Ак­ту­аль­ность НКВД

Vedomosti - - Комментарии - *Ни­ко­лай Эп­пле

Упрямство го­су­дар­ства в от­ка­зе рас­сек­ре­тить дан­ные о ра­бо­те спец­служб с 1917 по 1991 г. – еще од­но сви­де­тель­ство то­го, что пре­ступ­ное про­шлое, при неже­ла­нии его пе­ре­осмыс­лить, про­дол­жа­ет оста­вать­ся на­сто­я­щим.

Как со­об­щил ад­во­кат Иван Пав­лов из «Ко­ман­ды 29», Меж­ве­дом­ствен­ная ко­мис­сия по за­щи­те го­стай­ны (МВК) от­ка­за­лась рас­сек­ре­тить до­ку­мен­ты, свя­зан­ные с де­я­тель­но­стью ВЧК – НКВД – КГБ. В мар­те 2014 г. МВК при­ня­ла ре­ше­ние про­длить сро­ки за­сек­ре­чи­ва­ния до­ку­мен­тов спец­служб за 1917–1991 гг. еще на 30 лет. По­пыт­ки опро­те­сто­вать ре­ше­ние МВК в Мосгор­су­де и Вер­хов­ном су­де бы­ли от­кло­не­ны по фор­маль­ным ос­но­ва­ни­ям. В про­шлом го­ду «Ко­ман­да 29» опуб­ли­ко­ва­ла ин­тер­нет-пе­ти­цию с тре­бо­ва­ни­ем от­ме­нить ре­ше­ние, ко­то­рую к на­сто­я­ще­му мо­мен­ту под­пи­са­ли бо­лее 60 000 че­ло­век.

В 2013 г. в от­вет на жа­ло­бу ис­то­ри­ка Ни­ки­ты Пет­ро­ва Кон­сти­ту­ци­он­ный суд по­ста­но­вил, что про­дле­ние ре­жи­ма сек­рет­но­сти свы­ше 30 лет воз­мож­но лишь в ис­клю­чи­тель­ных слу­ча­ях. Ре­ше­ние МВК на­ру­ша­ет нор­му КС, за­ве­до­мо при­зна­вая ис­клю­чи­тель­ным слу­ча­ем все до­ку­мен­ты, свя­зан­ные с де­я­тель­но­стью со­вет­ских спец­служб.

От­вет ко­мис­сии («эти све­де­ния со­хра­ня­ют ак­ту­аль­ность в на­сто­я­щее вре­мя, по­сколь­ку их рас­про­стра­не­ние мо­жет на­не­сти ущерб без­опас­но­сти Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции») фор­маль­но со­от­вет­ству­ет за­ко­ну «О го­стайне», но зву­чит как крас­но­ре­чи­вое при­зна­ние: ВЧК – НКВД – КГБ все еще не ста­ли до­сто­я­ни­ем ис­то­рии.

МВК так­же счи­та­ет, что вся ин­фор­ма­ция, ка­са­ю­ща­я­ся ре­прес­сий, бы­ла рас­сек­ре­че­на со­глас­но ука­зу Бо­ри­са Ель­ци­на от 23 июня 1992 г. Но вся де­я­тель­ность со­вет­ских спец­служб со­про­вож­да­лась на­ру­ше­ни­я­ми прав че­ло­ве­ка, кри­те­ри­ев от­де­ле­ния слу­ча­ев свя­зан­ных и не свя­зан­ных с ре­прес­си­я­ми нет, го­во­рит Петров. Как сви­де­тель­ству­ет слу­чай Сер­гея Пру­дов­ско­го, без­успеш­но до­би­вав­ше­го­ся рас­сек­ре­чи­ва­ния до­ку­мен­тов, по ко­то­рым бы­ли ре­прес­си­ро­ва­ны его род­ствен­ни­ки, ФСБ рас­ши­ри­тель­но по­ни­ма­ет сек­рет­ность. По сло­вам ав­то­ров пе­ти­ции из «Ко­ман­ды 29», со­труд­ни­ки ФСБ по­лу­ча­ют над­бав­ки к зар­пла­те за ра­бо­ту с сек­рет­ной до­ку­мен­та­ци­ей (20–25%).

Про­бле­му ре­прес­сий невоз­мож­но «ре­шить», оста­вив нетро­ну­тым осталь­ное на­сле­дие ре­прес­сив­ной ма­ши­ны, в том чис­ле устрой­ство вла­сти и об­ще­ства. Необ­хо­ди­ма на­стой­чи­вая ра­бо­та с про­шлым, невоз­мож­ная без уча­стия все­го об­ще­ства. По сло­вам юри­ста «Ко­ман­ды 29» Да­рьи Су­хих, ре­ше­ние МВК бу­дет оспо­ре­но в су­де.-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.