цен­ност­но­го раз­ры­ва меж­ду Рос­си­ей и со­вре­мен­ны­ми об­ще­ства­ми.-

А. ГОР­ДЕ­ЕВ / ВЕ­ДО­МО­СТИ

В 2014 г. го­су­дар­ство пред­ло­жи­ло в об­мен на ло­яль­ность чув­ство при­над­леж­но­сти к вста­ю­щей с ко­лен ве­ли­кой дер­жа­ве

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.