Бла­го­тво­ри­тель­ность в роз­ни­цу

В Рос­сии рас­цве­та­ет бла­го­тво­ри­тель­ность но­во­го ти­па: все боль­ше фон­дов, ко­то­рые ра­бо­та­ют с день­га­ми граж­дан-жерт­во­ва­те­лей. Они устро­е­ны во мно­гом как ин­вест­фон­ды, но да­ле­ко не все­гда счи­та­ют нуж­ным от­чи­ты­вать­ся

Vedomosti - - Карьера & менеджмент - Свет­ла­на Ро­ма­но­ва

Граж­дане Рос­сии ак­тив­но за­ня­лись бла­го­тво­ри­тель­но­стью. Со­глас­но ис­сле­до­ва­нию фон­да «CAF Рос­сия», в 2015 г. 50% на­се­ле­ния (44,5 млн че­ло­век) со­вер­ша­ли де­неж­ные по­жерт­во­ва­ния бла­го­тво­ри­тель­ным ор­га­ни­за­ци­ям, а в 2014 г. – 41% (33 млн че­ло­век). Рас­тет и объ­ем жерт­во­ва­ний. На­при­мер, за пер­вые де­вять ме­ся­цев 2015 г. че­рез сер­вис «Ян­декс.День­ги» рос­си­яне пе­ре­ве­ли 372 млн руб. на сче­та бла­го­тво­ри­тель­ных фон­дов, это в 2,5 ра­за боль­ше, чем за ана­ло­гич­ный пе­ри­од 2014 г. В сфе­ре бла­го­тво­ри­тель­но­сти вы­де­ли­лась да­же осо­бая ко­гор­та фон­дов, ко­то­рые ра­бо­та­ют пре­иму­ще­ствен­но с день­га­ми мел­ких по­жерт­во­ва­те­лей. Все­го, по дан­ным Ми­ню­ста, в стране сей­час на­счи­ты­ва­ет­ся 1684 бла­го­тво­ри­тель­ных ин­сти­ту­та.

Фонд « Нуж­на по­мощь » ( ко­то­рый при­вле­ка­ет день­ги для дру­гих бла­го­тво­ри­тель­ных ор­га­ни­за­ций) со­би­ра­ет сред­ства че­рез ин­тер­нет-пор­тал «Та­кие де­ла». На сай­те пуб­ли­ку­ют­ся тек­сты на со­ци­аль­ные те­мы. Ря­дом с каж­дым из них ви­сит бан­нер, клик­нув на ко­то­рый лю­бой поль­зо­ва­тель мо­жет пе­ре­чис­лить день­ги на бла­го­тво­ри­тель­ность. Та­ким об­ра­зом в 2014 г. про­ект со­брал 30 млн руб., а в 2015 г. – по­чти в 2 ра­за боль­ше, рас­ска­зы­ва­ет Ми­тя Алешковский, ру­ко­во­ди­тель фон­да «Нуж­на по­мощь». У фон­да нет круп­ных спон­со­ров, го­во­рит Алешковский, все сред­ства при­сла­ли част­ные ли­ца. Чис­ло част­ных по­жерт­во­ва­ний вы­рос­ло и у фон­да «Гал­чо­нок», по­мо­га­ю­ще­го де­тям с по­ра­же­ни­я­ми нерв­ной си­сте­мы, – в 2,7 ра­за за год, рас­ска­за­ла Ма­рия Аро­но­ва, фи­нан­со­вый ди­рек­тор фон­да.

Ра­бо­та с мас­со­вым жерт­во­ва­те­лем тре­бу­ет от­ла­жен­ных биз­не­спро­цес­сов, утвер­жда­ют экс­пер­ты. «Ве­до­мо­сти» ре­ши­ли разо­брать­ся, как фон­ды кон­тро­ли­ру­ют эф­фек­тив­ность вло­же­ния средств и от­чи­ты­ва­ют­ся пе­ред мел­ки­ми жерт­во­ва­те­ля­ми за по­тра­чен­ные день­ги.

НА­ЧИ­НА­ЮТ СО СТРА­ТЕ­ГИИ

Бла­го­тво­ри­тель­ный фонд – мно­го­сту­пен­ча­тый кон­вей­ер, го­во­рят экс­пер­ты, на ко­то­ром за­ня­то мно­же­ство со­труд­ни­ков раз­ных спе­ци­аль­но­стей: ор­га­ни­за­то­ров сбо­ра де­нег (фанд­рай­зе­ров), ме­не­дже­ров, бух­гал­те­ров, во­лон­те­ров и т. п. У фон­да есть устав, в ко­то­ром за­пи­са­но, чем фонд за­ни­ма­ет­ся: по­мо­га­ет боль­ным де­тям, жи­вот­ным, пре­ста­ре­лым, неиз­ле­чи­мо боль­ным лю­дям и ин­ва­ли­дам и т. п. И раз в год прав­ле­ние ли­бо со­вет фон­да (со­став прав­ле­ния или со­ве­та опре­де­ля­ют учре­ди­те­ли фон­да еще при со­зда­нии), опи­ра­ясь на устав фон­да, со­став­ля­ет го­до­вой план и ре­ша­ет, ка­кую сум­му пред­сто­ит со­брать на про­ек­ты, рас­ска­зы­ва­ет Па­вел Га­моль­ский, ди­рек­тор Клу­ба бух­гал­те­ров и ауди­то­ров НКО. У фон­да есть огра­ни­че­ния: он не мо­жет тра­тить боль­ше 20% со­бран­ной сум­мы на опе­ра­ци­он­ную де­я­тель­ность (зар­пла­ту со­труд­ни­кам, арен­ду по­ме­ще­ния и т. д.). За­тем на­чи­на­ет­ся сбор де­нег от жерт­во­ва­те­лей.

Клю­че­вую роль в сбо­ре де­нег иг­ра­ют фанд­рай­зе­ры, ко­то­рые ре­ша­ют, ка­кие ак­ции нуж­но про­во­дить для ин­фор­ми­ро­ва­ния жерт­во­ва­те­лей. Как пра­ви­ло, жерт­во­ва­тель принимает ре­ше­ние пе­ре­чис­лить день­ги на счет фон­да вне­зап­но, ко­гда ви­дит объ­яв­ле­ние о сбо­ре средств для нуж­да­ю­щих­ся в те­ле­ви­зи­он­ной или на­руж­ной ре­кла­ме, на сай­те фон­да ли­бо в соц­се­ти. Обыч­но фонд за­клю­ча­ет до­го­во­ры с элек­трон­ны­ми пла­теж­ны­ми си­сте­ма­ми, та­ки­ми как Cloud Payment, PayPal, Robokassa, «Ян­декс.День­ги» и проч., от­чис­ляя им по 2,1–4% с каж­дой тран­зак­ции. Так­же фонд до­го­ва­ри­ва­ет­ся с мо­биль­ны­ми опе­ра­то­ра­ми. Те предо­став­ля­ют ко­рот­кие но­ме­ра, на ко­то­рые жерт­во­ва­те­ли от­прав­ля­ют sms. Сум­мы спи­сы­ва­ют­ся со сче­тов те­ле­фо­нов поль­зо­ва­те­лей. Но ко­мис­сия со­став­ля­ет 6–7%, го­во­рит Алешковский (несколь­ко лет на­зад опе­ра­то­ры взи­ма­ли по 40% с тран­зак­ций). Преж­де чем на­чать тра­тить со­бран­ные сред­ства, фон­ды про­во­дят экс­пер­ти­зу за­явок от по­лу­ча­те­лей по­мо­щи. И это од­на из са­мых слож­ных ча­стей ра­бо­ты, го­во­рят экс­пер­ты, по­то­му что еди­ной си­сте­мы кри­те­ри­ев от­бо­ра за­явок не су­ще­ству­ет. На­при­мер, ко­гда в фонд «Нуж­на по­мощь» по­сту­па­ет за­яв­ка от дру­го­го фон­да о по­лу­че­нии фи­нан­со­вой по­мо­щи, ме­не­дже­ры со­би­ра­ют ин­фор­ма­цию о де­я­тель­но­сти фон­да­про­си­те­ля, изу­ча­ют фи­нан­со­вую от­чет­ность и ре­зуль­та­ты преды­ду­щих про­ек­тов, рас­ска­зы­ва­ет Алешковский. «Ча­сто хо­ро­ший фонд де­ла­ет пло­хой про­ект или на­обо­рот», – го­во­рит Алешковский. По­сле это­го ме­не­дже­ры фон­да «Нуж­на по­мощь» об­ра­ща­ют­ся к внеш­ним экс­пер­там за неза­ви­си­мой оцен­кой.

В фон­де «Б.Э.Л.А.» Де­ти-ба­боч­ки» (опла­чи­ва­ет ле­че­ние де­тям, стра­да­ю­щим бул­лез­ным эпи­дер­мо­ли­зом) экс­пер­ты-вра­чи ра­бо­та­ют в шта­те. Они оце­ни­ва­ют за­яв­ки от ро­ди­те­лей, па­тро­ни­ру­ют под­опеч­ных, а так­же обу­ча­ют внеш­них ме­ди­цин­ских спе­ци­а­ли­стов. В фон­де тру­дит­ся врач-ге­не­тик, па­т­ро­наж­ная се­ст­ра, врач-дер­ма­то­лог, рас­ска­за­ла пред­ста­ви­тель фон­да «Б.Э.Л.А.» Полина Ре­уто­ва.

В фон­де «По­да­ри жизнь» за­яв­ки на ле­че­ние де­тей про­ве­ря­ют внеш­ние вра­чи-экс­пер­ты, рас­ска­зы­ва­ла Ека­те­ри­на Шер­го­ва, член прав­ле­ния фон­да. По ее сло­вам, со­труд­ни­ки фон­да не име­ют пол­но­мо­чий рас­смат­ри­вать прось­бы о по­мо­щи – этим за­ни­ма­ют­ся он­ко­ло­ги и ге-

ма­то­ло­ги ве­ду­щих рос­сий­ских кли­ник за го­но­ра­ры. Экс­пер­ты изу­ча­ют ис­то­рии бо­лез­ни и ме­ди­цин­ские до­ку­мен­ты.

Но в некруп­ных фон­дах (ка­ко­вых боль­шин­ство в ре­ги­о­нах) ча­сто бы­ва­ет, что со­труд­ни­ки фон­да ока­зы­ва­ют по­мощь под вли­я­ни­ем эмо­ци­о­наль­ных по­ры­вов, рас­ска­зы­ва­ет Еле­на Аль­шан­ская, пре­зи­дент фон­да «Во­лон­те­ры в по­мощь де­тям-си­ро­там». «Со­труд­ник X ска­зал, что че­ло­ве­ку Y нуж­на по­мощь, и нуж­да­ю­ще­му­ся по­мог­ли. При этом фонд не ис­поль­зо­вал ни­ка­кую экс­перт­ную оцен­ку, ко­то­рая бы под­твер­ди­ла, что по­мощь че­ло­ве­ку дей­стви­тель­но необ­хо­ди­ма», – по­яс­ня­ет Аль­шан­ская. Она вспо­ми­на­ет, как один из фон­дов со­би­рал сред­ства на ле­че­ние де­тей, но не про­вел ни­ка­кой экс­пер­ти­зы, а поз­же об­на­ру­жи­лось, что та­кое ле­че­ние мож­но по­лу­чить по про­грам­ме ОМС. По сло­вам ис­пол­ни­тель­но­го сек­ре­та­ря «Фо­ру­ма до­но­ров» На­та­льи Ка­ми­нар­ской, круп­ные мос­ков­ские фон­ды, как пра­ви­ло, ка­че­ствен­но про­во­дят про­вер­ку за­явок. Фон­ды обя­за­ны еже­год­но про­хо­дить аудит и от­прав­лять в Ми­нюст от­чет о фи­нан­со­вой де­я­тель­но­сти. А вот пе­ред жерт­во­ва­те­ля­ми от­чи­ты­ва­ет­ся да­ле­ко не каж­дый. Часть пуб­ли­ку­ет для них го­до­вой или ме­сяч­ный от­чет на сай­те. Он со­дер­жит ин­фор­ма­цию о том, на что по­тра­че­ны день­ги, но без раз­бив­ки по кон­крет­ным жерт­во­ва­те­лям, рас­ска­зы­ва­ет Та­тья­на Туль­чин­ская, ди­рек­тор фон­да «Здесь и сей­час». Прав­да, по дан­ным Цен­тра ис­сле­до­ва­ний граж­дан­ско­го об­ще­ства и неком­мер­че­ских ор­га­ни­за­ций Выс­шей шко­лы эко­но­ми­ки, толь­ко у 61% фон­дов есть сайт. Боль­шин­ство опро­шен­ных «Ве­до­мо­стя­ми» фон­дов не предо­став­ля­ют де­таль­ной ин­фор­ма­ции по день­гам жерт­во­ва­те­лей. « За каж­дый неболь­шой пла­теж в раз­ме­ре 100–300 руб. мы не от­чи­ты­ва­ем­ся, нет та­кой воз­мож­но­сти», – ска­за­ла Еле­на Ду­би­ко­ва, ис­пол­ни­тель­ный ди­рек­тор фон­да «Жи­ви». А вот фонд «По­мо­ги ре­бен­ку.ру», по сло­вам Оль­ги Пав­лы­ги­ной, ис­пол­ни­тель­но­го ди­рек­то­ра фон­да, пуб­ли­ку­ет на сай­те по­дроб­ную от­чет­ность как по при­хо­ду средств, так и по их рас­хо­до­ва­нию. От­че­ты по каж­до­му жерт­во­ва­те­лю да­вать нетруд­но, го­во­рит Пав­лы­ги­на, это де­ло на­строй­ки IT-си­сте­мы. Од­на­ко за­кон не обя­зы­ва­ет фон­ды предо­став­лять пуб­лич­но та­кой вид от­чет­но­сти, до­бав­ля­ет она.

«Ес­ли биз­нес неэф­фек­ти­вен, он уми­ра­ет, с фон­да­ми про­ис­хо­дит то же са­мое», – го­во­рит Алек­сей Кузь­мин, ген­ди­рек­тор ком­па­нии «Про­цесс кон­сал­тинг». Са­мые про­дви­ну­тые фон­ды про­во­дят доб­ро­воль­ную оцен­ку ка­че­ства управ­ле­ния про­ек­та­ми, что­бы опре­де­лить, спо­со­бен ли фонд ор­га­ни­за­ци­он­но, фи­нан­со­во и тех­ни­че­ски ис­пол­нить на­ме­чен­ные бла­го­тво­ри­тель­ные про­грам­мы. При­гла­шен­ные кон­суль­тан­ты-оцен­щи­ки ана­ли­зи­ру­ют управ­лен­че­скую си­сте­му и да­ют ре­ко­мен­да­ции по ее улуч­ше­нию. Но эти ре­ко­мен­да­ции обой­дут­ся фон­ду неде­ше­во. По сло­вам Кузь­ми­на, сто­и­мость оцен­ки – 2–10% от бюд­же­та фон­да или про­грам­мы. Од­на­ко са­мый важ­ный для жерт­во­ва­те­ля во­прос – мо­гут ли фон­ды га­ран­ти­ро­вать, что день­ги по­тра­че­ны с поль­зой? Как вы­яс­ни­лось, фон­ды ста­ра­ют­ся, кто как мо­жет, тра­тить день­ги ра­ци­о­наль­но, но про­це­дур кон­тро­ля эф­фек­тив­но­сти бла­го­тво­ри­тель­ных про­ек­тов по­ка нет. Они толь­ко раз­ра­ба­ты­ва­ют­ся, го­во­рит Туль­чин­ская. В Рос­сии ве­ли­ко ко­ли­че­ство фон­дов, ко­то­рые ра­бо­та­ют ку­стар­но, кон­ста­ти­ру­ет она. Это не зна­чит, что со­труд­ни­ки недоб­ро­со­вест­ны, про­сто они за­ня­ты кон­крет­ны­ми де­ла­ми, до­бав­ля­ет экс­перт: «Ко­гда ты го­во­ришь им про стан­дар­ты ка­че­ства, они от­ве­ча­ют, что им бы до­тя­нуть до кон­ца ме­ся­ца и най­ти день­ги на зар­пла­ты спе­ци­а­ли­стам, а не гра­фи­ки в от­че­тах ри­со­вать»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.