Ипо­теч­ная ко­ме­дия

Vedomosti - - КУЛЬТУРА - Олег Зин­цов

В про­кат вы­хо­дит но­ми­ни­ро­ван­ный на пять «Оска­ров» фильм «Иг­ра на по­ни­же­ние» (кор­рект­ный, но скуч­ный пе­ре­вод ори­ги­наль­но­го назва­ния The Big Short) – сар­ка­сти­че­ская ко­ме­дия о кри­зи­се-2008

Объ­яс­нить, что про­ис­хо­дит в филь­ме «Иг­ра на по­ни­же­ние», я сам, ко­неч­но, тол­ком не смо­гу. Хо­ро­шо бы пой­ти в про­филь­ный от­дел «Ве­до­мо­стей» и по­со­ве­то­вать­ся с на­ши­ми бо­ги­ня­ми фи­нан­сов. Во-пер­вых, они зна­ют все про хедж-фон­ды, CDO, ипо­теч­ный ры­нок и про­чие ин­стру­мен­ты пе­ре­ме­ще­ния де­нег из од­них вир­ту­аль­ных карманов в дру­гие. Во-вто­рых (на са­мом де­ле это да­же важ­нее), они кра­си­вые. Так что луч­ше при­хва­тить шам­пан­ское.

Ре­жис­сер Адам Мак­кей, ко­гда ему на­до рас­тол­ко­вать, ска­жем, что та­кое де­ри­ва­ти­вы, по­сту­па­ет еще хит­рее. Он при­гла­ша­ет кра­са­ви­цу-зна­ме­ни­тость, на­при­мер Мар­го Робби, уса­жи­ва­ет ее в пен­ную ван­ну, да­ет бо­кал шам­пан­ско­го и го­во­рит: а те­перь, до­ро­гие зри­те­ли, Мар­го Робби объ­яс­нит вам все на паль­цах. И по­ка мы пя­лим­ся на эту рос­кошь, все объ­яс­не­ния успеш­но про­ле­та­ют ми­мо ушей.

Ге­рои «Иг­ры на по­ни­же­ние» – лю­ди, пер­вы­ми за­ме­тив­шие мыль­ный пу­зырь, в ко­то­рый к 2005 г. пре­вра­тил­ся аме­ри­кан­ский ры­нок ипо­теч- но­го кре­ди­то­ва­ния. И по­ста­вив­шие на то, что этот пу­зырь ско­ро лоп­нет – не­смот­ря на выс­шие рей­тин­ги на­деж­но­сти. Ре­зуль­тат всем из­ве­стен, а в кон­це филь­ма при­во­дит­ся ста­ти­сти­ка, сколь­ко аме­ри­кан­ских се­мей по­те­ря­ли кры­шу над го­ло­вой. Но при всей дра­ма­тич­но­сти сю­же­та «Иг­ра на по­ни­же­ние» по боль­шей ча­сти ко­ме­дия. И де­ло не толь­ко в ехид­ных ком­мен­та­ри­ях и аб­сурд­ных де­та­лях, на­гляд­но по­ка­зы­ва­ю­щих, на­сколь­ко да­ле­ко все за­шло: в ка­кой­то мо­мент по­яв­ля­ет­ся, на­при­мер, стрип­ти­зер­ша, про­сто­душ­но рас­ска­зы­ва­ю­щая обал­дев­шим бро­ке­рам, что ку­пи­ла уже пять до­мов, по­то­му что взять кре­ди­ты на них ни­че­го не сто­и­ло. Де­ло в мас­шта­бе жад­но­сти и глу­по­сти, о ко­то­рых идет речь. По ме­ре по­ни­ма­ния су­ти про­ис­хо­дя­ще­го ге­рои все ча­ще хватаются за го­ло­ву. Им со­всем не смеш­но.

Они счи­та­ют се­бя ци­ни­ка­ми, но толь­ко до тех пор, по­ка не стал­ки­ва­ют­ся с на­сто­я­щим ци­низ­мом. Сю­жет­ный (или мо­раль­ный) па­ра­докс филь­ма в том, что соб­ствен­ная про­зор­ли­вость, уме­ние риск­нуть и ко­неч­ный вы­иг­рыш не при­но­сят ге­ро­ям удо­вле­тво­ре­ния. Са­мый рез­кий и экс­цен­трич­ный – Марк Ба­ум, пер­со­наж Сти­ва Ка­рел­ла, – не мо­жет поз­во­лить се­бе да­же фра­зу: «Я же го­во­рил».

Эти лю­ди не жу­ли­ки, им всем бо­лее или ме­нее со­вест­но, и ре­жис­сер Адам Мак­кей все-та­ки не удер­жи­ва­ет­ся от па­те­ти­ки, за­став­ляя од­но­го из ге­ро­ев про­из­не­сти: «Мы за­ра­бо­та­ли, но про­иг­ра­ла вся стра­на». Хо­тя, ес­ли бы они не за­ра­бо­та­ли, стра­на бы все рав­но про­иг­ра­ла, по­то­му что так бы­ла устро­е­на си­сте­ма (дру­гое де­ло, что ге­рои – то­же ее часть). Но «Иг­ра на по­ни­же­ние» сде­ла­на не ра- ди рас­сле­до­ва­ния и раз­об­ла­че­ний (во вся­ком слу­чае, это не глав­ное). Адам Мак­кей по­ка­зы­ва­ет не столь­ко фи­нан­со­вый, сколь­ко сущ­ност­ный, цен­ност­ный кри­зис.

По­чти каж­дый из бо­га­тых и успеш­ных ге­ро­ев несча­стен по­сво­е­му. Не обя­за­тель­но, что­бы для это­го бы­ла вес­кая внеш­няя при­чи­на, хо­тя у Мар­ка Ба­у­ма она есть (недав­но по­кон­чил с со­бой его брат). Док­тор Май­кл Бьюр­ри (от­лич­ная роль Кри­сти­а­на Бей­ла), пер­вым по­няв­ший, что с ипо­теч­ным рын­ком что-то не так, сут­ка­ми си­дит в рас­тя­ну­той фут­бол­ке в сво­ем офи­се и слу­ша­ет хе­ви-ме­тал. Оба – и Бейл, и Ка­релл – иг­ра­ют скры­тую за экс­цен­три­кой глу­бо­кую тос­ку, но Ба­ум хо­тя бы сры­ва­ет­ся на окру­жа­ю­щих, а тос­ка док­то­ра Бьюр­ри са­ма рас­тет, как ипо­теч­ный пу­зырь.

Ох, ка­кой тут ак­тер­ский ан­самбль. По­ми­мо Бей­ла и Ка­рел­ла в филь­ме сня­лись еще две су­пер­звез­ды – Рай­ан Го­слинг и Бр­эд Питт. Их пер­со­на­жи – то­же экс­цен­три­ки, но ес­ли Бейл и Ка­релл иг­ра­ют де­таль­но про­пи­сан­ные ха­рак­те­ры, то в слу­чае Пит­та и Го­слин­га важ­нее вне­сю­жет­ные функ­ции: пер­вый ре­зо­нер­ству­ет, вто­рой ло­ма­ет «чет­вер­тую сте­ну», об­ра­ща­ясь на­пря­мую к зри­те­лям, – «Иг­ра на по­ни­же­ние» жон­гли­ру­ет та­ки­ми остра­ня­ю­щи­ми при­е­ма­ми, лиш­ний раз ак­цен­ти­руя аб­сурд фи­нан­со­во­го сю­же­та с из­вест­ным ис­хо­дом.

Ка­жет­ся, я все-та­ки су­мел объ­яс­нить­ся. Но те­перь мне очень ин­те­рес­но, что ска­жут на­ши богини фи­нан­сов, ко­гда по­смот­рят этот фильм.-

/ OUTNOW.CH

Ка­жет­ся, ге­роя Го­слин­га (в пра­вом ниж­нем уг­лу) вот-вот по­бьют, но сей­час он по­вер­нет­ся к за­лу и объ­яс­нит зри­те­лям, в чем эти лю­ди не пра­вы

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.