Исто­рия од­но­го кра­ха

Вне­ш­пром­банк при­влек на об­слу­жи­ва­ние гос­ком­па­нии, гос­струк­ту­ры и род­ствен­ни­ков вы­со­ко­по­став­лен­ных чи­нов­ни­ков, но да­же та­кие кли­ен­ты не спас­ли его от про­блем

Vedomosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Свет­ла­на Пет­ро­ва Ро­ман Шлей­нов Еле­на Ви­но­гра­до­ва

... Как вы­шло, что банк, ко­то­рый об­слу­жи­вал чи­нов­ни­ков и гос­ком­па­нии, недо­счи­тал­ся ре­корд­ных 200 млрд руб. и рух­нул

Со­бы­тия во­круг Вне­ш­пром­бан­ка (ВПБ) раз­ви­ва­лись стре­ми­тель­но. В се­ре­дине де­каб­ря 2015 г. ста­ло из­вест­но, что ВПБ на 1 де­каб­ря на­ру­шил все нор­ма­ти­вы до­ста­точ­но­сти ка­пи­та­ла из-за то­го, что по­сле про­вер­ки ЦБ ему при­шлось до­фор­ми­ро­вать ре­зер­вы.

Банк утвер­ждал, что уже на сле­ду­ю­щий день вос­ста­но­вил нор­ма­ти­вы бла­го­да­ря уве­ли­че­нию ка­пи­та­ла за счет при­вле­че­ния под 12% го­до­вых суб­ор­ди­ни­ро­ван­но­го де­по­зи­та на 3 млрд руб. от груп­пы «О1» Бо­ри­са Мин­ца.

По дан­ным ЦБ, в ок­тяб­ре 2015 г. участ­ни­ка­ми ВПБ бы­ли 19 фи­зи­че­ских и юри­ди­че­ских лиц, круп­ней­ший (при­мер­но 14%) – ООО «При­о­ри­тет», бе­не­фи­ци­а­ром ко­то­ро­го зна­чит­ся фонд с Кю­ра­сао. Но банк в от­чет­но­сти в ка­че­стве ма­жо­ри­тар­ных вла­дель­цев все­гда ука­зы­вал ос­но­ва­те­ля и бес­смен­но­го пре­зи­ден­та Ла­ри­су Мар­кус (на ок­тябрь у нее бы­ло бо­лее 8%, еще око­ло 1% – у ее бра­та Геор­гия Беджа­мо­ва), из­вест­но­го фи­нан­си­ста Алек­сандра Зу­ра­бо­ва (око­ло 8%), а так­же Ни­ко­лая Чи­лин­га­ро­ва, сы­на из­вест­но­го по­ляр­ни­ка, по­ли­ти­ка, чле­на со­ве­та ди­рек­то­ров «Транс­неф­ти» Ар­ту­ра Чи­лин­га­ро­ва (ме­нее 1%).

«Мар­кус на­шла ин­ве­сто­ра и аб­со­лют­но уве­рен­но мне го­во­ри­ла, что все про­бле­мы ре­ша­ют­ся, она их все за­кро­ет», – вспо­ми­на­ет Зу­ра­бов. Но 18 де­каб­ря, ссы­ла­ясь на рез­кое сни­же­ние ка­пи­та­ла и на­ру­ше­ние од­но­го из нор­ма­ти­вов, ЦБ ввел в ВПБ вре­мен­ную ад­ми­ни­стра­цию на пол­го­да, а с 22 де­каб­ря – трех­ме­сяч­ный мо­ра­то­рий на удо­вле­тво­ре­ние тре­бо­ва­ний его кре­ди­то­ров.

В ночь с 18 на 19 де­каб­ря Мар­кус бы­ла за­дер­жа­на по по­до­зре­нию в мо­шен­ни­че­стве в осо­бо круп­ном раз­ме­ре, а 21 де­каб­ря аре­сто­ва­на. В бан­ке, об­слу­жи­вав­шем круп­ней­шие го­су­дар­ствен­ные и част­ные струк­ту­ры Рос­сии, вы­со­ко­по­став­лен­ных чи­нов­ни­ков, ме­не­дже­ров и их род­ствен­ни­ков, об­на­ру­жи­лась про­па­жа де­нег со сче­тов VIPк­ли­ен­тов и вы­вод ак­ти­вов.

Парт­не­ры бан­ка уве­ря­ют, что шо­ки­ро­ва­ны та­ким раз­ви­ти­ем со­бы­тий. Один из круп­ней­ших кли­ен­тов ВПБ – «Транс­нефть» узна­ла о про­бле­мах бан­ка толь­ко по­сле со­об­ще­ния о вво­де вре­мен­ной ад­ми­ни­стра­ции, го­во­рит ее пред­ста­ви­тель. Это ста­ло неожи­дан­но­стью да­же для Зу­ра­бо­ва, у компаний ко­то­ро­го за­вис­ли в ВПБ день­ги: «Раз­ве то, что я не вы­вел свои сред­ства из бан­ка, не го­во­рит об этом?»

VIP-ПО­СТРА­ДАВ­ШИЕ

На 1 ок­тяб­ря 2015 г. ВПБ за­ни­мал 34-е ме­сто по раз­ме­ру ак­ти­вов (283 млрд руб., дан­ные « Ин­тер­фак­сЦЭА»). Но глав­ное – фан­та­сти­че­ская кон­цен­тра­ция в бан­ке вли­я­тель­ных кли­ен­тов. Сред­ства в ВПБ раз­ме­ща­ли гос­ком­па­нии и гос­струк­ту­ры – «Рос­нефть», «Рос­неф­те­газ», «Транс­нефть», Олим­пий­ский ко­ми­тет Рос­сии (ОКР), струк­ту­ры Рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви (РПЦ). На 1 но­яб­ря «Рос­нефть» держала в бан­ке око­ло 10 млрд руб., «Рос­неф­те­газ» – 6 млрд. У «Транс­неф­ти», по сло­вам ее пред­ста­ви­те­ля, оста­лось в ВПБ 9 млрд руб.

На 1 но­яб­ря VIP-вклад­чи­ки (с де­по­зи­та­ми свы­ше за­стра­хо­ван­ных го­су­дар­ством 1,4 млн руб.) хра­ни­ли в ВПБ 27 млрд руб. – бо­лее 37% всех вкла­дов в бан­ке. Это очень вы­со­кий по­ка­за­тель. Сре­ди та­ких кли­ен­тов бы­ли род­ствен­ни­ки вы­со­ко­по­став­лен­ных гос­слу­жа­щих (см. врез).

Фон­ди­ро­ва­ние ВПБ ба­зи­ро­ва­лось на де­по­зи­тах несколь­ких круп­ных компаний, в том чис­ле с госу­ча­сти­ем, от­ме­ча­ет зам­ди­рек­то­ра рей­тин­го­во­го агент­ства Standard & Poor’s (S&P) Сер­гей Во­ро­нен­ко. Банк се­рьез­но вы­рос по­сле 2008 г. (см. гра­фик на стр. 21) и его ре­сурс­ная ба­за су­ще­ствен­но по­пол­ни­лась по­доб­но­го ро­да кли­ен­та­ми как раз за по­след­ние пять лет, вспо­ми­на­ет он.

« Усло­вия об­слу­жи­ва­ния, про­цент­ные став­ки в бан­ке бы­ли не силь­но луч­ше, чем в сред­нем по рын­ку. Со­зда­ва­лось впе­чат­ле­ние, что у Мар­кус есть свя­зи», – рас­суж­да­ет Во­ро­нен­ко. «У Мар­кус бы­ло очень мно­го кон­так­тов, она хо­ро­шо уме­ла их вы­стра­и­вать. Об этом мож­но су­дить да­же по кли­ен­там, ко­то­рые лич­но дер­жа­ли в бан­ке сред­ства», – под­твер­жда­ет Зу­ра­бов.

«Ко­гда я спра­ши­вал у Мар­кус, по­че­му в банк при­шел тот или иной кли­ент, она от­ве­ча­ла: по­то­му что я здесь, – вспо­ми­на­ет дру­гой зна­ко­мый с ней фи­нан­сист, до­бав­ляя: – Ла­ри­са Ива­нов­на рас­ска­зы­ва­ла, что все ее свя­зи по­шли с пер­во­го ме­ста ра­бо­ты».

ПО­ЛЕЗ­НЫЕ СВЯ­ЗИ

«Я на­ча­ла ра­бо­тать в 1975 г. в Ми­ни­стер­стве мор­ско­го фло­та (в 18 лет, в 1980 г. окон­чи­ла Мос­ков­ский тех­но­ло­ги­че­ский ин­сти­тут пи­ще­вой про­мыш­лен­но­сти по спе­ци­аль­но­сти «ин­же­нер-эко­но­мист». – «Ве­до­мо­сти»), – рас­ска­зы­ва­ла она о на­ча­ле сво­ей ка­рье­ры в ин­тер­вью кор­по­ра­тив­ной га­зе­те ВПБ. – В 1989 г. ме­ня пе­ре­ве­ли в Мор­ской ак­ци­о­нер­ный банк. За это вре­мя я на­ра­бо­та­ла опыт, об­ре­ла дру­зей и еди­но­мыш­лен­ни­ков. В опре­де-

лен­ный мо­мент по­ня­ла, что у ме­ня есть си­лы и воз­мож­но­сти по­про­бо­вать се­бя в соб­ствен­ном де­ле. Так в 1994 г. ро­ди­лась идея со­здать ВПБ».

Год спу­стя был ос­но­ван ВПБ с устав­ным ка­пи­та­лом 6 млн руб. Сре­ди еди­но­мыш­лен­ни­ков ока­за­лись се­рьез­ные струк­ту­ры. Ар­хив­ная вер­сия сай­та ВПБ на­зы­ва­ет круп­ны­ми участ­ни­ка­ми бан­ка в 2000–2001 гг. «Со­втран­сав­то», Са­ха­лин­ское мор­ское па­ро­ход­ство, «Об­ще­ма­ш­экс­порт», мос­ков­ский ра­дио­за­вод «Темп» и го­су­дар­ствен­ную «За­ру­беж­нефть», воз­глав­ля­е­мую то­гда ны­неш­ним пре­зи­ден­том «Транс­неф­ти» Ни­ко­ла­ем То­ка­ре­вым – дав­ним зна­ко­мым пре­зи­ден­та Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на.

Как мо­ло­дой банк смог по­лу­чить та­ко­го со­лид­но­го участ­ни­ка? Зна­ко­мый То­ка­ре­ва вспо­ми­на­ет, что сна­ча­ла кли­ен­том ВПБ ста­ла стра­хо­вая ком­па­ния «Пла­то», при­над­ле­жав­шая зна­ко­мо­му То­ка­ре­ва, Вла­ди­ми­ру Куш­на­ре­ву, и его жене Та-

тьяне. В 2000 г. То­ка­рев при­гла­сил Куш­на­ре­ва в «За­ру­беж­нефть» сво­им пер­вым за­ме­сти­те­лем по фи­нан­сам, и вско­ре ВПБ ука­зал ее сре­ди сво­их участ­ни­ков. Кушнарев с су­пру­гой и са­ми бы­ли кли­ен­та­ми ВПБ.

Ос­нов­ные вла­дель­цы ВПБ – Мар­кус и Беджа­мов за­се­да­ют в со­ве­те ди­рек­то­ров аф­фи­ли­ро­ван­но­го с бан­ком Са­ха­лин­ско­го мор­ско­го па­ро­ход­ства вме­сте с зя­тем То­ка­ре­ва Ан­дре­ем Бо­ло­то­вым, чле­ном пре­зи­ди­у­ма Фе­де­ра­ции боб­слея Рос­сии. Воз­глав­ля­ет ее Беджа­мов.

«За­ру­беж­нефть» пе­ре­ста­ла фи­гу­ри­ро­вать в чис­ле участ­ни­ков ВПБ к 2002 г.

К се­ре­дине 2008 г. ВПБ за­ни­мал 144-е ме­сто в рэн­кин­ге бан­ков Рос­сии. Но в 2009 г. вы­иг­рал тен­дер и стал бан­ком, об­слу­жи­вав­шим «Транс­нефть» и аф­фи­ли­ро­ван­ные с ней струк­ту­ры. По­сле это­го ВПБ во­шел в сот­ню круп­ней­ших бан­ков, а в 2013 г. за­кре­пил­ся в топ-50 по ак­ти­вам. Имен­но со­труд­ни­че­ство с «За­ру­беж­нефтью», а по­том «Транс­нефтью» при­влек­ло в ВПБ дру­гие се­рьез­ные гос­струк­ту­ры и чи­нов­ни­ков, счи­та­ет быв­ший со­труд­ник «За­ру­беж­неф­ти» и кли­ент бан­ка.

Кушнарев не от­ве­тил на во­про­сы «Ве­до­мо­стей», пред­ста­ви­тель «За­ру­беж­неф­ти» со­об­щил, что ком­па­ния дав­но не яв­ля­ет­ся кли­ен­том ВПБ, а пред­ста­ви­тель «Транс­неф­ти» за­явил, что ком­мен­ти­ру­ет де­я­тель­ность ком­па­нии, а не «до­мыс­лы ано­ним­ных ис­точ­ни­ков».

В том же го­ду в про­спек­те эмис­сии ев­ро­бон­дов ВПБ ука­зал, что ко­неч­ны­ми бе­не­фи­ци­а­ра­ми око­ло 60% бан­ка яв­ля­ют­ся Мар­кус, Зу­ра­бов и Ни­ко­лай Чи­лин­га­ров, но ни один из них не вла­де­ет кон­троль­ным па­ке­том.

Ни­ко­лай Чи­лин­га­ров уве­ря­ет, что его отец не име­ет от­но­ше­ния к при­хо­ду в банк «Рос­неф­ти» (Ар­тур Чи­лин­га­ров вхо­дил в ее со­вет ди­рек­то­ров), по­сколь­ку ни­ко­гда не об­ла­дал необ­хо­ди­мым для это­го ад­ми­ни­стра­тив­ным ре­сур­сом, да и сам он был да­лек от де­я­тель­но­сти ВПБ. «У ме­ня в бан­ке ка­кие-то 0,5%, ко­то­рые я по­лу­чил 10 лет на­зад как бо­нус за то, что по­мо­гал ВПБ в од­ном про­ек­те, – рас­ска­зал «Ве­до­мо­стям» Чи­лин­га­ров-млад­ший. – Я ни­ко­гда не ра­бо­тал в бан­ке и не имел от­но­ше­ния к управ­ле­нию им. Я да­же не в кур­се, что они там де­ла­ли». По его на­блю­де­ни­ям, ре­ше­ния в бан­ке все­гда при­ни­ма­ла Мар­кус.

«Фак­ти­че­ски все ре­ше­ния и биз­нес бан­ка бы­ли по­стро­е­ны с по­мо­щью и бла­го­да­ря свя­зям огра­ни­чен­но­го чис­ла лю­дей – глав­ным об­ра­зом Мар­кус и Зу­ра­бо­ва, – от­ме­ча­ет Во­ро­нен­ко. – Мы по­ни­ма­ли, что эти два ос­нов­ных ли­ца опре­де­ля­ли стра­те­гию и весь биз­нес бан­ка, а это не очень устой­чи­вая биз­нес-мо­дель, во мно­гом за­ви­ся­щая от лич­ност­ных вза­и­мо­от­но­ше­ний».

Зу­ра­бов в про­шлом пре­зи­дент бан­ка «Ме­на­теп», пред­се­да­тель со­ве­та ди­рек­то­ров бан­ка «Рус­ский стан­дарт» и фи­нан­со­вый ди­рек­тор «Аэро­фло­та». Его отец, Юрий Зу­ра­бов, за­ни­мал ру­ко­во­дя­щие долж­но­сти в си­сте­ме Ми­ни­стер­ства мор­ско­го фло­та СССР.

Сам Зу­ра­бов го­во­рит, что «в ос­нов­ном Мар­кус кон­тро­ли­ро­ва­ла банк»: «Де-юре – нет, де-фа­кто, ду­маю, у нее был кон­троль­ный па­кет – с уче­том до­ли ее бра­та и их компаний». А успе­хи бан­ка в при­вле­че­нии VIP- кли­ен­тов он свя­зы­ва­ет с лич­ны­ми ка­че­ства­ми Мар­кус, ко­то­рая «бы­ла до­ста­точ­но кон­такт­ная, уме­ла раз­го­ва­ри­вать и вы­стра­и­вать от­но­ше­ния»: «Ведь в 90-е гг. она бы­ла во­об­ще не за­мет­на, ни­кто ее не знал в бан­ков­ской сре­де».

Зу­ра­бов зна­ет, что Мар­кус ра­бо­та­ла в Мо­ринрас­че­те – под­раз­де­ле­нии Мин­мор­фло­та, ко­то­рое за­ни­ма­лось рас­че­та­ми в ва­лю­те, но уве­ря­ет, что она ни­ко­гда «ни­че­го об­ще­го» не име­ла с его от­цом. Сам Алек­сандр Зу­ра­бов то­гда то­же ра­бо­тал в си­сте­ме Мин­мор­фло­та, в ин­сти­ту­те Со­юз­мор­нии­про­ект, но с Мар­кус зна­ком не был. По сло­вам Зу­ра­бо­ва, с Мар­кус он по­зна­ко­мил­ся в кон­це 90-х гг.: «По-мо­е­му, это про­изо­шло на бан­ков­ской кон­фе­рен­ции в Цю­ри­хе го­ду в 1999-м, нас кто-то из ее окру­же­ния по­зна­ко­мил. Я ра­бо­тал в «Аэро­фло­те», и она несколь­ко раз про­си­ла от­крыть сче­та в ВПБ. Но «Аэро­флот» – это го­су­дар­ствен­ные день­ги, и я ска­зал «нет»: у нас есть жест­кие кри­те­рии от­бо­ра бан­ков, вы банк ма­лень­кий, не под­па­да­е­те под них, до сви­да­ния. И

до 2008 г. мы ни­как по биз­не­су не об­ща­лись». «Ко­гда Ла­ри­са Ива­нов­на по­про­си­ла ме­ня по­участ­во­вать в бан­ке – как че­ло­ве­ка, ко­то­рый уже участ­во­вал в трех бан­ках, я ска­зал: хо­ро­шо, го­тов по ме­ре сил, но не жди от ме­ня мно­го­го. По­сле это­го банк стал ак­тив­но раз­ви­вать­ся – но не в свя­зи с мо­им при­хо­дом, так сов­па­ло», – го­во­рит он. Зу­ра­бов рас­ска­зы­ва­ет, что «ра­бо­тал на уда­ле­нии», по­сколь­ку был по­гру­жен в слож­ные ин­но­ва­ци­он­ные про­ек­ты, на­ча­тые им в 2005–2006 гг. по­сле ухо­да из «Аэро­фло­та», и бы­вал в бан­ке раз в ме­сяц: «Изу­чал от­чет­ность, встре­чал­ся с рей­тин­го­вы­ми агент­ства­ми и ауди­то­ра­ми как ак­ци­о­нер, го­во­рил им, что го­тов ока­зы­вать под­держ­ку бан­ку, и мои лич­ные сред­ства все­гда бы­ли то­му под­твер­жде­ни­ем. Я ин­ве­сти­ро­вал в устав­ный ка­пи­тал бан­ка в сум­ме око­ло 430 млн руб. Сна­ча­ла у ме­ня бы­ла до­ля око­ло 20%, по­том она сни­зи­лась до 7%, по­то­му что это бы­ла для ме­ня непро­филь­ная исто­рия и я боль­ше под­дер­жи­вал Ла­ри­су Ива­нов­ну, чем хо­тел за­ра­бо­тать что-то сверхъ­есте­ствен­ное».

Ком­па­нии, ко­то­рым Зу­ра­бов уде­ля­ет ос­нов­ное вре­мя, – «По­кров­ский банк ство­ло­вых кле­ток » и кли­ни­ка ре­ге­не­ра­тив­ной те­ра­пии в Санкт-Пе­тер­бур­ге, НПЦ «Мик­ро­мир» (раз­ра­бот­ка мик­ро­био­ло­ги­че­ских средств для ле­че­ния и про­фи­лак­ти­ки бак­те­ри­аль­ных за­бо­ле­ва­ний), ведь он в них един­ствен­ный ин­ве­стор. У боль­шин­ства компаний Зу­ра­бо­ва бы­ли сче­та в ВПБ и те­перь сред­ства на них за­бло­ки­ро­ва­ны, рас­ска­зал он «Ве­до­мо­стям».

СЛИШ­КОМ КРА­СИ­ВЫЙ БА­ЛАНС

«У нас по­ка нет пол­ной кар­ти­ны, что про­изо­шло, – от­ме­ча­ет Во­ро­нен­ко из S&P. – По­то­му что до 1 де­каб­ря в ауди­ро­ван­ной от­чет­но­сти ВПБ не бы­ло су­ще­ствен­ных при­зна­ков зна­чи­тель­но­го ухуд­ше­ния его фи­нан­со­во­го по­ло­же­ния за ис­клю­че­ни­ем ро­ста на­чис­лен­ных, но не по­лу­чен­ных про­цен­тов». S&P этот факт бес­по­ко­ил, так как по РСБУ у бан­ка этот по­ка­за­тель с 1 ян­ва­ря по 1 де­каб­ря 2015 г. вы­рос бо­лее чем в 2 ра­за при­мер­но до 15 млрд руб., от­ме­ча­ет Во­ро­нен­ко. Тем не ме­нее от­чет­ность по МСФО у бан­ка «срав­ни­тель­но хо­ро­шая, да­же су­ще­ствен­но луч­ше, чем у со­по­ста­ви­мых бан­ков-кон­ку­рен­тов», го­во­рит экс­перт.

Агент­ство зна­ло, что в ВПБ идет про­вер­ка ЦБ. «В бан­ке обе­ща­ли рас­крыть объ­ем до­на­чис­лен­ных ре­зер­вов, как толь­ко со­гла­су­ют циф­ру с ЦБ. Но за­тем вы­шла от­чет­ность по рос­сий­ским стан­дар­там на 1 де­каб­ря, и мы уви­де­ли, что ВПБ до­на­чис­лил ре­зер­вов на 6,2 млрд руб. и не вы­пол­ня­ет нор­ма­ти­вы по ка­пи­та­лу. Про­сроч­ка по про­цен­там бы­ла не на­столь­ко дра­ма­ти­че­ская, что­бы на­чис­лять ре­зер­вы в раз­ме­ре по­ло­ви­ны ка­пи­та­ла бан­ка в со­от­вет­ствии с на­шей клас­си­фи­ка­ци­ей и по­ряд­ка чет­вер­ти ка­пи­та­ла – по клас­си­фи­ка­ции ЦБ», – рас­ска­зы­ва­ет Во­ро­нен­ко.

У ВПБ бы­ла да­же слиш­ком кра­си­вая от­чет­ность для круп­но­го бан­ка, го­во­рит дру­гой фи­нан­сист, изу­чав­ший де­я­тель­ность бан­ка. ВПБ, не­смот­ря на бур­ный рост порт­фе­ля с 2008 г., по­ка­зы­вал ме­нее 1% про­блем­ных кре­ди­тов – и это в усло­ви­ях кри­зи­са, он все­гда был при­быль­ным, а лик­вид­ные ак­ти­вы пре­вы­ша­ли 30%, пе­ре­чис­ля­ет он.

Ре­цепт кра­си­вой от­чет­но­сти был прост. «Про­тив средств круп­ных компаний вро­де «Транс­неф­ти», Но­во­рос­сий­ско­го мор­ско­го тор­го­во­го пор­та (НМТП) в ак­ти­вах ВПБ от­ра­жа­лись кор­с­че­та в ино­стран­ных бан­ках, – го­во­рит управ­ля­ю­щий ди­рек­тор по бан­ков­ским рей­тин­гам рей­тин­го­во­го агент­ства RAEX («Экс­перт РА») Ста­ни­слав Вол­ков. – Банк объ­яс­нял, что дер­жит сред­ства на кор­с­че­тах в бан­ках-нере­зи­ден­тах, по ко­то­рым прак­ти­че­ски нет про­цент­ных до­хо­дов, на слу­чай от­то­ка де­нег круп­ных кли­ен­тов». Ко­гда осе­нью про­шло­го го­да ЦБ про­ве­рил су­ще­ствен­ную часть кре­дит­но­го порт­фе­ля ВПБ, у ре­гу­ля­то­ра воз­ник­ли во­про­сы ко мно­гим за­ем­щи­кам, про­дол­жа­ет он: «ЦБ за­по­до­зрил, что кре­ди­ты на сум­му свы­ше 10 млрд руб. вы­да­ны тех­ни­че­ским ком­па­ни­ям, и по­тре­бо­вал до­на­чис­лить ре­зер­вы бо­лее 6 млрд руб.». Де­ло в том, что, хо­тя ЦБ тре­бу­ет со­зда­вать до 50% ре­зер­вов по кре­ди­там ком­па­ни­ям, ко­то­рые име­ют при­зна­ки тех­ни­че­ских (ма­ло упла­чен­ных на­ло­гов, ад­рес мас­со­вой ре­ги­стра­ции, ди­рек­тор, за­ни­ма­ю­щий ру­ко­во­дя­щие по­зи­ции в дру­гих струк­ту­рах, и т. п.), у бан­ков есть пра­во при­знать де­я­тель­ность та­ких компаний ре­аль­ной и на­чис­лять, к при­ме­ру, все­го 1% ре­зер­вов и ВПБ этим пра­вом поль­зо­вал­ся, объ­яс­ня­ет Вол­ков.

Но­ябрь­ское пред­пи­са­ние ЦБ ста­ло сиг­на­лом для круп­ных компаний, по­спе­шив­ших вы­ве­сти сред­ства из бан­ка, про­дол­жа­ет Вол­ков. «Это на­нес­ло удар по лик­вид­но­сти, а вслед за круп­ны­ми ком­па­ни­я­ми за­вол­но­ва­лись VIP-вклад­чи­ки, а под них сред­ства на кор­с­че­тах не под­дер­жи­ва­лись. Кро­ме то­го, воз­мож­но, часть средств на кор­с­че­тах в бан­ках-нере­зи­ден­тах бы­ла обре­ме­не­на, и невоз­мож­но бы­ло вы­ве­сти день­ги сра­зу. Так­же в слу­ча­ях, ко­гда шан­сов на спа­се­ние бан­ка оста­ет­ся ма­ло, си­ту­а­цию обыч­но усу­губ­ля­ют дей­ствия соб­ствен­ни­ков бан­ка по вы­во­ду остат­ков лик­вид­но­сти», – вос­ста­нав­ли­ва­ет он хро­но­ло­гию со­бы­тий, при­вед­ших к при­оста­нов­ке де­я­тель­но­сти ВПБ.

Вы­со­кая кон­цен­тра­ция биз­не­са все­гда бы­ла од­ной из са­мых сла­бых сто­рон ВПБ, на­по­ми­на­ет Во­ро­нен­ко: на несколь­ко круп­ных имен при­хо­дил­ся су­ще­ствен­ный объ­ем при­вле­чен­ных средств, на 20 круп­ней­ших вклад­чи­ков – око­ло 40% со­во­куп­ных обя­за­тельств бан­ка.

УСЛУ­ГИ «ДЛЯ СВО­ИХ»

Зу­ра­бов рас­ска­зал, что с его лич­но­го сче­та в ВПБ уди­ви­тель­ным об­ра­зом про­па­ли день­ги – «зна­чи­тель­но боль­ше» его вло­же­ний в ка­пи­тал бан­ка. «У ме­ня по вы­пис­ке бан­ка на на­ча­ло де­каб­ря указана од­на сум­ма, а по дан­ным ба­лан­са, по­лу­чен­ным спу­стя две неде­ли у вре­мен­ной ад­ми­ни­стра­ции, сум­ма со­всем дру­гая. Я на­пи­сал за­яв­ле­ние в пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны », – по­де­лил­ся Зу­ра­бов с «Ве­до­мо­стя­ми». В хо­де про­вер­ки ВПБ, по дан­ным Forbes, вы­яс­ни­лось, что со сче­тов мно­гих кли­ен­тов бы­ли спи­са­ны мил­ли­о­ны дол­ла­ров, а на неко­то­рых вклад­чи­ков так­же без их ве­до­ма оформ­ля­лись кре­ди­ты. День­ги ис­чез­ли у мно­гих, под­твер­жда­ет Зу­ра­бов: « Кли­ен­ты по­те­ря­ли не один миллиард руб­лей, ду­маю, та­ких по­стра­дав­ших вклад­чи­ков с рас­хож­де­ни­я­ми меж­ду вы­пис­ка­ми и дан­ны­ми ба­лан­са де­сят­ки».

«Для нас про­изо­шед­шее про­сто шок, – го­во­рит он, объ­яс­няя, что все, кто знал Мар­кус, ви­де­ли в ней мас­су по­ло­жи­тель­ных че­ло­ве­че­ских ка­честв. – При­чи­ны, в том чис­ле че­ло­ве­че­ские, еще пред­сто­ит уста­но­вить. У ме­ня, как и у мно­гих дру­гих лю­дей, хо­ро­шо знав­ших Ла­ри­су, по­ка боль­ше во­про­сов, чем от­ве­тов».

Мо­жет быть, про­изо­шли со­бы­тия, из-за ко­то­рых Мар­кус по­на­до­би­лись сред­ства, рас­суж­да­ет Чи­лин­га­ров: «Ре­ши­ла взять и по­том вер­нуть, не ду­маю, что она про­сто се­бе в карман за­би­ра­ла[ день­ги ],– я не ве­рю ». Он рас­ска­зы­ва­ет, что у воз­глав­ля­е­мо­го им бро­ке­ра–ООО« Вне­ш­пром ин­ве­сти­ции », неза­ви­си­мо го от ВПБ, день­ги то­же за­вис­ли в бан­ке. «Ско­рее все­го, мы бу­дем за­кры­вать ком­па­нию, я уже со­кра­щаю ра­бот- ни­ков. Бу­дем воз­вра­щать сред­ства кли­ен­там, они у нас есть – все в цен­ных бу­ма­гах, бу­дем их про­да­вать», – го­во­рит Чи­лин­га­ров.

«Банк ра­бо­тал в ос­нов­ном с VIPк­ли­ен­та­ми, а это лю­ди с боль­ши­ми день­га­ми. Мар­кус про­из­во­ди­ла впе­чат­ле­ние че­ло­ве­ка ра­зум­но­го и до­ста­точ­но уве­рен­но­го, – го­во­рит зна­ко­мый с ней фи­нан­сист. – По­это­му труд­но по­ве­рить, что у ка­ко­го-то кли­ен­та ис­чез де­по­зит или ему «на­ри­со­ва­ли» кре­дит».

При­чи­на в дру­гом, счи­та­ет он. При ра­бо­те бан­ков с чи­нов­ни­ка­ми или де­пу­та­та­ми рас­про­стра­не­на схе­ма, ко­гда го­скли­ен­ту нуж­но ку­пить, к при­ме­ру, недви­жи­мость за 500 млн руб., а его офи­ци­аль­ный до­ход не пре­вы­ша­ет 2 млн руб., про­дол­жа­ет со­бе­сед­ник «Ве­до­мо­стей » . Что­бы не бы­ло во­про­сов, от­ку­да день­ги, на кли­ен­та оформ­ля­ет­ся кре­дит. А кор­по­ра­тив­ная кре­дит­но-де­по­зит­ная схе­ма, ко­гда кре­ди­ты оформ­ля­лись на ком­па­нии, поз­во­ля­ет вы­во­дить сред­ства го­сор­га­ни­за­ций по по­ру­че­нию и в лич­ных ин­те­ре­сах чи­нов­ни­ков – мо­жет, да­же на по­куп­ку при­ва­ти­зи­ру­е­мых ак­ти­вов. «Так за счет го­су­дар­ства ста­но­вят­ся лич­ны­ми мил­ли­ар­де­ра­ми», – рас­суж­да­ет он.

Та­кая схе­ма ра­бо­та­ет, по­ка в бан­ке раз­ме­щен де­по­зит: «в про­тив­ном слу­чае она ло­ма­ет­ся, а кре­ди­ты не воз­вра­ща­ют­ся», в та­ком бан­ке, как «Вне­ш­пром», не важ­но, кто фор­маль­но ак­ци­о­нер, глав­ное – ко­го он об­слу­жи­ва­ет, в ин­те­ре­сах ка­ких лю­дей и как ра­бо­та­ет, ре­зю­ми­ру­ет со­бе­сед­ник «Ве­до­мо­стей». По его мне­нию, ес­ли бы Мар­кус «ре­ши­ла ко­го-то ки­дать», ее бы дав­но не бы­ло в стране, а те­перь ее «ли­бо вы­пу­стят, ли­бо сде­ла­ют край­ней».

Зу­ра­бов за­труд­нил­ся это про­ком­мен­ти­ро­вать: «Мне труд­но об этом су­дить, по­сколь­ку я не вни­кал в опе­ра­тив­ную ра­бо­ту бан­ка и не зна­ком с его кре­дит­ным порт­фе­лем». По его сло­вам, Мар­кус го­во­ри­ла, что ЦБ до­на­чис­лил ре­зер­вы, на­при­мер, по кре­ди­там пла­те­же­спо­соб­ным ком­па­ни­ям, ко­то­рые не пла­ти­ли несколь­ко ме­ся­цев. «Но по лич­но­му опы­ту мо­гу ска­зать, что, ко­неч­но, ис­чез­нув­шие со сче­тов день­ги – это не схе­ма, – от­ме­ча­ет Зу­ра­бов. – Воз­мож­но, это бы­ли по­пыт­ки вы­ров­нять ба­ланс, сни­зив раз­мер обя­за­тельств, не ду­маю, что бы­ла мысль украсть». Мо­жет быть, бы­ла идея по­том вер­нуть, но нечем ока­за­лось, рас­суж­да­ет он: «Я со мно­ги­ми из по­стра­дав­ших по­го­во­рил, и у нас нет ни­ка­ко­го объ­яс­не­ния слу­чив­ше­му­ся».

ЧТО БУ­ДЕТ С БАН­КОМ ДАЛЬ­ШЕ

На­ка­нуне сво­е­го за­дер­жа­ния Мар­кус встре­ча­лась с Зу­ра­бо­вым и при­зна­ла, что у бан­ка про­бле­мы, вспо­ми­на­ет он: «Она рас­ска­зы­ва­ла, что есть по­тен­ци­аль­ный са­на­тор, ко­то­рый про­сит у нее дру­гие лич­ные ак­ти­вы. Она го­то­ва их от­дать, уже обо всем до­го­во­ри­лись, и пре­тен­дент по­лу­ча­ет со­гла­сие ЦБ на са­на­цию». Они до­го­во­ри­лись «встре­тить­ся по ре­зуль­та­там», но Мар­кус за­дер­жа­ли, про­дол­жа­ет Зу­ра­бов.

По его сло­вам, Мар­кус не ска­за­ла то­гда, кто этот са­на­тор: «Но ду­маю, это тот же, кто сей­час пы­та­ет­ся пра­ва по­лу­чить [на са­на­цию]. Их там двое, на­сколь­ко мне из­вест­но: преж­де все­го Минц и еще один силь­но по­стра­дав­ший [от при­оста­нов­ки де­я­тель­но­сти бан­ка]».

Ре­гу­ля­тор еще раз­мыш­ля­ет, са­ни­ро­вать банк или от­зы­вать у него ли­цен­зию, уве­ря­ет кре­ди­тор ВПБ. Ес­ли ре­ше­ние о са­на­ции бу­дет при­ня­то, за­нять­ся ею мо­гут «О1» Мин­ца и НМТП, про­дол­жа­ет со­бе­сед­ник «Ве­до­мо­стей». Но для са­на­ции по­тре­бу­ет­ся уни­каль­ный ме­ха­низм, по­сколь­ку ЦБ не го­тов пол­но­стью нести огром­ные рас­хо­ды, тре­бу­ю­щи­е­ся на са­на­цию, да и по­ка не ви­дит эко­но­ми­че­ско­го смыс­ла в оздо­ров­ле­нии ВПБ, го­во­рит он: «Эко­но­ми­че­ский смысл в са­на­ции ви­дят толь­ко кре­ди­то­ры». По его дан­ным, раз­рыв меж­ду обя­за­тель­ства­ми и сто­и­мо­стью ак­ти­вов ВПБ пре­вы­ша­ет 200 млрд руб., а на са­на­цию мо­жет по­на­до­бить­ся око­ло 300 млрд руб., из ко­то­рых треть – на по­пол­не­ние лик­вид­но­сти бан­ка. Ды­ра в ВПБ дей­стви­тель­но огром­ная – чуть ли не 240 млрд руб., рас­ска­зы­ва­ет че­ло­век, слы­шав­ший эту сум­му от ре­гу­ля­то­ра. Воз­мо­жен та­кой ва­ри­ант: ЦБ со­гла­сит­ся дать де­ше­вые кре­ди­ты всем круп­ным кре­ди­то­рам ВПБ, ре­фи­нан­си­ро­ва­ние на 10 лет, а тот из кре­ди­то­ров, кто смо­жет до­го­во­рить­ся об усло­ви­ях са­на­ции со все­ми дру­ги­ми кре­ди­то­ра­ми, зай­мет­ся про­це­ду­рой и бу­дет от­ве­чать за нее пе­ред ре­гу­ля­то­ром, слы­шал один из кре­ди­то­ров ВПБ.

«Это не­мыс­ли­мо!» – про­ком­мен­ти­ро­вал Зу­ра­бов та­кую ды­ру в ВПБ. У него са­мо­го по­ка ин­фор­ма­ции на этот счет нет: «Я не знаю, уда­лось ли вре­мен­ной ад­ми­ни­стра­ции све­сти ре­аль­ный ба­ланс».

Не зна­ет о циф­рах и Чи­лин­га­ров. Он го­во­рит, что за­хо­дил в банк, ви­дел там вре­мен­ную ад­ми­ни­стра­цию и зна­ет, что «вро­де как» на этой неде­ле долж­но быть при­ня­то ре­ше­ние о судь­бе ВПБ: «Это край­ний срок. Ждем, что бу­дет с бан­ком».

В груп­пе «О1» те­му са­на­ции ВПБ не ста­ли ком­мен­ти­ро­вать, под­твер­див, что Минц – кре­ди­тор бан­ка. АСВ пе­ре­ад­ре­со­ва­ло все во­про­сы в ЦБ, где не ком­мен­ти­ру­ют си­ту­а­цию в дей­ству­ю­щих бан­ках. С ад­во­ка­та­ми Мар­кус свя­зать­ся не уда­лось.-

/ Е. РА­ЗУМ­НЫЙ / ВЕ­ДО­МО­СТИ

Вне­ш­пром­банк все­гда стре­мил­ся ра­бо­тать с гос­ком­па­ни­я­ми. Так, его кли­ен­та­ми мно­го лет бы­ли струк­ту­ры, воз­глав­ля­е­мые Ни­ко­ла­ем То­ка­ре­вым: и «За­ру­беж­нефть», и «Транс­нефть»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.