В по­ис­ках сво­ей мо­де­ли

Vedomosti - - Комментарии - *Эду­ард Галажинский

Скон­ца XX в. мно­гие стра­ны ми­ра на­ча­ли в боль­ших объ­е­мах фи­нан­си­ро­вать про­грам­мы по со­зда­нию уни­вер­си­те­тов клас­са Excellence, рос­сий­ским ана­ло­гом ко­то­рых яв­ля­ет­ся про­грам­ма «5-100». По­че­му вдруг воз­ник этот тренд? Ана­лиз при­чин осо­бой успеш­но­сти со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия от­дель­ных тер­ри­то­рий и го­су­дарств по­ка­зал, что имен­но уни­вер­си­те­ты яв­ля­ют­ся его уско­ри­те­ля­ми. От­сю­да во­прос о пре­иму­ще­ствах и вы­бо­ре той или иной мо­де­ли уни­вер­си­те­та яв­ля­ет­ся се­го­дня од­ним из са­мых ак­ту­аль­ных для мно­гих на­ци­о­наль­ных си­стем выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния, вклю­чая рос­сий­скую.

От­но­си­тель­но недав­но наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ной на За­па­де и в на­шей стране бы­ла так на­зы­ва­е­мая гум­больд­тов­ская мо­дель клас­си­че­ско­го уни­вер­си­те­та, за­явив­шая о се­бе еще в на­ча­ле XIX в. С ней свя­за­на це­лая эпо­ха в раз­ви­тии ми­ро­во­го выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния, зна­ме­ну­ю­щая его пе­ре­ход от эли­тар­но­сти к мас­со­во­сти. Ос­нов­ны­ми «па­ро­ля­ми» на «вход» в уни­вер­си­тет Виль­гель­ма Гум­больд­та ста­ли ака­де­ми­че­ская сво­бо­да, един­ство ис­сле­до­ва­ния и пре­по­да­ва­ния, ра­ци­о­наль­ный под­ход к зна­нию и его опе­ра­ци­о­наль­ность, а так­же пре­об­ла­да­ние гу­ма­ни­тар­ных дис­ци­плин. По­след­нее рас­смат­ри­ва­лось как обя­за­тель­ное усло­вие фор­ми­ро­ва­ния по-на­сто­я­ще­му об­ра­зо­ван­ной лич­но­сти, ее ин­ди­ви­ду­аль­но­сти. Та­кая мо­дель ока­за­лась при­вле­ка­тель­ной да­же для аме­ри­кан­цев, стро­ив­ших во вто­рой по­ло­вине XIX в. свою на­ци­о­наль­ную си­сте­му об­ра­зо­ва­ния. И хо­тя они ори­ен­ти­ро­ва­лись преж­де все­го на под­го­тов­ку про­фес­си­о­на­лов, а не на раз­ра­бот­ку фун­да­мен­таль­но­го зна­ния и раз­ви­тие куль­ту­ры, их за­им­ство­ва­ния у нем­цев ока­за­лись очень су­ще­ствен­ны­ми. В част­но­сти, это си­сте­ма ор­га­ни­за­ции ас­пи­ран­ту­ры и ме­то­ды на­уч­ных ис­сле­до­ва­ний в об­ла­сти ме­ди­ци­ны и ис­то­рии.

По­яв­ле­ние лю­бой мо­де­ли уни­вер­си­те­та все­гда обу­слов­ле­но опре­де­лен­ны­ми при­чи­на­ми. Гум­больд­тов­ская мо­дель ока­за­лась столь вос­тре­бо­ван­ной в XIX–XX вв. по­то­му, что, с од­ной сто­ро­ны, она наи­бо­лее пол­но от­ра­жа­ла уни­вер­саль­ную «идею уни­вер­си­те­та», ос­но­ван­ную на вне­вре­мен­ных и об­ще­на­ци­о­наль­ных прин­ци­пах и за­да­чах; а с дру­гой – пред­став­ля­ла уни­вер­си­тет как ре­ша­ю­щий фак­тор фор­ми­ро­ва­ния каж­дой кон­крет­ной на­ции: ее ду­ха и куль­ту­ры.

В во­сточ­но­ази­ат­ском ми­ре, име­ю­щем мно­го­ве­ко­вую ис­то­рию выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния, наи­боль­шую из­вест­ность по­лу­чи­ли кон­фу­ци­ан­ские уни­вер­си­те­ты и ака­де­мии. Они по­яви­лись еще в пер­вых ве­ках на­шей эры. Так, на­при­мер, Им­пе­ра­тор­ский уни­вер­си­тет в Ки­тае был ос­но­ван в 258 г.; а Ака­де­мия Ха­нь­линь – в 738 г. Глав­ной за­да­чей этих учеб­ных за­ве­де­ний бы­ла офи­ци­аль­ная ин­тер­пре­та­ция клас­си­че­ских про­из­ве­де­ний ве­ли­ко­го Кон­фу­ция и под­го­тов­ка бу­ду­щих чи­нов­ни­ков для со­ис­ка­ния мно­го­чис­лен­ных го­су­дар­ствен­ных долж­но­стей. В ос­но­ва­нии тра­ди­ци­он­ной кон­фу­ци­ан­ской мо­де­ли уни­вер­си­те­та ле­жа­ли сле­ду­ю­щие прин­ци­пы: хо­ли­сти­че­ский под­ход к вос­при­я­тию ми­ра, един­ство с при­ро­дой, при­о­ри­тет се­мей­ных и об­щин­ных цен­но- стей, ори­ен­та­ция на власть и тру­до­вую эти­ку. И ес­ли за­пад­ная на­уч­но-об­ра­зо­ва­тель­ная мо­дель бы­ла ори­ен­ти­ро­ва­на на ак­тив­ное пре­об­ра­зо­ва­ние жиз­ни, то во­сточ­ная – на со­зер­ца­ние и не­вме­ша­тель­ство в нее. По­след­няя пре­об­ла­да­ла в на­ци­о­наль­ных во­сточ­но­ази­ат­ских си­сте­мах выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния вплоть до кон­ца пер­вой чет­вер­ти XX в.

Ка­за­лось, что за­пад­ная и во­сточ­но­ази­ат­ская мо­де­ли уни­вер­си­те­та, ухо­дя­щие сво­и­ми кор­ня­ми в со­вер­шен­но раз­лич­ные куль­ту­ры и ре­ли­гии, все­гда бу­дут со­хра­нять свою иден­тич­ность и до­ми­ни­ро­вать в рам­ках со­от­вет­ству­ю­щих им со­ци­о­куль­тур­ных аре­а­лов. Как пи­сал бри­тан­ский по­эт и фи­ло­соф Ре­дь­ярд Ки­п­линг: «О, За­пад есть За­пад, Во­сток есть Во­сток, и с мест они не сой­дут...» Од­на­ко уже с се­ре­ди­ны XX в. и За­па­ду, и Во­сто­ку при­шлось от­ве­чать на вы­зо­вы неиз­беж­но гло­ба­ли­зи­ру­ю­ще­го­ся ми­ра. Вы­яс­ни­лось, что ни та ни дру­гая мо­дель в сво­их клас­си­че­ских ва­ри­ан­тах не поз­во­ля­ют уни­вер­си­те­там успеш­но функ­ци­о­ни­ро­вать в усло­ви­ях вы­со­чай­шей ры­ноч­ной кон­ку­рен­ции и «те­ку­чей со­вре­мен­но­сти» (по Зиг­мун­ту Ба­у­ма­ну), ос­но­ван­ной на бес­ко­неч­ной из­мен­чи­во­сти и погоне за ин­но­ва­ци­я­ми.

Преж­няя ло­ги­ка си­стем и струк­тур пе­ре­ста­ла ра­бо­тать в но­вых ре­а­ли­ях. То, что бы­ло яв­ным пре­иму­ще­ством, те­перь об­ра­ща­ет­ся в свою про­ти­во­по­лож­ность. Фун­да­мен­таль­ная на­уч­ная под­го­тов­ка и вы­со­кий уро­вень куль­ту­ры, га­ран­ти­ро­ван­ные за­пад­ной мо­де­лью уни­вер­си­те­та, пред­став­ля­ют­ся слиш­ком за­трат­ны­ми и из­бы­точ­ны­ми в век при­клад­ни­ков и праг­ма­ти­ков. Проч­ные зна­ния ни­ко­му не нуж­ны, так как вся­кое зна­ние быст­ро уста­ре­ва­ет. Се­мей­ные и об­щин­ные цен­но­сти, пре­воз­но­си­мые во­сточ­но­ази­ат­ской мо­де­лью, ча­сто при­во­дят к «кла­но­во­му ка­пи­та­лиз­му» и ста­но­вят­ся тор­мо­зом в раз­ви­тии со­вре­мен­ной эко­но­ми­ки. На­ли­цо кри­зис обе­их мо­де­лей, уси­ли­ва­ю­щий­ся тем, что уни­вер­си­тет как та­ко­вой пе­ре­стал в кон­це XX в. быть ли­де­ром в транс­ля­ции зна­ний. Эту функ­цию в боль­шей сте­пе­ни взя­ли на се­бя элек­трон­ные сред­ства мас­со­вой ин­фор­ма­ции.

В по­ис­ках мо­де­ли уни­вер­си­те­та, наи­бо­лее эф­фек­тив­ной в усло­ви­ях гло­ба­ли­за­ции, тех­но­ло­ги­за­ции и се­те­ви­за­ции со­вре­мен­но­го об­ще­ства, за­пад­но­ев­ро­пей­ские и во­сточ­но­ази­ат­ские на­ци­о­наль­ные си­сте­мы выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния об­ра­ти­ли свой взор в сто­ро­ну США. Здесь важ­но за­ме­тить, что ко­гда мы го­во­рим о ка­кой-ли­бо мо­де­ли (за­пад­ной, во­сточ­ной или аме­ри­кан­ской) в един­ствен­ном чис­ле, то де­ла­ем это весь­ма ус­лов­но, так как каж­дая из них пред­по­ла­га­ет на­ли­чие ва­ри­ан­тов. В част­но­сти, аме­ри­кан­ская мо­дель наи­бо­лее из­вест­на в двух ва­ри­ан­тах: «пред­при­ни­ма­тель­ский уни­вер­си­тет» и «ис­сле­до­ва­тель­ский уни­вер­си­тет ми­ро­во­го клас­са». Об­ра­тив­шись сно­ва к Зиг­мун­ту Ба­у­ма­ну, мож­но ска­зать, что оба этих ва­ри­ан­та ста­ли ре­зуль­та­том то­го, что в США «выс­шее об­ра­зо­ва­ние бы­ло вы­став­ле­но на фон­до­вой бир­же и его ис­клю­чи­тель­ные свой­ства бы­ли пе­ре­ре­гу-

Уни­вер­си­тет как та­ко­вой пе­ре­стал в кон­це XX в. быть ли­де­ром в транс­ля­ции зна­ний. Эту функ­цию в боль­шей сте­пе­ни взя­ли на се­бя элек­трон­ные сред­ства мас­со­вой ин­фор­ма­ции

ли­ро­ва­ны и при­ва­ти­зи­ро­ва­ны». Уни­вер­си­тет пред­при­ни­ма­тель­ско­го ти­па, пи­шет аме­ри­кан­ский пе­да­го­ги ис­сле­до­ва­тель Бер­тон Кларк, функ­ци­о­ни­ру­ет за счет мно­го­ка­наль­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния, обес­пе­чи­ва­е­мо­го са­мо­сто­я­тель­ным по­ис­ком ис­точ­ни­ков средств в рам­ках пра­во­во­го по­ля. Он вы­нуж­ден по­сто­ян­но ини­ци­и­ро­вать всё но­вые и но­вые ви­ды де­я­тель­но­сти, транс­фор­ми­ро­вать внут­рен­нюю сре­ду и мо­ди­фи­ци­ро­вать вза­и­мо­дей­ствия с внеш­ней сре­дой. Наи­бо­лее успеш­ные уни­вер­си­те­ты та­ко­го ти­па, как пра­ви­ло, яв­ля­ют­ся со­учре­ди­те­ля­ми но­вых компаний – стар­та­пов и ори­ен­ти­ру­ют­ся преж­де все­го на при­клад­ные ис­сле­до­ва­ния и про­из­вод­ство ин­но­ва­ций. Они от­ли­ча­ют­ся от ком­мер­че­ских пред­при­я­тий тем, что це­лью здесь яв­ля­ет­ся не мак­си­ми­за­ция при­бы­ли, а по­лу­че­ние средств, необ­хо­ди­мых для их даль­ней­ше­го раз­ви­тия. Ис­сле­до­ва­тель­ские уни­вер­си­те­ты ми­ро­во­го клас­са ос­но­ва­ны на прин­ци­пах пре­вос­ход­ства или со­вер­шен­ства во всем: ка­че­стве и ре­зуль­та­тах ис­сле­до­ва­ний, уровне под­го­тов­ки сво­их аби­ту­ри­ен­тов и сту­ден­тов, ква­ли­фи­ка­ции пре­по­да­ва­те­лей, раз­ме­рах при­вле­ка­е­мых фи­нан­со­вых средств. Все это яв­ля­ет­ся пред­ме­том кон­ку­рен­ции гло­баль­но­го мас­шта­ба. На прак­ти­ке два обо­зна­чен­ных ва­ри­ан­та мо­гут слить­ся в од­ну мо­дель, что­бы в ре­зуль­та­те по­лу­чил­ся, на­при­мер, Ст­эн­форд­ский уни­вер­си­тет, не один год за­ни­ма­ю­щий первую по­зи­цию в ми­ро­вом рей­тин­ге QS World University Rankings.

Про­цесс пе­ре­но­са аме­ри­кан­ской мо­де­ли уни­вер­си­те­та в иные со­ци­о­куль­тур­ные аре­а­лы вез­де име­ет свои осо­бен­но­сти. В Во­сточ­ной Азии он принимает фор­му как пря­мо­го, так и ча­стич­но­го за­им­ство­ва­ния. В по­след­нем слу­чае воз­ни­ка­ют уни­вер­си­тет ы пост кон­фу­ци­ан­ско­го ти­па. В них сли­ва­ют­ся во­еди­но тра­ди­ции кон­фу­ци­ан­ства и ди­на­мич­ной куль­ту­ры со­вре­мен­но­сти. Обу­че­ние про­ис­хо­дит на двух язы­ках – ан­глий­ском и на­ци­о­наль­ном. Имен­но этот тип уни­вер­си­те­тов при­знан наи­бо­лее успеш­ным и гар­мо­нич­ным для Во­сточ­ной Азии. Об этом сви­де­тель­ству­ют факт по­яв­ле­ния в них пер­вых соб­ствен­ных но­бе­лев­ских ла­у­ре­а­тов, ре­ша­ю­щий вклад в рост на­се­ле­ния с выс­шим об­ра­зо­ва­ни­ем, ко­ли­че­ство и ка­че­ство ис­сле­до­ва­ний и тех­но­ло­ги­че­ских раз­ра­бо­ток.

На неа­ме­ри­кан­ском За­па­де и в Во­сточ­ной Ев­ро­пе, су­дя по все­му, этот про­цесс про­ис­хо­дит бо­лее дра­ма­тич­но. По край­ней ме­ре об этом го­во­рят кни­ги и ста­тьи та­ких ис­сле­до­ва­те­лей, как Билл Ри­дингс («Уни­вер­си­тет в ру­и­нах»), Де­рек Бок («Уни­вер­си­те­ты в усло­ви­ях рын­ка»), Тер­ри Игл­тон («Мед­лен­ная смерть уни­вер­си­те­та»). Мно­гие про­фес­со­ра вос­ста­ют про­тив транс­фор­ма­ции близ­кой и по­нят­ной им клас­си­че­ской за­пад­ной мо­де­ли уни­вер­си­те­та. Им чуж­да аме­ри­кан­ская идея «со­вер­шен­ства во всем» как недо­сти­жи­мая по опре­де­ле­нию. Им пре­тит необ­хо­ди­мость участ­во­вать в «чем­пи­о­на­тах» по из­ме­ре­нию ко­ли­че­ства пуб­ли­ка­ций и сво­е­го «ин­дек­са Хир­ша». И их мож­но по­нять. Од­на­ко мир стал дру­гим, и от это­го ни­ко­му не уй­ти.

Рос­сий­ским ву­зам необ­хо­ди­мо со­сре­до­то­чить­ся на по­ис­ке сво- ей гар­мо­нич­ной мо­де­ли, ко­то­рая, с од­ной сто­ро­ны, поз­во­ли­ла бы со­хра­нять и раз­ви­вать «идею уни­вер­си­те­та» как ин­сти­ту­та с осо­бой со­ци­о­куль­тур­ной мис­си­ей; а с дру­гой – внят­но и до­стой­но от­ве­чать на вы­зо­вы гло­ба­ли­за­ции. Най­ти та­кой ба­ланс чрез­вы­чай­но труд­но, но воз­мож­но. У та­кой мо­де­ли мо­гут быть свои ва­ри­ан­ты в за­ви­си­мо­сти от ис­ход­но­го со­сто­я­ния и воз­мож­но­стей ву­за, а так­же внеш­не­го со­ци­о­куль­тур­но­го кон­тек­ста. В этом смыс­ле осо­бое зна­че­ние при­об­ре­та­ют те кон­тек­сты, где в си­лу ис­то­ри­че­ских при­чин пе­ре­се­ка­ют­ся раз­лич­ные куль­тур­ные про­стран­ства и идентичности. Несо­мнен­но, к ним при­над­ле­жит и Евра­зия – гран­ди­оз­ная тер­ри­то­рия, на ко­то­рой ве­ка­ми со­су­ще­ство­ва­ли на­ро­ды с аб­со­лют­но раз­лич­ны­ми ре­ли­ги­я­ми и укла­да­ми жиз­ни. Здесь при­жи­ва­ет­ся всё: и за­пад­ный ра­ци­о­на­лизм, и во­сточ­но­ази­ат­ский хо­лизм.

Том­ский го­су­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет на­хо­дит­ся бук­валь­но на пе­ре­крест­ке Ев­ро­пы и Азии: на тер­ри­то­рии его кам­пу­са уста­нов­лен спе­ци­аль­ный знак в па­мять о ре­ше­нии Ман­че­стер­ско­го съез­да Меж­ду­на­род­ной сей­смо­ло­ги­че­ской ас­со­ци­а­ции 1912 г. о при­зна­нии на­ше­го го­ро­да цен­тром ев­ро-ази­ат­ско­го кон­ти­нен­та. Воз­мож­но, по­это­му мы от­чет­ли­вее дру­гих ощу­ща­ем необ­хо­ди­мость ори­ен­ти­ро­вать­ся на кон­вер­гент­ную мо­дель уни­вер­си­те­та, учи­ты­ва­ю­щую осо­бен­но­сти и ев­ро­пей­ской, и во­сточ­но­ази­ат­ской мен­таль­но­сти. На­ша осо­бая тер­ри­то­ри­аль­ная по­зи­ция обу­слов­ли­ва­ет и осо­бую мис­сию: стать свое­об­раз­ным «ха­бом», «мо­стом» для це­ле­на­прав­лен­но­го вы­стра­и­ва­ния диа­ло­га раз­ных куль­тур как ос­но­ва­ний раз­лич­ных спо­со­бов изу­че­ния ми­ра и че­ло­ве­ка. Неко­то­рые па­ра­мет­ры та­кой кон­вер­гент­ной мо­де­ли уже про­смат­ри­ва­ют­ся. На­при­мер, со­че­та­ние осво­е­ния за­пад­ных тра­ди­ций по­зи­ти­вист­ско­го по­зна­ния (ор­га­ни­за­ция цен­тров ака­де­ми­че­ско­го пись­ма, со­вер­шен­ство­ва­ние стан­дар­тов ис­сле­до­ва­ния) и на­ли­чия боль­шо­го бло­ка со­ци­аль­но-гу­ма­ни­тар­ных на­прав­ле­ний. Пре­по­да­ва­ние и обу­че­ние долж­ны ве­стись на двух язы­ках – род­ном и ан­глий­ском, поз­во­ля­ю­щем про­фес­со­рам и сту­ден­там встра­и­вать­ся в си­сте­му меж­ду­на­род­ных ком­му­ни­ка­ций, сво­бод­но пе­ре­дви­гать­ся по гло­баль­но­му ми­ру, но не рас­тво­рять­ся в нем. Меж­ду­на­род­ные на­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­ские и об­ра­зо­ва­тель­ные про­ек­ты долж­ны быть ори­ен­ти­ро­ва­ны на за­пад­ных и во­сточ­ных парт­не­ров и т. д.

Уни­вер­си­тет-хаб – это ин­тер­фейс: жи­вой, гиб­кий, удер­жи­ва­ю­щий од­но­вре­мен­но и гло­баль­ное, и ло­каль­ное. Это мно­го­уров­не­вая си­сте­ма, ко­то­рая от­кры­та в еще бо­лее круп­ные внеш­ние си­сте­мы. Со­зда­вать по­доб­ные си­сте­мы очень слож­но, но необ­хо­ди­мо, по­сколь­ку сле­пое ко­пи­ро­ва­ние го­то­вых мо­де­лей без уче­та соб­ствен­ных куль­тур­ных осо­бен­но­стей чре­ва­то кри­зи­са­ми ци­ви­ли­за­ци­он­но­го ха­рак­те­ра и боль­ши­ми по­те­ря­ми для на­ции. И, по мо­е­му мне­нию, про­ект «5100» и дол­жен быть на­це­лен на ре­ше­ние этой за­да­чи.-

МИ­НИ­А­ТЮ­РА ХУ­ДОЖ­НИ­КА LAURENTIUS DE VOLTOLINA, ВТО­РАЯ ПО­ЛО­ВИ­НА XIV В.

Сред­не­ве­ко­вый ев­ро­пей­ский уни­вер­си­тет. Ми­ни­а­тю­ра XIV в.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.